Пенза Православная Пенза Православная
  АННОТАЦИИ Православный календарь Народный календарь ВИДЕО-ЗАЛ Детям Детское творчество Стихи КОНТАКТЫ  
ГЛАВНАЯ
ИЗ ЖИЗНИ МИТРОПОЛИИ
Тронный Зал
История епархии
История храмов
Сурская ГОЛГОФА
МАРТИРОЛОГ
Пензенские святыни
Святые источники
Фотогалерея"ХХ век"
Беседка
Зарисовки
Щит Отечества
Воин-мученик
Вопросы священнику
Воскресная школа
Православные чудеса
Ковчежец
Паломничество
Миссионерство
Милосердие
Благотворительность
Ради ХРИСТА !
В помощь болящему
Архив
Альманах П Л
Газета П П С
Журнал П Е В

М И С С И О Н Е Р С Т В О 02.12.22
17

Обзор сообщений из 48-ми областных и районных СМИ

за седмицу 19 – 26 июня 2011 года

 

Батюшки охотно освящают автомобили верующих и не очень...17.06.2011

 

Почему церковь не предаст анафеме взяточников и казнокрадов?

 

Батюшки охотно освящают автомобили верующих и не очень...

Нужны ли нам социально активные церковники? [обсуждение].

Армия, школа, Интернет, концерты и автопробеги «Стоп абортам!» - церковь сегодня присутствует везде. Или почти везде. А в Пасхальную неделю в Москве еще и провели нашумевший показ православной моды (модельеров, напомним, вдохновили идеи протоиерея Всеволода Чаплина о всероссийском дресс-коде). Организаторы тогда мне заявили: ура, мы предвкушаем истерику антиклерикального лобби, что для нас наилучшая реклама. А будоражат общество святые отцы все чаще и чаще. Только нужны ли обществу их инициативы? В эфире программы «Прощеное воскресенье» (97,2 FM) спорили православный публицист Виктор МИЛИТАРЕВ и депутат Госдумы от ЛДПР Сергей ИВАНОВ.

«А ОН НАМ ЛЮСТРУ ДЛЯ ХРАМА ПОДАРИЛ»

Виктор Милитарев: - С самого начала хочу заметить - с резким осуждением новых инициатив Русской православной церкви сегодня выступают все-таки не организации. Если такие и есть, то они маргинальные и никакого влияния у них нет. Я имею в виду, что 5 - 7% жителей нашей страны - идейные антиклерикалы. Или даже не столько идейные, сколько эмоциональные. Их раздражает любая общественная активность церкви. Безумно! Именно они распространяют байки, не вполне соответствующие действительности, - типа попов на «Мерседесах» или попов-алкоголиков.

Елена Чинкова (корреспондент «КП»): - А что, нету таких? Особенно на «Мерседесах»-то?

Милитарев: - На «Мерседесах» есть. Алкоголики тоже есть. Что же я врать-то буду.

Сергей Иванов: - Значит, не байки!

Милитарев: - И все же байки. Когда 3 - 4% таких выдаются за 75%, то это, мягко выражаясь, не совсем правда. Но главное - раздражает социальная активность. Когда мы предприняли с друзьями попытку создать православную народную дружину и сделали несколько обходов нашего района, в блогах была фантастическая истерика. Гораздо большая, чем после показа православной моды. «Если вы, гниды, выйдете с вашей дружиной на нашу улицу, я возьму ружье и буду вас отстреливать» и т. д. А когда на один из обходов пришли наши друзья из Союза православных хоругвеносцев (а они ходят в форме черного цвета), в Сети появился снимок одного из них с телефоном в руке: «Наверное, этот козел только что студента ограбил, но не знает, как пользоваться мобилой». Видите, какая возникающая на ровном месте ненависть! Людей раздражает именно соцактивность, то есть выход православных за ограду храма. Пока при покойном Патриархе Алексии основная деятельность сводилась к открытию новых приходов и монастырей, на нас почти не обращали внимания. Ну, злобствовали по поводу православных телепередач. Плюс заказная кампания против митрополита Кирилла. Стоило же ему стать Святейшим и начать проводить линию, восходящую к митрополиту Никодиму, линию активного миссионерства и социально сильной церкви, начался ор типа «А фиг ли эти попы вылазят? Ненавижу, не прощу!».

