Пенза Православная Пенза Православная
  АННОТАЦИИ Православный календарь Народный календарь ВИДЕО-ЗАЛ Детям Детское творчество Стихи КОНТАКТЫ  
ГЛАВНАЯ
ИЗ ЖИЗНИ МИТРОПОЛИИ
Тронный Зал
История епархии
История храмов
Сурская ГОЛГОФА
МАРТИРОЛОГ
Пензенские святыни
Святые источники
Фотогалерея"ХХ век"
Беседка
Зарисовки
Щит Отечества
Воин-мученик
Вопросы священнику
Воскресная школа
Православные чудеса
Ковчежец
Паломничество
Миссионерство
Милосердие
Благотворительность
Ради ХРИСТА !
В помощь болящему
Архив
Альманах П Л
Газета П П С
Журнал П Е В

М И С С И О Н Е Р С Т В О 09.12.22
Обзор сообщений из 48-ми областных и районных СМИ

Обзор сообщений из 48-ми областных и районных СМИ

за седмицу 22 – 29 мая 2011 года

 

В Москве и регионах стартовала информационная кампания в поддержку рождаемости. 24.05.2011

 

Что спасет Россию от "демографической зимы"?

 

В Москве и регионах стартовала информационная кампания в поддержку рождаемости.

"Вся демографическая проблема разрешилась бы, если бы люди прекратили делать аборты", - считают гости программы "Прощеное воскресенье" (97.2 fm).

Антон Челышев:

- Сегодня говорим о демографической проблеме сквозь призму православия. И в гостях у нас директор института демографических исследований, кандидат социологических наук Игорь Белобородов, представитель Всемирного конгресса семей в России, он же председатель оргкомитета Московского демографического саммита Алексей Комов и священник, руководитель проекта «Против абортов» Владимир Духович.

Начнем вот с чего. Где соприкоснулись позиции, взгляды на демографическую проблему России со стороны социологической науки и русской православной церкви? Где вы совпадаете по взглядам?

Игорь Белобородов:

- Ценности общечеловеческие. И здесь церковь никогда не противоречила науке. Наука тут никогда не диссонировала с догматическим преданием церкви. И есть прописные истины. Одной из первых заповедей была «Плодитесь и размножайтесь». И это была богоустановленная, естественная норма человеческой жизни. То же самое касается абортов, супружеских измен. И по всем показателям мы видим, что наиболее благополучны те семьи, которые придерживаются традиционного образа жизни. И семья в ее полноценном и научном понимании, религиозном – это союз мужчины и женщины. И здесь обязательно наличие детей. Даже в социологической интерпретации семья, не имеющая детей, она не именуется семьей, а называется семейной группой. Здесь нельзя никого дискриминировать, но такова научная фактология. Семья, которая не имеет своих детей, но их усыновила, она уже является семьей. Естественно, если бы не церковь, в целом, не религиозная институция, я думаю, тот негативный процесс, который семимильными шагами идет в мире - демографическая и духовно-нравственная деградация - он бы уже пришел бы к фатальному итогу. И человечество бы, наверное, вымерло. И есть подсчеты, что эти тенденции рождаемости сохранятся на ближайшие четыре-пять десятилетий, и в мире останется подавляющее большинство именно религиозного населения разных конфессий. Перефразируя выражение одного известного богослова, что атеисты показали свою полную неспособность к размножению.

Елена Чинкова:

- Отец Владимир, а как РПЦ помогает вытаскивать Россию из демографической ямы?

Владимир Духович:

- Могу рассказать про свою программу. Наша программа, которую мы назвали просто «Против абортов» заключается в следующем: мы  пытаемся помочь девочкам молодым, незамужним и одиноким, которые забеременели, и страх перед грядущим рождением ребенка толкает их на аборт. Если причина кроется в отсутствии средств, мы помогаем таким девочкам в обмен на отказ от аборта. И мы гарантируем им содержание в течение года после рождения ребенка в размере 30 тысяч рублей в месяц. Это только материальная сторона. Так же пытаемся их опекать и следить за их духовным ростом. Реально мы материальную помощь оказываем сейчас десяти таким девочкам. И не с момента рождения ребенка, а с момента их обращения к нам.

Е.Чинкова:

- Сомневающаяся будущая мама может быть уверена, что если она пойдет в церковь, то ей выдадут эти 30 тысяч?

В.Духович:

- Да.

И.Белобородов:

- Я хочу акцентировать внимание на важности этой программы. Она общественная. Негосударственная. И по данным других организаций, других приходов удается спасти, как минимум, 10% детей. Если эту величину спроецировать на всю Россию, то мы в тот же момент, когда число отговоренных от абортов женщин достигнет 10%, мы ликвидируем депопуляцию, убыль. И переходим на позитивное демографическое развитие. И роль общественности в этом процесса колоссально важна.

