Пенза Православная Пенза Православная
  АННОТАЦИИ Православный календарь Народный календарь ВИДЕО-ЗАЛ Детям Детское творчество Стихи КОНТАКТЫ  
ГЛАВНАЯ
ИЗ ЖИЗНИ МИТРОПОЛИИ
Тронный Зал
История епархии
История храмов
Сурская ГОЛГОФА
МАРТИРОЛОГ
Пензенские святыни
Святые источники
Фотогалерея"ХХ век"
Беседка
Зарисовки
Щит Отечества
Воин-мученик
Вопросы священнику
Воскресная школа
Православные чудеса
Ковчежец
Паломничество
Миссионерство
Милосердие
Благотворительность
Ради ХРИСТА !
В помощь болящему
Архив
Альманах П Л
Газета П П С
Журнал П Е В

События, вехи истории, имена... 06.12.23
Обзор сообщений 50-ти областных и районных СМИ

Обзор сообщений 50-ти областных и районных СМИ

за седмицу 11 – 18 сентября 2011 года

 

11.09.2011

 

11 сентября – Уceкнoвeниe глaвы Иoaннa Пpeдтeчи

 

Этот пpaздник иccтapи извecтeн под имeнeм Ивaнa Пocтнoгo или Гoлoвoceкa. 3aмeчeнo, что наши пpeдки ни oднoгo cвятoгo не пoчитaют так cтpoгo пocтoм, как cв. Иoaннa Kpecтитeля - глyбoкo чтут день памяти мyчeничecкoй кончины cв. Иoaннa Kpecтитeля и пpoвoдят eгo в cтpoгoм пocтe.

Святой Иоанн Креститель был посажен в темницу царем Иродом Антипой, правителем Галилеи.

У царя была законная жена, дочь аравийского царя Арефы. Ирод оставил ее и сожительствовал с Иродиадой, женой своего брата. Пророк Иоанн неоднократно обличал его, но царь не посмел причинить ему зла, так как почитал Иоанна Крестителя как пророка и боялся народного гнева.

В день своего рождения Ирод устроил богатый пир, на котором перед гостями плясала Саломия, дочь Иродиады. Она так угодила этим Ироду, что он поклялся перед гостями дать ей все, чего бы она ни попросила. Саломия пошла к матери за советом. Иродиада научила дочь просить голову св. Иоанна Крестителя на блюде. Ирод опечалился: он боялся гнева Божиего за убийство пророка, но не мог нарушить неосторожной клятвы.

Св. Иоанну Крестителю отрубили голову и отдали Саломии. По преданию, голова продолжала обличать Ирода и Иродиаду. Злобная Иродиада исколола язык пророка булавкой и закопала голову в нечистом месте. Но Иоанна, жена царского домоправителя Хузы, тайно взяла святую главу, положила в сосуд и погребла ее на Елеонской горе, в одном из поместий Ирода. Тело св. Иоанна Крестителя взяли его ученики и погребли его.

Божий гнев обрушился на тех, кто решился погубить пророка. Саломия переходила зимой реку Сикорис и провалилась под лед. Голову ее, отрезанную острой льдиной, принесли Ироду и Иродиаде, как некогда принесли им голову св. Иоанна Предтечи, а тело ее так и не нашли. Аравийский царь Арефа двинул свои войска против Ирода и нанес ему поражение. Римский император в гневе сослал Ирода вместе с Иродиадой в Испанию, где они погибли.

По oбщeнapoднoмy вepoвaнию, в день Иoaннa Kpecтитeля гpeшнo бpaть в pyки нож, или ecли cpyбить им гoлoвкy кaпycты, то на ней пoкaжeтcя кpoвь. Oчeвиднo, чтo в этoм cлyчae нaш пpocтoдyшный нapoд вcпoминaeт oбcтoятeльcтвa cмepти вeликoгo yгoдникa Бoжия и, в чacтнocти, opyдиe caмoй кaзни - нoж, кoтopый пpoлил нeвиннyю кpoвь.

B дeнь Ивaнa Пocтнoгo ocтepeгaютcя ecть чтo-либo кpyглoe, нaпpимep, кaпycтy, тaк кaк, пo вepoвaнию нapoднoмy, cpyбить в ceй дeнь кoчaн кaпycты - знaчит тo жe, чтo cpyбить гoлoвy. Taкжe нe peшaютcя yпoтpeблять кapтoфeль, яблoки - в тoм жe yбeждeнии, чтo вpaги cвятого мyчeникa, oтceкши гoлoвy, кaтaли ee нa блюдe кaк кapтoфeль или яблoкo.

B cтapинныx Cкaзaнияx o cвятыx cв. Иoaнн Kpecтитeль пoчитaeтcя цeлитeлeм гoлoвнoй бoли, eмy дaжe пoлaгaeтcя ocoбeннaя мoлитвa c этoй цeлью.

Фото с сайта www.stihi.ru

http://www.nov-vremya.ru/news-3-689.html

 

В пензенском храме на Семи Ключах прошла первая служба12.09.2011

 

В пензенском храме на Семи Ключах прошла первая служба

 

58 лет исполнилось епископу Пензенскому и Кузнецкому Вениамину в понедельник, 12 сентября. Как подарок владыке - важная веха в возрождении одного из любимых его детищ. На Семи Ключах в Шемышейском районе, в храме, посвященном Тихвинской иконе Божией Матери и благоверному князю Александру Невскому, прошла первая служба.

На Семи Ключах, в Тихвинском подворье Спасо-Преображенского монастыря Пензы, - небывалое торжество. Здесь в рекордно короткие сроки построили не просто часовню - настоящий храм. Строительство начали с нуля летом 2010 года. Церковь уже полностью готова и встречает первых прихожан колокольным звоном.

История церкви во имя Тихвинской иконы Богородицы и Александра Невского, равно как и всего подворья, только начинается. Однако, монашеская жизнь здесь, согласно преданиям, теплилась уже в начале XVIII столетия. Будто бы тогда кочевники убили здесь 7 иноков, и тогда и забили из-под горы 7 источников. В начале ХХ века кельи на Семи Ключах фиксируются уже в документах.

Верующие обходят новый храм с крестным ходом, здание окропляют святой водой. Отныне паломники на Семиключье смогут не только искупаться и поставить свечку, но и помолиться за литургией и всенощной.

После службы - слова благодарности тем, без кого храм не появился бы. Просфору и икону Спасителя подарил игумен Нестор имениннику и главному благотворителю - руководителю Федеральной налоговой службы в регионе Александру Бирюкову. «Созидая храм, мы созидаем себя самих. Кирпич за кирпичом, бревно за бревном, возводя вверх к Богу купол, венчая его крестом, мы созидаем себя, очищаемся, становимся лучше», - заметил наместник пензенского Спасо-Преображенского монастыря игумен Нестор.

Стройка на Семиключье не заканчивается. Уже в разработке проект жилого корпуса для иноков. Возможно, 2-этажное здание возведут напротив входа в Тихвинскую церковь.

Репортаж: Евгения Белохвостикова

http://penza.rfn.ru/rnews.html?id=44266&cid=7

 

Крестильная цифра недели13.09.2011

 

Крестильная цифра недели

 

15 зареченцев крестят за одни выходные в часовне св. Пантелеимона: такого крестильного бума в городе еще не было. Чаще всего православную веру принимают малыши до двух лет, но есть и взрослые.

Татьяна Никулова.

http://zarpressa.ru/2011/weekly.php?news=3705

 

Мы были на небе13.09.2011

 

Мы были на небе

 

С таким ощущением вернулись зареченские паломники с Валаама, одного из древнейших монастырей мира.

Сказочные пейзажи архипелага в Ладожском озере, неземное звучание «ангельского» хора и благодать святого места привлекают на Валаам до 100 тысяч паломников за лето.

Большинству паломников из Заречного было около 70 лет (самой старшей – 80 лет). Пришлось пройти много километров, однако, по их словам, никто за пять дней поездки не устал. Подарком для них стали Новый Иерусалим, Александро-Невская лавра и другие святые места Петербурга, увиденные своими глазами.

Татьяна Никулова.

http://zarpressa.ru/2011/weekly.php?news=3717

 

Пустят ли в рай богатых?13.09.2011

 

Пустят ли в рай богатых?

 

Мы продолжаем беседу с настоятелем Воскресенского храма отцом Серафимом:

 

– Что православие имеет против достатка? И обязательно ли христианину быть бедным и несчастным?

— Материальное благополучие, заработанное честным трудом, православная церковь только приветствует. Только не надо делать машины и квартиры целью своего земного существования. К сожалению, богатство в наше время — это такой идол. Знаю много примеров, когда люди скопили миллиард, построили дворец, купили пять машин, и... жизнь не мила. У человека, как венца творения Божьего, должны быть более высокие цели.

Выйдите за ограду нашего храма и посмотрите, как ветхие избушки превращаются в особняки. Да, человек должен жить достойно. Но христианство призывает к любому дару относиться как к дару Божьему. Взяли ниоткуда — отдайте в никуда.

 

— Почему же «ниоткуда»? Каждый уверен: «Это заработал, заслужил я».

— В том-то и дело: «я» на первом месте. Слышу, например: «Я получил образование», а не родители тебе его дали? Лозунг «Человек — это звучит гордо!» продолжает жить. Савва Морозов был богат, но почему из всех богатых современников вспоминают только его? Потому что человек своим богатством распоряжался разумно, старался, чтобы его богатство приносило пользу: первым сокращал рабочие дни, строил приюты, богодельни, институты благородных девиц. Не случайно говорят: «Дай человеку власть и деньги, тогда узнаешь, кто он на самом деле».

 

— Разве плоха установка: лучше быть богатым и здоровым, чем бедным и больным?

— Современные установки общества мне не нравятся потому, что нет никаких нравственных принципов, только цель — любой ценой. Богатство многих наших современников часто заработано неправедным путем: после приватизации одни стали олигархами, а другие остались с ваучерами. Сейчас подросло второе поколение, которое пользуется родительским богатством, неправедно приобретенным. С таким богатством действительно очень трудно наследовать Царство Небесное.

Татьяна Никулова.

http://zarpressa.ru/2011/weekly.php?news=3718

 

Чем опасны вилки?13.09.2011

 

Чем опасны вилки?

 

По телефону 60-01-43 редакция «Заречья» всегда готова принять от вас любой вопрос, касающийся православия или церковной жизни, и передать его отцу Серафиму, настоятелю Воскресенского храма.

 

— Почему Церковь не борется с сектами?

— Борется. Но не теми же орудиями, какими секты борются с православной церковью. Мы не можем ходить по домам, хватать людей за рукав на улице или перевирать толкование Библии. Если бы Христос боролся такими методами с книжниками и фарисеями, то в его крестную жертву вряд ли бы кто-то поверил. Церковь должна стать авторитетом для людей, и тогда сект не будет. У нас нет сегодня Иоаннов Кронштадтских, нет авторитетного сельского священника, к которому все идут за всякой помощью. Они должны вырасти.

 

— Стало мало венчальное кольцо. Можно его растянуть, надо ли потом освящать?

— Отдать кольцо в мастерскую, конечно, можно. Можно его после этого и не освящать. Божью благодать механические процедуры ювелиров у кольца не отнимут.

 

— Треснуло кольцо «Спаси и сохрани». Что это значит?

— Успокойтесь, ни вмешательства нечистой силы, ни грядущих проблем это не означает. Скорее всего, просто заводской брак. Если кольцо нельзя починить у ювелира, то выбросите его в реку или закопайте там, где люди не ходят и не гадят собаки. Так мы обычно поступаем с пришедшими в негодность освященными вещами, если их нельзя сжечь.

 

— Почему на поминках нельзя пользоваться вилками?

— Можно. Это тоже суеверие, к сожалению ставшее традицией.

 

— С какого возраста можно крестить ребенка?

— Как только выписались из роддома, так и можете крестить. Если есть необходимость, угроза для жизни, то можно крестить и в роддоме.