Чинкова: - Откуда такое неприятие священства, особенно среди интеллигенции? Может, не выходить за пределы храма? И тогда раздражения не будет?

Иванов: - Нет такого неприятия! И те, кто кричал при гниду, это, видимо, та самая вошка, которая чем-то обеспокоена. И молодежь сейчас в церковь ходит. Но какая-то часть всегда не воспринимает. Что мешает? Это в том числе и «Мерседесы», и алкоголики. Это та ложка дегтя, которая всю бочку и портит. У нас в Курске был случай. В мэры города лет десять назад баллотировался один безголовый политик. Как раз отмечали круглую дату преподобного Серафима Саровского. И этот политик заявляет, что ему было видение. Явился Серафим Саровский и сказал: «Иди, ты победишь, тебя все поддержат». Когда корреспонденты обратились к главному священнику нашей области за комментарием, он сказал: «Никак не будем комментировать». «Почему?» - «А он нам люстру для храма подарил».

...и благословляют паству на пропагандистские автопробеги по улицам Москвы.

Действительно, есть там стяжатели, алкоголики и народ с другими грехами, и если они примазываются к церкви, а потом начинают еще нас учить, что надо так и так, то тут уже верой и не пахнет.

АНАФЕМА ОЛИГАРХАМ

Антон Челышев (радиоведущий «КП»): - На вопросы о церковных богатствах в РПЦ как-то заявили, что этот блеск и роскошь нужны для того, чтобы укрепить авторитет церкви в глазах верующих. Чтобы духовенство не выглядело хуже, чем буржуи, которые могут себе это позволить.

Иванов: - Русской Православной Церкви принадлежит колоссальная историческая роль в создании нашего государства. Это была идея, вокруг которой объединялись люди. И на тот момент это все было приемлемо - великолепие храма должно было показать обывателю, который пришел из деревеньки, где земляной пол и коровы в соседней комнате с телятами стоят, что вот действительно Царствие Божие. Но сейчас другое время.

Милитарев: - Иерархи вообще считают неприличным реагировать на такого рода обвинения и наезды.

Челышев: - А чего же хотите вы тогда от тех 5 - 7% населения, которые не верят? Если пропускать все мимо ушей и надеяться на то, что все больше людей будет верить, это вряд ли сработает.

Виктор Милитарев.

Виктор Милитарев.

Милитарев: - Реальное подавляющее большинство нашего народа предельно лояльно к православию. Просто эти шесть процентов обожают громко орать. Поэтому их ор всегда нам лучшая реклама. Переубедить их в большинстве невозможно. Разве что демонстрацией примера. Если церковь покажет, что она - дерево, которое несет добрые плоды. А это как раз и есть вопрос социальной активности церкви.

Челышев: - Уже 20 лет как у нас церковь свободна. Хотелось бы побольше видеть ее добрых плодов.

Милитарев: - Да, всего два года, на мой взгляд, как начался период, когда церковь начинает доказывать обществу, зачем она нужна нашей стране и нашему народу. При всем уважении к почившему Патриарху Алексию II должен сказать, что его патриаршество, на мой взгляд, во многом похоже на патриаршество его предшественника Пимена. Это периоды определенного рода застоя в церковной политике. Другое дело, что Пимен нес свое служение в период крайней недоброжелательности к церкви государственной власти, а с 1990 года власть была настроена к нам уже в основном доброжелательно.

В результате к церкви было привлечено огромное количество молодых священников, не получивших достаточного образования, как едко говорит один мой знакомый священник про некоторых своих коллег: «Человек не успел с трактора слезть, а уже учит всех молитве». Это привело к разрастанию так называемого младостарчества, то есть безответственного учительства. Это стало создавать систему чрезвычайно авторитарного духовничества, не свойственного нашей церкви совсем.

Церковь никогда не будет находиться в открытом противостоянии с властями. Но мы понимаем, что в нашей стране многое не очень хорошо, если не сказать плохо. Церковь имеет функции учительства, она никогда не будет призывать к тому, к чему могут склонять политики, например, посадить олигархов на соседнюю шконку с Ходорковским. Но церковь будет призывать их поделиться с народом, быть социально ответственными. А осуждение таксистов, которые задирали цены! Я был счастлив, когда во время теракта в «Домодедово» отец Всеволод зашел к Патриарху, рассказал о том, что было, и тот мгновенно среагировал, как барометр. Потому что подлость наших московских таксистов превзошла по гнусности жестокое убийство, совершенное террористами. Надеюсь, в ближайшие 5 лет мы, наконец, увидим, что такое социальное служение церкви.

