Пенза Православная Пенза Православная
  АННОТАЦИИ Православный календарь Народный календарь ВИДЕО-ЗАЛ Детям Детское творчество Стихи КОНТАКТЫ  
ГЛАВНАЯ
ИЗ ЖИЗНИ МИТРОПОЛИИ
Тронный Зал
История епархии
История храмов
Сурская ГОЛГОФА
МАРТИРОЛОГ
Пензенские святыни
Святые источники
Фотогалерея"ХХ век"
Беседка
Зарисовки
Щит Отечества
Воин-мученик
Вопросы священнику
Воскресная школа
Православные чудеса
Ковчежец
Паломничество
Миссионерство
Милосердие
Благотворительность
Ради ХРИСТА !
В помощь болящему
Архив
Альманах П Л
Газета П П С
Журнал П Е В

М И С С И О Н Е Р С Т В О 24.03.19
Обзор сообщений пензенских областных и районных СМИ

Обзор сообщений пензенских областных и районных СМИ

за седмицу 31 марта – 07 апреля 2013 года

 

02.04.2013

 

Чаплин призвал российский бизнес вспомнить о народе и Родине и вернуться домой

 

Всеволод Чаплин пристыдил российскую элиту из офшоров

Протоирей опубликовал «программную» статью-проповедь и призвал российский бизнес вспомнить о народе и Родине и вернуться домой

Статья председателя отдела Московского патриархата по взаимоотношениям Церкви и общества была опубликована в газете «Русь державная». Можно не сомневаться, что один из основных голосов РПЦ МП выразил на страницах скромной церковной газеты, консолидированное отношение иерархов к происходящему в России и за ее пределами. Симптомы тревожные.

«Нашей элите нужно внимательно присмотреться к знакам времени и подумать, не настает ли пора измениться, восстановив свою связь с народом и дав ему почувствовать свою полезность?»

По словам Всеволода Чаплина, бизнес не раз предупреждали о его социальной роли: «начать максимально работать на свой народ - значит хотя бы частично компенсировать свое к нему пренебрежение в недавнем прошлом».

Как пишет протоирей, скандал с изъятием вкладов на Кипре, это только начало, в конце концов, все сведется к лозунгу «отнять и поделить». Более того, в ближайшем будущем российские бизнесмены столкнутся с новыми проблемами: «с попыткой организованного политического воздействия - через требование максимальной просветки происхождения денег и недвижимости, через расследования, суды, а то и через конфискации и посадки».

В конце своего выступления Всеволод Чаплин напомнил, что ни деньги, ни власть, ни связи, не делают человека счастливыми, если он живет только ради этого. Вполне возможно, российский бизнес прислушается к мнению пастыря, благо среди предпринимателей немало верующих, а свою позицию РПЦ высказала достаточно четко.

Дмитрий СТЕШИН

Фото: Сергей ШАХИДЖАНЯН

http://penza.kp.ru/daily/26055/2966286/

 

02.04.2013

 

Дети в подвале играли в гестапо

 

В Иркутске вынесен приговор маньякам из Академгородка: Никите Лыткину – 24 года, Артему Ануфриеву – пожизненное.

В этом уголовном деле меня потрясли не только убийства. Убийств, как ни цинично это звучит, много, в том числе и серийных. Меня потрясла откровенность, с которой иркутские недоросли-садисты выворачивали свое нутро в интернете. Их жуткая страничка «Расчлененная Пугачова», стихи о пытках, которым авторы мечтали подвергнуть младенцев в роддоме, панегирики маньякам: «Я с Чикатило пример буду брать: тоже буду детей убивать».

В Иркутске вынесен приговор маньякам из Академгородка: Никите Лыткину – 24 года, Артему Ануфриеву – пожизненное

В Иркутске вынесен приговор маньякам из Академгородка: Никите Лыткину – 24 года, Артему Ануфриеву – пожизненное

И никто не обратил на эту «явку с повинной» внимания. Почему?

Да, потому что социальные сети забиты подобной грязью. Не так давно читатели прислали мне ссылку на группу «Вконтакте», приблизительное название «Пусть сдохнут ветераны ВОВ» (контент представьте себе сами).

Два года назад, написав материал о маньяках из Академгородка, я стала ярой сторонницей цензуры в интернете: предлагала либо отслеживать все, что выкладывается в сеть (и так предупреждать появление нелюдей, бьющих молотком по голове детей и беременных женщин), либо вообще сделать любой вход в «паутину» по паспорту, как в Китае.

А что? Честному человеку нечего скрывать – а нечестных мне не жалко.

Теперь, спустя время, видно, что ситуация сдвигается. Власти услышали меня и подобных мне, и приняли закон о запрете детской порнографии, пропаганды суицида и наркомании (стихи Лыткина-«Пугачовой» очень даже подпали бы под него). Более того, этот закон работает! Вредоносные сайты блокируют – как заблокировали и ту группу, оскорбляющую ветеранов, по одному только обращению читателей!

Уголовное дело иркутских маньяков научило: игры в интернет-демократию легко превращаются в игры в гестапо.

Просто детишки. Просто играли. Сами не заметили, как «невинные» шалости на сайтах обернулись реальными смертями.

А теперь и реальным сроком. Никита Лыткин сядет на 24 года, Артем Ануфриев – навсегда.

 

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

 

Громкий приговор маньякам, которые убивали прохожих в Академгородке Иркутска: молоточники выплатят родным убитых 2,7 миллиона рублей

 

В Иркутском областном суде закончился громкий процесс. В прошлом школьникам, маньякам Артему Ануфриеву и Никите Лыткину судья 8 часов зачитывал вердикт. Они покорно слушали монолог, в котором подробно были описаны их зверства (читать)

Ульяна СКОЙБЕДА

http://penza.kp.ru/daily/26055/2966558/

 

На Белорусском вокзале в Москве прошла миссионерская акция02.04.2013

 

На Белорусском вокзале в Москве прошла миссионерская акция

 

29 марта 2013 года на Белорусском вокзале г. Москвы прошла миссионерская акция, организованная Миссионерской комиссией при Епархиальном совете г. Москвы, Православным Свято-Тихоновским гуманитарным университетом и приходом Всемилостивого Спаса бывшего Скорбященского монастыря.

В акции, в рамках которой состоялся молебен, приняли участие слушатели и выпускники Московских епархиальных миссионерских курсов, студенты и выпускники Миссионерского факультета ПСТГУ, а также прихожане храма Всемилостивого Спаса, где уже несколько лет действуют миссионерские и катехизаторские курсы.

Участники акции раздавали пассажирам и провожающим православную литературу, Закон Божий, православные молитвословы, просветительские листовки, бумажные иконы и православные издания. Начинающие миссионеры общались со всеми желающими и приглашали помолиться о путешествующих.

Молебен совершили председатель Миссионерской комиссии при Епархиальном совете г. Москвы иеромонах Димитрий (Першин) и настоятель храма-часовни святого великомученика Георгия Победоносца, расположенной в зале ожидания Белорусского вокзала, священник Алексий Кузьмичев.

«По традиции время Великого поста ― это время оглашения, когда в ранней Церкви люди, может быть, лишь недавно услышавшие о Христе, приходили на особые встречи, где знакомились с основами христианской веры, после чего на Пасху принимали Крещение. Мы в это время выходим на вокзалы, чтобы пригласить людей именно к участию в таких беседах о вере, в программах катехизации, которая, однако, совершается уже после крещения во младенчестве», ― объяснил отец Димитрий.

Он также отметил, что миссионерам не стоит рассчитывать на немедленный успех. «Наше дело сеять. Бывает, что доброе слово важнее длинной лекции, а кто-то приходит и через лекции. Такие миссионерские выходы ― это одна из форм современного миссионерского служения, когда мы обращаем внимание людей на то, что для человека важны не только материальные блага, но и забота о душе», ― рассказал председатель Миссионерской комиссии. По его словам, на вокзалах люди, покинувшие насиженные места и готовые к внешнему движению, в большей степени готовы откликнуться и на миссионерский призыв.