Алексей Комов:

- Эта проблема глобальная. И есть такой стереотип, что в странах третьего мира нет проблемы демографической, что там перенаселение. Последние тенденции говорят о падении рождаемости абсолютно во всех странах. И скоро это коснется абсолютно всего мира. И есть такие расчеты, что к 2050-му году во всем мире будет на 250 миллионов детей возрастом до 5 лет меньше, чем сейчас. В Китае большая проблема старения населения. Как следствие политики одного ребенка - очень мало молодых людей. И они должны будут содержать огромную армию пожилых людей.

Грядущий Московский демографический саммит - беспрецедентное мероприятие. Идея – собрать демографов со всего мира, научное сообщество, политиков, бизнесменов, соцработников – реализуется впервые. Это произойдет 29- 30 июня в РГСУ, в крупнейшем социальном вузе страны. Всемирный конгресс семей, который его организует – это крупнейшая организация общемирового движения в защите жизни и семьи. Само движение на Западе существует уже 40 лет и включает десятки и сотни организаций, миллионы сторонников. Это та платформа, которая объединяет все эти организации. Они аккредитованы при ООН. И первый раз это будет мероприятие именно в России. Мы всех вас приглашаем. Приходите и участвуйте.

А.Челышев:

- Отец Владимир, как программа, которую вы курируете, может помочь стране? Десять девочек маловато…

В.Духович:

- Бесспорно. Вы понимаете, что это упирается и в какие-то материальные моменты. Надеюсь, что программа будет шириться. Вся демографическая проблема, которая существует, разрешилась бы, если бы люди прекратили делать аборты. По разным оценкам считается, что около двух миллионов абортов в год делается в России.

Задача церкви – не столько помогать деньгами. Роль церкви – свидетельство об истине. И истина в данном вопросе заключается в том, что это просто убийство. Убийство ребенка во чреве. Никаких исключений не существует. Ни срок, ничего не может оправдать эту ситуацию. Потому что с момента зачатия это полноценный человек, просто не выросший. И это убийство. По предварительному сговору. Это, по сути, плевок в лицо Богу. Потому что жизнь на земле дарит только Бог. Если мы ее отвергаем, то мы отвергаем Создателя.

А.Челышев:

- А контрацепция не является плевком в лицо Богу?

В.Духович:

- Есть в социальной концепции РПЦ указание, что есть разные способы контрацепции. Механические и химические. Те, которые приводят к выкидышу, это то же самое, что аборт. Механические средства – это дело духовника и того человека, который собирается их использовать.

Звонок от радиослушателя Кирилла:

- Мне кажется, что важно развеять миф в обществе о том, что опасно рожать в молодости, что это тяжело, что молодая мама с отцом или без него не в состоянии выносить ребенка и обеспечить его будущее. Общество считает, что сексом заниматься можно, а рожать нельзя. Это явное противоречие. Плюс осуждение молодых мам - думаю, общественное мнение в этом вопросе играет важную роль. Девочка может и хочет родить. Но ее окружение препятствует.

И.Белобородов:

- Миф мы сейчас развеем очень быстро. Согласно медицинской статистике, взглядам врачей, акушеров, возраст после 25 лет уже является более рискованным для родов, чем до 25. А после 28 лет – возраст повышенного риска.

Поведенческие факторы. Все очень верно подмечено. В США в 2006-2008 году и за этот период были реализованы серьезные образовательные программы, которые, в отличие от наших, пропагандирующих, в основном, планирование семьи, контрацепцию, «безопасный» секс (беру это слово в кавычки), совершенно другие. Их цель – спрограммировать ответственное поведение, избежание беспорядочных половых связей, неприемлемость абортов и супружескую верность. И на позитивный демографический императив. Многодетность, трое детей – норма. Результат превзошел все ожидания. Уровень подростковой беременности в США - самый низкий за последние 70 лет. И количество рискованных половых связей среди подростков тоже в десятки раз снизился. И вместе с ними снизились венерические заболевания. Все эти вещи регулируемые. Они во многом зависят от государства, от общества. Есть хорошие примеры социальной рекламы, в том числе и у нас. И, думаю, на Международном демографическом саммите тоже будут очень хорошие образцы.

Можно работать с ценностями человеческими. Необходимо желание и минимальная политическая воля. Вроде бы она есть. И проблема начинает сдвигаться.

Е.Чинкова:

- А у нас есть достойная государственная программа? Нашумевший материнский капитал как-то помог сдвинуть проблему?

И.Белобородов:

- Смотря для кого. Я считаю, что тех мер, которые делаются, недостаточно. Но первые шаги, в частности, озвученная президентом инициатива о предоставлении земельного участка после рождения третьего ребенка, это уже является демографической политикой. До этого мы занимались жалкими попытками политики семейной. Она ориентирована на повышение благосостояния семей, вне зависимости от числа детей. Демографическая ориентирована на изменение типа воспроизводства. В нашем случае, в отличие от Китая, в сторону повышения рождаемости.

А материнский капитал замыкается на двухдетности. Неинтересно рожать третьего. Не дают больше средств. Средства знаем, как выделяются. Практически на руки их не получают. Но этому есть свое объяснение - боятся повышения рождаемости в маргинальной среде. Но хочу сказать, что маргиналы рожают всегда, вне зависимости от пособий, льгот, продолжительности декрета. Они пьют, и когда получается, тогда рожают.