Иванов: - Я не согласен с тем, что церковь не должна быть против власти. Если уж она претендует на то, чтобы сеять разумное, доброе, вечное, то должна высказывать свою позицию. Никто не мешает церкви воспитать очередных Пересвета и Ослябю. Личным примером показать: смотрите, ребята не пьют, не курят, пашут на своем монастырском огороде, вон какие замечательные люди. И этот личный пример будет гораздо убедительнее походов в школу, в армию. Этого не хватает. Кто мешает РПЦ не призывать посадить на шконку, а предать анафеме товарищей, которые грабят в России, живут за границей, а потом еще какие-то козни нам строят? Можно же сделать? Можно! Я бы не посчитал это вмешательством в светскую жизнь. Это нормальная активная позиция.

Сергей Иванов.

Сергей Иванов.

Челышев: - Не только олигархов, но и чиновников всех мастей. Ни разу не слышал обличения коррупционеров из уст представителя РПЦ.

Чинкова: - ЖКХ клеймил сам Святейший…

Иванов: - У нас церковь никогда против власти не пойдет. И набирается от нее тех же самых вредных привычек. Казалось бы: трудно поймать за лапу хапуг-взяточников и принародно выпороть, посадить? Не важно, кто это - депутат, министр. Одного, второго, третьего.

Челышев: - Обличать их в проповедях в каждом отдельном приходе.

Иванов: - Если уж католики не побоялись своих педофилов церковных…

Звонок от радиослушателя Кирилла: - Разве может церковь заставить чиновника стать честным одной угрозой предать его анафеме? Не верю.

Челышев: - Мы говорим об обличении. РПЦ и ее последователи активно ополчаются на всяких извращенцев типа гомосексуалистов.

Кирилл: - Но мы не можем заставить быть правильными. Церковь может призывать, помогать. Православие всегда уважает власть, поскольку считает, что власть от Бога.

Челышев: - Власть от Бога только помазанникам Божьим.

Кирилл: - Любая власть в понятии православия - от Бога.

Челышев: - Власть в нашей стране от народа. Почитайте Конституцию.

Иванов: - Сталинская власть тоже от Бога, когда священникам рот заливали расплавленным серебром? То-то же.

ОБЩАЯ ИДЕЯ – ГОМОФОБИЯ?

Чинкова: - Знаю, вы задумывали и гомофобные пикеты. Это тоже под эгидой РПЦ?

Милитарев: - Месяца два назад кое-кто из аппарата церковного пригласил людей, которые обычно на одном гектаре не встречаются, - активистов молодежных организаций «Единой России» и русских националистических организаций. Мы с интересом друг на друга смотрели, тем более что все мы верующие. И поняли, что у нас очень мало общего, но есть то, в чем мы абсолютно едины, - защита семейных ценностей, здорового образа жизни и здоровая гомофобия, которая, как я пошутил, является сегодня, чуть ли не единственной национальной идеей нашего народа. Если гомосексуалист приходит в церковь, ему говорят, что он может причаститься, если навсегда оставит свой крайне тяжелый грех. Разгонять гей-парад, если бы мэр вдруг разрешил это свинство, не стали бы. А провести протестный митинг можем. Но если хоругвеносцы в очередной раз станут их гонять, официально этого никто не скажет, но про себя подумаем: «Какие молодцы!»

МОЗОЛИТЬ ВЛАСТЯМ ГЛАЗА

Милитарев: - Патриарх жестко критикует неправедно богатых. Просто не может себе позволить назвать их пофамильно. Это не функция церкви. Это не совсем прилично.

Челышев: - Достаточно периодически об этом говорить. Мозолить властям глаза.

Иванов: - Недостаточно. Это все скатится к тому: «А он нам люстру подарил». С одной стороны, он олигарх, с другой - пожертвовал деньги на храм. И все. Уже рука не поднимается его критиковать.

Челышев: - Значит, люстры брать не надо. При лампочках служить. Надо что-то менять. Находить общие точки у церкви и у тех, кто ее активно не принимает. Ведь есть среди тех, кто не принимает, люди думающие.