Пресс-служба Миссионерской комиссии при Епархиальном совете г.Москвы/Патриархия.ru

http://www.patriarchia.ru/db/text/2884273.html

 

Митрополит Киевский Владимир наградил православный телеканал «Союз»02.04.2013

 

Митрополит Киевский Владимир наградил православный телеканал «Союз»

 

1 апреля 2013 года Блаженнейший митрополит Киевский и всея Украины Владимир в своей резиденции в киевском Пантелеимоновом монастыре в Феофании принял сотрудников православной телекомпании «Союз».

За заслуги перед Церковью Блаженнейший владыка наградил телеканал «Союз» орденом Украинской Православной Церкви преподобного Нестора Летописца I степени. Орденами прп. Нестора II степени были награждены: митрополит Екатеринбургский и Верхотурский Кирилл, руководитель православного телеканала «Союз» игумен Димитрий (Байбаков), директор Московского представительства телеканала Сергей Юргин, сотрудник телеканала протоиерей Алексей Ладыгин.

На встрече присутствовали архиепископ Переяслав-Хмельницкий и Вишневский Александр и председатель Синодального информационно-просветительского отдела Украинской Православной Церкви  протоиерей Георгий Коваленко, сообщает официальный сайт УПЦ.

Телекомпания «Союз» основана в Екатеринбургской епархии в 2005 году. Телеканал освещает деятельность многих епархий, как в России, так и в других странах канонического пространства Русской Православной Церкви. Более 6 лет канал доступен телезрителям Украины.

Патриархия.ru

http://www.patriarchia.ru/db/text/2884345.html

 

5 мая открывается XII Московский Пасхальный фестиваль03.04.2013

 

5 мая открывается XII Московский Пасхальный фестиваль

 

С 5 по 16 мая 2013 года пройдет XII Московский Пасхальный фестиваль, посвященный 70-летию битвы на Курской дуге (05.07.-23.08.1943). Историки выделяют 3 этапа битвы: Курскую оборонительную, Орловскую и Белгородско-Харьковскую наступательные операции. Концерты Московского Пасхального фестиваля пройдут в городах, ставших опорными пунктами военных стратегических операций.

Фестиваль состоится по благословению Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Кирилла при поддержке Правительства Москвы и Министерства культуры Российской Федерации. Художественный руководитель ― В.А. Гергиев.

Основу фестиваля составляют четыре программы: симфоническая, хоровая, камерная и звонильная. В рамках фестиваля запланированы более 90 концертов. Особое внимание организаторы уделяют благотворительной программе фестиваля, которая в этом году состоится в Смоленске и Нижнем Новгороде.

С подробной программой можно ознакомиться на сайте фестиваля.

Патриархия.ru

http://www.patriarchia.ru/db/text/2883718.html

 

05.04.2013

 

Освящение восстановленного поклонного креста в Люблино состоится в праздник Благовещения

 

7 апреля 2013 года, в неделю 3-ю Великого поста, праздник Благовещения Пресвятой Богородицы, по благословению епископа Воскресенского Саввы, управляющего Юго-Восточным викариатством г. Москвы, на холме рядом с храмом мученицы Татианы в Люблино состоится освящение восстановленного поклонного креста. Богослужение возглавит благочинный Влахернского церковного округа протоиерей Анатолий Родионов.

Крест, установленный более года тому назад возле строящегося в рамках «Программы-200» храма во имя мученицы Татианы, был спилен в ночь на 26 марта с.г.

«Это кощунственное действие болью отозвалось в сердцах прихожан храма и всех православных жителей района Люблино. Потребовалось время, чтобы святой крест оковать нержавеющей сталью, и теперь он сияет с новой красотой. После того, что с крестом сделали вандалы, он стал еще дороже нашему сердцу», — отметил настоятель Татианинского храма, член Миссионерской комиссии при Епархиальном совете г. Москвы священник Иоанн Коваль.

По словам священника, «общая молитва станет выражением христианского мужества и единства перед лицом злобы мира и радостью о возвращении нашей святыни».

Начало богослужения в 13.00.

Пресс-служба Миссионерской комиссии при Епархиальном совете г. Москвы/Патриархия.ru

http://www.patriarchia.ru/db/text/2890646.html

ФОТО – horki.info

 

25.03.2013

 

Как будут развиваться отношения РПЦ и католической церкви после избрания нового Папы

 

Православные и католики могут объединиться из-за давления агрессивных западных ценностей

Время доверия

Тема: Как будут развиваться отношения РПЦ и католической церкви после избрания нового Папы

 

Россия и Европа. Есть ли общие духовные ценности? Об этом в прямом эфире радио «Комсомольская правда протоиерей Всеволод Чаплин рассуждает с Жаном-Франсуа Тири, директором культурного центра «Покровские ворота» в Москве.

Чаплин:

- Хотелось бы знаете, о чем сегодня поговорить? Что роднит и что различает нас с Европой? Как вы знаете, некоторое время назад состоялось избрание и восшествие на престол нового Папы Римского Франциска. И многие люди в России, на Украине, в других странах постсоветского пространства, а на самом деле в странах исторической Руси стали обращать больше внимания на то, что происходит в Католической Церкви, которая, между прочим, представлена и в Украине в значительной степени, и несколько в меньшей степени в России. Как мы относимся к тому, что в Европе сегодня присутствуют христианские ценности? И к тому, что их пытаются несколько отодвинуть из центра общественной жизни, из общественных процессов, пытаясь сказать, что религия - это удел только частной жизни человека, что она никак не может участвовать в общественных процессах. Что она никак не может присутствовать в жизни не только личностей, не только семей, но и обществ, народов, государств, различных общественных механизмов, в дискуссии о будущем национальной экономики и глобальной экономики, глобальной политики, экологии. Вот, пытаются сказать верующим людям: не лезьте в эти все сферы с религиозной аргументацией, с религиозными идеями, касающимися построения той жизни, которая затрагивает на самом деле практически всех людей. То есть экономической, политической, общественной, культурной жизни. Не лезьте к нам в душу. Тем более, когда эта душа самовыражается через общественные организмы. Как на самом деле себя мыслят христиане в Европе и в России? Почему все-таки большинство христиан уверены, что нельзя отделить веру человека от жизни человека, так же как и от жизни общества, государства и народа? И в чем мы с Западной Европой в этом отношении совпадаем, а в чем нет? Где различия, а где общее? Мы сегодня об этом чуть позже поговорим с нашим гостем. Это Жан-Франсуа Тири, директор культурного центра «Покровские ворота» в Москве. Центра, который создан Католической Церковью. Я думаю, что он появится в эфире минут через 10-15. Но пока я был бы рад поговорить с вами, дорогие друзья о том, как вы видите отношения России и Европы, как вы видите присутствие нравственных, духовных, религиозных ценностей в жизни Западной Европы и в жизни России. И похожи ли мы в этом друг на друга или нет? Я сегодня хотел бы предложить послушать музыку, которую сочинили православные композиторы, но которая связана с западной, католической традицией богослужения. Двух православных композиторов, которые писали и пишут музыку в жанрах, связанных с западной литургической традицией. И первое произведение, это - Арво Пярт, Kyrie, то есть «Господи, помилуй» из Берлинской мессы в исполнении ансамбля «Театр голосов» и органиста Кристофера Боуэрса-Броудбента. (послушать или скачать аудиозапись эфира вы можете в плеере в начале статьи)

- Вот такая музыка. Это музыка православного эстонского композитора Арво Пярта, достаточно известного в Западной Европе и, к сожалению, очень мало известного в России, хотя в свое время я устраивал концерт, посвященный его 70-летию, и знаю, что почитатели этого композитора в России есть. Он пишет музыку как чисто светскую, так и связанную с духовными традициями западной, Католической Церкви и Восточной Церкви – Православной. И пишет музыку очень оригинальную.