А.Челышев:

- Отец Владимир, вы сказали, что главная задача церкви – свидетельство об истине. Заниматься, воспитывать маленького ребенка сегодня в России сложно. Это проблема. Социальная поддержка оставляет желать лучшего. Проблема с детскими садами не решена. 150 молодых родителей голодают прямо сейчас, в эти минуты. И так повелось, что любой начальник, вне зависимости от формы собственности, скорее, возьмет человека, который рожать не собирается. Или возьмет холостого мужчину, чем молодую девушку. Она может забеременеть и уйти в декрет. А почему бы РПЦ на это внимание не обратить и здесь об истине не свидетельствовать?

В.Духович:

- Мне кажется, что если человек что-то делает и понимает свое предназначение на земле, смысл своей жизни в том, чтобы обрести вечное спасение и делает серьезные вещи во имя Господа, он верит, что никогда Господь его не оставит. И он преодолеет трудности и будет счастлив по-настоящему.

А.Челышев:

- Может, тогда отменить любую госпомощь и поддержку? И пусть по-настоящему верующие вопреки всему пытаются как-то выжить?

В.Духович:

- Может, тогда отменить медицинскую помощь? Если он верит в Бога, зачем ему лечиться? Как будет, так и будет. Мы призваны заботиться друг о друге. Это точно такой же долг, к чему и Господь призывает. И если государство и какие-то люди заботятся, они тоже выполняют свой долг. Это просто некорректный вопрос.

И.Белобородов:

- Но одно другому не мешает.

А.Челышев:

- Получается, государство не заботится.

В.Духович:

- Государство заботится в той мере, в какой может.

А.Челышев:

- А мы рожаем в той мере, в какой можем.

И.Белобородов:

- Дело в том, что мы рассматриваем репродуктивную активность в материальных координатах. А это процесс, который нематериален по своей природе. Рождение даже одного ребенка, согласитесь, оно невыгодно. Оно предполагает расходы, лишения, трату времени, альтруизм. Но неужели можно на чашу весов ставить материальные доходы и живого ребенка, уникальную личность? По-моему, это несопоставимые вещи.

Давайте вернемся на 100 лет назад. Не было ни пенсий, ни пособий. И в России рождаемость была самая высокая в мире. И наиболее высокая в Екатеринославской губернии. Это нынешняя Малороссия, Днепропетровская область. Там жили потомки сербов и греческие поселения. Это исторический максимум рождаемости был.

Дело не в том, что мы отменим какую-то государственную помощь. Обратным образом нельзя утверждать, что если мы повысим госдотации, то тут же население откликнется. Самая низкая рождаемость сегодня у обитателей Рублевки, наверное, а у среднего россиянина она немножко выше. Во всем мире у обеспеченных людей наблюдается серийная моногамия, последовательные разводы, браки, опять разводы. От каждого брака по одному-двое детей. И этот материальный миф полностью развеивается.

А.Комов:

- Данные многих исследований, а я сейчас занимаюсь написанием диссертации на эту тему в МГУ, совершенно точно свидетельствуют о том, что главным фактором является желаемое число детей. Это формируется, видимо, в молодости. И дальше государство может только помочь, стимулировать сложившуюся картину мира у человека. И мы видим, что в богатых странах, например, в Швеции, народ вымирает, самоубийства и там никто не рожает детей.

В.Духович:

- Я вижу людей, которые приходят в храм. Люди, которые пытаются жить по церковным законам, по законам веры, многодетные матери, которые совсем не обеспеченные, насколько они счастливее тех же самых людей с Рублевки. Это вопрос ценностей.

И.Белобородов:

- Рублевка в моем высказывании была как нарицательный образ.

В.Духович:

- В моем тоже.

Звонок от радиослушательницы Марины:

- Я из глубинки. И хочу сказать о том, что при средней зарплате в 7-10 тысяч какой разговор может идти о детях? И нет условий для образования детей! Ни жилья, ни работы! У меня один сын закончил колледж. Жилья нет. Он после армии, служил, старался. Они снимают квартиру с девчонкой. Живут впроголодь, чтобы обосноваться как-то в этой жизни, попробовать жить отдельно, без родителей. О каких детях может идти речь? Другой заканчивает институт. У меня душа болит! Мы живем в аварийном жилье. Работы нет.

А.Челышев:

- А что за глубинка?

Марина:

- Из Владимирской области. Я сама выросла нежеланным ребенком. И что видели в жизни? Зачем издеваться, пускать детей в этот свет?

А.Челышев:

- Итак, господа! Вот и ответ. По сути, вот ответ современной России.