Милитарев: - Если люди увидят, что благодаря деятельности церкви снижается количество разводов, абортов, повышается уровень благотворительности, возникает огромное количество добровольцев, включая монахов, которые помогают больным и бедным, то все поймут, что, даже если ты сам неверующий, мы для тебя полезны. Когда ждать? В ближайшие 3 - 4 года.

Иванов: - Начинать надо с личного примера. И самое главное - не должно быть запретных тем. Нужно все темы обсуждать и принимать меры.

Елена ЧИНКОВА, Фото ИТАР - ТАСС, Владимира СМОЛЯКОВА и c cайта za-zhizn.ru

Взгляд с 6-го этажа

Не поучать, а утешать!

Не отношу себя к оголтелым антиклерикалам. Скорее к тем, кто отвык за последние 20 лет верить на слово, а привык проверять декларации последующими делами. Но действительно не могу сказать, что испытываю полное доверие к некоторым отдельным персонам в рясах, что мелькают на экранах и любят эпатировать публику. Да, наверное, в самом деле лишь 5% ездят на «Мерседесах» и не больше 7% являются алкоголиками. А остальные несут народу «разумное, доброе, вечное»... Но почему-то до сих пор не могу забыть двадцатилетней давности встречу с местным батюшкой в подмосковном городе в квартире приятеля-кооператора, куда тот пришел за свежей порнушкой. Что угодно после этого можно говорить мне про Царствие Небесное, про идеалы, выдержавшие испытание временем, но исповедоваться подобному фарисею как-то не тянет.

А еще в период моего студенчества и работы машинистом сцены в одном из московских театров был и иной персонаж в нашем дружном коллективе. Он очень хотел стать священником. Не сказать, что был уж столь одаренный тип. Ни Ветхого, ни Нового Завета не знал, а просто желал жить в «батюшкином достатке» и пытался получить на это благословение. Говорят, получил...

Почему-то так получается, что батюшки, заботящиеся о пастве, задвигаются в дальние приходы, а на экраны вылезают те, кто готов освятить все - от джипа и борделя до биржи, на которой разорятся 99 из 100 человек. Лишь бы заплачено было согласно прейскуранту. А еще... Впрочем, хватит. Иначе выйдем за те самые 5 - 7%.

Никто не может заставлять церковь делать что-то. И никого она не может силой заставлять. Самый верный путь к тому, чтобы церковь стала нравственным ориентиром и авторитетом, - личный пример священников и возвращение ее главной функции для всех нас - способности утешать. Истинный глубокий авторитет церковь веками обретала не богатством храмов и воинственными нравоучениями, а смирением и подвижничеством. И только благодаря этому получала право указывать обществу, куда ему идти.

Александр ГРИШИН

http://penza.kp.ru/daily/25704/905402/

 

Тамара Ивачева пыталась образумить сестру…

Тамара Ивачева пыталась образумить сестру…

20.06.2011

 

Сектанты лечили людей от рака... соленым чаем

 

Почему религиозное движение «Алля-Аят», созданное и запрещенное в Казахстане, прочно обосновалось в России?

Иконы и лекарства – на помойку

…Семью Тамары Ивачевой в новосибирском Академгородке знают и уважают. Муж - известный архитектор, строит на свои деньги церковь, дочка перебралась в Америку, живет в счастливом браке, вся родня - сплошь состоятельные и успешные люди. И только с сестрой три года назад случилась беда. 57-летняя Галина умерла, попав в секту под странным названием «Алля-Аят».

- Диагноз свой - «рак желудка» - она от нас скрывала. Как и то, что оказалась у сектантов. А когда мы заметили, что с Галей происходит что-то странное, было поздно, - рассказывает Тамара Ивачева, разглядывая черно-белые фото своей умершей сестры. На снимках Галине не больше 30. - Более поздних нет - с возрастом она разлюбила фотографироваться.

Первый тревожный звоночек прозвучал весной 2008?го. Галина вдруг собрала в мешок все иконы, которых было очень много в ее двухкомнатной квартире (она жила одна, семьи не было). Позвонила сестре: «Хочу избавиться от образов, заберешь?»