Звоните, буду рад вашим вопросам. Звоните, если вы верующий человек, звоните, если вы потеряли веру и хотите ее обрести. Звоните, если есть радость или проблема, горе, беда, которой хочется поделиться. Звоните, если вы чувствуете, что вам есть, что сказать об отношениях России и Европы, в том числе в духовном плане. Есть ли у нас общие ценности? Или мы вечные враги? Есть ли ценности, которые в равной степени находятся в некотором гонимом состоянии и в Западной Европе, и в России? Действительно ли бывает так, что высшие духовные побуждения человека, не связанные с деньгами, с карьерой, с обустройством политических механизмов, оказываются, почему-то второстепенными? Не потому, что люди так решили, а потому, что кому-то очень хочется, чтобы эти ценности не рассматривались как важные, как те, которые определяют жизнь человека и жизнь общества, в том числе в экономическом измерении этой жизни, политическом измерении этой жизни? Не бывает ли так и на Западе, и у нас, что, когда мы говорим о нравственном измерении всего, что происходит в обществе, нам говорят: «Подождите, дайте доделать реальное дело. Там, где стоит вопрос о серьезных деньгах, о переделе сфер политического влияния, об экономических процессах - вот там реальная жизнь. А вы со своей нравственностью, со своими идеями ограничения безудержного зарабатывания денег или безудержной политической борьбы, не лезьте в серьезную игру, в серьезные процессы. Вот так нам говорят действительно - что в Европе, что в России. Это на самом деле вопрос, который стоит перед многими верующими, да и просто нравственными людьми, когда они сталкиваются с политическими и экономическими процессами. Только что, как мы знаем, во Франции большое количество людей вышли на улицы протестовать против закона об легимитизации «однополых браков». О том, чтобы родители назывались не отец и мать, не папа и мама, родитель один и родитель два. И по этому поводу уже принят закон нижней палатой французского парламента. Но, тем не менее, уже после принятия этого закона в нижней палате, люди вышли на улицы. Ожидая, что сенат, верхняя палата парламента, прислушается к этим протестам и, может быть, отменит уже, судя по всему, принятое политическое решение о том, что соответствующий законопроект должен стать законом. Люди вышли, но демонстрация в некоторых случаях была разогнана полицией. Видите, достаточно жесткие процессы происходят не только в России, но и в странах Западной Европы. Тем не менее, люди продолжают утверждать: для них важно, чтобы мать называлась матерью, отец, назывался отцом. Чтобы сожительство так называемых однополых пар было приравнено к браку. Это людям не нравится. Что это означает? Есть все-таки люди, которые придерживаются традиционных нравственных ценностей в Европе, или эти люди стали маргинальными и на них можно не обращать внимание. Или они рано или поздно будут вынуждены смириться с тем, что будет принят соответствующий закон, а им останется только уйти бесславно в какую-то историческую сточную канаву или в небытие. И всю оставшуюся жизнь, сколько у них ее осталось, покрывать себя позором.

Звонок, Евгений:

- Я по работе бывал в Европе, в Германии. И когда мы общаемся между собой, мы, конечно, не спрашиваем, кто у нас какой веры: католической или православной,

Чаплин:

- А сами люди иногда об этом говорят?

Евгений:

- Нет, мы этого не касаемся. Просто общаемся по-человечески, и у нас не возникает каких-то вопросов. У нас мнение совпадает во многом об открытии мира, о морали, обо всем. Эта вера католическая, у нас не возникает различия во мнениях. По крайней мере, с теми людьми, с которыми я общался, у нас не возникало никаких разногласий.

Чаплин:

- Вы считаете, это хорошо или плохо? Стоит ли людям спросить друг друга: а чего ты ждешь от жизни? Ради чего ты живешь, во что ты веруешь, что для тебя более важно, чем деньги, хорошее отношение с окружающими, карьерный успех и так далее? Или лучше вообще об этом не думать и не говорить?

Евгений:

- Я затрудняюсь ответить на этот вопрос. У меня с этими людьми нет, каких-то разногласий, и у меня не возникает вопросов к ним никаких. Они понимают. что мы христиане.

Чаплин:

- А ради чего вы живете сами, вы знаете?

Евгений:

- Это долгий разговор.

Чаплин:

- А вы задумывались об этом когда-нибудь?

Евгений:

- Естественно, постоянно задумываюсь.

Чаплин:

- А вам интересно, ради чего живут другие? Или достаточно просто такого спокойного, ни к чему не обязывающего общения?

Евгений:

- Почему я сейчас позвонил? Я услышал ваш разговор, у меня часто возникает, по крайней мере, сейчас возникла мысль: то, что наше некоторое несовпадение праздников, оно немножко, мне кажется, разобщает нас все-таки? Какая-то недоговоренность, мне кажется, что это не очень хорошо.

Чаплин:

- Знаете, нет недоговоренности. Есть просто когда-то принятое решение, очень основательное решение, очень внимательно просчитанное, в рамках которого была найдена формула празднования праздника Пасхи. И она, в частности связана с тем, что традиция должна быть верной Евангелию. Пасха Христианская была после еврейской Пасхи. Поэтому христиане, если хотят быть верными евангельской хронологии событий, должны праздновать Пасху ни до еврейской Пасхи, ни во время ее – только после. Так вот именно поэтому была разработана очень детально продуманная Александрийская Пасхалия, по которой уже много веков празднуют христиане Пасху. Но потом от нее отошла западная церковь, и, откровенно говоря, мотивации, зачем она это сделала, я не могу понять до сих пор. А мы придерживаемся той Пасхалии, которая позволяет нам максимально точно следовать хронологии евангельских событий. И поэтому есть определенная разница. Так вот, кому-то эта разница может показаться малозначимой, а я считаю ее очень, очень важной. Потому что на самом деле, есть вещи гораздо более важные, чем прагматически удобные и понятные по-житейски, в их отношении к той или иной сфере деятельности. Вот, когда мы истину, нравственность ставим выше житейского удобства, это, по-моему, знак того, что мы действительно понимаем: есть смысл жизни более высокий и более серьезный, чем комфорт, деньги, умение понравиться людям и т.д.

Сергей:

- Я хочу продолжить тему Европы и в частности, почему Европа находится сегодня в таком состоянии? Наверное, потому что европейцам нет возможности, в том числе и интеллектуальной возможности, поразмыслить о своем бытие и о смысле жизни?

Чаплин:

- Почему? Свободного времени, по-моему, на Западе Европы больше, чем у нас.

Сергей:

- А чем они его занимают, вот вопрос? Поэтому возникает другой вопрос: а не пора ли открыто выставить задачу, что они вообще идут по пути глубокого демократического заблуждения. Потому что на самом деле нет никакой демократии. А есть только система, которая автоматически переводит ее в такой компрадорский утилитаризм. Мы, может быть, имеем возможность об этом поразмыслить, и это определить. А Европа – нет.

Чаплин:

- А что, по-вашему, будет с человеком на Западе Европы, если он станет откровенно размышлять на т темы, которые вы сейчас подняли? Почему он не может о них рассуждать?

Сергей:

- Я не знаю, наверное, все-таки нет свободы мышления такой, какой, как у нас. Несмотря на то, что все нам говорят, что мы живем хуже, чем в Европе, почему-то. Но на самом деле, это большое заблуждение. В чем-то там может быть и хуже, в незначительном.

Чаплин:

- Я согласен, что определенное политическое воспитание, которое можно назвать на самом деле промыванием мозгов, в некоторых странах просто делает невозможным для человека оспорить то, что называется политическими аксиомами. Например, сказано, что определенный политический строй - это вершина всего развития человечества. Это наивысшее достижение всех политических процессов. Лучше него ничего не будет. Кстати, так говорили многие правители в рамках многих политических систем. И вдруг человек начинает это оспаривать. Это непопулярная вещь. Его попытаются маргинилизовать. И - отчасти боясь этого, отчасти следуя традициям, воспринятым от отцов и дедов, он просто никоим образом не пытается даже в мыслях оспорить тот строй, в рамках которого он живет. Это в значительной степени так, причем не только на Западе. Так происходило в любой стабильной общественной системе, всегда. В советское время, как вы знаете, людей, которые могли бы оспорить советский строй, было очень немного. Если такие находились, их иногда отправляли в тюрьмы, иногда в психушку. Считали неправильными, странными, маргинальными, отщепенческим слоем. И, тем не менее, я считаю, что на Западе все-таки есть общественная мысль, которая напряженно размышляет, где правда, а где ложь. Но свободы у нее действительно меньше. Может быть, в мейнстримных СМИ нечасто мелькают люди, которые могут оспорить исторический, политический, мировоззренческий выбор западных элит. Однако и в Европе, и у нас появляются люди с самыми разными убеждениями. Владимир Мартынов, другой православный композитор, который пишет, в том числе музыку, связанную с западной, с католической литургической традицией. Agnus Dei. Это фрагмент из «Реквиема». «Реквием», как мы знаем, это заупокойная месса в Католической Церкви. Исполняют это произведение ансамбль Opus Posth и хоры «Сирин» и «Алконост».