У телефона дежурила Татьяна Никулова.

http://zarpressa.ru/2011/weekly.php?news=371913.09.2011

 

14.09.2011

 

В новом храме прошло первое богослужение

 

Этот день для первой Божественной литургии был выбран неслучайно. 12 сентября Русская православная церковь празднует перенесение мощей святого благоверного князя Александра Невского.

Построенная двухпрестольная церковь носит его имя, и имя Тихвинской иконы Божьей матери. Это одна из особо почитаемых на Руси святынь. Считается, что образ был создан святым евангелистом Лукой ещё при жизни Богородицы. С появлением этого святого образа Богородицы в нашем районе тоже связана необычная история. Икона явилась крестьянам в глубоком овраге на ручье в нескольких километрах от села Русская Норка. Верующие несколько раз переносили её в сельскую церковь, но она вновь и вновь возвращалась к ручью. Тогда на этом месте был построен монашеский скит. На рубеже 12-13 веков во время одного из набегов кочевников монахи были убиты. И с того момента в овраге забили семь ключей, а в память о монахах была построена часовня.

В годы советской власти часовня была разрушена, а святой источник пытались предать забвению. К счастью, этого не получилось. А теперь историческая справедливость полностью восстановлена. На Семи ключах снова будут звонить колокола, приглашая верующих в храм, возрождено и монашеское подворье.

Фотографии с первого богослужения в новом храме.

http://www.nov-vremya.ru/news-3-700.html

 

Православные пензенцы празднуют новолетие14.09.2011

 

Православные пензенцы празднуют новолетие

 

Начало церковного новолетия в среду, 14 сентября. По старинному христианскому календарю наступил 7520 год от сотворения мира. Во всех пензенских храмах после литургии служат по этому случаю молебен, и просят у Господа благословения на новое лето.

Во Введенской церкви немноголюдно. День будний, собрались под старинные своды лишь 10 человек. Хотя новолетие, 1 сентября по старому стилю или 14 по новому, в Средние века приравнивалось к малым Господским праздникам. От тех времен осталась лишь традиция молебнов после литургии.

В православных храмах сегодня вспоминают евангельский рассказ о том, как Христос прочел в назаретской синагоге пророчество Исаии о наступлении «лета благоприятного». Предание связывает это событие с 1 сентября, и византийцы видели в нем указание на празднование дня нового года. В Византии он начинался в сентябре с шестого века. На Руси с конца 15 века и до времен Петра Великого, который в 1699 году повелел перейти на европейское летоисчисление от Рождества Христова, и праздновать новый год 1 января. «Церковь молится, чтобы Господь дал благость, мир, добросердие, спокойствие, здравие, тишину, восстановление разрушенных наших храмов», – сказал настоятель Введенской церкви протоиерей Святослав Рудый.

Для прихожан Введенского храма вопрос восстановления поруганных святынь - особенно актуален. Эта церковь - одно из старейших зданий города, ее построили в 60-х годах 18 века. 12 лет назад руины храма передали верующим. С тех пор постепенно идет его реставрация. В этом году наконец-то нашелся благотворитель, взявшийся довести дело до конца. Архитекторы приступили к разработке проекта полного восстановления. «На данный момент сделан и одобрен городом проект эскизный этот проект. Готовится технический проект. Приступить к реставрации планируется в апреле-марте», – добавил протоиерей Святослав.

На разработку технического проекта уйдет 8 месяцев. Согласно нему, будет не только восстановлена церковь, но и рядом с ней построено здание для воскресной школы, библиотеки, трапезной. Настоятель храма, отец Святослав, надеется, что к 350-летию Пензы церковь обретет былой вид.

Репортаж: Евгения Белохвостикова

http://penza.rfn.ru/rnews.html?id=44454&cid=7

 

Газета «Наша Пенза»  № 36(1172) 8 — 14  сентября 2011 года стр.114.09.2011

 

Что-то вечное, звездное…

 

Стоит только окинуть оком с окрестного холма окружающие Наровчат живописные просторы с венчающими их куполами Троицкого Сканова монастыря, как начинаешь понимать: у этих благодатных мест есть какое-то особое притяжение. Недаром о них так возвышенно отозвался местный поэт и краевед Владимир Афанасьевич Поляков:

Вглядитесь в долины росные,

голубой окоем,

И что-то вечное, звездное

Вам откроется в нем.

Вечное здесь, в старейшем населенном пункте области, всюду: в пропитанной легендами щедрой природе, в намоленных стенах монастырского храма, в глубоких исторических корнях, в литературе…

В этом году исполняется 650 лет с той поры, когда в русской летописи впервые был упомянут город Наручадь.

Знаменательная дата — лучший повод оглянуться, вспомнить неповторимое прошлое Наровчата, прославленное его известными уроженцами: писателями А.И. Куприным, Н.А. и А.Н. Афиногеновыми, поэтом П.Д. Дружининым, литературоведом и археографом В.И. Малышевым, кинооператором Л.В. Косматовым…

Собранные нашим коллегой А.И. Марыновым 500 афоризмов и мыслей именитых наровчатцев являются ярким самоцветом из сокровищницы мудрости славного края. Конечно, на газетных полосах представлены высказывания далеко не всех его талантливых уроженцев. С «мудрыми мыслями» некоторых из них читатели могут ознакомиться в восьмиполосном приложении «Симфония разума наровчатцев» (17 – 24 стр.).

Фото В. Бархатова.

Картина В. Алтухова «А.И. Куприн и цирк».

http://www.npenza.ru/inp_statia.php?adr_st=arhiv_nom/2011/036/01

 

Симфония разума наровчатцев

 

Читатели постарше, наверное, еще не забыли, как трудно было достать в библиотеках и книготоргах книжки с афоризмами и изречениями отечественных и зарубежных авторов, хотя и издавались они у нас огромными тиражами. Сейчас в любом книжном магазине можно без труда подобрать подобную литературу. Вам предложат и словари, и энциклопедии, и антологии мудрости, начиная с античных времен и до наших дней. Хотите в одном томе, хотите в нескольких, как говорится, на любой вкус.

Беру книгу большого формата чуть ли не в тысячу страниц и первым делом пытаюсь отыскать в ней наших земляков. И сразу расстроился. Ключевского — одна цитата на 500 приведенных в сборнике, Белинского — в два раза меньше, Лермонтова — всего ничего. А на долю Куприна вообще пришлось три изречения. Из более чем 25 тысяч! Не лучше и в других изданиях подобного рода.

Считаю, «Наша Пенза» делает большое дело, публикуя время от времени, афоризмы и мысли наших земляков. Всегда читаю их с интересом. Они не только дают достаточно развернутую панораму духовной жизни пензяков за два с лишним столетия, но и заставляют задуматься о вечных ценностях нашего бытия, осмыслить их в новых реальностях. Сегодняшняя подборка из 500 афоризмов и мыслей необычна. Она представляет творческое наследие моих земляков-наровчатцев в этом необычайно трудном и емком жанре — афористики. В год 650-летия первого упоминания в русской летописи города Наручадь, думается, будет не лишним вспомнить тех, кто внес свой вклад в сокровищницу мудрости нашего «былинного и соловьиного» края за минувшие сто с лишним лет его истории.

В. ЖУРАВЛЕВ,

председатель общественной организации «Наровчатское землячество».

 

Человек

<…> человек, долго едущий по железной дороге, ищет постоянно развлечения от сосущей сердце скуки и делается пошло-любопытен, а вследствие этого докучает соседям ненужными расспросами.

А. Куприн, полн. собр. соч. в 10 т.,

т. 1, М., «Воскресение», 2006 — 2007 гг. С. 96.*

 

<…> тихое оподление души человеческой ужаснее всех баррикад и расстрелов в мире.

А. Куприн (1 — 311).

 

В первую половину своей жизни человек делает так много глупостей лишь для того, чтобы во второй исправлять их тяжело и безрезультатно.

А. Куприн (1 — 446).

 

<…> существуют только три гордых призвания человека: наука, искусство и свободный физический труд.

А. Куприн (2 — 174).

 

<…> по моему глубокому убеждению, которое я и до сих пор сохраняю, нигде человек не высказывается так ясно, как во время еды.

А. Куприн (2 — 282).

 

Человек раньше узнает и подчинит себе все те силы природы, которые теперь его самого порабощают, и когда, в конце концов, доберется до последнего, до этой вечной истины и вечной красоты, то он уже перестанет быть человеком.

А. Куприн (2 — 37).

 

В сущности ведь каждого человека подкупить легко: иного разжалобишь тем, что прикинешься дурачком, другого смягчишь обедом и партией винта, третьего собьешь с толку апломбом.

А. Куприн (2 — 411).

 

Почти у каждого человека, где бы он ни служил, чем бы ни занимался, всегда есть маленькая посторонняя слабость, которую он любит гораздо более своего «настоящего» дела <…>

А. Куприн (3 — 278).

 

<…> человеку надлежит быть целомудренным в любви, верным в дружбе, милостивым к больному и падшему, ласковым к зверям. Но если сердце вдруг неудержимо потянет вас за собою, не противьтесь его чудесной власти, не верьте, ни советам дряхлого опыта, ни расчетам, ни принятым обычаям: верьте сердцу и идите за ним. Тело обманет, сердце — никогда.

А. Куприн (4 — 348).

 

Я не знаю ни одного животного, которое бы так глупо, бестолково и беспощадно вело себя в толпе, как человек.

А. Куприн (4 — 381).

 

<…> чем ничтожнее человечество, тем ценнее человек <…>

А. Куприн (5 — 95).

 

<…> только очень близорукие люди выбирают для примеров и сравнений предметы, стоящие возле них!..

А. Куприн (5 — 139).

 

Человек пришел в мир для безмерной свободы, творчества и счастья.

А. Куприн (5 — 235).

 

Человек рожден для великой радости, для беспрестанного творчества, в котором он — бог, для широкой свободной, ничем не стесненной любви ко всему: к дереву, к небу, к человеку, к собаке, к милой, кроткой, прекрасной земле <…>

А. Куприн (6 — 83).

 

Человек, в сущности, животное много — и даже чрезвычайно — многобрачное.

А. Куприн (6 — 89).

 

Глубокую, замечательную истину высказал какой-то философ, который утверждал, что ценность человеческой души можно познавать по глубине ее падения и по высоте взлетов.

А. Куприн (6 — 152).

 

И что такое, если поглядим глубоко, вся жизнь человека и человечества, как не краткий, узорчатый и, вероятно, напрасный сон? Ибо — рождение наше случайно, зыбко наше бытие, и лишь вечный сон непреложен.

А. Куприн (6 — 340).

 

Мы все знаем, что человеческая воля иногда творит чудеса, но все-таки нужны кое-какие знания, уверенность в себе, большой рост, громкий голос, усы и многое другое, может быть даже и лишнее.

А. Куприн (6 — 383).

 

<…> у каждого человека в душе, где-то, в ее плохо освещенных закоулочках, бродят такие полумысли, получувства, полуобразы, о которых стыдно говорить вслух даже другу, такие они косолапые.

А. Куприн (7 — 33).

 

Ведь известно, что все люди во снах летают, кроме окончательно глупых.

А. Куприн (7 — 33).

 

Покажи мне твое жилье, а я определю твои привычки и твой характер.

А. Куприн (7 — 45).

 

Да ведь и надо, пожалуй, с огорчением признать и то, что с годами и с жестокими испытаниями судьбы вянет и потухает в человеке дар того бескорыстного, инстинктивного очарования, которое столь легко и весело сближает людей…

А. Куприн (7 — 429).

 

Люди порочные, преступные и слабовольные совсем избегают человеческого взгляда, как и большинство животных. Но обмен ясными, чистыми взорами есть первое истинное блаженство для скромных влюбленных.

А. Куприн (8 — 175).

 

Портсигар в руках находчивого человека стоит больше, чем револьвер в руках труса.

А. Куприн (8 — 259).