- Я сильно удивилась. У Гали были старинные дорогие иконы, она ими очень дорожила, - вспоминает Тамара. - Прихожу к ней. По всему дому лежат журналы со странным названием «Звезда Селенной» (в последнем слове нет опечатки, оно придумано основателем секты и обозначает некую «область Чистого Сознания». - Ред.). Галя берет журнал и начинает бубнить какую-то галиматью из цифр и странных слов…

Мало того, Галя, которая с молодости болела диабетом, а с возрастом стала страдать от гипертонии, решила избавиться и от лекарств. Сложила все таблетки и микстуры в картонный ящик и оттащила к двери - на выброс.

- Это мне тоже теперь не нужно, - объяснила Галина и снова начала декламировать абракадабру из журнала.

А потом предложила сестре чай. С молоком и... солью. Тамара отказалась. Ушла от сестры, ничего не понимая. Точнее, понимая: Галя попала в секту, никаких сомнений. Родственники с тех пор почти каждый день мотались к ней, уговаривая принять лекарства и выбросить странные журналы. Та - в штыки: «Вы на иконы молитесь, а я журналы читаю, я взрослый человек, и это мой выбор».

...но Галя упрямо выносила из дома иконы, выбрасывала лекарства.

...но Галя упрямо выносила из дома иконы, выбрасывала лекарства.

Приятный рецептик

В секту «Алля-Аят» Галину, как оказалось, привела одноклассница. Заманила обещанием, что все ее болячки и гипертонию вылечить проще простого - надо прочесть десять журналов в определенном порядке. В перерывах между чтениями «Звезды Селенной» нужно пить соленый чай и смотреть на солнце, получая от него «божественную энергию». Вот, собственно, и весь рецептик. Простой и приятный.

- С каждым днем Гале становилось все хуже, - говорит Тамара. - Вскоре не могла даже подняться с дивана. Тогда мы насильно положили сестру в больницу на обследование, где ей поставили диагноз «рак желудка».

Сектанты тут как тут. Узнав, что Галину выписали из больницы со страшным диагнозом, они кинулись ее «спасать». Каждые день человек пять приходили к ней домой, обступали кровать, водили над больной руками и хором читали журналы. Не бесплатно, что характерно. За каждый визит Галина выдавала по 200 рублей каждому - вроде как на проезд. Плюс 70 рублей за каждый «волшебный» журнал.

В сентябре 2008-го Галины не стало.

- За несколько дней до смерти она мне сказала: «Беги за батюшкой, согрешила я, поверила шарлатанам», - вспоминает Тамара Ивачева. - Ее исповедовали, причастили.

Только тогда Ивачева отправилась в милицию - мол, неизвестные проходимцы довели сестру. А там - еще 7 таких же заявлений. Адепты секты погибали от рака, от СПИДа. Ну, допустим, они считали, что обречены, и находили в секте некий душевный покой. Но были и другие случаи. Например, 26-летняя Елена Филатова, у которой была киста яичника, могла бы жить да жить, если бы согласилась на операцию, а не пила сутками соленый чай и не читала журнальную тарабарщину, надеясь на чудо.

Но его не случилось.

Дела рассыпались

Теперь пора задать банальный вопрос: куда же столько лет смотрели милиция, прокуратура? Ведь они прекрасно знали о существовании секты - несколько лет к ним шли родственники, у которых близкие погибли из-за «Аята».

С одним из оперативников, ведущим дело аятовцев, мы встретились в его машине. Фамилию просил не называть.

- Конечно, мы знали про секту! - кипятится опер. - Мы пытались возбудить уголовное дело по статье «организация объединения, посягающего на личность и права граждан». Но в вышестоящей инстанции материалы забраковали: мол, люди сами идут в эту секту, никто их силком не тащит. Ну да. Но делать что-то надо! Есть статья «возбуждение ненависти и вражды по отношению к социальной группе». Ведь аятовцы клеймят врачей - мол, те убивают людей лекарствами. Но и для этой статьи, по мнению Следственного комитета по Новосибирской области, не было явных оснований. Ладно! Мы решили зацепиться за статью «оказание медицинских услуг, не отвечающих требованиям безопасности»... Но и тут облом. Целительство (а у каждого участника секты была грамота целителя) - это не медицинская услуга. Да и нет по каждому случаю гибели заключения врачей, где было бы написано, сколько именно мог прожить человек, если бы не отказался от лекарств. Чувствуешь, какой тупик?