Музыка

Звонок, Константин:

- Спасибо большое за возможность высказаться. Я хотел бы сказать о таких важных вещах, что такое ценности христианские и мои ценности, как православного человека. Вы задали очень серьезный вопрос, а зачем вы живете? Я думаю, что над этим вопросом, мало кто по серьезному, задумывается.

Чаплин:

- А как же? Человек живет, как придется, а потом вдруг понимает, что у него нет даже времени подумать о том, ради чего он живет. Это нормально, если человек живет и не думает, ради чего живет?

Константин:

- Нормально или нет, многие, такие как я, у меня есть такой грех, как лень. И очень часто мы ленимся думать о серьезных вещах. Ведь это серьезная задача. А не просто сказать, что я живу, потому что… А определить свою цель. Понять, зачем и как прийти к этой цели? Это далеко не так просто, как кажется. Это приводит к внутренним очень серьезным потрясениям. Потому что можно вдруг удивиться и понять, что ты вообще жил…

Чаплин:

- А что, лучше просто жить как придется, и не думать о смысле жизни? Или все-таки нужно спрашивать себя хотя бы иногда: а зачем я живу? Или это опасно и вредно для здоровья, слишком сильно может испортить нервы, лишить сна, пробудить нездоровый интерес к тому, к чему, может быть, и не надо пробуждать интерес? Как вы считаете, нужно думать о смысле жизни? Нужно прямо спрашивать себя: а все ли у меня хорошо с точки зрения моего духовного состояния, с точки зрения моих целей?

Константин:

- Это не просто нужно, без этого, на мой взгляд, невозможно. Потому, что это так же. как корабль выходит в море и вдруг понимаете, что вы плывете не куда-то. не с какой-то целью, а вообще. Поэтому для меня это совершенно очевидно. И когда мы продолжаем беседу о ценностях, и когда мне говорят о ценностях Западного мира, я сразу хочу спросить, а что это за ценности Западного мира, которые сейчас мне активно очень навязывают в средствах массовой информации.

Чаплин:

- А вот мы сейчас и спросим. К нам присоединился Жан-Франсуа Тири, руководитель культурно-просветительского центра «Покровские ворота», который создан здесь при определяющем участии Католической Церкви. Сейчас многие обсуждают, особенно после вступления на папский престол Франциска, нового Папы Римского, есть ли у нас много общего с Католической Церковью? Или более важно и существенно то, что нас разделяет? Есть ли общие ценности у Западной Европы и у России? Я должен сказать, что мы с Жаном-Франсуа работали много лет на ниве поддержания контактов между Ватиканом и Католической Церковью и нами, Московским Патриархатом, Русской Православной Церковью. Изучали сложные ситуации, которые вызывали конфликты между верующими людьми. Старались делать все, чтобы эти ситуации были разрешены к обоюдной пользе. И, в общем, знаем друг друга достаточно хорошо. Мы можем сказать, что у нас во многом общие ценности? И почему эти общие ценности для некоторых людей не очевидны? Очень многие воспринимают как врага в России западную цивилизацию. А на Западе на Россию, прямо скажем, многие смотрят с недоверием, с боязнью, с ревностью, с непониманием.

Тири:

- Вы правильно говорите, что, наверное, нельзя отождествлять западный мир и определенные антихристианские течения. Нужно всегда немножко разделять все. Когда мы говорим, что Запад хочет нам навязать определенные ценности, надо понять, что это за Запад. Как вы правильно заметили в начале передачи, действительно, есть и христианские силы в Европе.

Чаплин:

- Мы уже вспоминали в эфире людей, которые вышли на улицы Парижа с лозунгом: Un pere, une mere – c’est elementaire. «Один отец, одна мама – вот так должно быть, это элементарно». Много этих людей?

Тири:

- Если в процентах, конечно, немного, наверное. Сколько было людей вчера?

Чаплин:

- Полтора миллиона. Попробуй, собери, даже с такой большой страны, как Россия.

Тири:

- Да, Россия очень большая географически. Но есть, без сомнения, живая церковь. Люди, которые переживают и которые вовлечены в жизнь самой церкви, как и везде по всему миру, эти люди, я думаю, что стоит на них ориентироваться. Они представляют новое христианство, другой взгляд на общество. Тем, что обычно нам говорят в средствах массовой информации.

Чаплин:

- А почему все-таки получается так, что и в России, да и в других странах, отличающихся по культуре от Запада, Запад воспринимается не как люди, ходящие в церковь, не как люди, которые живут и мыслят по-христиански, а как массовая культура, как поп-звезды, как политики, конечно же. Причем, как правило, политики, очень далекие от религии. Может быть, еще некоторые деятели высокого искусства. Может быть, еще некоторые философы, писатели. Ну и все. Почему в пространстве массовой коммуникации мы не слышим о верующей Европе, а слышим только о чем-то, что для многих верующих людей - мусульман, православных, каких-то еще верующих людей, - звучит и выглядит достаточно отталкивающе?

Тири:

- К сожалению, это так. Но это, может быть, правильно в смысле, что культура, которая преобладает после студенческой революции 68-го года, без сомнения, это культура, которая противопоставляется Христианству, которая хочет отрицать его присутствие и которая носит новые ценности в мире. Это та, которая стала преобладающей, уже царица на телевидении. Когда я смотрю телевидение, когда я у себя дома, у меня все вздрагивает, честно говоря. Как они могут так говорить? Я плачу налоги, бельгийцы платят за такое телевидение, за такое радио, за такие газеты, которые откровенно просто борются против Христианства.

Звонок, Алексей:

- Очень надеюсь, что с приходом нового Папы вот этот диалог между католической и православной церковью примет какой-то качественно новый оборот. Я уверен в том, что общаясь с представителями различных религий на Западе, просто с учеными, с интеллектуалами, я обратил внимание на то, что новые ценности, так называемые, которые транслируют средства массовой информации, западным человеком воспринимаются, как данность. Меня удивляет вот эта гибкость, опять-таки, наверное, в кавычках, с которой различные западные религиозные течения воспринимают это. Они каким-то образом адаптируются, как мне кажется, пусть меня извинит уважаемый представитель католической церкви, то, что я видел до того, они все как бы подстраиваются под то, что им несет вот это удивительное явление под названием СМИ. И пытаются, когда я начинал говорить с ними о том, что нам это свойственно в меньшей степени, я улавливал некий укор. Что, почему у вас это? И особенно они обвиняют именно православие, русскую православную церковь, к коей я принадлежу, в крещении Алексей. Благословите, батюшка.

Чаплин:

- Господь вас да благословит.

Алексей:

- И некий укор в том, что у вас есть тормоз прогресса, если говорить примитивно. И я предполагаю, что как раз таки на Западе появилось новое явление, которое понимает. что нельзя идти этим путем далее, он тупиковый.

Чаплин:

- Очень интересный вопрос. Действительно часто, не в случае Католической Церкви, а в случае некоторых протестантских церквей и сообществ, некоторые из которых можно, наверное, назвать постхристианскими, ты чувствуешь, как с течением веков и особенно последних десятилетий эти сообщества все больше и больше уступают моде на те или иные, изначально далекие от христианства вещи: на однополые браки те же, на рукоположение открытых гомосексуалистов. На то, чтобы считать Библию чем-то иносказательным, имеющим отношение только к своему времени, к реалиям давно прошедших веков. А сейчас, дескать, все это устарело, надо просто жить, как тебе нравится, и все это Бог благословит, потому что Он хороший, потому что Он не против чего бы то ни было. Он должен одобрять все, что я делаю. Это примерно то же самое, что в России называется «бог в душе». В западных некоторых сообществах протестантских или уже постпротестантских, это называется «человеколюбивое, гуманистическое понимание христианства». То есть тот же «бог в душе». Вот такой плюшевый мишка, который одобрит все, что бы ты ни сделал: украл – да, переспал со случайным человеком – да, обманул кого-то, сказал ложь, живешь совершенно без цели - и твой «бог в душе» все это одобрит. На Западе некоторые сообщества пытаются изобразить таким Христа. Тем, кто одобрит совершенно все. Это делается потому, что люди сами к этому пришли или потому, что их подтолкнули к мысли о том, что лучше не выделяться из общей моды и подстроить под нее свою веру?