 

<…> Простое «да» честного человека есть уже само по себе честное слово.

А. Куприн (8 — 355).

 

Кто в сорок лет, разорившись, не сумеет начать новую карьеру, тот человек не стоит ни гроша.

А. Куприн (8 — 363).

 

Первый человек, который на заре нашей сознательной жизни подумал о завтрашнем дне, был погубителем человечества. Обеспокоенный своим будущим, он раньше всего припрятал от чужих глаз кусок мяса, хотя сам и был сыт в это время.

А. Куприн (8 — 468).

 

Цель же человечества — видимое небо и невидимая бесконечность.

А. Куприн (9 — 156).

 

Человек, более всякого другого животного, дорожит своим земным существованием.

А. Куприн (9 — 161).

 

Когда человек высоких мыслей, благородной жизни и прочных добрых дел помнит заветы — это хорошо, нужно и полезно.

Но если лгун, трусишка, недоучка, мот, игрок, мелкий честолюбец, исторический дергун завещает современникам и потомству хранить великие идейные ценности, то выходят одни жалкие и пустые слова.

А. Куприн (9 — 323).

 

Изо всех животных только человек способен совершенно искренно видеть наяву то, что он хочет видеть, но чего нет.

А. Куприн (9 — 371).

 

Война слишком ясно показала многим, что человек — самое непрочное существо, которое делается беспомощным от крошечной дырки в голове.

А. Куприн (9 — 387/388).

 

Давно известно, что человек сытый и свободный, но лишенный послеобеденной сигары любимой марки, гораздо привередливее, чем голодный и обиженный узник.

А. Куприн (10 — 57).

 

<…> союз с вольным человеком прочнее союза с человеком приневоленным.

А. Куприн (10 — 310).

 

Чем талантливее человек, тем труднее ему без России.

А. Куприн (10 — 337).

 

При общении с некоторыми людьми кажется, что стоишь в сумерках на зыбкой дощечке, наклонившись над каким-то темным зловонным колодцем, и едва-едва различаешь, как там, на дне, копошатся гады.

А. Куприн. Цит. по: «Антология мудрости» (сост. В.Ю. Шойхер), М., «Вече», 2007. С. 210.

 

Каждый человек <...> должен испытать славу, любовь, войну.

А. Куприн (11 доп. — 72).

 

Люди, чем они проще, тем они лучше, добрее, занимательнее.

А. Куприн. Лирика. Эпиграммы. Афоризмы (сост. Т.А. Кайманова). Пенза, 2010. С. 92.

 

Никогда не надо делать человека, даже в мыслях, участником зла, а тем более грязи.

А. Куприн. Там же. С. 94.

 

Когда человек работает вместе с тобой, считай это за честь и помогай ему, насколько хватит твоих сил, а работающей собаке никогда не мешай.

А. Куприн. Там же.

 

Человек, сытно пообедавший, и на троне уснет.

А. Куприн. Там же.

 

Рабочий человек — лицо на земле главное…

В. Гришаев. Рожденный на рассвете. М., «Сов. писатель», 1981. С. 61.

 

<…> человек человека, когда сердце того захочет, услышит и сквозь землю.

В. Гришаев. Там же. С. 306.

 

Нет, ничего нет в мире человеку дороже, чем сам человек <…>

В. Гришаев. Там же. С. 398.

 

Человек не чашка, его в шкаф не поставишь.

А. Афиногенов. Избранное в двух томах, т. 1. М., «Искусство», 1977. С. 82.**

 

Все людское поведение на четырех китах стоит. Люди любят, боятся, сердятся и голодают.

А. Афиногенов (1 — 187).

 

Самое лучшее состояние человека — забыть о самом себе… тогда все другие люди на виду, и все ясно, и все можно делать… Вот отчего больные люди всегда неприятны… и болезнь мешает работать… нельзя забыть о себе… Уметь забыть о самом себе — нелегкая вещь!..

А. Афиногенов (2 — 236).

 

Человеку приятно увеличивать мнимые трудности, чтобы потом, преодолев их, показать себя героем или благодетелем того, кто этих трудностей боится и восхищен умением и храбростью и благородством своего спасителя…

А. Афиногенов (2 — 255).

 

Слабые люди выжидают благоприятных случаев — сильные их создают.

А. Афиногенов (2 — 260).

 

Что значит быть передовым человеком своего времени… Это значит прежде всего — быть умным… знать много…

А. Афиногенов (2 — 262).

 

<…> тот, кто застыл в найденных раз схемах и не желает видеть движение жизни, — тот неизбежно запутается даже в самых правильных схемах.

А. Афиногенов (2 — 542).

 

Только доброго человека понимает и принимает природа и дарит ему силу для выживания.

Ю. Толстоухов. В родном краю. Пенза — Наровчат — Б. Кавендра, 2002. С. 80.

 

Какой бы грех ни совершил человек, он ранит прежде всего себя, свое сердце, а затем отравляет окружающих.

П. Серёгин. Цит. по кн.: «Светильник под спудом» (авт.-сост.: монахини Серафима (Демор) и Иоанна (Отрошко). С.-Петербург, 2006. С. 178.

 

Часто бывает, что будущее вверяется тому человеку, который желает и умеет пользоваться настоящим временем. У него есть и еще будет.

П. Серёгин. Там же. С. 376.

 

Терпение всегда и всюду необходимо: в страданиях — чтобы не ожесточаться и не отчаиваться, а в подвиге — чтобы не возгордиться.

П. Серёгин. Там же. С. 345.

 

Да, свобода всегда украшенье,// И подходит к любому лицу.

Л. Яшина. Свет от света. Пенза, 1999. С. 52.

 

Общество, народ, нации. Почем знать: может быть, какой-нибудь высшей силе было угодно, чтобы евреи, потеряв свою родину, играли роль вечной закваски в огромном мировом брожении?

А. Куприн (1 — 291).

 

Каждый еврей родится на свет Божий с предначертанной миссией быть русским писателем.

А. Куприн (1 — 446).

 

<Воры> — лисы, а общество — это курятник, охраняемый собаками.

А. Куприн (4 — 86).

 

Что же касается до любезного отечества, то буржуазный отец семейства глядит на него, как на жареного индюка: урвал кусок послаще, и ешь его потихоньку в укромном месте, и славь Бога.

А. Куприн (4 — 242).

 

Мне кажется, можно смело предсказать мощную будущность тому народу, в среде которого выработалось уважение к ребенку.

А. Куприн (4 — 410).

 

<…> в забавных и противных мелочах больше всего сказывается душа человека, страна и история.

А. Куприн (5 — 389).

 

Но когда народ смеется, даже с оттенком сатиры, монарх может спать спокойно.

А. Куприн (6 — 480).

 

<…> изнанк<а> русской широкой души: наше небрежение к долгу и слову, наш<а> всегдашн<яя> склонность «ловчиться», чтобы избежать прямой и ответственной обязанности, наше отлынивание от дела, а главное, наш<а> скверн<ая> привычк<а> носиться со своим я и совать его всюду без толка и основания, дерзко отметая опыты культуры, завоевания науки, навыки цивилизации.

А. Куприн (7 — 37).

 

Только у русского, очень совсем, насквозь русского человека, говорящего о своем привычном и любимом деле, можно заметить такую точность определений и чистоту языка, такую сжатую свободу речи и легкую послушность необходимых слов.

А. Куприн (7 — 392).

 

Конечно, нигде так ярко не проявляется естественная красота человеческого тела и его движений, как в национальных танцах и играх, пока они не обездушены пародией и модой, да еще в деловом обиходе морских людей.

А. Куприн (7 — 426).

 

<…> счастлив и крепок тот народ, который привык к мудрой бережливости, который уважает свой дом, который трудится ревностно и отдыхает вовремя, который в детях видит залог будущего здоровья нации.

А. Куприн (7 — 434).

 

Право, есть только два народа на свете — Париж и Япония, где так обожают цветы, детей и улыбку.

А. Куприн (7 — 434).

 

Но русскому человеку вовсе не мудрено прожить годы разбойником, а после внезапно раздать награбленное нищим и, поступив в монастырь, принять схиму.

А. Куприн (8 — 243).

 

На свете нет ничего невозможного, а особенно в России.

А. Куприн (8 — 357).

 

<…> русские головы и русские руки, предоставленные собственному почину, ценны только в первые моменты великодушного подъема. Потом начинаются лень, усталость, ссора, сплетня, равнодушие, разноголосица, кислота, уныние, скука, отвращение…

А. Куприн (8 — 359).

 

Русский большевизм… Нет, это не учение и не партия. Это только метод, только способ действия, только средства, давно потерявшие связь с целью, которая должна была их оправдать.

А. Куприн (9 — 160).

 

<…> нет в мире более глубокой, сильной и гордой радости, чем сознание, что ты и миллионы твоих братьев в один и тот же миг соединились в одном и том же порыве — в единодушной и бескорыстной любви к отчизне.

А. Куприн (9 — 172).

 

<…> Родина!

Добрая мать в детстве, верный друг в юности, плодородная нива в зрелости, теплая вечерняя постель для усталого труженика, окончившего дневные заботы и смежившего глаза в спокойном сне.

А. Куприн (9 — 172).

 

Всякий на свете народ, если от него, конечно, отвеять дипломатов, политиков, шовинистов и партийных паразитов, несомненно, добр, созидателен, великодушен и честен.

А. Куприн (9 — 240).

 

Давно известно, как лучшие и храбрейшие русские люди беспомощны перед наглецами и самозванцами.

А. Куприн (9 — 244).

 

Футуризм смешон. Большевизм страшен. Но основные общие их черты — придуманность и ненужность.

А. Куприн (9 — 273).

 

Не забудем, что русский коммунизм идет не от любви, а от злобы <…>

А. Куприн (9 — 329).

 

Басня о хохле, который говорил: «Если бы я был царем, все только ел бы сало, и на сале спал бы, и салом покрывался, потом украл бы сто рублей и убежал».

А. Куприн (9 — 338).

 

Русский мужик (продолжаю басню о хохле) сказал: «А я если бы был царем, то сел бы на улице, на завалинке, и кто мимо идет, так я его по морде, кто мимо — по морде».

А. Куприн (9 — 339).

 

Выше всего — родина, ее честь, слава и благоденствие.

А. Куприн (9 — 366).

 

Я осмеливаюсь даже думать, что всякого рода социализм является для России такой же вредной и ненужной роскошью, как бритва «джилет» для троглодита или носовой платок для свиньи.

А. Куприн (10 — 118).

 

У русских людей — увы — далеко не в почете и давно осмеяна и заклевана золотая середина. Ей нужны огульные мнения и взгляды на вещи в патентованных шорах.

А. Куприн (10 — 210)

 

Надо, однако, сказать, что оскорбителями русского, приватдоцентского, целомудрия является толпа, чернь, плебс — скажем — народ, в котором предрассудки, привычки и обычаи живут дольше и невиннее, чем в высших классах. Где они лишь толкающий повод к тому, чтобы в смокинге, за дорогую цену и в приличной позе, дозволить себе первобытную радость грызни насмерть за кусок мяса, свободную случку и безнаказанность половых сношений.

А. Куприн (10 — 214).

 

Русские люди очень емкие.

А. Куприн (10 — 338).

 

Издревле так ведется на Руси: один пирует, а другой — проси.

В. Поляков. В твоей судьбе я, Наровчат. Наровчат, 2006. С. 69.

 

Не умеем мы жить: или о людях забываем ради себя, или о себе — ради людей…

В. Гришаев. Рожденный на рассвете. С. 177.

 

Мы интернационалисты по самой природе нашей. Это великая миссия Руси — ВСЕМИРИЕ.

Л. Наровчатская. Первозванность. М., 1991. С. 113.

 

Где сердца единого сплава, //Там слова созвучны словам: //Скажут — Славия, слышим — слава,//Скажут — слава, вспомним славян.

С. Наровчатов, Сс в 3-х т., т. 1, М., Художественная литература, 1977. С. 143*.

