Пенза Православная Пенза Православная
  АННОТАЦИИ Православный календарь Народный календарь ВИДЕО-ЗАЛ Детям Детское творчество Стихи КОНТАКТЫ  
ГЛАВНАЯ
ИЗ ЖИЗНИ МИТРОПОЛИИ
Тронный Зал
История епархии
История храмов
Сурская ГОЛГОФА
МАРТИРОЛОГ
Пензенские святыни
Святые источники
Фотогалерея"ХХ век"
Беседка
Зарисовки
Щит Отечества
Воин-мученик
Вопросы священнику
Воскресная школа
Православные чудеса
Ковчежец
Паломничество
Миссионерство
Милосердие
Благотворительность
Ради ХРИСТА !
В помощь болящему
Архив
Альманах П Л
Газета П П С
Журнал П Е В

М И С С И О Н Е Р С Т В О 27.11.22
Обзор сообщений 50-ти областных и районных СМИ

Обзор сообщений 50-ти областных и районных СМИ

за седмицу 24 июня – 01 июля 2012 года

26.06.2012

 

За Pussy Riot вступилась творческая элита

 

Более сотни деятелей культуры и искусства России просят освободить из-под стражи Надежду Толоконникову, Марию Алехину и Екатерину Самуцевич

Во вторник, 26 июня в Верховный суд России и Мосгорсуд, на имя их председателей, поступило обращение в защиту трех участниц группы Pussy Riot, привлеченных к уголовной ответственности за панк-молебен в храме Христа Спасителя. А на сайте «Эха Москвы» начиная со среды будет продолжаться сбор подписей...

Вот о чем говорится в этом документе...

«Мы, нижеподписавшиеся, по-разному оцениваем морально-этическую сторону действий участниц февральской акции в храме Христа Спасителя, но:

— мы считаем, что действия Pussy Riot не являются уголовным преступлением. Девушки никого не убили, не ограбили, не совершали насилия, не уничтожали и не похищали чужого имущества. Россия — светское государство, и никакие антиклерикальные действия, если они не подпадают под статьи УК, не могут быть причиной уголовного преследования;

— мы полагаем, что уголовное дело против Pussy Riot компрометирует российскую судебную систему и подрывает доверие к институтам власти в целом. Все то время, пока участницы акции находятся под стражей, в обществе нарастает атмосфера нетерпимости, что ведет к его расколу и радикализации;

— мы не видим законных оснований и практического смысла дальнейшей изоляции от общества этих молодых женщин, не представляющих никакой реальной опасности. Тем более что две из них — молодые мамы;

— мы убеждены, что необходимо освободить из-под стражи Надежду Толоконникову, Марию Алехину и Екатерину Самуцевич и прекратить их дело или переквалифицировать его из уголовного в административное.

26.06.2012 г.»

Среди тех, кто подписал это письмо - Олег Басилашвили, Чулпан Хаматова, Эльдар Рязанов, Евгений Миронов, Лия Ахеджакова, Михаил Жванецкий, Сергей Юрский, Роман Виктюк, Марк Захаров, Андрей Кончаловский, Андрей Макаревич, Павел Чухрай, Федор Бондарчук, Борис Гребенщиков...

Напомним, 20 июня Таганский суд Москвы продлил срок содержания под стражей участниц группы Pussy Riot. Надежда Толоконникова, Мария Алехина и Екатерина Самуцевич находятся под арестом в следственном изоляторе с марта этого года. Им предъявлено обвинение по статье 213 УК РФ часть 2, согласно которой каждой грозит до 7 лет лишения свободы.

Напомним, ранее в Интернете появилось послание Патриарху Московскому и всея Руси Кириллу. Авторы письма выступили с резкой критикой Pussy Riot и православных, которые обратились к главе РПЦ с просьбой помиловать участниц коллектива (далее).

Александр ГАМОВ

http://penza.kp.ru/daily/25906/2862344/

 

Постоянная ведущая программы «В поисках истины» на радио «КП» Елена Ханга27.06.2012

 

Постоянная ведущая программы «В поисках истины» на радио «КП» Елена Ханга

 

Подводные камни конкурсов красоты для малышей [дискуссия на радио КП].

В прямом эфире радио КП семейный психолог Наталья Панфилова, заместитель директора модельного агентства «Лилас Модэл Мэнеджмент» Мария Метель рассказывает ведущей Елене Ханге, почему модели должны заканчивать вуз, как бороться с анорексией и жуткой конкуренции между мамами и дочками-моделями.

Ханга:

- Добрый вечер! В прошлые выходные меня пригласили в жюри конкурса красоты «Маленькая принцесса». Он проходил в театре «Новая опера», что в парке «Эрмитаж». Все было замечательно. Я сидела четыре часа в жюри и дети выступали. Им было от 3 до 14 лет. Они пели, танцевали, переодевались в красивые платья. И меня мучило два вопроса. Сколько стоят эти платья? Мне кажется, там были «Армани»… Не было ни одного сшитого на коленках мамой. И второе. Зачем родители заставляют дочек-дошкольниц выходить на подиум? Ведь это так волнительно!

Итак, вопрос эксперту. Мария, скажите, родители, которые заставляют дошкольниц выходить на подиум, что это? Комплексы собственные? Амбиции? Или у родителей что-то не сложилось и теперь они за счет детей хотят заработать?

Метель:

- Однозначно говорить достаточно сложно. К нам обращаются разные родители. Их можно поделить, условно, на несколько групп. Первая группа желает, чтобы их чадо красовалось на подиумах, чтобы фигурировало имя в титрах, чтобы на них смотрели с экранов телевизоров. Вторые хотят, чтобы ребенок был раскомплексован, чтобы была прямая спина, чтобы научился двигаться, правильно ходить. Они не думают о модельной работе для ребенка. И есть третья группа родителей, которые хотят просто попробовать, которые не знают, что такое модельный бизнес, но это очень актуальная тема сейчас.

Ханга:

- Теперь мнение Натальи Александровны.

Панфилова:

- Очень хорошо, когда маленького ребенка отдают в модельный бизнес. Действительно, это помогает ребенку освоиться, не бояться публики. Не только стишки, но и ходить учиться… С трех до подросткового возраста, до десяти лет. Подростковый возраст довольно сложный. И родители не всегда понимают, что с ребенком происходит внутри. Поэтому это очень опасно для девочек и для родителей. Звонок, Сергей:

- Здравствуйте. У меня есть дочь. Ей пять лет.

Ханга:

- И что вы думаете? Отдать ее в модельный бизнес?

Сергей:

- Вы знаете, в свое время была великолепная песня состряпана про конкурс красоты собак, где Валерий Леонтьев пел, что это выставка хозяев, а собакам все равно.

Ханга:

- Правильно!

Сергей:

- А в отношении конкурса красоты женщин, допустим, один писатель-классик выразился, что женская красота – это есть ее репродуктивное достоинство, прежде всего. Поэтому как в дальнейшем это репродуктивное достоинство будет эксплуатироваться красавицами, покажет, насколько циничны эти конкурсы.

Ханга:

- Я правильно поняла, что вы не пошлете свою дочку на конкурс красоты?

Сергей:

- Нет. Ни боже мой! Ни в коем случае!

Ханга:

- А если она будет такая красавица? К вам подойдет агент и скажет, что он продаст вашу девочку в Париж!

Сергей:

- Ой, продам! Докатились! Мы будем торговать живой плотью еще! Если она у меня будет красавица, пусть на подвиги и на великие дела вдохновляет мужчин, а не торгует своей внешностью.

Панфилова:

- Как мне нравится позиция!

Ханга:

- Какой папа!

Звонок, Владимир:

- Здравствуйте! Я хотел с Сергеем поспорить сначала. А потом понял, что буду дуть с ним в одну дуду. У меня четыре девки. Кстати, по поводу девчонок… Большой опыт. От двух с половиной лет до тридцати пяти. Вот.

Родителей надо лечить и отнимать детей не у тех, у кого три апельсина вместо четырех в холодильнике, как по нынешним законам. А у этих матерей, которые ботокс колят. У них детей не отнимают. Мой ребенок предпоследний с малого детства, с шести-семи лет ходил на хор, в танцевальный ансамбль «Кудринку». Какие девочки! Они у меня все на глазах выросли.

Ханга:

- Если бы ваша девочка ходила по подиуму? Пряменько и красиво. Улыбалась. Потом, она бы путешествовала по всему миру.

Владимир:

- Отдайте в спорт! Там и спинку выпрямят, и раскрепостят.