И.Белобородов:

- А парадоксальная ситуация. Владимир не так далеко от Москвы. Глубинка условная. Уровень жизни низок. И я это никак не поддерживаю. Но миллионы мигрантов из Средней Азии, с государств Закавказья приезжают, не имея, ни жилья, ни родственников, ни близких. Никаких доходов. И даже права на пособие. И имеют более высокие показатели рождаемости. Никогда не разводятся. Или очень редко. Есть, чему поучиться. И многие из них не делают абортов. Для них это неприемлемо, как и для воцерковленных православных. А мы, сидим на своей земле, кстати, самой богатой в мире и самой обширной территории, у нас для всех должно жилье найтись. Плотность населения самая низкая в Европе. И тут какие-то рассуждения! А, может, дело в нас? Нам не хватает активности, цивилизационной пассионарности? Почему китайцы осваивают приграничные районы РФ и уже строят планы, а мы у себя же на месте не может освоить наши же ресурсы? Эта парадоксальность меня все время беспокоит.

И если посмотреть статистику, сколько на душу населения приходится выпитого алкоголя, выкуренных сигарет, дорогих иномарок, ювелирных изделий, роскошных мобильных телефонов, то мы придем к выводу, что мы не так уж бедно живем. Просто наши приоритеты далеки от семейных ценностей. Давайте смотреть на себя. Государство – это мы. И давайте его вместе формировать.

А.Челышев:

- Вы считаете, что сыновья этой женщины только и делают, что пьют…

И.Белобородов:

- Нет, что вы. Но я не могу этого исключать. Судя по тому, какие нотки в голосе, как все плохо, я виду только иждивенческие настроения. Это не очень правильно. Нас приучили за советскую кровавую эпоху постоянно надеяться. Нет активности! Креативности мышления. Почему? Почему люди, совершенно далекие от нашей культуры приезжают, развивают бизнес, диаспорами захватывают целые отрасли экономики…

А.Челышев:

- Потому что там у них еще хуже! А если мы начнем проявлять эту пассионарность, то народ уйдет туда, где лучше. И не факт, что это лучше…

И.Белобородов:

- Да некуда нам уйти! Из Сибири куда идти? Понимаете, если Западная Украина граничит с Венгрией, Польшей, Румынией и так далее, им есть, куда идти. И то многие не идут. Я знаю, в Закарпатской области много многодетных семей.  Всех устраивает. Хороший климат, плодородная земля. Развиваются, живут и ни на что не жалуются.

Дайте этой женщине триста тысяч пособия ежемесячно, все равно что-то будет не так.

А.Челышев:

- Очень коротко. Что должно нас спасти в демографическом плане?

В.Духович:

- Хотелось бы дополнить, что говорил Игорь. Существует несколько позиций к той жизни, которую мы имеем. Одна - жаловаться на все. А вторая – начать с себя. И жить по законам Божьим, а потом ждать что-то от властей.

А.Челышев:

- Но если среда этому враждебна, беззаконна…

В.Духович:

- Если этой среде поддаться, то никогда ничего не будет!

И.Белобородов:

- Среду формируем мы.

Елена ЧИНКОВА

Фото: Из личного архива.

http://penza.kp.ru/daily/25690/894481/

 

24.05.2011

 

Телевидение и интернет развращают подростков. Кто остановит это?

 

Текстовая расшифровка программы «Я – против» (прямой эфир Радио «Комсомольская правда» 97,2 FM совместно с ТВ «Комсомольская правда»)

Гости – руководитель проекта по безопасному интернету "Один дома" Тонких Иван, психолог Левченко Юрий.

Ведущие – Дарья Токарева и Александр Яковлев.

Д. Токарева:

- Больше 50 % контента в Интернете – порнография. Пара нажатий кнопки – и перед вами видео с издевательствами над людьми и убийство животных. В прайм-тайм на федеральном канале показывают видео, где человеку перерезают глотку. В эфире самого рейтингового ток-шоу разговор о педофилах и маньяках. Не всякий взрослый выдержит видео с отрыванием рук и ног. А что может произойти с 10-летним ребенком? Интеллигенция возмущается: и Интернет и ТВ развращают наших детей. Продюсеры отвечают: мы – зеркало общества и показываем лишь то, что нравится зрителям. Что делать? Об этом в программе «Я – против!» прямо сейчас.

Не так давно в газетах появилась информация о том, как мальчика его одноклассники лопатой изнасиловали. В другой ситуации мы видели брата и сестру, которые насмотрелись порно и ребенка себе сделали. Но вот меня зацепила другая история, замечательный мальчик 8 лет пришел домой заплаканный. Он рассказал папе, что его на улице 6-летняя девочка почти изнасиловала. Сначала она хотела его в попку, потом она хотела, чтобы он лег сверху. А потом, когда не получилось, она решила попробовать его поцеловать туда, куда нельзя. В итоге сказала, что он импотент, развернулась и ушла. И у того, и другого ребенка потом травма психологическая случилась. Девочке родители вломили. Но выяснилось, что совсем зря. Ребенок, когда оставался с бабушкой, бабушка засыпала, смотрел телеканал, в том числе телеканал, где эротика показывается в довольно удобоваримое время. Ей, как любому ребенку, захотелось попробовать. Если раньше можно было увидеть какие-то картинки непонятные, то сейчас на телеэкране показывает все во всех подробностях. В итоге девочка хотела сделать приятное, потому что всем это нравилось, а получилось то, что получилось. Что же происходит у нас в Интернете и телевидении? Куда смотрят при этом родители?