 

Власть

Ах, какую странную, глубокую и сладкую власть имеют над нашим воображением эти опустелые, изуродованные места, где когда-то так радостно и легко жили люди, веселые, радостные, свободные и мудрые, как звери.

А. Куприн (5 — 356).

 

Власть и богатство — самые яркие формы нашей нищенской цивилизации.

А. Куприн (8 — 468).

 

Есть поговорка: золото испытывают огнем; женщину — золотом, мужчину — женщиной. Но есть и страшнейшая сила — власть.

А. Куприн (9 — 168).

 

Политика — скользкое занятие, а про власть давно сказано, что она подобна морской воде: чем больше ее пьешь, тем больше хочется пить.

А. Куприн (9 — 232).

 

Властвовать, оставаясь по внешности безвластным, хранить в подвалах, или в душе, неиспользованную, не захваченную толпой и историей потенцию власти, как хотел бы гениальный изобретатель — в платиновом сосуде кусочек вещества, способного взорвать весь мир, знать, что могу, и гордо думать: не хочу.… Нет, право, такая власть — великое лакомство, и оно не для хамов.

А. Куприн (9 — 339).

 

<…> есть другой соблазн, сильнейший, чем все соблазны мира, — соблазн власти.

А. Куприн (9 — 339).

 

Жизнь, смерть, время, судьба, рок. Вся наша жизнь, от рождения и до самой смерти, заключается только в том, что мы встречаем и провожаем друг друга.

А. Куприн (1 — 281).

 

<...> Старость — одна из самых скверных, тяжелых болезней, да вдобавок она ничем неизлечима, кроме смерти.

А. Куприн (11 доп. — 258).

 

<…> все в мире рано или поздно приходит в равновесие. Если рабство длилось века, то распадение его будет ужасно. Чем громаднее было насилие, тем кровавее будет расправа.

А. Куприн (2 — 207).

 

<…> есть только одно непреложное, прекрасное и незаменимое — свободная душа, а с нею творческая мысль и веселая жажда жизни.

А. Куприн (2 — 210).

 

Рождение человека — случайность, а смерть — закон.

А. Куприн (2 — 213).

 

Таков наш жребий, всех живущих, — умирать.

А. Куприн (2 — 213).

 

Все в мире проходит — боль, горе, любовь, стыд, — и это, в сущности, чрезвычайно мудрый закон.

А. Куприн (2 — 238).

 

Жизнь человеческая коротка, но время бесконечно, и вещество бессмертно.

А. Куприн (3 — 50).

 

<…> тот, кто понял бесконечность, знает, что времени нет.

А. Куприн (3 — 439).

 

<…> страдание все очищает, а забвение все лечит…

А. Куприн (3 — 440).

 

Смерть есть наиболее простое и нормальное из всех жизненных явлений. Человек рождается на свет и живет вследствие одних случайностей, но только умирает по неизбежному закону.

А. Куприн (3 — 475).

 

<…> чья душа проклята свыше — нелегко ему на свете жить.

А. Куприн (3 — 487).

 

Бог или природа, — я уж не знаю кто, — дав человеку почти божеский ум, выдумали в то же время для него две мучительные ловушки: неизвестность будущего и незабвенность, невозвратность прошедшего.

А. Куприн (3 — 490).

 

<…> карточная игра есть та же жизнь, но жизнь сокращенная, усиленная и напряженная, подобно жизни под колпаком с кислородом <…> в карточной игре мы чувствуем душою, как мимо нас проходит грозное божество, располагающее случаями и возможностями.

А. Куприн (3 — 544).

 

<…> окостенение человека в какой-нибудь определенной, окончательной форме уже не есть жизнь, а первый симптом смерти, так как жизнь заключается в непрерывности движения.

А. Куприн (3 — 545).

 

В зачатии и рождении ребенка, в образовании его души и тела, а стало быть, и в складе всей его последующей жизни одинаково важную роль играют: и съеденный днем обед, и прочитанная накануне книжка, и запах цветов в палисаднике, и случайный мотив, засевший в голове, и еще тысячи и тысячи причин, и из них, может быть, самая пустая и ничтожная, которую человек и сам не заметил и о которой никогда не вспомнит, — была самой важной и могучей причиной.

А. Куприн (3 — 546).

 

<…> самые важные явления жизни, то есть рождение, любовь и смерть, очевидно до смешного, очевидно до ужаса подвержены колебаниям случая.

А. Куприн (3 — 546).

 

<…> человек бодрый и самоуверенный в такой же степени умеет подчинить себе судьбу, в какой степени судьба вертит и швыряет в разные стороны растерянных и слабых.

А. Куприн (4 — 189).

 

Что бы ни было — весна навсегда останется милым, радостным, светлым праздником, так же как останется ее вечным спутником яйцо — символ бесконечности и плодотворности жизни.

А. Куприн (5 — 108).

 

<…> жизнь в своей простоте гораздо неправдоподобнее самого изощренного вымысла…

А. Куприн (5 — 123).

 

Ах, какое удивительное явление — сон. В две, три секунды перед тобою пробегут десятки лет, сотни событий, тысячи образов. И как живо, как непостижимо ярко!..

А. Куприн (5 — 281).

 

<…> четыре вечных рычаг<а> жизни: рождение, любовь, насыщение и смерть — весь круговорот человеческой жизни.

А. Куприн (7 — 151).

 

<…> потрясающий ужас двух неумолимых вещей: невозвратимости прошлого и чувства одиночества.

А. Куприн (8 — 367).

 

Кому неизвестен странный каприз времени: когда торопишься, когда каждый миг дорог, то часы летят, как минуты. Но когда ждешь или тоскуешь — минуты растягиваются в часы.

А. Куприн (7 — 19).

 

Колесо времени не остановишь и не повернешь обратно.

А. Куприн (7 — 34).

 

Судьба бежит, бежит, и горе тому, кто по лени или по глупости отстал от ее волшебного бега. Догнать ее нельзя.

А. Куприн (7 — 55).

< 

…> нет в мире такой радости, на дне которой не таилась бы капля печали.

А. Куприн (7 — 165).

 

Чем больше человек старается, вертится, упрашивает — тем меньше судьба его слушается. Подходить к удаче надобно весело и небрежно <…>

А. Куприн (7 — 284).

 

Умереть за отечество. Какие великие, простые и трогательные слова! А смерть? Что же такое смерть, как не одно из превращений этой бесконечно не понимаемой нами силы, которая вся состоит из радости.

А. Куприн (8 — 183).

 

Утверждаю, если человек бесцельно, беззлобно и беззаботно мечтает о невинных пустяках, то они непременно сбудутся, хотя бы и в очень уменьшенных размерах…

А. Куприн (8 — 241).

 

За все в жизни надо расплачиваться — таково таинственное и неумолимое правило возмездия.

А. Куприн (10 — 283).

 

Ох, уж это время! — неумолимый парикмахер.

А. Куприн (10 — 301).

 

Жизнь — это миллионы сцепившихся случаев.

А. Куприн. Лирика. Эпиграммы. Афоризмы (сост. Т.А. Кайманова). С. 91.

 

Жизнь — дальнаяя дорога со скукой, холодом, случайными станциями. А на козлах правит, дремлет равнодушный ямщик — Время.

А. Куприн. Там же.

 

Судьба, подобно капризной женщине, любит и слушается людей только властных и решительных.

А. Куприн. Там же. С. 91.

 

Жизнь можно сделать прекрасной при самых маленьких условиях: надо иметь только вверху над собой маленькую точку, самую маленькую, но возвышенную.

А. Куприн. Там же. С. 93.

 

Почему мы откладываем «настоящую» жизнь на завтра? Потому что сегодня мы не живем, а играем в жизнь.

Сущность жизни не в удовольствиях, а в делах по заповеди. В удовольствиях не жизнь, а смерть.

П. Серёгин. Цит по кн.: «Светильник под спудом». С. 174.

 

<...> жизнь — высочайшее, невознаградимое сокровище...

П. Серёгин. Там же. С. 242.

 

Для жизни необходимы два условия: 1) Сознание и 2) Сердце. А их мы всегда имеем.

П. Серёгин. Там же. С. 376.

 

Мы не живем и не хотим жить, а прозябаем. А когда пытаемся сделать жизнь разумной, то играем комедию на жизнь.

Не будет великой проблемы: кому и сколько есть мяса — тебе или кошке, если сам ты не есть кошка...

А. Серёгин. Там же. С. 464.

 

Смерть — это не только когда глаза тебе закроют. Она — это когда руки ничего делать не смогут.

В. Гришаев. Рожденный на рассвете. С. 470.

 

На свете столько дорог, сколько человеческих судеб.

В. Гришаев. Прощай, мой батальон. М., «Воениздат», 1962. С. 10.

 

Весна — это жизни могучей приход <…>

В. Гришаев. Твоя и моя весна. М., «Молодая гвардия», 1959. С. 14.

 

Бывает, что жизнью // обязаны мы волоску. // Не строчка ли стиха // всесильный такой волосок?

В. Гришаев. Там же. С. 33.

 

Жизнь, как мать, // одна у человека. // Тяжело, пойми, // прощаться с ней.

В. Гришаев. Там же. С. 76.

 

Жизнь — это общество, // Жизнь — это личное. // Жизнь — это, в общем-то, // Что-то обычное. // Жизнь есть искание, // Жизнь есть волнение, // И уставание, // И утомление.

П. Дружинин. Зори огневые. Саратов. Приволжское кн. изд-во, 1980. С. 78 — 79.

 

Жизнь — это, брат, яичница. Кто съест, тот сыт, а остальным — скорлупки.

А. Афиногенов (1 — 85).

 

<…> жизнь — не бутылка: расколол да склеил <…>

А. Афиногенов (1 — 87).

 

Подлинная глубина жизни — в ее простоте.

А. Афиногенов (1 — 485).

 

«Завтра» — это слово дьявола. Вся история наполнена его блестящими жертвами, крушениями неоконченных планов и невыполненных решений.

А. Афиногенов (2 — 260).

 

Время на собраниях всегда кажется потерянным.

А. Афиногенов (2 — 269).

 

<…> на жизнь и людей надо смотреть проще и лучше. И думать, прежде всего, о лучшем. Иначе никогда не вылезешь из трясины мелких забот и волнений.

А. Афиногенов (2 — 540).

 

Смерть в войне не как искупление или жертва — нет, как естественный конец жизни, прожитой в роковую полосу мировой истории.

А. Афиногенов. (2 — 561).

 

Жизнь…. не все ли равно, где она оборвется, раз она уже прожита.

А. Афиногенов. Там же.

 

Еще со времен финской кампании я воспринял солдатскую примету: «Смерть не вспоминай, и так за плечами стоит».

С. Наровчатов (3 — 124).

 

<…> судьба любит кольцевые сюжеты не меньше, чем литература.

С. Наровчатов (3 — 206).

 

Недостатки, пороки, зло <…> нет в мире ничего страшнее этого страшного слова «предатель», которое, идя от уст к ушам, от уст к ушам, заживо умерщвляет человека.

А. Куприн (1 — 312).

 

<…> бьют только того, кто боится, что его побьют.

А. Куприн (2 — 12).

 

<…> жалость — сестра презрения.

А. Куприн (2 — 137).

 

В обмане же — всегда трусость.

А. Куприн (2 — 139).

 

<…> ревность к прошедшему — самый ужасный вид ревности <…>

А. Куприн (3 — 154).

 

<…> наглость всегда правдоподобнее нужды.

Куприн (4 — 104).

 

Хорошие отношения не могут рваться между людьми только потому, что они очень нервны и не умеют сдерживать своих порывов.

А. Куприн (4 — 211).

 

<…> самое необузданное существо — это матрос с парусника, добравшийся наконец до берега и спущенный на него с корабля в большом порту.

А. Куприн (5 — 197).

 

Святая ложь — это такой трепетный и стыдливый цветок, который увядает от прикосновения.