Это бред! Все культивируется телевизором. Потому что Ксюша Собчак, успешная, два миллиона… Все хотят на подиум приподнять ребеночка своего. Это уродование детей!

Ханга:

- Спасибо!

Панфилова:

- Это позиция мужчин, которые имеют семьи, детей.

Ханга:

- Мамы-то не звонят…

Панфилова:

- Как ни странно, это часто идея мам, а не пап. Мечты мамы… И это часто способ удержания папы таким образом.

Ханга:

- Ну-ка! Проанализируйте.

Панфилова:

- Папа против, мама – за. И вот им уже есть, о чем поговорить. Потом, если у девочки будет хорошо получаться, вроде как папа должен гордиться. И неважно, хорошо она играет на скрипке, бегает или по подиуму ходит.

Метель:

- Я согласна с мнением обоих пап. Дело в том, что все эти конкурсы красоты не отражают ни с какой стороны модельный бизнес в целом. Возможно, это превратное отношение к модельному бизнесу, которое сложилось в России. Но за рубежом все совсем по-другому. И, более того, я не знаю ни одну известную модель, которая участвовала бы в конкурсе красоты.

Ханга:

- Правда? А как они добиваются успеха?

Метель:

- Подиум на неделе моды – это нечто большее, чем просто конкурс красоты.

Ханга:

- Расскажите о подводных камнях. Чего должны опасаться родители, когда хотят ступить на этот скользкий путь?

Метель:

- Это очень скользкий путь. Особенно в России.

Если уж вы решили отдать своего ребенка, неважно, сколько ему лет, пять, десять или восемнадцать, мы всегда настоятельно рекомендуем, чтобы даже взрослые девочки приходили в агентство с родителями. Родители видят некие подводные камни лучше, чем девочки, которые ослеплены своей идеей – быть моделью.

Уважаемые родители! Вы должны познакомиться с директором агентства. Пообщаться. И это не вопрос одной беседы. И не вопрос двух. Достаточно часто поездить в агентство, чтобы понять, в каком коллективе будет находиться ваш ребенок.

Второе. Надо понять, какой агент будет развивать и строить карьеру модели дочери или сына.

И третье. Один из ключевых параметров. Надо узнать об агентстве, собрать информацию о деятельности агентства, портфолио.

Ханга:

- Я всегда очень опасаюсь, когда мне говорят: посмотри, что там пишут об агентстве, о магазине и так далее. Мне кажется, что сотрудники пиар-отдела…

Панфилова:

-… долгими зимними вечерами пишут отчеты о своей работе…

Метель:

- Такое тоже бывает. Понятное дело, что не без этого. Но есть и хорошие отзывы.

Ханга:

- Может, я глупость сейчас скажу… Я слышала, что в нашей стране если директор агентства мужчина, то это должно настораживать. И словом «педофилия» все это отдает.

Метель:

- Это правда. И такие агентства существуют. Просто нужно придерживаться определенной этики и не разглашать их имена.

Ханга:

- Без имен! Скажите, а как найти…

Метель:

- Это, действительно, есть. И я бы очень думала на месте родителей, прежде чем отправлять ребенка в агентство, во главе которого стоит мужчина.

Это правда.

Ханга:

- Какие были случаи?

Метель:

- Были и хорошие случаи, когда мужчины были исключительными агентами. Они относились ко всем моделям, как к собственным дочерям. Покойный агент Водяновой тому пример. Он занимался ее развитием.

Но есть и другие случаи, когда состоятельный мужчина путешествует по всей России, они делают скаутинговые поездки в поисках девушек. Обычно из неблагополучных семей. Эти девушки хотят уйти из родительского дома. Их ослепляют, говорят, что будет успешность и карьера. Они приезжают в столицу. Подписывают контракт, не читая.

Ханга:

- А что там может быть написано?

Метель:

- Там могут быть разные подводные камни. Надо смотреть срок составления контракта. Любой контракт, особенно в России, должен составляться не более, чем на два года.

Есть контракты, которые составляются на неограниченное количество времени. Но такие контракты очень сложно разрывать.

Ханга:

- Но родители-то обязаны подписывать эти контракты?

Метель:

- Да. Если девочке нет 18 лет, контракт подписывается только с родителями.

Ханга:

- И что себе думают родители?

Метель:

- Когда они уже понимают, с кем имеют дело, кто-то идет в юридическую контору и проверяет, все ли хорошо. Потому что агентство должно быть закреплено и с юридической стороны. Кто-то верит на честное слово. Подписывает. А кто-то не читает. Такое тоже бывает.

Наше агентство дает контракт. Родители знакомятся с ним. Приходят с вопросами. И когда получают ответы на свои вопросы, они подписывают документ.

Ханга:

- Наталья, я слышала, девочек отсылали за границу без взрослых. Эти родители дают себе отчет, что они делают?

Панфилова:

- Очень часто родители об этом не думают. У родителей своя параллельная жизнь. В том смысле, что родители где-то работают. Если мы говорим про глубинку, то там они по-своему довольны, что девочка, ей будет лучше, чем в деревне Гадюкино.

И юридическая безграмотность. Я поражаюсь иногда, когда мне люди говорят, как они что-то подписывают, не глядя. А договор надо читать в любом случае. Там может быть пункт персонально для тебя, и потом его будет очень сложно оспорить.

Ханга:

- А какие опасности подстерегают девушек?

Панфилова:

- Это очень опасный возраст. Очень неустойчивая психика, они очень легковерны, доверчивы. У них дикое самомнение. И скорости протекания психических реакций в этом возрасте совершенно сумасшедшие! Девочка может очень быстро «зазвездить», кому-то довериться…

Ханга:

- Сам факт, что ее оценивают, постоянно на нее смотрят… А тут ведь она не вкалывает в понимании таком… И вдруг выясняется, что она самая красивая. Это не опасно?

Панфилова:

- Именно для подростков это очень опасно. Даже 20-летняя модель в этом смысле лучше защищена, потому что психика более устойчива. А девочка… И может заложиться программа на всю жизнь, что я свою внешность должна холить и лелеять, потому что это единственное, чем надо в жизни дорожить.

Метель:

- Я не со всем согласна. Сейчас тенденция такова, что очень большая конкуренция. И модель может сделать успешную карьеру только в том случае, это правда, если она далеко не глупый человек.

Ханга:

- Что она, ЕГЭ у вас там сдает?

Метель:

- Не только ЕГЭ. Мы настоятельно рекомендуем заканчивать высшее образовательное учреждение. Человек должен понимать, что век модели не долог. Надо заниматься еще чем-то в этой жизни. С таким человеком легче работать, легче находить общий язык.

Ханга:

- Давайте возьмем великолепных, которые на слуху… Та же самая Водянова. Ну…

Метель:

- Все говорят о Водяновой.

Ханга:

- Просто это единственная, которая у нас раскручена.

Метель:

- Сейчас уже не единственная. Просто так сложилось. И она попала в тот момент, когда конкуренция не была настолько большая. Ее карьера сложилась в 2000-е. Это следующая эпоха после золотого века топ-моделей, после 90-х. Ренессанс.

Тогда были нужны новые лица. Все сложилось. Все привыкли к определенной красоте, которая была характерна для восьмидесятых. А Водянова – это новое веяние. Не все сразу получалось. Просто ее заметили. Но таких случаев, как Водянова, очень мало.

Ханга:

- Надо учиться…

Метель:

- Обязательно!

Ханга:

- Оказывается, есть параметры красоты. Я знаю, что бедра такие, грудь такая… Но оказывается, есть размеры в лице.

Метель:

- Это, действительно, так. Параметры красоты меняются. В этом плане можно сказать, что иногда это искусственные веяния. Появляется девушка на подиуме и все начинают оголтело искать тип лица, точно такой же. Все дома моды ищут такой типаж.

Недавно я была на встрече с представителями крупнейшего французского агентства. Им запала в душу наша девушка, модель. Они взяли ее фотографии. И начали линейкой вымерять расстояние от уха до носа…

Ханга:

- Расскажите!

Метель:

- Расстояния у них свои. Они, как профессионалы высокого класса, смотрят и говорят, что эта девушка для дома «Баленсиага». Измерили расстояние от носа до скул. И поняли, что у нее абсолютно правильные черты лица для этого дома.

Теоретически актуальные лица, которые сегодня, на которых спрос в мире моды, это беби фейс. Будет всегда в моде. Это девочки, которые похожи на…

Ханга:

- Лолиты такие…

Метель:

- Не Лолиты. Они, наоборот, нетронутые и невинные девочки. Девушки с детским лицом. Очень любит Азия такие лица. Япония обожает.