А. Яковлев:

- Виноваты ли в этом телевидение и Интернет?

Ю. Левченко:

- Телевидение само по себе или Интернет – это инструмент. А кто им пользуется? Виноваты те авторы, которые создают эти программы. Но они не выросли на пустом месте. Их взрастило это общество. И общество ответственно за них. Общество должно их приструнить или поставить в определенные рамки.

А. Яковлев:

- Нам нужна некая культурная цензура на телеэкране и в Интернете?

Ю. Левченко:

- Я бы даже сказал – наказывать за то, что они показывают. Есть моральные принципы, есть принципы, мы перед детьми многое не делаем в реальной жизни. Но почему эти же люди, они же родители, они это показывают на телевидении? Потому что они не видят, перед кем они это показывают?

Д. Токарева:

- Совершенно четко доказано, что программу Анфисы Чеховой с родителями вместе смотрят очень многие дети. Притом не подростки даже, а именно малыши. Там не только показываются нормальные вещи, там же ведь показываются и люди со всякими отклонениями. И это в 11 вечера идет.

И. Тонких:

- Я и соглашусь, и не соглашусь по поводу Анфисы Чеховой. Ответственность лежит на родителях. Этим вопросом мы с командой занимаемся уже третий год. По поводу телевидения я ничего сказать не могу. Так или иначе, он цензурирован. Так или иначе, Госдума следит за контентом, который вещается на телеканале.

А. Яковлев:

- В эфире одного практически федерального телеканала идет практически порнография. Это нарушает закон.

И. Тонких:

- Я не говорю, что это нормально. Но ведь уважаемый психолог сказал сейчас, что нужно наказывать авторов. Авторы создают контент, контент потребляет общество. Если у нас сегодня на телеэкране и в Интернете огромное количество такого контента, который якобы нас не устраивает, будем говорить о родителях, то ответственность лежит на нас. И это наше общество, это диагноз нашего общества. Вопрос о цензурировании. Я против такой постановки вопроса. Потому что в нашей стране цензура воспринимается как тотальный контроль.

Д. Токарева:

- То есть на телеэкране должно быть все? И расчлененки побольше?

И. Тонких:

- Вы передергиваете. Попрошу меня дослушать. Я против постановки вопроса о цензурировании. Меня тоже обвиняют в том, что мы разработали программу, которая является так или иначе цензурой. Я хочу, чтобы крен ответственности за то, что творится у нас сейчас с информационным голодом и тем контентом, который мы имеем на телеэкранах, в Интернете или по радио, чтобы несло не просто общество ответственность, а чтобы Общественная палата высказалась на сегодняшний день и реально мы посмотрели на ситуацию.

А. Яковлев:

- Общественная палата может свои общественные заявления делать каждый день, с утра до вечера. Ничего не изменится. Потому что люди смотрят этот контент, дают рейтинги. Телеканалы с этого получают деньги за рекламу. Замкнутый круг.

И. Тонких:

- Согласен. Но мы говорим, что мы живем в правовом обществе.

А. Яковлев:

- То есть государство не должно контролировать с точки зрения контента СМИ, Интернет и телевидение?

И. Тонких:

- Да. Я считаю, что такие услуги должны быть либо платные, либо клиенториентированные, у провайдеров либо в любом магазине можно было купить продукт.

А. Яковлев:

- Кто угодно, но только не государство?

И. Тонких:

- Не государство.

Д. Токарева:

- По-моему, государство должно вводить цензуру однозначно. Если будет все отдано на общественный откуп, то у нас будет как всегда. По телевизору будут показывать то, что показывают, и еще хуже. Я честно взяла телепрограмму и убила две недели на ее изучение. За две недели 50 % эфирного времени уделяется сериалам. 30 % - боевикам. 20 % - комедиям. И 10 % - мелодрамам и приключениям. Детские фильмы и мультфильмы, которых практически нет вообще, показывают в 5 утра, в 4 утра. Меня порадовала очень «Повесть о настоящем человеке», которая началась в 3 часа ночи. А вот «Республику ШКИД» показали в 5.30 утра. А детишек в 4.15 порадовали «Сказкой о потерянном времени». Раньше были передачи «Джунгли зовут», «Звездный час», еще что-то. Можно запретить все. Но если у нас не появятся передачи, которые будут помогать родителям и детям, мы не решим проблему.

А. Яковлев:

- У нас три детских телеканала. Поставьте у себя дома, и пусть ребенок смотрит с утра до вечера. В чем проблема?

И. Тонких:

- Вам сейчас министр связи может сказать, что готовится цифровое телевидение в России. И там будет пакет каналов. Я хотел, чтобы мы сместили крен от цензуры к созданию позитивного контента. Вот здесь должно государство заниматься. Как раз пропагандой и вкладыванием денег. Это комплексная проблема. Нам нужны здравые рамки, в рамках которых должны действовать журналисты в том числе и авторы контента. И в том числе государство должно вкладывать деньги в развитие детского контента. Его сейчас нет.