А. Куприн (5 — 230).

 

Изо всех видов человеческого падения самый гнусный — это образ впившегося, зарвавшегося игрока.

А. Куприн (5 — 274).

 

Пока будет собственность, будет и нищета. Пока существует брак, не умрет и проституция.

А. Куприн (6 — 88).

 

Стыдно, делая хорошее дело, сейчас же ждать за него награды.

А. Куприн (6 — 183).

 

Проституция — это еще более страшное явление, чем война, мор и так далее…

А. Куприн (6 — 524).

 

<…> одинаково противны и дурацкий вопрос, и надоедливое излияние души.

А. Куприн (7 — 28).

 

<…> глуп<ая> гордость, это тупое обидчивое упрямство <…> так часто мешает даже смелым людям сознаться вслух в своей вине или ошибке. Таким ложным стыдом, фальшивым самолюбием страдают нередко крепкие, умные, сильные личности, но чаще всего дети и русские интеллигенты, особенно же, русские политики.

А. Куприн (7 — 36).

 

<…> нет на всем свете влечения более грязного, страсти более свирепой, порока более заразительного, чем азартная игра!

А. Куприн (7 — 242).

 

Нет на свете худших занятий, чем быкать и перекобыльствовать.

А. Куприн (7 — 335).

 

Нет на свете той красоты и той добродетели, которая, в чрезвычайно сгущенном виде, не превратилась бы в уродство.

А. Куприн (7 — 365).

 

<…> удивление так близко к ротозейству!

А. Куприн (7 — 442).

 

Взаимное доверие сильнее связывает начальника с подчиненным, чем подозрение и репрессии.

А. Куприн (8 — 158).

 

Ведь известно же всему миру еще с библейских времен, что всякое начальство именно возражений не терпит, не любит, не понимает и не переносит.

А. Куприн (8 — 185).

 

<…> нет того предела, которого не переплеснет человеческая подлость.

А. Куприн (9 — 258).

 

Хлестаковщина и самозванщина всегда в русском духе.

А. Куприн (9 — 332).

 

Играя на всем, что есть дурного в толпе, не удивляйся, что однажды ты невольно поплывешь по волне грязи и крови…

А. Куприн (9 — 333).

 

Изменить отчизне, пользуясь ее особливым доверием, сноситься в военное время с неприятелем, дезертировать в самую трудную минуту из армии, истекающей кровью в борьбе за родину, для того, чтобы стать в ряды ненавистников и разрушителей всего, что касается родины, нации и государства… это может сделать или подлец из выгоды, или честолюбец из сложного расчету, или святой дурак, опьяненный фанатизмом.

А. Куприн (10 — 90).

 

Первое дело: ничего нет легче, как быть большевиком или футуристом. Для этого требуется только дерзость и бесстыдство.

А. Куприн (10 — 93).

 

Массовая месть — это уже явление не только не совместимое со святостью, но и совершенно чуждое как Божеской справедливости, так и человеческому достоинству. Это — разнуздание в человеке всего, что в нем есть ниже скотского и яростнее звериного.

А. Куприн (10 — 139).

 

Чем выше, в интеллектуальном смысле, то общество, в сфере которого катятся сплетни, тем они тоньше, злее, ядовитее.

А. Куприн (10 — 148).

 

Врем и лжем мы походя, каждый день и каждую минуту.

А. Куприн (10 — 149).

 

Но от лганья и вранья можно отстать, отучиться или хоть воздержаться в иных случаях. От сплетен — никак и никогда. Нельзя же не говорить о самом интересном — о живых и знакомых людях. А в этом-то прикрытии и заключается могущественная сила сплетен.

А. Куприн (10 — 150).

 

Я не знаю во всем свете ударов, равных по силе тем, которые наносят сплетни. Они способны отравить человека на всю жизнь и даже убить его — да, да, физически убить: всем кажется, что человек умер от того, что выстрелил себе в рот из нагана, а его, на самом деле, убили сплетни, переданные дружескими или даже любимыми устами.

А. Куприн (10 — 150).

 

Все люди — рабы привычек, все страдают от голода и плети, все страшатся тюрьмы и смерти. И каждая ничтожная, но приятная поблажка рабу делает его еще более рабом.

А. Куприн (10 — 162).

 

<…> в мире нет тиранов более безжалостных, чем еда и стремление к размножению, причем требования желудка гораздо повелительнее любовных зовов.

А. Куприн (10 — 181).

 

Спекулянт тем страшен и тем подобен саранче, что хотя и действует скопом, в тесной массе, но соединен с нею отнюдь не взаимным договором и круговой порукой или даже простым знакомством, а лишь общностью жадных расчетов и инстинктивным нюхом. Потому-то одного спекулянта можно поймать и обезвредить, но, вытащенный за хвост правосудием из общей кучи, он никогда не тянет за собой гирлянд суетившихся соучастников и сотрудников.

А. Куприн (10 — 211).

 

Наблюдения и статистика показали, что война и голод родят половой голод и проституцию.

А. Куприн (10 — 215).

 

Сплетни — это сплетение тонкой нити истины с нитями плохой памяти, дурного характера, игра воображения, тайного недоброжелательства, стремление поразить эффектом, что в результате — как продукт коллективного творчества — многоцветный узор, в котором пропадает первоначальный мотив.

А. Куприн. Лирика. Эпиграммы, Афоризмы (сост. Т.А. Кайманова). С. 92.

 

Любовь, вино и солнце — прекрасные вещи, если только ими не злоупотреблять.

А. Куприн. Там же. С. 93.

 

Вино похоже на неверного друга, который сначала льстит, а потом предает.

А. Куприн. Там же.

 

Ложь всегда идет от трусости и слабости.

А. Куприн. Там же.

 

<...> разнообразно безобразный почерк лучше, чем безобразно однообразный.

А. Куприн. (11 доп. — 146).

 

Месть — это блюдо, которое надо подавать холодным.

А. Куприн. Там же. С. 95.

 

Истинная свобода та, когда своей свободой не стесняем свободы других; а произвол — когда мы своим своеволием препятствуем истинной свободе других и причиняем близким скорби. Поэтому чего желаешь себе — не отнимай и у других <...>

П. Серёгин. Светильник под спудом. С. 56.

 

Смущение — от нашей греховности. У кого чистое сердце, того ничего не смущает.

П. Серёгин. Там же. С. 141.

 

Леность есть греховная мать, рождающая пороки и грехи <...>

П. Серёгин. Там же. С. 200.

 

<...> леность /страсть/ — мать всех пороков.

П. Серёгин. Там же. С. 234.

 

Сеть плотских вожделений есть изобретение диавольское, но дело рук человеческих.

П. Серёгин. Там же. С. 254.

 

Злоба характерна тем, что нашла жизнь в смерти и не желает выйти из этого положения по гордости, борясь за свое царствование. Странность злобы в том, что она злобится ни на кого и ни за что, а на всех, в особенности на высших по зависти, как имеющих нравственное превосходство.

П. Серёгин. Там же. С. 258.

 

Гордость сама по себе есть сладострастие. Гордость есть безумная влюбленность в самого себя; когда человек мечтает найти блаженство в себе; когда услаждение собой является для него пределом всех желаний.

П. Серёгин. Там же. С. 267.

 

<...> страсти причиняют человеку первый и непосредственный вред тем, что омрачают ум человека. Он теряет верную ориентацию (путь) в жизни, не дает себе отчета в последствиях своих поступков, своего поведения.

П. Серёгин. Там же. С. 271.

 

А тело, как печь: какой бы ни имела вид — много пожрет топлива — никогда ее не наполнить, если в ней огонь... неутомимых желаний.

П. Серёгин. Там же. С. 274.

 

<...> похоть и гнев — родные сестры, происходящие от превозношения.

П. Серёгин. Там же. С. 284.

 

Мы же почти всегда любим не себя, а свои мечтательные призрачные похоти. Любить себя чисто, истинно — значит охранять свою жизнь телесную и душевную: не услаждаться ничем тварным через пищу и одежду. В душевной жизни — не иметь себялюбивой гордости, т. е. быть смиренным.

П. Серёгин. Там же. С. 288/289.

 

Сердце, ослепленное грехом, ничего доброго не знает, и ум, находящийся во власти этого сердца, пребывает во тьме.

П. Серёгин. Там же. С. 289.

 

Гнев не может быть воспитательным средством, ибо гнев есть преступление, грех.

П. Серёгин. Там же. С. 361.

 

Сладострастие — не есть любовь истинная. Страсть человек носит в себе, а удовлетворение страсти считает своим удовольствием. Это самоутверждение, а не любовь.

П. Серёгин. Там же. С. 368.

 

Налог на каждую извилину — // Пустые головы нужны! // У нас — кто с виллами, // Кто с вилами, // Все поровну платить должны.

Л. Яшина. Равновесие. Избранное. Пенза, 2003. С. 50.

 

Вот мораль: кто губит дело — // Явно, нравственный урод…

Ю. Толстоухов. В родном краю. Пенза — Наровчат — Б. Кавендра, 2002. С. 58.

 

Нечестные жизненные пути ведут к нечестным делам.

М. Буренков. Разные люди. М., «Известия», 1974. С. 128.

 

Кто живет // отжившею идеей, // тот не может пламенно мечтать.

В. Гришаев. Твоя и моя весна. С. 5.

 

Бездорожье само не отступит, его только автомобилем давить!

В. Гришаев. Рожденный на рассвете. С. 40.

 

<…> когда тянешь воз с большим грузом, нечего жаловаться товарищам на свою слабину, это им сил не прибавит.

В. Гришаев. Там же. С. 81.

 

Злых людей как ни люби — они все равно будут делать зло.

А. Афиногенов. (1 — 71).

 

Грош цена великодушию, которое собственной тени боится, от самого себя страдает и жаждет избавиться от обязательств.

А. Афиногенов (1 — 76).

 

Ругать ведь — не косить: спина не болит.

А. Афиногенов (1 — 152).

 

Лучше год человеком прожить, чем десять лет свиньей.

А. Афиногенов (1 — 275).

 

Для жертв нерешительности единственное лекарство — быстрота решений. Беспокойство и метание губительно действует на успех. Кто колеблется, тот погиб.

А. Афиногенов (2 — 260).

 

Отложенные дела всегда особенно трудны и неприятны. Отложить — значит бросить, собираться сделать — значит не сделать.

А. Афиногенов. Там же.

 

Одна мелкая невнимательность ранит больнее, чем десять дружеских советов и ласк…

А. Афиногенов (2 — 296).

 

Ум, глупость <…> величайшее страдание и величайшее наслаждение — мысль.

А. Куприн (4 — 361).

 

Да, вероятно, это так всегда и бывает: когда человека обуяла и точно электричеством его переполнила великая, самоотверженная мысль, то его невольно слушаются и люди, и животные, и события.

А. Куприн (6 — 413).

 

Лучше умный человек небольшого роста, чем большой и глупый болван!

А. Куприн (7 — 125).

 

Люди умные легче всего попадаются в самые простые ловушки.

А. Куприн (9 — 171).

 

<…> самый вооруженный, самый злобный и самый неусыпный дурак ничего не стоит перед умной головой и двумя голыми руками.

А. Куприн (10 — 118).

 

<...> какая громадная сила — здоровый русский ум.

А. Куприн (11 доп. — 119).

 

И курица думает, что самые жгучие интересы мира сосредоточены в курятнике.

А. Куприн. Лирика. Эпиграммы. Афоризмы (сост. Т.А. Кайманова). С. 95.

 

<…> великие слова свойственно произносить не только великим людям.

С. Наровчатов (3 — 133).

 

Природа дала нам глаза и рассудок, и мы не должны бояться ими пользоваться.

С. Наровчатов (3 — 370).

 

Ум женский, что река, течет в одном направлении: раз пить хочешь — вода, любить — жена законная…

А. Афиногенов (1 — 46).

 

Дурак передвигает шахматы быстро и нагло — чемпион на продумывание хода тратит часы.