Стронг фейс – это волевое лицо, с волевыми чертами характера. Дом «Баленсиага», дом «Живанши». У них последний показ был – исключительно такие лица.

И, конечно же, классическая красота. Она всегда будет актуальна. Любят ее в съемках «бьюти». Это косметические продукции. Такие лица всегда будут в моде.

Ханга:

- Понятно. Но это не значит, что они красивые.

Метель:

- Это, как раз, красивые лица. Если про стронг-фейс и беби-фейс можно сказать, что это что-то нам непонятное, только специалисты могут оценить, то естественная и натуральная красота, классическая, она всегда будет актуальна.

Панфилова:

- Я с ужасом все это так слушаю…

Ханга:

- И сейчас девочки начнут вымерять…

Метель:

- Слава богу, они не знают этих параметров.

Панфилова:

- Сумасшедшие родители, которые где-то вычитали об этом, что должны быть параметры и начнут…

Ханга:

- Вернемся к родителям. Какие у нас опасности для родителей? Что они должны понимать? Я слышала, что среди агентов очень много маргиналов. Можно напороться на страшного человека.

Метель:

- Это очень опасно. В Москве, именно в Москве это бич. Есть люди, которые хотят зарабатывать на девочках большие деньги. Как правило, у этих людей очень большие психологические проблемы. Они зомбируют. И это бывает. И если вдруг ваша девочка сказала, что у нее появился модельный агент или вы видите, что что-то не так, она начинает где-то сниматься, вы обязательно должны познакомиться с этим человеком, чтобы понимать, в чем причина. Зомбируют по-настоящему. Такие лица есть.

Ханга:

- Чтобы потом зарабатывать на них.

Метель:

- Конечно.

Ханга:

- Я сотрудничала со скаутом. Опасный очень человек. Человек, который ищет модель, чтобы потом предлагать в агентство.

Вторая сторона. Есть агентства, в которых мужчины-директоры занимаются педофилией. Остерегайтесь. Если вы видите психологические проблемы у ребенка, замкнутость, то надо прямиком бежать к психологу и разбираться, в чем дело

Ханга:

- И еще я слышала, что многих девочек забирают в хостес. Расскажите, что это такое.

Метель:

- Да. Хостес – понятие неплохое. Это девушки, которые работают на различных корпоративных мероприятиях. Просто красивые девушки, которые встречают гостей. Разговаривают с ними. Но есть оборотная сторона медали. Есть другой хостес. Девушки, которые сопровождают делегации или работают на тех же самых корпоративах, но с вытекающими из этого последствиями. Они уединяются в приватных комнатах. Есть агентства, которые специализируются на хостесах.

Ханга:

- Несовершеннолетних.

Метель:

- Там разные. Надо понимать, что там определенный тип девушек. Вряд ли ваша девочка, у которой нетронутые черты лица, попадет туда. Там любят девушек, видавших виды.

Ханга:

- Я слышала, что сейчас в моде такие вот лица нетронутых. Из провинции привозят невинных девушек.

Метель:

- Да. Если мы говорим о высокой моде, где разбираются в вопросе. В Москве, к сожалению, такого нет.

Профессионалов своего дела очень мало.

Ханга:

- Мы ужастики какие-то рассказываем.

Метель:

- О них надо знать!

Ханга:

- А что вы скажете о мужском подиуме?

Метель:

- Мужской подиум – отдельная тема для разговора. Если мы говорим о западном подиуме, он меняется с молниеносной скоростью. Сейчас в моде мальчики-андрогены. Это мальчик, похожие на девочек. Действительно…

Ханга:

- Имеется в виду, мальчики нестандартной ориентации?

Метель:

- Нет. У них женская фигура и, мало того, им делают макияж точно такой же, как у девушек. Прически. Да, Жан-Поль Готье ввел моду на эти модели. Он пытался показать свою неординарность этим. За ним последовал весь мир.

У нас такого, слава богу, нет. Пока не докатились.

Ханга:

- Но не опасно отдавать своих мальчиков на подиум?

Метель:

- Мне кажется, мальчик сам должен этого захотеть. Честно говоря, я бы не стала рекомендовать родителям отдавать мальчиков. Мальчик должен заниматься спортом. Мальчик может зарабатывать на модельном бизнесе очень большие деньги, если у него исключительные данные. Если это работа, и он серьезно к этому подходит. А если это подработка, то нет.

 

Детки на подиуме смотрятся мило. Но какова их «закулисная» жизнь?

Детки на подиуме смотрятся мило. Но какова их «закулисная» жизнь?

Фото: Анатолий ЖДАНОВ

Ханга:

- Наталья, к вам, наверное, приходили девочки-подростки. Модели. Чем они делились? Что самое сложное в их психике?

Панфилова:

- Тот момент, ставка на то, что я теперь буду заниматься этим. И ничем другим я заниматься не хочу. И такая внутренняя установка на то, что только это и ничто другое!

Я понимаю, в чем тут может быть серьезная засада. Если у этой девочки не получается сбросить вес, кто-то ей сказал, что она страшная, а это ведь довольно конкурентный мир… Мария говорила, что конкуренция высокая, а Москва – город циничный.

Очень много разговоров вокруг этого. Это нарушает связи коммуникационные.

Ханга:

- Они к вам приходят и что они от вас хотят?

Панфилова:

- Запросы бывают разные. Иногда приводят родители. Говорят, что у ребенка едет крыша. Боятся, что будет анорексия. Не ест. Или ест, бежит в туалете. И у мамы подозрение, что она два пальца засовывает в рот. И особенно, когда идет резкое снижение веса, конечно, это опасно для здоровья. Начинаешь разговаривать. И выяснятся, что она очень боится, что ее больше не возьмут на показ.

Ханга:

- Я знаю столько случаев, когда родители говорят, что надень длиннее юбку, я тебя ноги кривые…

Панфилова:

- Да. Подростки очень чувствительны. К сожалению, родители дают очень противоречивые послания своим детям. Например, с одной стороны, говорят, ты красивая и должна ходить по подиуму, а с другой, говорят, что ты много ешь.

Метель:

- Я вам больше скажу. Есть родители, которые конкурируют со своими детьми. Такое тоже бывает. Мамы начинают соперничать с дочками. Они отдают их в модельный бизнес. И потом начинается соперничество. Это, конечно, не ярко выражено, но психологически со стороны это очень видно.

Ханга:

- Вы это видите?

Метель:

- У меня был один такой случай. И, слава Богу, в нашем агентстве такого нет. Но это бывает.

Ханга:

- А в чем это проявляется?

Метель:

- С самого начала, когда они отдают девочек, они считают, что их ребенок скованный. И как только ребенок начинает добиваться каких-то успехов, фотографии появляются в журнале, она красиво ходит, мама говорит, что нет, надо забирать. Она страшная. Ничего не получится. И это очень страшный вопрос!

Панфилова:

- Мамы могут опускать самооценку своих дочерей очень легко, потому что кредит доверия у ребенка к маме. Девочка же не думает, что мама может ей какую-то гадость… И девочка начинает грузиться и думать об этом 24 часа в сутки.

Ханга:

- Я слышала, что маме немного лет, а девочка подросток и никто не смотрит на девочку, поскольку она маленькая. А после того, как девушка расцвела, на нее обращают внимание. А мама рядом стоит и понимает, что она вышла в тираж. И ее начинает раздражать собственная дочь.

Панфилова:

- У меня была история с девочкой, мама которую фактически выслала в Москву заниматься модельным бизнесом, потому что, видимо, она вступила в тот возраст, когда ее кавалеры, а она любила мужчин помоложе, стали засматриваться на ее дочь. Таким мамам надо аккуратнее читать юридические документы, чтобы девочка не попала в кабалу.

Ханга:

- Или ходить к психологу.

Панфилова:

- Хорошо бы было.

Метель:

- Это еще задача первостепенная модельного агентства – следить за своими подопечными. По сути, хорошее агентство – это большая семья. Хороших агентств в Москве очень мало. И надо обязательно знакомиться с людьми, которые будут заниматься развитием и саморазвитием человека тоже.

Ханга:

- Очень важно понять для родителей, насколько опасен бизнес. Помимо Водяновой, была очень известная модель Руслана Коршунова, которая плохо закончила. Одни говорят, что выбросилась из окна, другие говорят, что ее выбросили. Это же ужас!

Метель:

- Ей исполнилось всего лишь 21 год. История нашумевшая. Покрытая тайной.