Ю. Левченко:

- А почему мы такие наивные и стесняемся сказать слово «цензура»? цензура вроде бы идет через дефис – политическая цензура. Тут не политическая цензура. Не надо говорить о культурной или политической цензуре. Мы говорим о цензуре контента телевизионных программ, где насилие и где разврат.

Д. Токарева:

- В январе этого года наш президент подписал закон «О защите детей от информации, причиняющей вред их здоровью и развитию». Закон крайне цензурный. Телеканалам запретили все. При этом получается, если верить этому закону, такие передачи как «Ну, погоди!», где Волка можно увидеть с сигаретой в зубах, «Варежка» - там мама с сигаретой в зубах, Нафаня, домовенок Кузя – аморальный Кузя – они не выйдут на экран. В том числе это касается и «Бременских музыкантов», и Карлсона – это самая вредная информация. Можно показывать фильмы, книжки или иные материалы, содержащие оправданные жанром или сюжетом эпизодические натуралистические изображения или описания физического или психического насилия, при условии торжества добра над злом и выражения сострадания к жертве насилия. Представьте, Илья Муромец, который будет отрубать головы Змею Горынычу и раскаиваться: зря я тебя убил.

Ю. Левченко:

- Он сначала с ним должен поговорить. Мы уходим в сторону от того, что детские передачи, может закон уродский, иной раз законы на дыбу страну поставили. Может, и этот ставит. Мы говорим о том, что многие телевизионные взрослые программы, которые смотрят дети сообща, вредны.

А. Яковлев:

- Есть только одна проблема. Ток-шоу, которое было посвящено педофилам, имеет колоссальный рейтинг на главном телеканале страны.

Д. Токарева:

- «Дом-2» тоже имеет огромный рейтинг.

А. Яковлев:

- Программы, где перерезают глотки, имеют колоссальный рейтинг. Поэтому телеканалы их ставят.

Д. Токарева:

- В основе рейтингов стоят именно подростки, которые безоглядно, да, им хочется посмотреть, как сексом занимаются с экрана, им еще много чего хочется. Но если это показывать, то в жизни будет именно это. Мы это перенесем с экрана в реальный мир.

Ю. Левченко:

- А кто это должен воспитывать? За это ответственно государство.

А. Яковлев:

- Родители. Государство может изменить систему образования, вот и все.

Д. Токарева:

- Нельзя выкинут телевизора с десятого этажа и, как Герман Стерлигов, закрыться забором, уехать в лес и спокойно на натуральном хозяйстве жить.

И. Тонких:

- Мы пытаемся нашу ответственность сместить на государство. Мы пытаемся, чтобы государство ответило за наших детей, чтобы общество ответило за них. Давайте себе зададим вопрос – сколько раз в день вы занимаетесь детьми, сколько раз вы видите своих детей и знаете, чем они занимаются в Интернете? Какое количество родителей состоят в друзьях в социальных сетях у своих детей? Я могу сказать, я провел исследование, 45 школ – из них 30 % родителей знают, что такое Интернет и пытаются защитить своих детей от негативного контента. 30 % родителей знают про Интернет, но аккаунты в социальных сетях и почту им зарегистрировали дети. 30 % родителей абсолютно компьютерно неграмотные. Они пользуются Интернетом, чтобы посмотреть рецепты. И 10 % - это квазилиберальные родители, которые позволяют абсолютно все. Это сегодня наша реальность. Родители учеников с 1 по 5 класс. У нас компьютерная неграмотность, безответственность родителей. Сейчас мы можем кричать: введите цензуру, чтобы государство отвечало. Государство – это мы. Если мы сегодня не воспитываем своих детей, если мы при них ругаемся матом, если мы сами стоим в пробке и хамим друг другу, то наши дети будут это повторять.

Д. Токарева:

- У меня есть два примера. Одна семья, в которой маленькая девочка не смотрела телевизор, Интернет защищен. Вторая семья менее грамотная. Девочка шла гулять и тайком от мамы шла в гости именно к той девочке и смотрела незащищенный Интернет, телевидение. Вы говорите правильные вещи. Но при этом, если мы не создадим более-менее рамочные условия для телевидения, Интернета на государственном уровне, никогда мы не создадим условия, чтобы даже самые лучшие родители, заботящиеся о своих детях, смогли их оградить от этой пошлости. Потому что есть друзья и школа.

Ю. Левченко:

- Иван вроде бы как наивно говорит о том, что каждый человек может защитить своего ребенка. Вы пошли в соседнюю палатку, купили бутылку пива. Кто разрешает? Государство – это мы. Но государство и некоторое насилие, некоторые рамки, которые необходимо создавать.

А. Яковлев:

- Никакие рамки невозможны, так считаю я.