- И вы плюнули на это дело...

- Не-ет! Мы решили делать то, что в нашей компетенции. Например, одна из последовательниц «Аята» принимала людей у себя на дому, брала за это деньги и обещала их вылечить. Эту гражданку мы оштрафовали на 1500 рублей по административной статье «незаконная медицинская деятельность»… А потом возбудили дело по статье «мошенничество» и решили привлечь по ней лидера движения Валерия Мильштейна. Помогал в этом созданный в конце 2010-го центр «Э» (это центр по борьбе с экстремизмом, в ведении которого - и опасные секты. - Ред.) при ГУВД по Новосибирской области.

В СК по Новосибирской области дали скупой комментарий: да, мол, в сентябре 2010-го получили от милиции материалы насчет организации «Алля-Аят», проводится проверка.

- Решение о возбуждении уголовного дела пока не принято. Работа будет продолжаться, пока у следователей не будет достаточно законных оснований возбудить дело, - сказали нам в Следственном комитете по Новосибирской области.

Фархат Абдуллаев, основатель секты, умер в 70 лет от болезней. «Волшебные» журналы не помогли ему исцелиться.

Фархат Абдуллаев, основатель секты, умер в 70 лет от болезней. «Волшебные» журналы не помогли ему исцелиться.

Смерть Создателя

Вопрос: откуда же в Сибири взялась секта со странным восточным названием? Из Казахстана. Ее организовал еще в 90-х годах прошлого века некий Фархат Абдуллаев (см. «Из досье «КП»). Освоив «казахские степи», секта двинулась в Россию. Известны как минимум пять ее крупных филиалов - в Новосибирске, Москве, Омске, Оренбурге, Уфе. Дошли аятовцы даже до Украины и Польши - там тоже люди увлеченно избавляются от лекарств, а вместо них запасаются журналами «Звезда Селенной». Купить надо десять номеров, но лечебными будут только 8-й и 10?й - такой вот маркетинг! Лечебные номера нужно прикладывать к груди страницей с изображением Фархата (для мужчин) или страницей с изображением его жены Нины (для женщин).

Я нашла одного-единственного адепта этой секты, который согласился поговорить с журналистом. Ренат - чиновник из Башкирии, довольно солидный. В силу журналов верит истово.

- И чего ж ваш Фархат умер тогда от болезней в 70 лет? - спрашиваю его.

- Какое-то время он был человеком, то есть в нем присутствовала энергия Создателя, которая показала выход из тупика человечеству, - как по писаному отвечает чиновник. - Но программа человека закончилась, и он перешел в другое измерение.

С Ренатом мы познакомились после того, как на нашем сайте опубликовали заметку об аресте Валерия Мильштейна в Новосибирске. Чиновник написал гневный отклик к статье, оставив адрес своей электронной почты, так у нас и завязалась переписка. Правда, в заметке он попросил его фамилию не называть - все-таки на государственной службе. Если с работы погонят, никакие журнальчики не помогут.

Но вернемся к Фархату, вернее, к тому, что произошло в «Аяте» после его смерти. Идеологом движения стал новосибирец Валерий Мильштейн, он же - издатель и автор «волшебных» журналов, которые должны лечить стойкие ряды сектантов от всех болезней. (Это в Новосибирске, где печатались журналы, они стоили в районе 70 рублей, а в других городах за это бумажное «лекарство» выкладывают по несколько сотен.)

59-летний бывший уголовник (Мильштейн трижды сидел - за грабеж, разбой и групповое изнасилование) неплохо поднялся на «журнальном исцелении». Нигде не работающий, кроме как в «Аяте», сибиряк отстроил себе трехэтажный коттедж, где поселился с молодой женой, и только за этот год купил два джипа.

Новый «гуру» «Алля-Аят» Валерий Мильштейн отстроил себе трехэтажный коттедж в пригороде Новосибирска.

«Чистое знание»

- С 2007 года Мильштейн заработал на больных больше 500 тысяч рублей, - рассказывает Павел Золотухин, замначальника центра «Э» ГУВД по Новосибирской области. Это если подсчитывать деньги, потраченные только теми погибшими, чьи родственники написали заявления.