Ханга:

- Говорят, наркотики…

Метель:

- Вы знаете, это распространено. Поэтому я и говорила, что человек должен думать, зачем он живет и понимает, какое его предназначение. И вряд ли он подсядет на иглу, если он задумывается о смысле жизни. Тут другое дело. Большинство девочек, которые попадают за рубеж, они чувствуют обостренно одиночество. Не хватает дома, семьи. Друзей. Они не знают, кому они могут доверять. Конкуренция на Западе смертельно огромная. И они находят ответ на свои вопросы в наркотиках, пытаются забыться. Такое бывает. Случается. Не часто, но это есть.

Если нет силы характера, силы воли, лучше не идти в этот бизнес.

Ханга:

- И теперь расскажите о финансовых схемах этого бизнеса.

Метель:

- Финансовые схемы очень простые. В России, как таковой, денег не заработать, потому, что у нас эта индустрия еще не сложена. На Западе она существует более 50 лет, как коммерческая и хорошо работающая машина. И если вы хотите построить модельную, карьеру, надо ехать за рубеж. Девочка может поехать, начиная с 14 лет. В Японию. Они разрешают. Европа и Америка – с 16 лет. Желательно в Америку ехать с 18 лет.

Все затраты берет на себя принимающая сторона. Агентство. Перелеты, проживание.

Ханга:

- А как с ними списаться?

Метель:

- Заключается контракт.

Ханга:

- А как найти вот этих…

Метель:

- Это задача хорошего агента. Отослать девочку в хорошее агентство, чтобы у нее был хороший представитель.

Ханга:

- То есть, сначала она должна прийти к вам, в ваше агентство.

Метель:

- Конечно.

Ханга:

- А у вас есть контакты…

Метель:

- Мы выступаем, как посредник. Мы ищем хороших девочек, делаем им определенное портфолио.

Ханга:

- Я слышала, что стоит это немало…

Метель:

- По Москве стоит от 5 тысяч и выше. Надо понимать, что именитые фотографы могут запросить и 30 тысяч, но стоит ли это делать, вопрос. Потому что есть очень много хороших дарований, которые могут сделать вам портфолио за 10 тысяч рублей.

Бывают агентства, которые делают деньги на портфолио. Заламывают цены в 40 тысяч рублей. И при этом эти фотографии нельзя использовать в дальнейшем. Модельные фотографии – это отдельная тема. Очень сложная. Нужно, чтобы человек, который этим занимается, знал, что он делает.

Дальше с портфолио человек приходит к нам. Мы смотрим. Наш или не наш человек. По многим параметрам. Будет ли с ним хорошо работать, подходит ли нам по типажу, подходят ли родители. Это очень важно, конечно. Беремся за человека. Начинаем предлагать ему работу по Москве. Естественно, это очень хорошо отсортированная работа. И потом, если все складывается, я занимаюсь отправкой за рубеж.

Схема сложная. Несмотря на то, что Нью-Йорк считается центром моды, это вершина. Первая поездка не должна быть в Нью-Йорк, потому что если на человека обрушивается успех и слава, он возвращается с очень большими психологическими проблемами. Рекомендовано отправлять девочек либо в Европу, либо в Японию, у кого подходит типаж. Там очень хороший модельный бизнес.

Агентство берет на себя все расходы: перелет, проживание. Девочка работает. Потом все это вычитается из ее заработка. Ее процентная доля – пятьдесят процентов. Зарубежное агентство получает сорок. Материнское агентство скаутинговое получает 10 процентов.

Часто девочка оказывается в минусе. Она не может окупить свои затраты. В таком случае она возвращается в агентство и отрабатывает свой долг.

Ханга:

- А как?

Метель:

- Работает точно так же. Просто за ней числится какой-то долг. Допустим, в пятьсот евро. И она отрабатывает.

Ханга:

- Ходит по подиуму?

Метель:

- Это очень большой спектр. Подиум, фотосессии, съемки в журналах, участие в телепередачах. И выставки – это тоже модельная работа.

Ханга:

- Какие наиболее востребованные типажи?

Метель:

- Самый востребованный типаж – европейский. Светлые волосы, голубые глаза.

Ханга:

- А почему он самый востребованный? Много девочек в Европе…

Метель:

- Много. Но голубоглазых кажется мало. Причем, не натуральных блондинок, а вот именно светло-русый волос должен быть.

Ханга:

- Можно и покрасить…

Метель:

- Нет. Крашеных девочек не любят. Сейчас в моде натуральность. Девочка должна быть натуральная, с невыщипанными бровями, с непокрашенными волосами. С этим материалом легко работать. Она приходит в студию. С ней фотограф начинает пробовать разные образы.

Азиаты тоже в моде. Но это экзотическая внешность. Поэтому спрос на нее меньше, чем на европейский.

Ханга:

- Он меньше везде?

Метель:

- Везде.

Ханга:

- Потому что их много? Из-за этого?

Метель:

- Я не думаю, что из-за этого. Просто так сложилось, что любят именно европейский тип внешности. Очень любят русских моделей. Потому что модельеры ищут себе музу, девушку, которая смогла бы воплощать их видения наяву. И Россия – это мир, который непонятен им до сих пор. Загадочная русская душа… То же самое говорят и про Водянову, и про многих других девочек.

Ханга:

- Что бы вы посоветовали родителям, которые мечтают о карьере модели для дочерей?

Панфилова:

- Осторожности. И ответили бы себе на вопрос: зачем? Возможно, это их психологическая проблема, которую они пытаются решить за счет своих детей.

Ханга:

- Я с вами совершенно согласна! Большое спасибо вам за беседу!

Фото: Михаил ФРОЛОВ

http://penza.kp.ru/radio/stenography/35782/

 

Святейший Патриарх Кирилл: Церковь всегда была первой целью для тех, кто стремился разрушить страну28.06.2012

 

Святейший Патриарх Кирилл: Церковь всегда была первой целью для тех, кто стремился разрушить страну

 

28 июня 2012 года, в день памяти святителя Ионы, митрополита Московского и всея России, чудотворца, Святейший Патриарх Московский и всея Руси Кирилл совершил Божественную литургию в Патриаршем Успенском соборе Московского Кремля.

По окончании Литургии и славления у раки с мощами святителя Ионы Святейший Владыка обратился к верующим со словами проповеди.

«Церковь наша воспринималась современниками митрополита Ионы, — как воспринималась, впрочем, в течение всей истории страны нашей, как воспринимается и сегодня большинством людей, — как то, что скрепляет наш народ, — сказал, в частности, Святейший Патриарх Кирилл. — Это духовная скрепа, это линия самоидентификации нашей нации, это та общность, разрушив которую, мы разрушим свое Отечество».

«И хотя сегодня мы живем в иное время, время свободного религиозного выбора и отделения Церкви от государства, Русская Православная Церковь продолжает нести это великое служение, соединяя народ наш, сохраняя в единстве наше Отечество», — подчеркнул Святейший Патриарх.

По словам Его Святейшества, именно поэтому «Церковь всегда была первой целью для тех, кто стремился разрушить страну, внести внутренний беспорядок в течение народной жизни».

«Все оккупанты, — продолжил Предстоятель, — начиная от захватчиков Кремля, что поработили страну нашу в далеком XVII веке, Наполеон, гитлеровские полчища имели своей целью уничтожение и разделение Православной Церкви, понимая, что покуда стоит Церковь как скрепа народной жизни, стоит и народ, способный сохранить свою независимость, свою целостность, свое национальное самосознание».

«Поместная Церковь Русская, прошедшая трудными путями своего исторического бытия, несущая многие важные социальные и культурные функции, призвана открывать людям правду Божию о полноте жизни, о человеческом счастье, — сказал в заключение Святейший Патриарх Кирилл. — И сегодня, вспоминая память святителя Ионы, митрополита Московского и всея Руси, первого Предстоятеля автокефальной Русской Православной Церкви, мы одновременно задумываемся о том, ради чего существует Церковь Божия, к чему она призвана вести народ, к каким высотам она призвана поднимать людей».

Пресс-служба Патриарха Московского и всея Руси

http://www.patriarchia.ru/db/text/2310686.html

 

Иеромонах Никон (Белавенец) не советует ходить за изгнанием бесов к молодым священникам28.06.2012

 

Иеромонах Никон (Белавенец) не советует ходить за изгнанием бесов к молодым священникам

 

С тех пор как появились падшие духи, появилась и проблема.

Духовник общественного движения «За веру и Отечество», иеромонах Никон (Белавенец) рассказывает корреспонденту «Комсомолки» Екатерине Рожаевой и ведущему Арташесу Антоняну, почему для изгнания бесов лучше не ходить к молодым священникам.