Артем Степанович:

- Я бы хотел встать на позицию государственников. Я в прошлом военный врач, психиатр. Зачем мы берем все время опыт негативный? В свое время в экономике мы не пошли по пути наших китайских товарищей, а пошли по пути Польши. То же самое в Интернете. Китай, Белоруссия и прочие – там есть контроль за Интернетом. Посмотрите, как развиваются их дети в такой социально доброжелательной среде. В социально несколько ограничивающей тот беспредел, который сейчас существует у нас в Интернете. Все доступно, все возможно. И что? Неокрепшая детская психика вбирает как положительные, так и отрицательные моменты. Но над положительными надо трудиться, а отрицательные сами войдут, в них отрицательного входит гораздо больше.

Д. Токарева:

- Почему Интернет и телевидение надо ставить в рамки? У подростков и детей младшего возраста всегда есть интерес к запретному плоду. Они будут его искать всеми возможными способами. И ни один самый заботливый родитель не сможет их уберечь. А поскольку эти плоды плавают на поверхности, их можно спокойно собирать, то они перестают быть запретными.

Ю. Левченко:

- И эти родители, которые тоже психически неустойчивы, которые выросли на это, не смогут защитить своих детей, происходит передача одного и того же. Должен кто-то их воспитывать. И мы с вами воспитываем или хорошим контентом, или плохим.

А. Яковлев:

- То есть практически сегодня невозможно Интернет ограничить?

И. Тонких:

- Возможно, но дорогостояще.

Андрей:

- Вы же видите сами, просто нужны законы и нужно их исполнять. Не надо никакой конспирологии. Идет разложение общества. Таким обществом будет легче управлять.

И. Тонких:

- Вы сказали, что обществом легче управлять, когда оно разлагается. Совершенно верно. Наверняка есть внешние силы, которые воздействуют на Россию. Ввели мы цензуру. Не легче ли будет этому же государству управлять народом? В годы Советского Союза было создано хорошее образование. Мы давали пример всему миру. А сегодня мы имеем споры по ЕГЭ, уровень образования падает. Это комплексная проблема. Если мы введем цензуру, мы ее не решим.

Ю. Левченко:

- Иван, вы не правы. Я жил в то время и знаю точно, цензура политическая была. То, что для детей показывали в первую очередь и никогда не показывали расчелененку.

Д. Токарева:

- Мы все время боимся слова «цензура». Зачем на экране показывать, как перерезают глотку собаке?

А. Яковлев:

- Потому что это люди смотрят.

Д. Токарева:

- Люди смотрят, потому что мы показывать. Не надо показывать.

А. Яковлев:

- Показывают – потому что смотрят.

И. Тонких:

- Это в рамках семьи, это локальная цензура.

Д. Токарева:

- Это и есть рамки. Тогда о чем мы спорим?

И. Тонких:

- Мы спорим о роли государства…

Д. Токарева:

- А как об этой программе узнают родители, если об этом не скажут из официальных источников?

Ирина:

- Речь не идет о политической цензуре. А вот рамки необходимы. Потому что нельзя все сваливать на родителей. Есть родители порядочные, которые допоздна работают, а дети с 4-летнего возраста легко пользуются телевизионным пультом и смотрят все, что угодно. Даже у самых заботливых родителей их дети пойдут в гости к другим, у которых порнуху можно посмотреть. Родители – мать гулящая, пьющая, отец каждый день с ребенком смотрел порнографию. В итоге отец стал насиловать малолетних девочек, сын стал ему их приводить. Получал по 100 рублей за каждую. Недавно иду по улице, группа подростков не старше семиклассников, мат на всю улицу. Содержание разговора такое, что они совокупляются на глазах у прохожих в парке. Причем это было сказано грязным матом на всю улицу. Дети, насмотревшись Рен-ТВ, Анфису Чехову, кого мы воспитываем, чего мы хотим?

Д. Токарева:

- Важный момент, чтобы дети, включив телевизор, смогли успокоиться и увидеть другое.

И. Тонких:

- А что вам мешает сейчас пойти в любой магазин бытовой техники, купить продукт «Один дома» и установить его на компьютер. На телевизор поставить родительский контроль. Он есть сейчас в каждом современном телевизоре. Вообще запретить телевизор смотреть можно.

Д. Токарева:

- Родительский контроль на телевизоре работает только на определенных каналах.

А. Яковлев:

- У нас есть два звонка.

Вадим:

- Я, как человек доброй воли, хочу сказать, что я за ограничение. И в первую очередь насилие, наркоманию, мат. Нам телевизионщики давно морочат голову рейтингами. Власть не позволяет на телевидение или где-то еще показывать или рассказывать после терактов, как сделаны и как можно купить бомбу. Другой вопрос, предположим, в какой-то стране у власти оказалась группа лиц, которая решает свои материальные вопросы. С кем им удобнее иметь дело – с думающим, образованным, воспитанным и реально оценивающим положение дел в стране обществом, или со стадом работающих баранов, которые жрут, пьют, наркотики и так далее. Понятно, что второй вариант. Рейтинги – это просто втирание.