Тири:

- Да, к сожалению, я сказал бы даже так: и внутри католической церкви такие течения наблюдаются. Это не только свойственно протестантскому миру. Я сказал бы так, что, наверное, это, когда разум начинает замутняться, когда человек не видит, не понимает свою традицию, забывает свои традиции, когда не произошла для человека живая встреча со Христом, когда это лишь традиция. В один момент традиция не может противопоставляться таким очень сильным напором современного мира.

Чаплин:

- Когда кто-то пытается отстаивать те или иные взгляды только потому, что они старые, это неубедительно. Очень сложно говорить о том, что некое утверждение правильно потому, что оно было правильным 100, 200 лет назад. Христианская идея немножко другая. Мы говорим о том, что некоторые вещи являются не старыми, а вечными. Потому, что они не меняются, как не меняется Бог. Ну, а как вы считаете, все-таки сегодня есть люди, которые готовы не прогибаться под означенную тенденцию и жить иначе, жить со смыслом, жить, ставя духовные ценности во главу угла? И какую роль в поддержке этих людей, если они есть, могут сыграть новый Папа, новая страница в жизни Католической Церкви, которую мы сегодня открываем?

Тири:

- Без сомнения, есть такое очень интересное явление внутри католической церкви, что называется, новое движение, новая община, которые родились до или после второго Ватиканского Собора.

Чаплин:

- Это в основном мирянские движения.

Тири:

- Да, это мирянские, это люди, которые понимали, что они живут в современном мире и решили найти новые формы, как францисканцы, доминиканцы в средневековье или иезуиты позже, силезианцы, неважно. Сейчас в ХХ веке это люди, которые шли, что надо свидетельствовать на рабочем месте. Там, где вы находитесь. Эти новые общины очень крепкие. И можно так сказать, что если раньше приход была структура, где люди все ходили автоматически, приход уже не стал такой структурой сейчас в Западной Европе. А новые общины являются тем местом, где люди встречаются, питаются своей верой. И я думаю, что именно формируют свое мировоззрение, которое способно противопоставить…

Чаплин:

- А не случайно к этим общинам сейчас начинается возбуждение недоверия. Вот про Opus Dei рассказывают как про какую-то чудовищную, опасную организацию, засекреченную и так далее. Сейчас в связи с тем, что новый Папа, если я правильно понимаю, близок к движению Communione e Liberazione, про это движение тоже начинают говорить какие-то сумрачные вещи. Говорят, что оно подозрительное. То же самое говорят про значительное количество активных верующих людей. Почему это происходит? Кто хотел бы, чтобы эти движения представали, как закрытые, опасные, мрачные, темные и вообще такие, которые лучше обходить подальше?

Тири:

- Это обвинения, которые делали вообще первым христианам.

Чаплин:

- Кстати, никогда не было иначе, потому, что первых христиан, которые были предельно открыты, которые были никому не опасны, которых было мало, их почему-то объявили опасными с самого начала.

Тири:

- И эти движения тоже маленькие по сравнению с мировым населением. Они, конечно, небольшие. Ну, наверное, потому что это что-то новое, и мы всегда боимся чего-то нового. Потому что новое невозможно контролировать. Сама церковь очень критически отнеслась к этим движениям в начале. Я могу рассказать маленький анекдот: один из кандидатов престола Святого Петра, епископ Анжело Скола был изгнан из семинарии. Именно потому, что он принадлежал «Общине освобождения». Это 70-е годы, наверное. Поэтому даже со стороны иерархии думают, что это такое? И пришлось немного подождать, когда Павел Второй узнал, в этих новых общинах, как бы действие святого духа, и им позволено работать.

Александр:

- Меня волнует вопрос: допустим, Бог создал человека мыслящим существом. Любая религия, масса вопросов, которые человек себе задает в отношении религии. Ему говорят, если вы веруете, значит. вы должны это принять. Как бы у вас никакого рационального взгляда быть не может. Но ведь человек таким создан?

Чаплин:

- Да, конечно, я считаю, что не случайно Бог создал нас обладающими умом. Мы своим умом можем постигать Бога. Через Его слово - через Библию, которая ведь не случайно сформулирована, в том числе и так, чтобы она апеллировала и к уму и одновременно к сердцу. Через природу, которую, как убежден верующий человек, создал Бог. Мы не должны отключать нашу голову, когда мы общаемся с Богом или когда мы что-то о Нем слышим. Жан-Франсуа, как вы считаете, умом Бога не понять?

Тири:

- Надо понять, каким умом. Проблема в том, что когда мы думаем об уме, о разуме, мы думаем о чем-то закрытом, которое понимает все до конца. Настоящий разум, это тот разум, который открывает в вещах, в людях, в природе тайну, что там, что-то есть – внутри всего этого, что не мы делали. Это вершина разума.

Чаплин:

- А с другой стороны, ведь, в самом деле, понимаешь, если ты не глупый человек, что ты не можешь понять всего. Есть какие-то вещи, которые, наверное, выше твоего понимания, и в какой-то момент приходится ясно себе сказать: это тайна. Пишет нам Марфа: «Для меня тезис «бытие определяет сознание» действенен. В Европе нет такого расслоения по классам и морали - кто 20 лет квартиру ждет, а кто-то в 30 лет в 12-комнатной стихи пишет». Как вы считаете, относительно более равные имущественные условия влияют как-то на религиозность, положительно или отрицательно?

Тири:

- Да. Это мое личное мнение. Но я думаю, что влияет. Человек, который нуждается, может быть, в деньгах, в привязанности, в любви, он просит гораздо больше. Он открыт к чему-то другому.

Чаплин:

- То есть лучше быть бедным?

Тири:

- Лучше просить, лучше нуждаться в чем-то. Потому что, если вы думаете, что у вас уже все есть, потому что у вас новый айпад – вы счастливый? Ну, вы бедный человек.

Чаплин:

- Мы только что видели пример человека, который обладал большим состоянием, который в течение долгого времени вершил политические события, который мог решать человеческие судьбы очень легко и даже, как говорят некоторые, решал их самым радикальным способом иногда, но, тем не менее, к концу своей жизни человек пришел, судя по всему, полностью опустошенным. И оставленным всеми, и не настроенным с тем, чтобы общаться с кем бы то ни было. Так тоже бывает. Материальное благосостояние - не ключ к счастью. Я в этом совершенно убежден. Жан-Франсуа, а как вы считаете, новый Папа, который вырос в том числе среди людей, живших в абсолютной бедности, который принес в Европу проблемы, чаяния, трагедии жителей Латинской Америки, принес горячую веру этих людей, принес их стремление разрешить социальные проблемы, он новую струю в жизнь Католической Церкви, в жизнь христианства на Западе внесет?

Тири:

- Я думаю, что он будет служить большой провокацией для Западной Европы, мне кажется. Первые реакции после его избрания…

Чаплин:

- Пока он вроде бы понравился. И я в этом усматриваю некий подтекст, который мне не очень нравится. Есть сейчас на Западе, да и в России люди, которые считают, что религии - и христианство, и ислам - лучше держать в сфере практических дел, в сфере заботы о бедных, помощи больным и умирающим. Ну, может быть, еще помощи детям, хотя лучше не надо. Но пусть, если уж очень хотят, пусть - желательно детям-инвалидам. А вот к элитным детям уже пускать верующих не надо. Но в любом случае их не надо допускать в сферу серьезной общественной дискуссии, культурной дискуссии, в сферу экономических процессов - не чисто экономической деятельности, а обсуждения будущего экономики. И уж тем более в сферу определения будущего общественной жизни. Оставайтесь где-то там, в благотворительных учреждениях, желательно для умирающих и пожилых людей, не лезьте к нам в душу, не лезьте в душу нашего общества… Вот такие ожидания оправдаются или нет?

Тири:

- Без сомнения, они есть. И есть такие старания умалить веру именно к заботам о бедных. Например, связанных здесь с Папой Франциском. Но здесь он очень хорошо говорит о том, что вообще самая бедность, это просить Христа. Это он уже несколько раз сказал. Но это СМИ не услышат. И пока, конечно, все его хвалят, но, уверен, что как только вопрос первый раз пойдет, например, о легализации гомосексуальных браков, я уверен, что он скажет, нет. Потому что он уже это сказал. Это его позиция.