Антонян:

- Программа «Прощеное воскресенье» началась в нашем эфире. Каждый из вас может дозвониться. Сегодня вместе со мной Екатерина Рожаева. И наш гость. Иеромонах Никон (Белавенец).

Рожаева:

- Духовник общественного движения «За веру и Отечество», что немало важно. Оно еще и монархическое, насколько я знаю.

Антонян:

- Наша тема сегодняшняя звучит: «Священник-экзорцист - человек, изгоняющий бесов: в чем его миссия?». Таинственно звучит, в какой-то степени.

Рожаева:

- Я считаю, что тут особой тайны нет. А если и есть, отец Никон сейчас ее приоткроет. Хочется начать с самого начала. Что такое экзорцизм, откуда он пошел, откуда он в православии? Насколько я знаю, корни его намного глубже, он существовал еще до Христианства?

Белавенец:

- С тех пор, как появились падшие духи, то есть бесы, соответственно, появилась и проблема. Конечно, человек в силу своей греховности, подвержен искушению от злых духов, и мы это прекрасно помним, когда Христос проповедовал, то к нему обращались бесноватые. И он изгонял бесов. И даже в словах Христа, обращенных к ученикам, есть слова «бесов изгоняйте». И есть определенные чинопоследования, которые совершаются над человеком, одержимым беснованием, которые читает, произносит священник православной церкви. Немножко на западный манер именуют таких священников экзорцистами. В православной церкви есть термин «отчитка», потому что над одержимым человеком совершается молитвенное чинопоследование, находящееся в большом требнике Митрополита Петра могилы. Тут важно понимать, что мир злых духов, это мир реальный, мир, направленный против всего творения божьего и соприкасаться с ним надо очень аккуратно. И не всякий священник, я считаю, может совершать это чинопоследование, надо иметь крепкую веру, надо иметь обязательно благословение своего правящего епископа. Иногда, к сожалению, появляются молодые батюшки, которые считают, что как бы чувствуют некое горение, и вот считают, что могут этим заниматься. Это очень опасно, потому что можно и самому оказаться подверженным искушению от этих самых злых духов или бесов.

Рожаева:

- Даже в батюшку может вселиться бес?

Белавенец:

- Если человек не имеет достаточных духовных дарований и за это берется, значит, он одержим грехом гордыни. А просто Господь может оставить этого человека на время, и по своей гордыне по своему греховному состоянию, в него действительно может вселиться.

Антонян:

- А как определить, что бес вселился в кого-то?

Белавенец:

- Из своего опыта, я уже 20 лет священник, настоящих бесноватых я встречал очень немного. И видно, что человек одержим. Многие путают, допустим, реальное беснование с психическим заболеванием.

Рожаева:

- Наверное, это тоже психическая болезнь – некое беснование?

Белавенец:

- Тут есть пограничная область и есть много православных врачей и психиатров, которые могут сказать, что это наш пациент. Либо здесь уже чисто духовное явление. К сожалению, в последнее время я наблюдаю, что появилась какая-то мода на отчитки. Это опять-таки из-за того, что в течение долгого времени церковь фактически была лишена возможности проповеди и люди приходят в церковь, им хочется всего и сразу. И некое такое языческое сознание, которое сформировалось еще в советский период, когда с одной стороны в храм не пускали. И в то же время люди считали, что все-таки религия, это реальная сфера жизни и как-то стремились к этому. Но все равно сформировалось такое языческо-потребительское отношение к церкви, что это некое такое место, куда я прихожу сделать какие-то внешние действия, и за это получить какие-то духовные блага. Люди не хотят слышать, что ты должен изменить свою жизнь, ты должен полюбить Бога, ты должен жить церковной жизнью, ты должен жить таинствами церкви. Они думают, что, сколько молебнов надо заказать, сколько мощей святых надо посетить и вот отчитка. К сожалению, очень часто люди, вот так относящиеся к этим явлениям, они сами оказываются… Потому что, когда на отчитки собирается 100 и больше человек, и люди, которые реально никакому беснованию не подвержены, оказываются в одном месте и при этом, не имея никакого опыта молитвы, сами могут оказаться втянуты в это беснование.

Рожаева:

- Я в свое время пела в храме Девяти кизических Мучеников, это как раз напротив Белого дома. Туда приходила женщина одна, ее приводили. Стоит, молится человек спокойно, благообразнейшая внешне, около 50 лет. Как подходит к чаше, эти два мужика ее удержать не могут, она бьется, матерится. Причастится, отойдет, успокоится. Это беснование?

Белавенец:

- По словам наблюдающих трудно, конечно… Всегда лучше спрашивать у священника, у которого эта женщина исповедуется, причащается.

Рожаева:

- Она причащалась каждый день.

Белавенец:

- На мой взгляд, есть признаки беснования – я всегда очень осторожно стараюсь быть в словах потому, что иногда с внешней стороны не все можно заметить. Поэтому всегда важнейшая роль принадлежит священнику, который постоянно окормляет этого человека, то есть у этого священника этот человек исповедуется, причащается и человек понимает…

Рожаева:

- Чтобы поставить диагноз, нужны какие-то признаки.

Антонян:

- Бес вселился – где эта грань?

Рожаева:

- Вот стоит эта женщина, пока не подойдет к чаше, не начнет плеваться и кричать, грубо говоря, бесноваться, в жизни не подумаешь потому, что совершенно милый человек стоит.

Белавенец:

- Для этого и важно, чтобы любому человеку находиться в конкретной христианской общине. И тогда священник, который наблюдает человека в течение нескольких лет, а иногда 10 и более лет, может заметить какие-то появившиеся неадекватные признаки духовного плана. И это всегда индивидуально. И нельзя составить какую-то таблицу, по которой определять чисто внешне, что этот человек бесноватый, а этот – нет. Потому что и чуткий и внимательный священник всегда, исходя из своего опыта, может понять, что это… В большинстве случаев, к сожалению, люди вполне нормальные, но у них какие-то неурядицы в жизни. У них какая-то тоска, еще что-то, и они начинают, а, может быть, мне съездить на отчитку, на всякий случай. И от этого хочется предостеречь.

Рожаева:

- А чем это может быть чревато. Что тут такого плохого – постоял, помолился, отчитали тебя, на всякий случай?

Белавенец:

- Потому что ты оказываешься вместе с людьми реально бесноватыми.

Рожаева:

- То есть бес может из них выйти и перейти на вас?

Белавенец:

- Потому что, если человек, такие люди обычно, можно смело сказать, не обладают нормальной крепкой верой. Если человек живет нормальной церковной жизнью, он понимает, он ищет корни своих проблем в себе. Значит, есть какая-то болезнь. Человек духовный начинает рассуждать: Господь мне напоминает и указывает на некую ненормальность в моей жизни. Может быть, мне через это испытание… Он чаще исповедуется, начинает над собой делать усилия. А человек поверхностно воцерковленный ищет все причины извне. Может, меня кто-то сглазил? Может, мне порчу навели и т.д.?

Рожаева:

- А такого быть не может?

Белавенец:

- Такое может быть. Но надо понимать, что Господь сказал нам: «Я с вами, и никтоже против вас». Поэтому, если человек действительно верит в Бога, у него с Богом выстраиваются личные отношения – он обращается к нему не с механическим повторением молитвы, как некоей буддистской мантры, а реально обращается к своему небесному отцу, который его любит. И человек, как благодарное чадо понимает, что любящий отец не может навредить своему чаду. Никакая порча его не может взять. Но если человек – самая распространенная у нас ситуация, когда человек, вроде, ходит в храм, он крещеный, он даже исповедуется, но при этом живого ощущения присутствия Бога в своей жизни он не ощущает. И поэтому любое какое-то, скажем… Косой взгляд и еще что-то, он начинает интерпретировать, что ему кто-то хочет навредить. И, к сожалению, родилась такая фраза, что у нас многие люди больше верят в дьявола, чем в Бога. То, что дьявол может тебе навредить, они верят. А то, что Бог тебя может защитить. Конечно, да, но может быть, все-таки…

Антонян:

- Часто говорят: бес попутал.

Рожаева:

- На Бога надейся, а сам не плошай.

Белавенец:

- Это, безусловно, потому, что человек должен тоже некое усилие приложить. Ведь Господь нам дал Землю, чтобы мы ее возделывали и обустраивали. И даже: «кто не работает, да не ест», - это слова Священного писания. Но это вовсе не значит, что мы не должны стремиться к богообщению, и всю свою жизнь не пытаться выстраивать с волей Божьей.

Антонян:

- У нас есть телефонные звонки. Сейчас узнаем, насколько наши радиослушатели верят в бесов? Насколько они с ними легко справляются, может быть, не справляются.