А. Афиногенов (2 — 216).

 

Реплика — это шахматный ход. Если хочешь быть чемпионом — обдумай ее со всех точек зрения.

А. Афиногенов (2 — 217).

 

Мы должны научиться видеть, а не смотреть.

А. Афиногенов (2 — 260).

 

Почувствовать еще не значит — понять… чувства чаще обманывают, чем мысль… Но мысль тупее чувств — и приводить ее в чувство не легко. Она предпочитает дрыхнуть на диване.

А. Афиногенов (2 — 264).

 

Люди без кругозора уперты в стену сегодняшнего дня.

А. Афиногенов (2 — 559).

 

Интеллигенция

<…> огромное большинство интеллигентных профессий основано исключительно на недоверии к человеческой честности и таким образом обслуживает человеческие пороки и недостатки. Иначе к чему были бы повсюду необходимы конторщики, бухгалтеры, чиновники, полиция, таможня, контролеры, инспекторы и надсмотрщики — если бы человечество было совершенно?

А. Куприн (2 — 173).

 

В сущности в каждом русском интеллигенте сидит немножко развивателя. Это у нас в крови, это внедрено нам всей русской беллетристикой последних десятилетий.

А. Куприн (2 — 311).

 

Надо сознаться: мы, русские интеллигенты, всегда злоупотребляем свободою делать пустые и неуклюжие вопросы как старым друзьям, так и встречным пассажирам <…>

А. Куприн (7 — 28).

 

Словоиспускание — органический порок русского интеллигента.

А. Афиногенов (1 — 104).

 

В больших людях я люблю скромность, а в маленьких — собственное достоинство.

А. Афиногенов (2 — 248).

 

Интеллигенция — детище гуманизма.

С. Наровчатов (2 — 266).

 

Честь, совесть, нравственность.

Есть скромность, которая говорит о внутренней силе гораздо убедительнее всяких дерзких фраз.

А. Куприн (9 — 327).

 

Нигде в мире честь чужого имени не находилась в таком пренебрежении и не служила столь безнаказанно пищей для грязных сплетен, как у нас, в благословенной утробной России.

А. Куприн (10 — 38).

 

<…> правдивость — это лучшее украшение людей воли и отваги.

А. Куприн (10 — 111).

 

Честь — это алмаз, который делает нищего равным султану.

А. Куприн. Лирика. Эпиграммы. Афоризмы (сост. Т.А. Кайманова). С. 93.

 

Лучше ходить полной ступней чернорабочего, чем на цыпочках — студентом вуза.

А. Афиногенов (2 — 213).

 

Высшая степень самообладания заключается в решимости сказать твердое и бесповоротное «нет».

А. Афиногенов (2 — 261).

 

Дисциплина, воля, успех, слава.

Вся рота, черт бы ее побрал, идет не в ногу. Один подпоручик идет в ногу.

А. Куприн. Сс. в 6-ти т., т. 3. М., 1958. С. 406.

 

Сила желания и уверенность! Это — все, это — знаменитый Архимедов рычаг.

А. Куприн (2 — 376/377).

 

<…> нет в мире ни одного такого сильного яда, как слава. И слаще его тоже ничего нет. Он даже в самых маленьких дозах действует неотразимо, хотя и медленно.

А. Куприн (2 — 433).

 

<…> слава часто приходит не от труда, а от счастливого случая.

А. Куприн (7 — 174).

 

Хороший жокей на плохой лошади, плохой жокей на хорошей лошади и средний жокей на средней лошади имеют равные шансы на успех.

А. Куприн (7 — 359).

 

Слава и смелость — лучшие ходатаи перед женщинами.

А. Куприн. Лирика. Эпиграммы. Афоризмы (сост. Т.А. Кайманова). С. 86.

 

Не то дорого, что тебе дадут другие, а то, чего ты добьешься сам!

В. Гришаев. Рожденный на рассвете. С. 101.

 

<…> мастерство — это когда идешь вперед и вперед и остановиться не можешь, не хочешь.

В. Гришаев. Там же. С 184.

 

Слава <…> не так глупа, чтобы запросто ходить к любому и каждому.

П. Дружинин. Большая земля. Избр. стихи, М., «Советский писатель», 1956. С. 5.

 

<…> любопытство — лучший двигатель работы.

А. Афиногенов (1 — 65).

 

Людская слава более чем относительна.

А. Афиногенов (2 — 111).

 

Преодоленная трудность, отошедшая в прошлое, — становится счастливым воспоминанием.

А. Афиногенов (2 — 118).

 

Авторитет — это гнилая веревка, имя — это пиджак из сатина. Пиджак от долгого употребления стирается, становится тоньше и рвется.

А. Афиногенов (2 — 128).

 

Если хотите подняться до вершины вашего дела — спуститесь прежде на дно.

А. Афиногенов (2 — 260).

 

Кто никогда не терпел неудачи — тот никогда не добился и половинного успеха.

А. Афиногенов (2 — 261).

 

Неудача — пробный камень настойчивости и железной воли. Она или разбивает жизнь, или закаляет ее.

А. Афиногенов. Там же.

 

<…> нет воли без знания и знания — без книг…

А. Афиногенов (2 — 277).

 

Похвала — вещь нежная, но она укрепляет сильнее в самой тяжелой работе, чем брань в работе самой легкой.

А. Афиногенов (2 — 342).

 

Лучше большой успех в небольшом театре, чем небольшой провал в большом.

А. Афиногенов (2 — 394).

 

Год рождения условен, год смерти точен: судьба многих знаменитых людей, начинавших свой путь в безвестности.

С. Наровчатов (2 — 257).

 

Матерь всех изобретений — экономика <…>

С. Наровчатов (2 — 254).

 

Когда есть цель, тогда и трудности нипочем.

М. Буренков. Разные люди. С. 111.

 

Борьба, вражда, подвиги, герои

Известно, какая обычная судьба у героев: прошла в них нужда — их и забыли.

А. Куприн (6 — 458).

 

Храбрость должна быть горда и добра, а не услужлива.

А. Куприн (7 — 74).

 

Только буря войны своим страшным дыханием так выпрямляет и делает внутренне красивым незаурядного человека, ничтожных она топчет еще ниже — до грязи.

А. Куприн (8 — 253).

 

А давно известно, что если в народном брожении участвует желудок и женщина, то это уже не бунт, а революция.

А. Куприн (8 — 351).

 

Всякая война есть акт величайшей несправедливости, жестокости и ужаснейшего насилия над человечеством.

А. Куприн (9 — 227).

 

Наверняка только обухом бьют, да и то промах живет.

А. Афиногенов (1 — 153).

 

Генерал без стрельбы то же, что певец без голоса.

А. Афиногенов (1 — 434).

 

Закон один: одних хозяева сами гонят, а другие от хозяев бегут.

В. Гришаев. Рожденный на рассвете. С. 388.

 

<…> новое старому глаз режет.

В. Гришаев. Там же. С. 117.

 

Беда, горе, нужда

<…> на истинную, заправдашную нужду трудно найти сожаление. Настоящее горе всегда почему-то ненатуральным выходит.

А. Куприн (4 — 108).

 

Голодного не насытит хлеб из папье-маше, жаждущего не напоить морской водой.

А. Куприн (8 — 282).

 

Увы! своя заусеница болит гораздо острее, чем чужая пробитая пулею печень.

А. Куприн (9 — 389).

 

<…> если зайца долго бить, он спички зажигать научится.

А. Афиногенов (2 — 386).

 

Деньги, богатство, бедность

Ведь давно известно, что там, где повелись жить мистер Доллар и сэр Фунт, — нам, простым смертным, не житье.

А. Куприн (7 — 354).

 

<…> кто уходит со своими деньгами — тот всегда в выигрыше.

А. Куприн (7 — 359).

 

<…> бесконечно счастливы те страны, где всеобщая строгая экономия вошла более чем в закон, в привычку.

А. Куприн (7 — 365).

 

Деньги чеканятся круглыми для удобного ношения в кошельках, а вовсе не для того, чтобы легче было пускать их ребром катиться по свету, и наоборот: им придана плоская форма, дабы красивее было их складывать в стопочки перед тем, как, пересчитав, отнести в солидный банк.

А. Куприн (8 — 302).

 

Что смешного, скажите на милость, в бедности? Она бывает жалка, некрасива, трагична, даже отвратительна. Но около нее место не смеху, а состраданию или просто молчанию.

А. Куприн (10 — 232).

 

Деньги — это кровь страны.

А. Куприн. Лирика. Эпиграммы. Афоризмы (сост. Т.А. Кайманова). С. 93.

 

Без денег, известно, мужик — бездельник: // Без денег ни в рай, ни в кабак не пустят.

П. Дружинин. Большая земля. С. 86.

 

<...> где довольство и изобилие, там сердце грубеет.

П. Серёгин. Светильник под спудом. С. 18.

 

<…> чем меньше номер бумажки, тем дешевле метр ситца.

А. Афиногенов (1 — 75).

 

Вера, религия, духовность, надежды

<…> шаг от насмешки до веры меньше, чем шаг от веры до экстаза.

А. Куприн (9 — 85).

 

Золото — полезная вещь. На него можно купить пушки и сапоги. Но дух не покупается, а рождается в буре и пламени.

А. Куприн (9 — 155).

 

Душу бодрствования можно рассказать. Душа сна совершенно неописуема, и самые тонкие чувства и мысли сна в пересказе оказываются скучными мелочами.

А. Куприн (10 — 158).

 

<…> если ушел <в чужую религию. — А.М.> по глубокой, горячей вере, что скажешь? Если по легкомыслию, то Бог с тобою. А если как торгаш — ты ничего не стоишь.

А. Куприн (10 — 208).

 

<…> уничтожая прошлое, мы теряем стержень в нашей жизни — духовность.

В. Поляков. По-над Мокшей ветры буйные. С. 63.

 

Самая благодатная почва для сеяния слова Божия и вообще для душеполезных бесед — больные и престарелые, ибо старость и болезнь ослабляют наши связи с миром.

П. Серёгин. Светильник под спудом. С. 17.

 

Борьба со страстями не может быть без молитвы. Надо усердно молиться.

П. Серёгин. Там же. С. 104.

 

Где нет греха, нет и его растлевающего действия.

П. Серёгин. Там же. С. 359.

 

Покаяние — это порыв к жизни, освобождение от цепей, это полет к беспредельному, чудному совершенству...

П. Серёгин. Там же. С. 464.

 

История, память

Стремление к чуду, жажда чуда — проходит через всю русскую историю!.. Мужик верит глупому чуду не потому, что он темен и неразвит, а потому, что это дух его истории, непреложный исторический закон…

А. Куприн (3 — 121).

 

Ведь это и всегда так бывает: чем ближе к развязке, тем путанее воспоминания.

А. Куприн (5 — 94).

 

Воистину память — одно из глубочайших чудес, сопровождающих наше земное путешествие!

А. Куприн (7 — 216).

 

Вот истинная история нашей культуры — история, основанная на том, что человек однажды испугался завтрашнего дня и вместо того, чтобы в развитии своих бесконечных сил пойти по пути, достойному вселюбящего и прекрасного Бога, пошел по пути нищего <…>

А. Куприн (8 — 468).

 

Но к чему воспоминания? Во сне шубу не сошьешь.

А. Куприн (9 — 66).

 

Анекдот или сонет из прошлого дадут иногда больше для понимания духа эпохи, чем десятки статистических таблиц.

А. Афиногенов (2 — 217).

 

Когда тебе за пятьдесят, все чаще в руках оказывается скальпель, которым ты рассекаешь свое прошлое. Беда в том, что перед тобой лежит не труп, а живое тело, и, чуть неловкое движение, как начинают говорить давние болевые точки. И не только говорить, кричать.

С. Наровчатов (3 — 156).

 

Самое скверное в жизни человеческой — это неоправданные и несбывшиеся надежды.