Кирилл:

- Нас воспитывает телевизор и от него никуда не денешься. Эстрада – показывают, и уже все люди, которые не интересуются ничем, кроме телевидения, считают, что это и есть настоящая музыка. И уже дети на этом растут. Должна быть самоцензура у журналиста. Если журналист снимет работу патологоанатома, человек будет смотреть все равно. Журналист должен нести ответственность за то, какой он делает репортаж.

Ю. Левченко:

- Не там чисто, где убирают, а там чисто, где не мусорят. Давайте не мусорить. Рейтинги будут такие же, но на другом контенте.

И. Тонких:

- Цензуру вводить нельзя. Необходимо менять систему образования, воспитывать будущих родителей и вводить институт семьи.

Д. Токарева:

- Мне просто очень хочется, чтобы дети, включив телевизор, увидели не грязь, а светлые чувства, которые есть на самом деле.

А. Яковлев:

- Итоги голосования: 97 % радиослушателей и телезрителей выступают за то, что нам нужны ограничения, некая культурная цензура. И только 3 % за полную свободу.

Радио "Комсомольская правда"

http://penza.kp.ru/daily/25690/894692/

 

В плену заблуждений25.05.2011

 

В плену заблуждений

 

Распространение в городе религиозных сект обсуждалось на этноконфессиональном совете. Палитра религиозных направлений и течений в Заречном довольно разнообразна.

В городе зарегистрированы две православные организации, объединение мусульман, баптистов и свидетелей Иеговы. Действуют и религиозные группы адвентистов седьмого дня, католиков, православных антиглобалистов. Последние активно выступали против введения ИНН и социальных карт, считая, что это распространение власти дьявола.

Как рассказал начальник отдела по вопросам национальной политики и связям с религиозными объединениями Управления внутренней политики Пензенской области Дмитрий Мурашов, около 150 зареченцев стали членами сектантской группы «Михайловская обитель». Создатели этой секты — программист Александр Жуков и бывший работник милиции Григорий Алексеев — прибыли в Пензенскую область в начале 2000-х годов. Назвав себя отцами Рафаилом и Гавриилом, надели рясы и создали культ вокруг умершего отца Алексея, утверждая, что он творит чудеса после своей смерти. Между делом, так называемые проповедники, промышляют любовными приворотами, обещают помощь в решении квартирных вопросов, разногласий с ГИБДД и исцеление от болезней. В качестве панацеи от всех недугов предлагают чаек с землей с могилки Алексея, воду из источника на территории обители, советуют прикладывать портрет старца к больным местам. Благодаря так называемой «бескорыстной» помощи страждущим, Михайловская обитель ежегодно получает миллионный доход. Владыка Вениамин неоднократно заявлял, что православная церковь не причисляла старца Алексея к лику святых. И, тем не менее, в Михайловскую обитель не зарастает народная тропа.

Вторая по популярности организация в Заречном — это свидетели Иеговы. По разным оценкам она насчитывает от 150 до 500 человек. Ее проповедники стучатся в двери квартир, предлагают изучать Библию, разносят журналы «Пробудитесь» и «Сторожевая башня». Недавно судом г. Таганрога эти издания были признаны экстремистскими и запрещены к распространению. Это религиозное направление пришло к нам из США и имеет мощную финансовую подпитку. Российский центр организации находится под Санкт-Петербургом. Это одна из немногих сект, которая привлекает в свои ряды даже инвалидов, не имеющих возможности посещать церковные богослужения.

По мнению специалистов, представители сект используют кризис в духовной жизни общества, отсутствие идеологии и национальной идеи. В годы экономической нестабильности, оставшись один на один со своими проблемами, многие люди инстинктивно искали духовную опору. Одни советовали избавиться от бед обрядами и культами, другие навязывали псевдоучения. Как утверждает патриарх Московский и всея Руси Кирилл, псевдорелигиозные группы уродуют людей духовно, отрывают их от Родины и подчиняют чьей-то воле.

Светлана Оксенюк.

http://zarpressa.ru/2011/weekly.php?news=2116

 

Георгий, архиепископ Нижегородский и Арзамасский (Данилов Василий Тимофеевич)27.05.2011

 

Комиссия Межсоборного присутствия по вопросам организации церковной миссии подготовила «Концепцию катехизического служения Русской Православной Церкви»

 

26 мая 2011 года в Москве состоялось седьмое заседание комиссии по вопросам организации церковной миссии Межсоборного присутствия Русской Православной Церкви.

Работу заседания возглавил председатель комиссии архиепископ Нижегородский и Арзамасский Георгий. Впервые заседание прошло на московском подворье Свято-Троицкого Серафимо-Дивеевского монастыря.

Члены комиссии рассмотрели и приняли «Концепцию катехизического служения Русской Православной Церкви» и документ об организации миссионерской деятельности Русской Православной Церкви.

Следующее заседание комиссии пройдет 10-11 сентября 2011 года в Нижнем Новгороде и Серафимо-Дивеевском монастыре.

Нижегородская епархия/Патриархия.ru

http://www.patriarchia.ru/db/text/1496704.html

 

 

 







HotLog с 21.11.06

Создание сайтаИнтернет маркетинг