Звонок, Людмила Николаевна:

- Здравствуйте! Как быть, если с тобой находятся рядом люди, которые черной силой обладают?

Антонян:

- А в чем это проявляется?

Людмила Николаевна:

- Какая-то неудача идет, они все время скандалят, у них настрой на ругань, на скандал ни с чего, ни с сего, такие взбудораженные могут быть?

Антонян:

- Это бесы или характер?

Белавенец:

- Могут быть разные моменты. Сложно сказать. Важно всегда – у нас есть мощнейшее оружие против всего, это молитва. Если человек испытывает некий дискомфорт, не надо на раздражение отвечать раздражением, я понимаю, что это тяжело. Есть простая молитва: «Господи, Иисусе Христе, сыне Божий. Помилуй меня грешного». Иисусова молитва. Про себя произнес, пока будешь поизносить, уже хотя бы мысленно отвлечешься от того, что тебя беспокоит или раздражает и почувствуешь, если ты это с чувством и с верой поизносишь, то наступает успокоение. Проблема в том, о чем я говорил: что мы очень часто не верим в то, что господь с нами. Вот прозвучала фраза, что находятся рядом с нами люди такие черные. Но ведь Господь-то тоже с нами находится постоянно. И вот этого ощущения и хочется всем пожелать, чтобы мы ощущали присутствие Боже в нашей жизни. А этому помогают таинства церкви. Когда человек регулярно исповедуется, это ведь не нам, священникам, надо, чтобы к нам пришли и что-то сказали греховное о своей жизни. А это надо каждому человеку, в том числе и священнику, который тоже исповедуется, чтобы очищать свою душу, проверять свою совесть.

Антонян:

- Верите ли вы в бесов, хотелось бы поинтересоваться? Может быть, вы окружены такими людьми?

Рожаева:

- По поводу «рядом с нами находится»: а ведь есть в 33 псалме, который я очень люблю, такая фраза: «отойди от зла и сотвори благо». Просто, возможно, нужно самим уйти. А не липнуть к этим людям или выносить их.

Белавенец:

- Безусловно, это так. Если есть человек, который по неразумию занимается какими-то оккультными практиками, ведь очень часто люди сами добровольно вступают в общение со злой сатанинской силой, лукаво пытаясь объяснить, что нет, я просто изучаю какую-то восточную практику. Это чисто…

Антонян:

- Это тоже бесовство?

Белавенец:

- Безусловно.

Рожаева:

- Колдовство, привороты?

Белавенец:

- Господь изначально сотворил человека с очень большими дарованиями. Но в силу грехопадения мы многие эти качества утратили. Есть люди-подвижники. Которые через свою святую жизнь получали от Бога дарования. То есть Господь эти дарования им раскрывал. И они обладали и даром прозорливости, и даром даже исцеления. А есть, это же тяжело, это же надо вести подвижническую жизнь. А бывает, что дьявол просто искушает человека. И как бы вдруг, ни с того, ни с сего, человек начинает какую-то практику оккультную пробовать. Иногда он себя успокаивает, что это никак не противоречит православию, потому что, если посмотреть на всех этих целителей, то они стараются все свои кабинеты оккультных сеансов увешивать иконами.

Рожаева:

- И, якобы, молитвами лечить?

Антонян:

- А все эти экстрасенсы, это что?

Белавенец:

- Тут надо различать: есть шарлатаны, которые занимаются обманным бизнесом. Это плохо, но это хотя бы не так страшно, потому что, чем те люди, которые реально одержимы. Есть такое понятие в духовной жизни – «духовная прелесть», когда человек считает, что он творит благое дело, что он находится не с Богом и при этом творит совершенно такие противоположные дела. И он действительно считает, что он творит благое дело, но при этом он реально водим дьяволом. Потому что дьявол, это всегда гордыня.

Звонок, Михаил:

- Я слышал такое определение Бога и религии, что Бог и религия начинается там, где мы перестаем понимать жизнь. Ответ я подразумеваю в контексте вашего разговора. И второе: в начале прошлого века было такое учение, что все религии: мусульманство, иудаизм, синтоизм, буддизм, христианство в принципе имеют один корень. Интересно было бы узнать, как в других религиях борются с теми же самыми явлениями?

Белавенец:

- Что у всех религий один корень, это, наверное, не совсем верно. Можно сказать, что тяга к богопознанию заложена в человеке, в его естестве. Еще Тертуллиан говорил, что душа человеческая по природе христианка. Еще нет ни одного народа на Земле, у которого не было бы религии. Ученые, сколько не искали, даже самые примитивные папуасы, все равно у них есть некая религия.

Рожаева:

- Божку они поклоняются.

Антонян:

- Но у них много богов.

Белавенец:

- Есть потребность человека установить связь с горним миром. Другое дело, что есть человеческие попытки. А христианская религия, это религия богоустановленная еще в Ветхом Завете. Когда сам Бог открыл себя человеку. И все прочие, конечно, я говорю как православный священник, мне трудно говорить, какая там практика у Ислама, у иудаизма в этом отношении. Это лучше спрашивать у представителей их духовенства. А что касается буддизма, то в буддизме отсутствует понятие личного бога, с которым можно установить связи. И второй вопрос: чем больше человек понимает мир, тем больше он понимает ограниченность своего понимания. Поэтому я могу сказать, что мой дальний родственник, академик Никита Николаевич Моисеев, математик, все равно честно мне говорил, что он считает, что есть некая высшая сила, которая руководит этим миром.

Антонян:

- Елена, здравствуйте!

Звонок, Елена:

- Все время говорят: Бог наказал. Разве может Бог наказать? Как это можно объяснить? Бог же, наоборот, нам помогает во всем, и он нам не хочет плохого.

Белавенец:

- Господь, как любящий отец, нас воспитывает. Он хочет, чтобы мы были лучше, он нас любит. Но очень часто мы не слышим каких-то предупреждений от Господа. Мы их не замечаем, мы их игнорируем. И тогда мы уподобляемся маленькому ребенку, которому любящие родители говорят: «Сынок, пожалуйста, не трогай чайник на пиите – он горячий. Не суй пальцы в розетку – будет больно». Но часто, ведь мы в детстве все эти проходили, нам хочется. И, представьте, что бы было, если бы мы не испытали боль, сунув пальцы в розетку. Мы бы погибли. А так нам стало чуть, мы отдернули. Что-то похожее происходит и с жизнью человека. Господь, как бы подсказывает, что не надо идти этим путем. Это приведет тебя к плохим последствиям – может быть, даже к гибели.

Рожаева:

- Это некое предостережение.

Антонян:

- Наказание воспитанием?

Белавенец:

-Безусловно, это, прежде всего, воспитание. Господь как бы говорит: «Ну, попробуй, если ты меня не слушаешься, чадо мое. Попробуй».

Антонян:

- Знал, что это плохо – сейчас убедился.

Белавенец:

- Чтобы предостеречь от большего, потому что очень часто люди, когда совершают что-то очень недостойное и потом у них что-то в жизни происходит – тоже не очень хорошее, человек, который мудрый, говорит, вот если бы я бы знал. А ведь Господь меня предупреждал, каждый в своей жизни встречался с тем, ты хочешь что-то предпринять, и что-то не клеится. А ты хочешь, хочешь, хочешь. И иногда стоит задуматься, а стоит ли это предпринимать?

Антонян:

- И почему не получается?

Белавенец:

- Я могу сказать, что в моей жизни бывали ситуации. Когда я все вроде правильно делаю, а вот не клеиться. И только спустя, может быть, лет пять я понимал, что Господи, спасибо, что ты меня уберег, потому что я не учел вот этого, этого, этого, а об этом я не подумал. А это я просто отбросил. Вот опять-таки в сравнении с ребенком. Вот хочет ребенок мороженое каждый день, а ему это не полезно. И так в нашей жизни очень часто мы считаем, что какие-то неудачи, воспринимаем с чисто материалистической точки зрения.

Рожаева:

- Как потребители.

Белавенец:

- Как потребители. А Господь, как любящий отец, он знает, что нам полезно. А что нам не полезно.

Рожаева:

- Бенедикт 16-й, известный папа, создал отряды, где священники-экзорцисты, создают группы совместно с врачами, психологами и психиатрами…

Антонян:

- Это за привидениями?

Рожаева:

- Нет, они принимают людей, которые приходят за помощью, потому что они считают себя одержимыми. И они решают, о чем мы говорили в первой части программы, болен человек или нет, А, может быть, нам тоже нужна такая практика, чтобы люди огульно автобусом не ехали туда – сарафанное радио сказало, там дяденька с бородой бесов изгоняет. И они поехали туда отчитываться. Может быть, так как-то и предостеречь людей, помочь?