А. Афиногенов (2 — 19).

 

Нравы, обычаи, привычки, условности

Самое странное, смешное, нелепое, необыкновенное в мире — это людские условности.

А. Куприн (4 — 180).

 

Постепенность и привычка — жестокие обманщицы: они работают тайком.

А. Куприн (7 — 62).

 

Провинция, уезд, деревня — это особая страна: там мельчайшие слухи и вести растекаются во все стороны не хуже радиотелеграфа.

А. Куприн (7 — 141).

 

<…> влияние — вещь весьма быстро выдыхающаяся от частого употребления.

А. Куприн (9 — 80).

 

Добро, великодушие

<…> на свете гораздо больше добрых сердец, отзывчивых душ, чем мы полагаем в дни покоя, порядка и сытости…

А. Куприн. Сс в 6-ти т., т. 5. С. 790.

 

<…> великая сила и неистощимая — человеческая доброта.

А. Куприн (7 — 100).

 

Добрым душам не свойственна придирка.

А. Куприн (7 — 364).

 

<…> добрая молва опережает самых быстрых лошадей.

А. Куприн (6 — 487).

 

Дело, труд, профессия

В каждом акробате всегда сидит немножко клоуна.

А. Куприн (1 — 239).

 

У репортера должны быть безумная отвага, смелость, широта взгляда и изумительная память.

А. Куприн (1 — 446).

 

Хороший журналист лучше посредственного писателя.

А. Куприн (1 — 446).

 

Не может быть хорошим беллетристом близорукий и глухой человек, страдающий к тому же хроническим насморком.

А. Куприн (1 — 446).

 

Да ведь матрос рыбаку — брат. Одно море их просолило.

А. Куприн (6 — 414).

 

<…> если человек вкусил с десяти лет тягость воинской дисциплины, то потом возврат к ней сладостен.

А. Куприн (8 — 262).

 

Сапоги, хлеб, шинель и ружье — это все, что нужно воину, кроме убеждения, что война имеет смысл. Голодный, босый, невооруженный солдат — хороший материал лишь для бунта или для дезертирства.

А. Куприн (8 — 270).

 

Шофер — внук кучера, но сын лихача.

А. Куприн (9 — 375).

 

<…> ничто так не веселит сердце, как земледельческий труд.

А. Куприн (10 — 31).

 

Есть среди чувств, связывающих людей в неразрывные, прочные группы, два особенно сильных и цепких: это преданность полковой семье и привязанность к печатному органу: оба въедаются в кровь, оба оставляют в душе самые живучие воспоминания.

А. Куприн (10 — 209).

 

Жизнь так узка, что и актеру обрадуешься.

А. Куприн. Цит. по кн.: «Слово о Куприне» (сост. О.М. Савин). Пенза, 1995. С. 103.

 

Большие дела можно делать шутя, но играть надо серьезно.

А. Куприн. Лирика. Эпиграммы. Афоризмы (сост. Т.А. Кайманова). С. 91.

 

Рабочие предложения — это наш алмазный фонд!

В. Гришаев. Рожденный на рассвете. С. 40.

 

Профессор в науке — еще не профессор в любви.

В. Гришаев. Там же. С. 458.

 

И жизнь и радость вся — в труде.

В. Гришаев. Твоя и моя весна. С. 22.

 

Писатель живет чужими страстями.

А. Афиногенов (2 — 118).

 

Для художника чувствовать хорошую музыку важнее, чем знать историю культуры.

А. Афиногенов (2 — 134).

 

Писатель больше композитор, чем репортер.

А. Афиногенов (2 — 255).

 

Пьеса — это преступление, драматург — следователь!

Пьеса написана, когда все нити преступления развязаны.

А. Афиногенов (2 — 560).

< 

…> управленец — это находка, управление — это искусство, искусство работать с людьми <…>

М. Устинов. Спасибо вам, люди. Пенза, 2003. С. 34.

 

А ведь если серьезно вдуматься, то каждый любознательный человек, если ему дано в обычном видеть что-то необычное, ежедневно делает для себя массу открытий.

В. Поляков. По-над Мокшей ветры буйные. С. 19.

 

<…> на обычное дело надо смотреть чуть-чуть необычно, и многое увидишь, многое откроешь и для себя, и для людей.

В. Поляков. Там же.

 

Возраст

Дети почти всегда отлично понимают то, что им считают лишним объяснять, но из привычного недоверия к взрослым они очень ловко таят свое понимание.

А. Куприн (1 — 333).

 

Смолоду живешь одними надеждами, все думаешь, вот-вот настанет что-то великое, захватывающее, а потом вдруг точно проснешься и видишь, что у тебя ничего не осталось, кроме воспоминаний и тоски по прошлому, и сам не можешь сказать, в какую пору прошла твоя настоящая жизнь — полная, сознательно прекрасная жизнь.

А. Куприн (3 — 474).

 

<…> только расставаясь на долгое время, уловишь в любимом лице те черты разрушения и увядания, которые, не переставая, наносит беспощадное время и которые так незаметны при ежедневной совместной жизни.

А. Куприн (5 — 226).

 

Но что значит первенство и праздное честолюбие в сравнении с тем, что мимо вас прошла еще одна весна юности?

А. Куприн (5 — 242).

 

<…> дети — это самые первые, самые милые вралишки и в то же время самый искренний на свете народ.

А. Куприн (6 — 80).

 

<…> на то и молодость, чтобы делать святые глупости.

А. Куприн (6 — 162).

 

Давно известно, что дети и старики редко сознаются — первые по стыду и ложной гордости, вторые по мнимой непогрешимости — в своей вине или в заблуждении. Особенно публично. Старые же политиканы — никогда.

А. Куприн (10 — 63).

 

<…> дети и трусы никогда не сознаются в ошибках.

А. Куприн (10 — 198).

 

Молодости — радость. Силе — кротость. Мудрости — молчание. Старости — сладкий сон.

А. Куприн. Лирика. Эпиграммы. Афоризмы (сост. Т.А. Кайманова). С. 93.

 

У старости свое есть счастье, // Свои волненья и мечты.

П. Дружинин. Большая земля. С. 141/142.

 

Цветет и в старческих сединах своя земная красота.

П. Дружинин. Там же.

 

С стариной рассоришься, // С стариной расстанешься, // Без души, без совести, // Без ума останешься.

П. Дружинин. Зори огневые. С. 86.

 

Значит, уж такой порядок, // Откровенно говоря: // Лет — надбавка, сил упадок. // А напрасно это. // Зря!

П. Дружинин. Стихотворения. М., «Сов. Россия», 1987. С. 149.

 

У молодости — деятельность. У старости — мудрость.

А. Афиногенов (1 — 228).

 

Молодости — буйство, // Молодости — удаль, // Молодости — воля. // Старости — власть.

С. Наровчатов (1 — 365).

 

Осень — судьба, возраст, разлука.

Л. Яшина. Напоминает осени пора. 2-е изд., Пенза, 2006. С. 332. Литература, язык, искусство

 

<…> великие книги одинаково доступны пониманию и ученого, и неграмотного крестьянина, лишь бы было понятно изложено. А всякая великая мысль проста.

А. Куприн (6 — 171).

 

А ведь русский читатель, изо всех читателей в мире, наиболее чуток на ложь, на вранье или даже на простое преувеличение.

А. Куприн (7 — 194).

 

Залог русской жизни — ее писатели.

А. Куприн (9 — 151).

 

Письмо в редакцию и газетная полемика — самый бесцельный и вредный род литературы.

А. Куприн (9 — 191).

 

Но разве литература не есть самый заметный маяк нации, по которому можно судить о ее жизни, жизнеспособности, скажем даже — бессмертии.

А. Куприн (10 — 217).

 

Русский язык в умелых руках и в опытных устах — красив, певуч, выразителен, гибок, послушен, ловок и вместителен.

А. Куприн. Цит. по: «Энциклопедия афоризмов, ХХ век». Минск, «Современный литератор», 1999. С. 384.

 

Язык — это история народа. Язык — это путь цивилизации и культуры.… Поэтому-то изучение и сбережение русского языка является не праздным занятием от нечего делать, но насущной необходимостью.

А. Куприн. Там же.

 

Искусство — это то, ради чего стоит жить.

А. Куприн (1 — 446).

 

<…> нет ничего смешнее мысли писать дневники и автобиографии. Во-первых, смешно уже то, что у всех у них одинаковое начало: первым долгом сочинитель всеми святыми божится, что пишет не для публики, а исключительно для своего личного удовольствия. <…> Как это, ей-богу, гадко, что самые умные люди готовы смаковать свои личные мелочно-интимные ощущеньица и находить в них особенный вкус и толк!

А. Куприн (2 — 365).

 

<…> ваяние есть самое чистое, самое возвышенное и непременно самое целомудренное изо всех искусств.

А. Куприн (2 — 369).

 

Человека можно искалечить, но искусство все перетерпит и все победит.

А. Куприн (3 — 116).

 

Ничто так не привлекает издали людей непосвященных, как рассказы артистов о закулисных тайнах сцены.

А. Куприн (3 — 281).

 

Говорить, ходить по сцене и писать — всем кажется таким легким, пустячным делом, что эти два, самые доступные, по-видимому, своею простотой, но поэтому и самые труднейшие, сложные и мучительные из искусств — театр и художественная литература — находят повсеместно самых суровых и придирчивых судей, самых строптивых и пренебрежительных критиков, самых злобных и наглых хулителей.

А. Куприн (5 — 155).

 

Театр и кино — это самые жесточайшие отравы, хуже табака, алкоголя, кокаина, морфия… Там, чтобы пробиться, нужно верблюжье здоровье, слоновые нервы, а гордости не больше, чем у голодного бродячего пса.

А. Куприн (11 доп. — 158).

 

Искусство кратких надписей есть самое трудное из искусств.

А. Куприн (7 — 451).

 

Арестантского халата не напишешь кармином и берлинской лазурью.

А. Куприн (8 — 445).

 

Но есть и самая последняя, самая могучая, самая великая форма власти над миром: это воплощение идеи, слова, голого замысла, учения или фантастического бреда — в действительность, в плоть и кровь, в художественные образы. Такая власть идет и от Бога, и от Дьявола, и носители ее или творят, или разрушают.

А. Куприн (9 — 340).

 

Повторять что-нибудь дурное, сомнительное, позорное или слишком интимное о людях славы и искусства — было всегда лакомством для критиков и публики.

А. Куприн (10 — 272).

 

Стихосложение — искусство в искусстве, но отнюдь не искусство для искусства.

С. Наровчатов (2 — 243).

 

Чтение, воспитание, образование

<…> куда лучше лежать на лугу, чем читать описание луга…

 

А. Афиногенов (2 — 109).

Музыку надо слушать не головой, а сердцем.

А. Афиногенов (2 — 134).

 

Та книга хороша, которая истрепана и засалена.

А. Афиногенов (2 — 108).

 

Пустая книга — это худшая трата времени.

А. Афиногенов (2 — 308).

 

Беспорядочное чтение хуже пьянства.

А. Афиногенов (2 — 399).

 

<…> книгу надо читать только такую, которая соответствует твоему внутреннему состоянию в данный момент и может дать тебе общее с тобой.

А. Афиногенов (2 — 503).

 

Преступно проходит день, когда ты не прочел хотя бы одной страницы настоящей, хорошей книги, которая делает тебя лучше.

А. Афиногенов (2 — 552).

 

Нет мечты, // когда не овладеешь // тем, // что мир // пришло пересоздать!

В. Гришаев. Твоя и моя весна. С. 5 — 6.

 

Если что близко нашему сердцу, то и занимает наш ум и запоминается. А что считается для нашей жизни несущественным, — проходит мимо нас неотмеченным.

П. Серёгин. «Светильник под спудом». С. 375.

 

Все-таки мы знаем, сколько-нибудь, какие прекрасные переживания приносят нам в сердце любовь, радость, мир, долготерпение, благость, милосердие, вера, кротость, воздержание и прочие «духовные цветы». Не пора ли нам начать выращивать эти духовные цветы и возделывать землю нашего сердца? Давно пора...