Чаплин:

- Как вы считаете: все-таки, что важнее - нравиться общественному мнению, в частности, тому, кому хотелось бы, чтобы религия оставалась только в каких-то отведенных специально для нее местах, или говорить правду?

Тири:

- Я думаю, что лучше быть честным и действительно говорить правду. И помнить, что Христос сказал: «Я есть путь, истина и жизнь». Ничего, кроме истины, не может удовлетворить счастье человека. Поэтому лгать ни к чему.

Чаплин:

- Человек несчастен без Бога, человек несчастен без настоящего нравственного чувства, человек несчастен без смысла жизни. Мы должны ему об этом говорить, даже, если нас за это будут ругать, поливать помоями или даже убивать. Это не страшно. Страшно не сказать этого. Когда человек это услышит, он по-настоящему будет счастлив.

Всеволод ЧАПЛИН

http://penza.kp.ru/radio/stenography/65476/

 

05.04.2013

 

Протоиерей Всеволод Чаплин – о грехе, чувстве вины, смысле покаяния и прощения

 

Эфир программы «Время доверия» на радио «Комсомольская правда»

Время доверия

Тема: Протоиерей Всеволод Чаплин – о грехе, чувстве вины, смысле покаяния и прощения

Чаплин:

- Добрый вечер! У нас сегодня интересный гость – Елена Бискупска, начальник психологической службы Западного административного округа Москвы.

Бискупска:

- Добрый вечер!

Чаплин:

- Идет Великий пост. Это время особое. Время, когда мы воздерживаемся от определенного вида пищи, когда мы должны больше молиться и размышлять над серьезными вещами. Меньше развлекаться и позволять себе пустое времяпрепровождение. Но особенно это время покаяния. Мы должны переоценивать свою жизнь, смотреть за тем, что мы сделали дурного. И, самое главное, использовать время поста для того, чтобы отказаться от некоторых дурных вещей, справиться с собой. Смысл покаяния не в том, чтобы рвать на себе волосы и из-за этого отчаиваться. Смысл покаяния в том, чтобы измениться.

Наша сегодняшняя тема: проступок, грех, покаяние и прощение. Что это все значит для нас? Что значит, наша попытка переоценить свою жизнь? Сказать себе: да, я сделал что-то неправильное. Означает ли это, что нужно отчаиваться и унывать?

Для верующего человека, очевидно, что есть Божие прощение, которое дается в таинстве Покаяния, то есть в исповеди. Когда мы исповедуемся, мы через свидетеля-священника в особой молитве получаем от Самого Бога прощение. А для светского человека - что такое проступок и вина? Как вы считаете, человеку лучше не осознавать вину за что-то? Так часто говорят: не думайте о своих проступках, вам легче будет без чувства вины, без самоанализа. Забудьте. Даже если вы хорошо знаете, что совершили что-то дурное.

Бискупска:

- Хотим мы или не хотим, а чувство вины, в принципе, дано нам природой. И любой человек это испытывает.

Чаплин:

- Это правильное чувство? Или лучше его гнать от себя?

Бискупска:

- Оно само по себе дано природой, значит, оно правильное. Самая главная задача – это как справляться с этим чувством.

Чаплин:

- К вам, как и ко мне, наверное, приходят многие люди, рассказывая о своих проступках и испытывая чувство вины. Что вы им советуете?

Бискупска:

- Вина, сама по себе, негативная эмоция. И если человек понимает, что именно вина ему мешает, то мы работаем с чувством вины. Но без вины невозможно. Любой проступок…

Чаплин:

- То есть, это естественное чувство.

Бискупска:

- Естественное чувство.

Чаплин:

- Человеку естественно понимать, что он делал что-то не то, и испытывать вину.

Бискупска:

- Но долго с виной нельзя ходить, потому что, скорее всего, здесь самое лучшее средство, учитывая еще и Пост, а это вообще душевный покой и ценность, которая дана человеку, это изначальное качество каждого. В своем самом чистом виде покой – это внутреннее безмолвие. Но к этому нужно прийти. А прежде чем прийти к этому состоянию, нужно разобраться с виной.

Чаплин:

- Если все-таки чувство вины для человека естественно, значит, для него противоестественно эту вину не испытывать. Если человек говорит гадости, делает гадости, думает гадостным образом, и при этом считает, что все у него нормально, что он и дальше так должен поступать, значит, это плохо?

Бискупска:

- Это идет с детства. Если человек маленький согрешил, он может не знать, виноват он или не виноват. Естественно, взрослые ему говорят, что он сделал. И тогда ребенок начинает понимать. И вот это чувство у него зарождается. Но, самое главное, пережить это чувство с детства правильно.

Есть такая стратегия, которая называется «прошу прощения, говорю правду». Потому что если долго не признавать вину и не просить прощения, мы тогда очень долго будем искать самые различные средства, чтобы ее укрывать. А на это тоже уходит энергия.

Чаплин:

- Все-таки чувство вины как-то связано с воспитанием. А если человек вдруг почему-то сам понимает, даже не будучи воспитанным достойными родителями и в достойном обществе, что он сделал что-то не так, такое бывает? Или, если человеку не сказали, что он поступил неправильно, то он чувствует себя в полном порядке, что бы он ни делал… Совесть у человека есть?

Бискупска:

- Конечно, есть совесть у человека. Естественно, она является внутренним критерием, где можно, а где нельзя. Обозначает ему внутренние границы. Естественно, со внешним взаимодействием.

Почему я говорю, что эта стратегия работает? После того, как ты признал свою вину, попросил прощения и тебя услышали, то у тебя появляется другое чувство – чувство стыда. И уже это чувство не позволяет тебе в следующий раз совершать вот эти негативные поступки.

Чаплин:

- Это хорошее или плохое чувство?

Бискупска:

- Это очень хорошее чувство.

Чаплин:

- Сейчас, видя человека, который идет по трупам, делает все, что хочет, развратничает, ворует, обманывает, и при этом не испытывает вины, о нем многие скажут, что он счастливчик! Молодец. Ему хорошо. Он не парится, не морочится. Давайте брать с него пример. Таких людей много бывает?

Бискупска:

- Таких людей немного. Я думаю, что это крайняя степень проявления бесстыдства.

Чаплин:

- А почему человеку должно быть полезно испытывать стыд и вину? Почему этот человек не счастливчик, не  пример для подражания?

Бискупска:

- Кто испытывает вину, наверное, где-то счастлив. Он понимает, что он сделал не так. И именно это чувство… Каждое наше чувство – наша слуга. И мы должны знать, сколько оно нам служит. Я не раб этого чувства, а чувство мой раб. И я могу этим чувством управлять.

И после этой стратегии, когда с детства научишь ребеночка, когда он понимает, что нужно попросить прощения и после этого будет ему извинение, только тогда человек, будучи взрослым, знает, что это плохо.

Все берется с детства.

Чаплин:

- Итак, мы пришли к тому, что чувство вины и стыда - полезные вещи. Без них человеку бывает плохо. Стыд и вина – хорошие чувства, как мы установили. Но, действительно, вину в себе долго носить нельзя. Также как и обиду. Очень многие люди приходят на исповедь, приходят к психологам, говоря, что они годами носят в душе обиду, неразрешенную и не имеющую выхода. И, знаете, это разрушает людей. И очень серьезно. Если ты год, пять лет обижаешься на кого-то, кто рядом, носишь в себе эту обиду, это ничему не помогает, не решает никакой жизненной проблемы, но тебя медленно убивает. И твою собственную жизнь делает все более и более тяжелой. Как справляться с обидой? Как справляться с виной?

У нас есть звонок от Владимира.

- Добрый вечер! Отец Всеволод, вы говорите о том, что оставшаяся вина, она же имеет значение, когда душа идет в вечную жизнь по мытарствам. И за это придется держать там ответ. Как вы на это ответите?

Чаплин:

- Конечно, нераскаянный грех Господь наказывает. И хорошо, если Он наказывает в этой жизни. Плохо, если Он наказывает тогда, когда мы уже не можем покаяться, когда исчезает свобода выбора - после пересечения границы этой жизни. Но на самом деле вы спрашиваете о том, о чем мы сейчас и говорим. Неснятая вина, неразрешенная обида. Как с ней справиться? Верующий человек ответит очень просто: через исповедь, через Божие прощение. Мы верим в это прощение и не отчаиваемся, потому что знаем, что Господь прощает грех - если мы действительно хотим от него избавиться, и каемся, больше не желаем к нему возвращаться. Для психолога, что означает избавить человека от вины?