Белавенец:

- Учение об аскетизме в католической церкви очень сильно отличается от православного.

Антонян:

- А в чем главное отличие?

Белавенец:

- Дело в том, что в католической церкви очень сильны чувственные переживания. Допустим, в аскетических практиках Игнатия Лойола, основателя Ордена Иезуитов были такие наставления, что подвижник должен в течение одного периода времени представлять себе чувственно ад. Он должен чувствовать запах серы и т.д.

Рожаева:

- И как это достигалось? Он жег серу и бил себя?

Белавенец:

- Можно сказать, медитацией. И вот это в корне всегда отрицала православная аскетика. В православной церкви недаром нет такого понятия, как стигматизм, когда появляются раны на руках и ногах. А в католической практике сплошь и рядом. Не случайно культ сладчайшего сердца Иисуса, сердца Божьей матери. Это все то, что не было, во-первых, в неразделенной церкви до 1054 года. Это все возникло во втором тысячелетии в западной церкви. И то, что происходит в католической мистике, это, с очки зрения православной церкви. Очень далеко от подлинно христианского понимания аскетики. Я не буду анализировать католический экзорцизм. Что же касается нашей церкви, я считаю, что проблема у нас не в том, что у нас нет таких летучих отрядов по борьбе со злыми духами, а проблема в том, что люди не хотят, ленятся всерьез заняться своей духовной жизнью. Они ленятся регулярно посещать богослужения в своем приходском храме. Ведь многих проблем удалось бы избежать конкретным людям, если бы они просто упорядочили свою духовную религиозную жизнь. А ведь, как бывает, человек может месяц не появляться в храме, по полгода не причащаться, не исповедаться. Но кто-то сказал, что где-то, какой-то батюшка отчитывает или исцеляет, и вот надо устремиться куда-то за тридевять земель. Это понятно человеку – он вроде совершил некое такое физическое усилие, и считает, что ему… А каждодневное усилие над собой совершать, чтобы научиться молиться. Я даже, как священник, могу сказать, что это нелегко. Потому, что начинаешь молиться, тут усталость какая-то появляется еще чего-то. Надо над собой сделать усилие. А это так часто бывает, всегда не хочется.

Антонян:

- Это тоже проверка – появление усталости?

Белавенец:

- Дьявол, это враг рода человеческого. Он желает нас погубить. Соответственно, любая наша слабость, это уступка дьяволу. Поэтому подкидывает всякие мысли, что ты устал сегодня. Отложи назавтра. И помогает с этим бороться упорядоченная религиозная жизнь. Когда ты знаешь, что воскресный день для тебя, это день. Который ты должен провести в храме с утра, так же, как и вечер накануне. И не пойти в храм, допустим, в воскресенье, это ЧП, это к трагедии, если ты только не лежишь с температурой 40. И если так человек себя настраивает, то ему легче переносить и преодолевать искушения. А бывает так, что чувствуешь себя плохо – вечером в храм не пойду или храм далеко. Я должен сказать, что в советское время, когда храмов было гораздо меньше, на несколько порядков, чем сейчас, но народ гораздо трепетнее относился к церкви. Люди, бывало. Ехали за 100 километров, только чтобы быть на литургии, чтобы иметь возможность исповедоваться, причаститься. Сейчас некая теплохладность. Как в апокалипсисе сказано: «если бы ты был холоден и горяч, но ты тепел и зблюю тебя из уст своих». К сожалению вот эта теплохладность очень сильно охватила особенно тех людей, которые пришли в церковь не так давно. У них возникает иллюзия, что они уже все знают. Они знают, какие праздники, они знают, какие молебны заказывать, но при этом они еще не научились молиться и реально не зажили духовной жизнью. И они оказываются очень легко подвержены всяким, сказала какая-то тетушка, а вот надо туда. И устремляются туда. Иногда паломнические поездки, которые сами по себе являются благом, превращаются в какой-то ажиотажный туризм. Человек фактически перестает посещать свой храм приходской, и священник его видит раз в месяц, но при этом он постоянно ездит куда-то. И получается не паломничество, а православный туризм какой-то. И он перестает реально жить. У него количество заменяет качество. И хочется всех просто призвать, чтобы внимательнее относиться к своей духовной жизни. И тогда священник, который вас знает, он всегда вам сумеет прийти на помощь в решении каких-то более серьезных духовных вопросов.

Звонок, Александра:

- Здравствуйте! Я хотела задать вопрос человеку, который считает, что он правильно делает. Что говорит Иисус. Матвей, 7-я глава, 22.23: «Многие скажут мне в тот день, Господи, Господи, разве не от твоего имени мы пророчествовали. Разве не от твоего имени мы изгоняли демонов. Разве не от твоего имени мы совершали многие могущественные дела. И тогда я объявлю им: я никогда не знал вас. отойдите от меня, творящие беззакония». Дело в том, что Иисус сейчас дары такие не дает. Многие хотят исцелить, демонов изгнать, но это не от Бога всемогущего, потому что Иисус будет изгонять сатану дьявола сам в Армагеддоне, а потом изгонит всех людей, которые это делают.

Антонян:

- Александра, ваше предложение: поддаться всем этим соблазнам или…?

Александра:

- Дело в том, что человек, который не знает точно священного писания, он вот так поступает. Я тоже раньше не знала. Но я ходила именно туда, где таким делом занимались. Я взяла грех на смерть. Бог такое сейчас не дает. Иисус правит.

Антонян:

- Вы считаете, что экзорцистов нельзя пускать…?

Белавенец:

- Можно спросить, а вы, в какой церкви?

Александра:

- Нет, я изучаю Библию. Иисус сейчас правит, и он сейчас такие дары не дает.

Белавенец:

- Вы не являетесь православной христианкой?

Александра:

- Я уже 14 лет не являюсь, потому что я счастлива, что Бог дал мне другие дары – Священное Писание в точности. Поэтому вы подумайте, пожалуйста, чтобы перед Богом не быть…

Антонян:

- Александра, спасибо вам за то, что вы высказали свое мнение – дали мы вам такую возможность. Можно это прокомментировать? Священное Писание…?

Рожаева:

- Может быть, это какие-то сектанты?

Белавенец:

- Человек честно сказал, что он не является православным. Спасибо за честность. Противопоставлять Священное Писание и церковную жизнь, это в корне неверно и Священное Писание читается в церкви за каждым богослужением. И человек находится в гордыне.

Рожаева:

- В той самой прелести духовной, о которой вы говорили.

Белавенец:

- Человек говорит, что мне Иисус дал. И я… Ведь господь говорил: «Там где двое или трое собраны во имя Мое, там Я среди них». То есть церковь учредил сам Господь Иисус Христос. И он является ее главой. И некое такое дерзновенное мнение, что вот я сейчас сама изучу Священное Писание, отвергая все предание. Ведь в церкви еще Священное Придание – весь опыт духовный, накопленный церковью да две тысячи лет. И считать дерзновенно, что я сейчас пойму лучше Священное Писание, чем великие подвижники веры и благочестия, на мой взгляд, гордыня. А гордыня всегда приводит к очень плохим последствиям потому, что первый гордец был ангел Денница утренней звезды.

Рожаева:

- Который, собственно падший ангел…

Белавенец:

- От гордыни все и произошло.

Звонок, Георгий:

- Здравствуйте! Сейчас у нас на государственном радио часто колдуны и экстрасенсы. Гадатели выступают. Почему? У нас же православное государство, а их пускают?

Антонян:

- Хороший вопрос, потому что нередко у нас можно встретить…

Рожаева:

- Церковь у нас отделена от государства. Просто у нас православие, скажем так, титульная религия.

Белавенец:

- К сожалению, спрос рождает предложение. Церковь говорит человеку, ты должен изменить себя, ты должен делать над собой усилия. Если у тебя какие-то болезни, задумайся, может быть, тебя господь призывает задуматься о чем-то в своей жизни. А все прочие колдуны и экстрасенсы говорят, да очень просто, приходи к нам, заплати деньги и у тебя все будет хорошо. Это же очень соблазнительно.

Антонян:

- А почему так немало людей доверяют все больше как раз не церкви, а вот этим колдунам?

Белавенец:

- Потому что люди говорят, мы решим все ваши проблемы.

Рожаева:

- За деньги. Это момент тонкий.

Белавенец:

- Это потом возникает, а изначально говорят: мы решим все ваши проблемы. Это соблазн.