П. Серёгин. Там же. С. 467.

 

Талант, творчество

Погоня за куском насущного хлеба несовместима со свободным творчеством! Приходится с опасностью для жизни и рассудка лавировать между мечтами и славой и перспективой голодной смерти. Голод — самая плохая пища для вдохновения.

А. Куприн (2 — 366).

 

Только тогда скульптор и в состоянии сотворить великое, если он сам чист и целомудрен.

А. Куприн (2 — 369).

 

Великих моментов нельзя повторять, как и нельзя передразнивать вдохновение.

А. Куприн (5 — 219).

 

Врожденных вкусов нет, как и способностей. Иначе бы таланты зарождались только среди изысканного высокообразованного общества, а художники рождались бы только от художников, а певцы от певцов, а этого мы не видим.

А. Куприн (6 — 167).

 

<…> тяготение к победе над страхом и всегда близкой смертию — удел избранников Божиих.

А. Куприн (7 — 436).

 

Тот, кто написал хорошую книгу для детей или изобрел детские штанишки, не связывающие движений и приятные в носке, — тот гораздо более достоин благодарного бессмертия, чем все изобретатели машин и завоеватели стран.

А. Куприн (8 — 317).

 

<…> единственная форма власти, допустимая для человека, — это власть творческого гения, добровольно принятая, сладкая, волшебная власть.

А. Куприн (8 — 404).

 

Гению так же нельзя подражать, как невозможно его и пародировать.

А. Куприн (10 — 216).

 

Трудно творить вечное, сидя в поезде, мчащемся со скоростью ста двадцати километров в час.

А. Куприн (10 — 250).

 

Судья великому человеку — только время, безупречное в своих приговорах.

А. Куприн (10 — 293).

 

Александр МАРЫНОВ.

 

Об авторах*

Арямов Иван Антонович (1884, Наровчат — 1958, Москва) — психолог, доктор педагогических наук, профессор. Автор 15 книг, 90 статей по вопросам педагогики и психологии. Награжден орденом Ленина.

Афиногенов Александр Николаевич (1904, Рязанская губ. — 1941, Москва) — драматург. Написал около 30 пьес, некоторые из них до сих пор идут в театрах страны. Сын писателя Н.А. Афиногенова (Н.Степного), уроженца Наровчата. Неоднократно посещал родину отца.

Балалаев Иван Дмитриевич (1931, с. Михайловское Тезиково) — заслуженный работник культуры РСФСР. Много лет был директором Центрального парка культуры и отдыха имени В.Г. Белинского в Пензе. Награжден орденами Трудового Красного Знамени, Дружбы народов, почетный гражданин г. Пензы. Автор книг: «Изумрудное сокровище Пензы», «Моя правда о социализме в СССР», «Народная педагогика», нескольких сборников стихов.

Буренков Михаил Иванович (1912, с. Б.-Колояр — 1983, Харьков) — журналист, писатель. Был военным корреспондентом (1938 — 1946 гг.), собкором «Правды», «Известий». Издал девять книг («Слава полка», «Время, завод, люди», «Судьба», «Тепло наших сердец» и др.).

Гришаев Василий Никитич (1913, с. Б.-Колояр — 2003, Москва) — поэт, прозаик. Участник Великой Отечественной войны. Автор поэтических сборников «Твоя и моя весна», «Костры на дорогах», «Тополиная ночь», «Завод мой, жизнь моя», а также прозы: «Прощай, мой батальон», «Батальоны идут на запад», «Рожденный на рассвете» и др. Награжден орденами Отечественной войны 1 и 2-й ст., «Красной звезды».

Дмитриева (псевдоним Наровчатская) Людмила Борисовна (1937, Наровчат) — поэт, прозаик, журналист. Автор поэмы «Земля большая, Наровчат один», исторического эссе «4000-летняя хроника земли Наровчатской», поэтико-фантастического эссе «Первозванность» и др.

Дружинин Павел Давыдович (1890, с. Рождественское — Тезиково — 1965, Москва) — поэт. Автор нескольких поэтических сборников («Соломенный шум», «Черный хлеб», «Золотой ковш», «Серебряный ветер», «В гостях у солнца», «Большая земля» и др.).

Куприн Александр Иванович (1870, г. Наровчат — 1936, Ленинград) — писатель. До четырехлетнего возраста жил в Наровчате. Автор многочисленных рассказов, повестей, романов, стихов, публицистических статей, эпиграмм. Более полутора десятков лет жил в эмиграции. Вернулся на Родину незадолго до своей смерти.

Куприна Ксения Александровна (1908 — 1981, Москва) — актриса, мемуаристка, дочь А.И. Куприна. По возвращении из эмиграции работала в Московском драматическом театре имени А.С. Пушкина. В 1971 и 1980 гг. издала в Москве мемуары «Куприн — мой отец». В 1981 г. приезжала в Наровчат и Пензу.

Наровчатов Сергей Сергеевич (1919, Сарат. обл. — 1981, Москва) — поэт, прозаик Герой Социалистического Труда. «Корни отцовского рода уводят в древние пензенские леса, — писал он о себе, — в маленький городок Наровчат, известный в истории Отечества с XIV века. Это край и былинный, и соловьиный». Автор многих поэтических сборников, статей по литературоведению.

Поляков Владимир Афанасьевич (1932, Брянская область) — журналист, поэт, прозаик.

Заслуженный работник культуры РФ. С 1977 года живет в Наровчатском районе. Более двух десятков лет был редактором районной газеты «Наровчатские новости», сейчас — редактор «Родного края». Автор книг «Скань», «Наручадь», «По-над Мокшей ветры буйные», «И это все о Наровчате», «В твоей судьбе я, Наровчат» и др. Почетный гражданин Наровчата.

Серёгин Петр Дмитриевич (1895, Наровчатский уезд — 1982) — священник, иеромонах. На его службы и проповеди в Таллиннской епархии приезжали верующие из Ленинграда, Москвы и других городов. В 2006 г. по благословению Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Алексия II вышла книга об о. Петре «Светильник под спудом», в которой широко представлены размышления священника о вере, спасении человека.

Толстоухов Юрий Александрович (1943, Б. Кавендра) — партийный, хозяйственный руководитель. Работал первым секретарем Наровчатского райкома КПСС. В настоящее время — зам. Генерального директора ОАО «Пензастрой», директор ООО «Пензастрой-сервис». Автор книг «В родном краю», «Живу и помню», «Свет далеких зарниц» и др.

Устинов Михаил Осипович (1926, Каменский район) — партийный, советский работник. С 1969 по 1983 годы — первый секретарь Наровчатского райкома КПСС. Награжден двумя орденами Трудового Красного Знамени, орденом «Знак Почета», медалями. Автор книг «Спасибо вам, люди», «Ксения — дочь Куприна в Наровчате». Почетный гражданин Наровчата.

Яшина Лариса Ивановна (1941, г. Пенза) — поэт. Корни родословной по материнской линии идут из Наровчатского уезда. Автор нескольких поэтических сборников, эссе («Откровение», «Время любви», «Пока не занавесят зеркала», «Напоминает осени пора», «Равновесие» и др.

Основные источники:

Афиногенов А.Н. Избранное в двух томах. М., «Искусство», 1977.

Арямов И.А. Особенности детского возраста. М., 1953.

Балалаев И.Д. Дорогой правды. Стихи. Пенза, 2007.

Буренков М.И. Разные люди. М., Изд-во «Известия», 1974.

Гришаев В.Н. «Твоя и моя весна», М., «Молодая гвардия», 1959; «Завод мой, жизнь моя», М., «Московский рабочий», 1971; «Прощай, мой батальон», М., «Воениздат», 1962; «Рожденный на рассвете», М., «Советский писатель», 1981.

Дружинин П.Д. «Большая земля. Избранные стихи». М., «Советский писатель», 1956; «Зори огневые». Саратов, Приволжское кн. изд-во, 1980; «Стихотворения». М., «Советская Россия», 1987; «За Родину, братья!», Пенза, 1942; «Военная лира. Стихи», Пенза, 1943; «Избранные стихи», Пенза, 1947; «В гостях у солнца. Стихи». М., «Советский писатель», 1965.

Дмитриева Л.Б. (псевдоним Наровчатская). Первозванность. Поэтико-фантастическое эссе». М., 1991.

Куприн А.И. Полн. собр. соч. в 10-ти т., М., «Воскресение», 2006 — 2007 гг.

Куприн А.И. Собр. соч. в 6-ти т. М., «Худож. литература», 1957 — 1958.

А.И. Куприн. Лирика. Эпиграммы. Афоризмы (составитель Т.А. Кайманова). Пенза, 2010.

Куприна К.А. «Куприн — мой отец», М., 1979.

Наровчатов С. Собр. соч. в 3-х т., М., «Худ. литература», 1977 — 1978.

«Наровчатская энциклопедия» (гл. ред. и сост. А.Г. Сохряков). Изд. 2-е, Пенза, 2010.

«Пензенская энциклопедия» (гл. редактор К.Д. Вишневский), М., «Большая российская энциклопедия», 2001.

Поляков В.А. «Скань», (1993), «Наручадь» (1996), «По-над Мокшей ветры буйные» (2003), «И это все о Наровчате», «В твоей судьбе я, Наровчат» (2006).

Савин О.М. (составитель). «Слово об Александре Куприне», Пенза, 1995; «Имя гордое — наровчатцы», Пенза, 2003; «Пенза литературная», Саратов. Приволжское кн. изд-во, 1977.

Толстоухов Ю.А. В родном краю. Пенза — Наровчат — Б. Кавендра, 2002.

Устинов М.О. «Спасибо вам, люди. Записки секретаря райкома партии». Пенза, 2003.

Яшина Л.И. «Напоминает осени пора. Стихи, эссе». 2-е изд., Пенза, 2006; «Свет от света. Поэма». Пенза, 1999.

Яшина Лариса Ивановна (1941, г. Пенза) – поэт Корни родословной по материнской линии идут из Наровчатского уезда. Автор нескольких поэтических сборников, эссе («Откровение», «Время любви», «Пока не занавесят зеркала», «Напоминает осени пора», «Равновесие» и др).

http://www.npenza.ru/inp_statia.php?adr_st=arhiv_nom/2011/036/36

 

До 20 сентября святыня будет находиться в храме Пророка Божия Илии в подмосковном поселке Лесной16.09.2011

 

В Россию из Греции прибыла икона Божией Матери «Неупиваемая Чаша»

 

До 20 сентября святыня будет находиться в храме Пророка Божия Илии в подмосковном поселке Лесной.

В минувшую среду из Салоников в Московский аэропорт Домодедово прибыла икона Божией Матери «Неупиваемая Чаша». Ее доставили специальным рейсом для Храма Пророка Божия Илии Пушкинского благочиния Московской епархии. Икона прибыла в сопровождении нескольких паломников и Афонского монаха Иосифа. У трапа самолета православную святыню встречали настоятель - протоирей Виталий Якимчук и прихожане храма.

По прибытию иконы в пассажирском терминале Домодедово был отслужен молебен, в котором приняли участие прихожане храма, пассажиры и сотрудники аэропорта. После окончания молебна святыню доставили в Серпухов, в Высоцкий мужской монастырь, где она пробудет рядом с одноименным чудотворным образом, а с 18 по 20 сентября 2011 года будет доступна для поклонения в храме Пророка Божия Илии в поселке Лесной Пушкинского района Московской области.

Домодедово первым из российских аэропортов открыл православную часовню Архангела Михаила в 2001 году. Часовня расположена на втором этаже терминала и работает круглосуточно.

Александр БОЙКО

Фото: Вадим ШЕРСТЕНИКИН

http://penza.kp.ru/daily/25754/2740985/

 

 

 







HotLog с 21.11.06

Создание сайтаИнтернет маркетинг