Бискупска:

- Человек сам избавляется от вины, от обиды. Вина и обида – это две негативные эмоции, хотя они обе и полезные. Когда у нас появляется вина? Тогда, когда кто-то на тебя обиделся. Это способ манипуляции.

Чаплин:

- То есть вину нам могут навязать…

Бискупска:

- Конечно.

Чаплин:

- Согласен. Это известный прием. И в семейных отношениях, и в отношениях на работе. И даже в отношениях между случайными людьми – заставить кого-то зависеть от той вины, которую ты ему подбросил. И что делать?

Бискупска:

- Конечно, маленький ребенок не может с этим справиться. А взрослый ответственный человек… Это зависит от роста личности, которая сама выбирает себе путь. Если она хочет расти, то она ищет средства. А если личность не хочет расти, то она ищет причины.

Чаплин:

- Можно ли избавиться от вины не разоблачением только того, кто может тебе мнимую вину подсунуть или гипертрофировать твою действительную вину? А если ты действительно виноват - что делать?

Бискупска:

- Признать – первое. И второе – попросить прощения. Да, я виноват. Но это делает в жизни ответственный человек, который вырос личностно.

Чаплин:

- Это то, что происходило вчера в храмах и не только в храмах. Разными способами люди просили друг у друга прощения за все вольные и невольные прегрешения, которые друг перед другом у людей бывают. Кто-то это делает формально. Очень модно сейчас смс посылать, в том числе людям, с которыми ты один или два раза всего взаимодействовал. Автоматом посылаются смс.

Бискупска:

- Даже в стихотворной форме.

Чаплин:

- Обычно это очень безвкусные стихотворения. Чудовищные по стилистике. Но, тем не менее, какое-то благое устремление есть у людей. Гораздо лучше, конечно, когда люди в храме друг у друга просят прощения. Тем более, когда они звонят друг другу, зная, что  совершили некую обиду.

Хорошо, ты просишь прощения, но тебя не прощают. Что делать? Или прощают формально, а через два-три дня начинают опять давать тебе понять, что чувствуют себя обиженными.

Бискупска:

- Знаете, здесь большая проблема не что тебя простят, а чтобы ты осознал свою вину.  Приходя к нам в службу, многие не понимают, в чем они, в принципе, виноваты. И что они такое делают. И когда они начинают понимать, объясняют сами себе, в чем они виноваты, разбираются в своем эмоционально-напряженном состоянии, только тогда они могут правильно эту вину преподнести.

В храме это воображаемый собеседник – Господь Бог.

Чаплин:

- Даже если ты простил, ты попросил прощения, часто вина остается у людей. Остается стремление что-то сделать для того, чтобы как-то сгладить собственный проступок. Обычно это проступок перед людьми. Чаще всего мы чувствуем себя виноватыми в том, что что-то неправильно сделали или чего-то не сделали. И часто бывает так, что неочевидным бывает прощение. Более того, человек может уже умереть. И что тогда делать?

Бискупска:

- Наверное, точно обратиться к психологу. Каждый конкретный случай очень индивидуальный. И все переживания человеческие имеют разную глубину. Или поверхностную, когда человек легко относится к тому, что кто-то ему не простил и пошел дальше. Хотя, может, чувство вины у него и глубокое. А кто-то, даже если его и просили, ходит и мучается.

Чаплин:

- А почему так бывает?

Бискупска:

- От устойчивости нервной системы. Эмоциональной сферы личности, которая в детстве и закладывается. Правильное отношение к вине.

Чаплин:

- Все можно вылечить формальным прощением?..

Бискупска:

- Нет. Не все. Именно степень вот этой вины… Есть различные методики: методика написания письма или рисования. Каждый раз, рисуя, вы выражаете на бумаге те чувства, которые у вас внутри просто спонтанно. И после того, как вы нарисовали, это уже не в вас. Это не бумаге. Вы посмотрели и можете попрощаться с этим чувством.

Чаплин:

- Если человек знает: он совершил что-то плохое, украл что-то, обидел кого-то, несправедливо рассказал начальству про какого-то человека, что он сделал то, что не делал на самом деле… Достаточно нарисовать что-то на бумаге и можно дальше делать что-то подобное?

Бискупска:

- Если ты себя не считаешь виноватым, тут не поможет рисунок. Если ты себя считаешь виноватым, но не можешь сказать, представляете, какие человек тратит силы, чтобы скрыть эту вину? Это, какое напряжение! Он все больше и больше придумывает методов, как это скрыть. И если к нему подходят, он становится в агрессию. Он не может справиться с этим чувством. Он все равно себя выдаст.

Чаплин:

- Апостол Павел пишет: «То, что хочу делать, не делаю. А то, что не хочу делать, делаю». Очень часто человек сознает, что поступает неправильно, но находит массу оправданий. Обстоятельства  такие. Денег надо заработать… Характер такой… И чувствую себя виноватым, но свою вину всячески оправдываю. И что же получается? Человек заглушает вину, что-то рисует на бумажке, потом повторяет свой проступок и опять мучается. И это становится системой жизни. Человек начинает привыкать к мысли о том, что делать дурные дела – это нормально. Дескать, жизнь так устроена.

Бискупска:

- Тот, кто приходит исправить вот эту свою вину именно внутри себя, которая его мучит, тот справляется и приходит в следующий раз на прием, естественно, с уменьшенной долей вины. А кто не хочет, он не придет. И будет ходить с этим чувством. И не будет это чувство его допекать, как того, кто осознал, что виноват.

Чаплин:

- У нас еще один звонок! Анисия у нас на связи. Здравствуйте!

- Здравствуйте! Мне, как православной, иногда приходится слышать мнение своих знакомых… Вернее, вопрос задают, а они люди неверующие. И недоумевают, как мы каемся даже за дурные мысли? Они считают, что якобы, мало что я плохо подумала… Главное, я ведь не сделала плохое дело! Не понимая, что мысли – это корень злого дела. Поясните, пожалуйста.

Чаплин:

- Ведь наши поступки связаны с нашими мыслями. И пишет тот же апостол Павел: из сердца исходят лжесвидетельства хулы, убийства. Дурные поступки основаны на наших внутренних процессах, мыслях. И нам для того, чтобы не совершить чего-то ужасного, не нужно в мыслях допускать что-либо ужасное. Всегда, когда мы делаем что-то ужасное, это сначала прокладывает дорогу в нашей душе, в сердце. Мысли очень важны. И надо пытаться исправлять собственные мысли. Чувства. И нам с этими мыслями и чувствами надо бороться, чтобы не произошло дурного поступка.

У нас на связи Владимир. Приветствую!

- Здравствуйте!. Вы тему поднимаете хорошую… Но все, что вы говорите, все это для хороших людей. А ведь есть люди, которые пьют, курят, матом ругаются. Вот какую-то методику, подход к тем людям надо…

И второй. Я встречал людей, у которых два голоса. Есть внутренний и нормальный. Причем, они очень противоречивые. Плохой внутренний голос, а человек хороший. Тема очень важная и ее никто никогда не застрагивает.

Чаплин:

- Как вы считаете, Елена Валентиновна, есть разные внутренние голоса у человека?

Бискупска:

- Наверное, есть.

Чаплин:

- И все ли люди могут быть разделены на хороших и плохих?

Бискупска:

- Кем?

Чаплин:

- На самом деле, лично я считаю, что  в каждом человеке есть хорошее и плохое. Нет людей, которые были бы обречены на то, чтобы погибнуть. Каждый человек создан Богом хорошим. Но, к сожалению, каждый человек наследует в себе ту греховную поврежденность, искаженность своей души, которая все наше человечество поразила после падения Адама. После того, как грех вошел в человеческую жизнь. Значит, по слову Достоевского, в каждом человеке Бог с дьяволом борются.  Поэтому нет абсолютно плохих и абсолютно хороших людей. Каждого человека можно спасти. И каждый может стать достойным неба, царствия Божия. Об этом говорит Евангелие и говорит христианская Церковь. Никто не пропащий, никто не погибший. Каждого Господь может изменить и обновить, но для этого нужно приложить собственную волю и принять решение не жить по закону греха. Понять, что вина, что цепь бесконечных грехов и самооправданий, о которых мы сегодня не раз говорили, это не навсегда. Это не обязательно. Можно стать полностью свободным не просто от чувства вины, но и от самих греховных дел и побуждений. Именно об этом мы друг другу говорим во время Великого поста. Другая жизнь возможна. И ее можно попробовать на себе, хотя бы на время, отказавшись от дурной привычки, от того, чтобы делать какие-то вещи, которые напрягают твою совесть.