Антонян:

- А церковь не решает все проблемы? Кто должен? Каждый – сам?

Белавенец:

- Господь сотворил человека со свободной волей. Есть даже поговорка – невольник, не богомольник. Невозможно человека насильно заставить быть духовным. Церковь помогает каждому человеку найти путь к Богу. Вступить в живую связь в общении с Богом. Но для этого должно быть желание, человек должен открыть свое сердце Богу. А, кроме того, возникает еще же ведь, есть такое подспудное мнение, если что-то показали по телевидению, то что-то в этом есть. И есть такой соблазн, а. может быть, на всякий случай…

Антонян:

- Покупаются на это.

Белавенец:

- На всякий случай в церковь я схожу, но на всякий случай еще и к бабушке какой-то.

Рожаева:

- Мы говорили о подвижниках и о людях, которым Господь дал эту силу – изгонять тех же самые хвори, демонов и т.д. Вот Иоанн Кронштадский был один из самых известных священников-экзорцистов в православии. Он просто говорил, изыйди и человек исцелялся. У нас сейчас есть такие подвижники? Или только бабки и непонятные священники, которые берут на себя эту ответственность?

Белавенец:

- Я уверен, что такие подвижники есть. Другое дело, что настоящие подвижники рекламу себе не делают, и они ведут подвижнический образ жизни и помогают и утешают тех, кто к ним обращается. Проблема заключается в том, что люди считают, чего я буду работать над собой и делать какое-то духовное усилие, я лучше съезжу к старцу, он помолится, и у меня все будет хорошо. Хотя, безусловно, и старцы есть, и люди святой подвижнической жизни. Но если человек не будет делать усилий над собой, хоть маленькое: Господь лобзает и намерения, то ничего не получится.

Антонян:

- Большое спасибо! Мы очень надеемся, что вы никогда не встретитесь с бесами, если вдруг вас это как-то затронет, то мы попытались вам подсказать, как от этого избавиться. Спасибо.

Фото: Евгения ГУСЕВА

http://penza.kp.ru/radio/stenography/35284/

 

Легойда Владимир Романович29.06.2012

 

Нападение на храмы и мечети – крайне тревожный признак состояния общества, считают в Русской Православной Церкви

 

Председатель Синодального информационного отдела  В.Р. Легойда выразил обеспокоенность по поводу нападения на мечеть в селении Карамахи Буйнакского района Дагестана, в ходе которого были расстреляны имам и один из верующих.

«Нападение на мечети, храмы, дома молитвы — крайне тревожный признак, свидетельствующий о нравственно нездоровом состоянии нашего общества», — считает В.Р. Легойда.

«Прискорбно, что в наши дни атаки совершаются как на храмы, так и на мечети», — отметил председатель Синодального информационного отдела, напомнив о ряде кощунств, совершенных в православных церквях с начала весны 2012 года, в частности, осквернении сатанистскими надписями двух храмов в Белоруссии 26 июня.

«Никто не может забирать у человека жизнь. Это грех перед Богом и преступление перед законом», — подчеркнул В.Р. Легойда.

Он обратил внимание и на то, что, по информации Национального антитеррористического комитета, убитый имам Магомедкамиль Гамзатов «был широко известен своей непримиримой позицией по отношению к любым формам насилия, открыто осуждал экстремистское подполье, убийства ни в чем не повинных людей и другие бесчинства бандитов».

Таким образом, по мнению В.Р. Легойды, совершенное преступление свидетельствует «не просто о религиозной нетерпимости, неуважении к чувствам верующих» — «это выпад против принципов диалога, поиска мирных путей урегулирования конфликтов — словом, всего, за что выступал этот человек и без чего невозможно полноценное существование общества».

В заключение председатель Синодального информационного отдела выразил надежду на скорое расследование данного преступления.

Патриархия.ru

http://www.patriarchia.ru/db/text/2313216.html

 

mo image29.06.2012

 

Уважение к Патриарху измерили

 

Всероссийский центр изучения общественного мнения провел очередной опрос россиян об их отношении к Предстоятелю РПЦ и самой конфессии (подобные опросы проводятся с 2009 года)

 

Большая часть опрошенных продолжают испытывать к Патриарху положительные чувства - уважение (46%), надежду (27%), доверие (19%), симпатию (17%). Стоит отметить, что россияне на протяжении этих лет оказались не склонны менять отношение к главе РПЦ под влиянием тех или иных факторов. Те изменения, которые прослеживаются по годам, укладываются в статистическую погрешность (3,4%).

Вторая по величине группа опрошенных относится к Кириллу безразлично. Таковых оказалось 13%. А вот доля тех, кто видит главу РПЦ в негативном свете, находится как раз на уровне погрешности. Недоверие к Патриарху испытывают 4%, скепсис - 1%, а разочаровались в нем всего 2% опрошенных.

78% россиян не заметили за эти годы и сколько-нибудь значимых изменений в деятельности церкви. Но есть и те, кто не согласен с этим мнением. 4% респондентов уверены, что церковь становится более открытой и ближе к народу, а 3% отмечают строительство новых и восстановление старых храмов.

В целом, если верить опросу, большинство россиян не хотели бы ничего менять в деятельности РПЦ. Но среди возможных изменений лидируют предложения «заниматься исключительно религиозной деятельностью» (4%) и «активно проповедовать» (3%). Еще 31% россиян затруднились ответить на этот вопрос.

Александр ГРИШИН

http://penza.kp.ru/daily/25907/2863653/

 

Святейший Патриарх Кирилл: Поддержка новообразованных епархий должна стать приоритетным направлением деятельности Высшего Церковного Совета30.06.2012

 

Церковь не будет просить за Pussy Riot и призывает дождаться решения суда

 

На днях творческая интеллигенция, напомним, подписала открытое письмо с требованием освободить девиц  из Pussy Riot. Расчет был на вмешательство церкви в затянувшийся следственный процесс. И вот церковь дала ответ – дождитесь решения суда.

- Надо понимать, что люди, обратившиеся к Патриарху, просят, чтобы он сам вмешался в судебный процесс. Абсурдно считать, что после кощунства Патриарх или его представители звонили министру внутренних дел, прокурору и требовали наказать-задержать.

И сейчас, когда люди просят, чтобы он высказался, печаловался об этих женщинах, возникает ситуация, когда его просят оказать воздействие на судебные инстанции, которого нет, и никогда не будет.

Наши оппоненты обвиняют нас в том, что мы сращиваемся с государством, что церковная власть слишком тесно сотрудничает с властью светской, и именно в этом же ключе предлагают нам действовать люди, написавшие это письмо. Призываем всех к терпению, до того, как суд вынесет свое решение, ни о каких официальных заявлениях, оценивающих поступки этих девушек, речи быть не может, - заявил журналистам глава патриаршей пресс-службы диакон Александр Волков.

По его словам, Патриарх Кирилл выступит сразу, как только будет известно решение суда.

- Церковь никогда не призывала к физической расправе над этими девушками. Упаси Боже! Все те заявления о физической расправе носят исключительно субъективный и личностный характер, - уточнил при этом отец Александр.

- Нападающая на церковь Ксения Собчак написала в Твиттере, что она верующая, но действия церкви ее оскорбляют. Что бы вы ответили этой даме? - спросила «Комсомолка».

- Если Ксения Анатольевна называет себя верующей, но при этом так относится к церкви, это странно. Она слукавила, не конкретизировала, какой конкретно веры придерживается. Может, верить в переселение душ или красных человечков с Марса. Если она вдруг заявит о себе, как о православной христианке, к ней возникнут вопросы. Надо за свои слова отвечать и понимать, что за любое слово мы дадим нелицеприятный ответ перед Богом, - заключил пресс-секретарь Патриарха.

 

ДОСЛОВНО

«Сегодня многие не платят штрафы, потому что не мотивированы на подобное поведение. Нужно определить современные механизмы мотивации правонарушителей. Это так называемая система дисконта административных штрафов. То есть уже при вынесении решения судом гражданину определяется такая возможность, что если административный штраф выплачивается в пределах достаточно короткого времени, например от 72 до 120 часов, то... размер штрафа сокращается....

Важно использовать систему пряника и кнута, и на первое место я бы поставил не кнут, а пряник».

(Артур ПАРФЕНЧИКОВ, глава Федеральной службы судебных приставов, - на «круглом столе» в Госдуме.)

Елена ЧИНКОВА

http://penza.kp.ru/daily/25907.4/2863332/

ФОТО – http://www.patriarchia.ru/db/news/page7.html

 

 

 







HotLog с 21.11.06

Создание сайтаИнтернет маркетинг