Впрочем... свой журнал тиражом примерно 2000 экземпляров Мильштейн выпускал вполне официально - на издание «Звезды Селенной» у него была лицензия. А там написано: примерная тематика издания - обсуждение проблем методики оздоровления по системе «Аят - жизнь без лекарств и болезней». То есть чиновники, выдавшие свидетельство о регистрации СМИ Мильштейну, прекрасно понимали, о чем идет речь: «Звезда» пропагандирует отказ от медицинской помощи…

- Но у нас нет претензий к прежнему министерству печати, которое в 2002 году выдало лицензию, - объясняют оперативники. - Ведь с точки зрения закона у человека есть право на медпомощь, а от этого права он... вправе отказаться.

Благодаря этой казуистике сектанты могли годами свободно собираться в одном из дворцов культуры в центре Новосибирска. Мильштейн дважды в месяц арендовал зал на полтысячи человек, отдавая более 10 тысяч рублей за час.

- Собирались они 1-го и 18-го числа каждого месяца, - вздыхает директор Дворца культуры Алла Шершнева. - Я о них милиции сразу же рассказала, выгнать хотела. Но оперативники просили принять их, чтобы потом «за этими сектантами по всей области не гоняться». А тут они были, считай, у них под негласным наблюдением. Опера к ним даже под видом адептов ходили.

На одном из собраний 1 июня оперативники и арестовали Мильштейна - но вскоре отпустили под подписку о невыезде.

Я пыталась найти «гуру», несколько дней просидев «в засаде» около его трехэтажного коттеджа на окраине Новосибирска. Он был дома, его новенький голубой джип стоял припаркованным у открытых железных ворот. Только не вышел ко мне издатель «волшебных» журналов. И на телефонные звонки не отвечал.

- Да нормальный мужик с виду, - стоя в дверях своей одноэтажной хибары, рассказывает сосед Анатолий. - Никогда нам журналов никаких не приносил. А может, и не он это? А если б я узнал, что сектант, то за себя не ручаюсь - сколько их тут развелось!

Это правда. Тоталитарные секты любят Сибирь. А что, тут им все условия. Новосибирск - третий по численности город в России, рядом - Алтай, куда большинство сектантов ездят каждый год в поисках Шамбалы и ворот в рай... Плюс у самих новосибирцев доходы по сравнению с другими провинциальными городами очень даже хорошие. Наконец, в столице Сибири нет почти ни одной официальной структуры, которая боролась бы с этим мракобесием. Ну, разве что Центр по вопросам сектантства при главном соборе Александра Невского на каждую «Шамбалу», «Аят» и прочие странности собирает досье, а потом выпускает книжки «Осторожно! Тоталитарные секты Новосибирска».

- Если говорить об успехе «Аята», то секта наживается именно за счет больных людей, которые, чтобы избавиться от недуга, готовы на все, - рассказывает Олег Заев, руководитель Центра по вопросам сектантства. - То есть клиенты у «Аята» и подобных целителей всегда будут. На какое-то время больные, воодушевленные идеей спасения, даже начинают чувствовать улучшение. Только вот болезнь от этого не уходит - наоборот, запускается так, что официальная медицина уже помочь не в силах…. Но доказать это официальным путем и прикрыть организацию, как видите, с нашими законами более чем проблематично.

Но все-таки возможно, как показывает практика. Только ведь лучше раньше, чем позже.

ЗВОНОК СПЕЦИАЛИСТУ

Председатель экспертного совета по проведению религиоведческой экспертизы при Министерстве юстиции РФ Александр Дворкин:

- Секта - это авторитарная организация, смысл существования которой - власть и деньги. Для нее характерен ряд свойств: манипуляция сознанием адептов, контроль всех аспектов их жизни, обожествление лидера и самой организации. В секту сам никто не приходит, туда приводят. И в основном попадают туда люди с жизненными проблемами.

В России, к счастью, есть примеры, когда по решению суда подобные организации ликвидировались. Прецедентом стала основанная в Японии псевдобуддистская секта «Аум Синрикё». После совершенного ее членами в 1995 году теракта в токийском метро ее деятельность в России запретили. В 2009 году в Омске за экстремистские идеи расового превосходства «славяно-ариев» и использование символа свастики-коловрата закрыли так называемую Древнерусскую церковь православных староверов-инглингов. Ее лидер Александр Хиневич был приговорен к полутора годам тюрьмы условно.