Бискупска:

- Я не думаю, что большинство плохих или хороших людей. Каждый человек выбирает в любой момент своей жизни стать плохим или хорошим. Это все зависит от его нравственных основ и морали. Если человек понимает, что для него душевный непокой, что-то ему мешает, он хочет исправиться, ищет путь для себя, он его найдет. Если нет этого запроса у этого человека, он никогда не найдет покой в душе. Ему нравится быть беспокойным.

Чаплин:

- Если человек понимает, что он действительно был не прав в отношениях с ближними или в отношении собственной внутренней чистоты, всегда ли можно только средствами психологии ему помочь?

Бискупска:

- Если мы исходим из того, что любая наша эмоциональная составляющая, то это касается психики человека. Потому что человек состоит из эффективной, эмоциональной сферы и из той сферы, которая называется мышлением.

Чаплин:

- Вот он понимает, что не прав. Чем он может частично или полностью исправить то, что он неправильно сделал? Поступок важен для этого? Который мог бы исправить то, что он сделал неправильно?

Бискупска:

- Конечно, важен поступок. Но первое – это признание.

Чаплин:

- Если он пьяница - бросить пить. Если он обидел кого-то, сделать что-то для этого человека. Если он украл что-то, вернуть.

Бискупска:

- Любая эмоция несет в себе большой заряд. Если он положительный, то человеку это помогает. Если отрицательный, то человек мучается и ищет выход. Он найдет любым способом выход. Было бы желание.

Чаплин:

- А все ли равно, какой это должен быть выход? Например, человек украл. Ему нужно вернуть то, что он украл? Или достаточно ему просто сказать себе, что все хорошо. Все так делают, и я так буду делать.

Бискупска:

- Думаю, у всех это по-разному происходит.

Чаплин:

- А все-таки? Если человек понимает, что его вина – это не придумка, не попытка ему навязать мнимую вину, а это связано с его реальным поступком? И может ли он изгладить этот поступок добрым делом?

Бискупска:

- Если будет запрос от того случая, который ввел его в это состояние вины, что нужно сделать что-то, конечно, это поступок, который называется «попросить прощения».

Чаплин:

- И, наверное, что-то сделать доброе тому человеку, который из-за тебя претерпел те или иные трудности.

Бискупска:

- Добродетель должна тоже присутствовать. Если есть запрос на это. Если на это нет запроса, хотя бы сказать «простите».

Чаплин:

- А запрос должен быть чей? Самого человека или того, кто им обижен?

Бискупска:

- Давайте рассмотрим этот вопрос так. Если ребенок провинился и приходит к маме, говорить «прости», а мама говорит: «Давай разберемся, что с тобой произошло? И почему ты испытываешь это чувство». Мама его простила. Но если мама поставила его в угол, ребенок знает, что за это будет наказание. И он всячески будет скрывать. Строгое наказание не должно быть. Абсолютно.

Чаплин:

- У нас на связи Сергей.

- Здравствуйте! Когда я, допустим, прихожу в церковь исповедоваться, как бы я ни хотел этого, я не чувствую стыда за свои грехи. И я понимаю, что я во многом грешен. И я понимаю, что было бы неплохо покаяться. Но вот… Нет у меня чувства стыда. И я не знаю, что с этим делать.

Чаплин:

- А почему вы все-таки приходите в храм? Кто-то вам подсказывает, что так нужно сделать? Или вы считаете это частью какой-то традиции?

- Нет…

Чаплин:

- Видите ли, если человек совершенно не сомневается в правильности того, что он сделал, сказал какое-то дурное дело, но все-таки приходит на исповедь, значит, он себя правым не считает.

- Я  понимаю, что я неправильно… Я сделал что-то неправильно. Но я не испытываю чувства стыда. В том-то и дело. Как-то вот… Наверное, это про то, что люди двуличные? В мыслях одно…

Чаплин:

- Елена Валентиновна, что такое стыд вообще? Чем он отличается от холодного признания, констатации факта «я сделал что-то не то».

Бискупска:

- Стыд – это тоже эмоция. Но это эмоция положительная. В отличие от вины. Там можно признавать или не признавать, как сказал наш радиослушатель. Вот Сергей сказал, что не чувствует стыда. Может, это и не было виной?

Чаплин:

- Знаете, есть люди, которые просто не знают, что такое стыд. Стыд – это состояние, в котором ты не хочешь, чтобы твой грех видели. Ты понимаешь, что он будет осужден, что ты делаешь что-то, что другим людям не понравится. Стыд – это соотнесение твоего собственного состояния и твоего проступка с мнением других. У нас некоторые сейчас в интернете самыми последними словами ругаются на окружающих, но при этом прячутся за ником, думая, что их никогда не узнают. А потом как-то вдруг становится известно все… И этот человек кому-то известен. И выясняется, что все те гадости, которые он под ником писал, написано именно им! И становится стыдно! Человек пытается скрыть свой проступок. Перед другими стыдно. Мне кажется, что это не хорошо и не плохо в чистом виде. Это просто говорит о том, что человек живой, и у него есть совесть. Он понимает, что делает что-то неправильно. И он под ником пытался скрыться не только от людей, но и от собственной совести. И с этим нужно что-то делать. И в пост, и вне поста нужно исправляться.

Бискупска:

- Любой человек, который приходит к нам с таким запросом, я это называю личностным ростом. И именно в состоянии умственного покоя можно понять, виноват ты или нет.

Чаплин:

- Мы все заняты, бегаем… Много ли сегодня людей со спокойным умом?.. Кстати, несколько дней назад на пресс-конференции в этом здании я предложил подумать над идеей одного священника из Украины, протоиерея Георгия Коваленко, о том, что нужен информационный пост. Что нужно попробовать в течение поста, пусть неделю, несколько дней, отказаться от какого-то процента информации, которую ты потребляешь. Для того, чтобы понять, что другая жизнь возможна. И вовсе ты не должен быть рабом этой информации. Но, тем не менее, многие люди потребляют и производят огромное количество пустых или наполненных чем-то плохим байтов. И нет возможности легко обрести спокойный ум и спокойное сердце. Что делать?

Бискупска:

- Есть такая возможность. И очень много методов. Один из методов такой, чтобы, хотя на один день отказаться от оценки. Не оценивать никого, кто рядом с вами, не интерпретировать поступки человека со своими поступками. Хотя бы попробовать. И прислушаться к себе. Если не можешь 40 дней поститься, соблюдать тот самый покой… В начале было слово. А слово – это результат мысли. Две психические функции задействованы – мышление и речь, которые нам необходимы для взаимодействия. Иногда мышление вне состояния покоя, оно нам мешает. И чтобы упокоить себя, попробуй не оценивать.

Чаплин:

- Это огромная роскошь в окружающем нас мире! И эту роскошь, в том числе, и предлагает людям пост. Я был очень удивлен тому, что сегодня я получил е-мейлов раза в четыре меньше, чем обычно. Я сначала не очень понял, что произошло… И вдруг ты понимаешь, что люди начинают учиться чуть-чуть останавливаться. Чуть-чуть успокаиваться. Переключаться с работы на что-то другое. Заповедь Божия о хранении субботнего дня не случайно нам дана. Она дает нам возможность понять, что рабочая жизнь – это не вся жизнь. Ты можешь жить по-другому. И пост – это то время, когда мы можем переключиться с обычной жизни на чуть-чуть другую. На более осмысленную. На более глубокую и одухотворенную. И понять, что все возможно. Мы не рабы нашей информации, работы.

Спасибо. Успехов вам в добрых делах!

http://penza.kp.ru/radio/stenography/64891/

 

 

 







HotLog с 21.11.06

Создание сайтаИнтернет маркетинг