Еще с 2007 года по России было ликвидировано около 20 сайентологических организаций - ряд лидеров были осуждены за незаконную предпринимательскую деятельность. Закрыт московский офис «Свидетелей Иеговы». А 8 июня этого года Верховный суд РФ ликвидировал псевдорелигиозную организацию «Преображение России». Прикрываясь реабилитацией наркоманов и осужденных, она отбирала у тех документы, устраивала на работу, а зарплаты организаторы забирали себе.

Записала Екатерина РОЖАЕВА.

ИЗ ДОСЬЕ «КП»

Колхозный шофер Фархат и его «формула жизни»

 

Созданную в Казахстане секту «Алля-Аят» официально объявили вне закона еще в декабре 2008 года. Межрайонный экономический суд Алматы запретил распространение учения и пропаганду лечения людей по методу Фархат-ата после того, как несколько десятков сектантов попали в психиатрические клиники, а некоторые пытались совершить самосожжение.

Просуществовала секта в Казахстане аж 18 лет. В 1990 году 53-летний колхозный шофер Фархат Абдуллаев из поселка Чунджа под Алма?Атой почувствовал себя посланцем внеземных сил и объявил, что к нему пришла «формула жизни». Причем не откуда-нибудь, а прямиком с Солнца... Фархат-ата обещал излечение от всех болезней, в том числе от онкологии и СПИДа. К нему в поселок хлынули толпы - из Казахстана, России, Китая и даже Ирана. Метод был незамысловатым и эффектным: нужно было произносить «формулу жизни» (бессмысленный набор звуков), проникаться исцеляющей силой лучей солнца, подолгу глядя на него (!), и пить в течение дня «эткен-чай», который заваривается с молоком и солью. Обращаться к врачам было строжайше запрещено.

С 2002 года Абдуллаев изрядно устал работать с толпами больных людей и решил свой метод модернизировать - стал выпускать «целебные» журналы. Печатались они в Новосибирске - поэтому именно там после запрещения в Казахстане возникнет новый очаг мракобесия.

Наталья СОКОЛОВА («КП» - Алматы»)

Виктория МИНАЕВА («КП» - Новосибирск»),

Фото Андрея ГРЕБНЕВА, а также предоставлено правоохранительными органами и РЕЙТЕР

http://penza.kp.ru/daily/25705.5/906489/

 

Это фото случайно сделано автором 9 мая 2010 года на Вятке. На переднем плане покойный владыка Вятский и Слободской Хрисанф, слева крайний - отец Петр21.06.2011

 

Почему повесился священник?

 

Это фото случайно сделано автором 9 мая 2010 года на Вятке. На переднем плане покойный владыка Вятский и Слободской Хрисанф, слева крайний - отец Петр

Вятского протоирея Петра вынули из петли утром 7 июня. В предсмертной записке он попрощался с родными, попросил прощения за грех и рассказал о неком страшном человеке, который, якобы и довел священника до самоубийства

Петр Шак, 47 лет, служил настоятелем Свято-Успенского собора Трифонова монастыря в Кирове с 1992 года. Верил ли протоирей в Бога? – судить не берусь, исходя из его поступка, но, по моим опросам, вел он линию нравственную, не пил, не блудил, характеру был спокойного и всегда утешал иных страждущих прихожан добрым и мудрым словом. В личной жизни Петра вроде бы все сложилось отлично. Кроткая, богобоязненная супруга - матушка Надежда, два прилежных сына - студенты.

С прежним владыкою Вятским и Слободским Хрисанфом, почившим в начале года, водил он дружбу. К тому же оба священнослужителя земляки из Украины. Но случалась у них, как сказывают, и размолвка оттого, что владыка Хрисанф разрешал молиться за самоубийц их близким. Петр, однако, высказывал владыке в лицо свое несогласие по сему поводу.

После кончины владыки Хрисанфа на смену ему прислали на Вятку архиепископа Хабаровского и Приамурского – Марка.

Говорят, что новый владыка отличается жестким нравом, и многие полагают, что именно это стало причиной трагедии. Дело в том, что протоирей Петр, как и еще ряд вятских служителей, включая настоятелей храмов, были уволены по указу Марка. На сайтах приводят пояснения самого Марка на этот счет: «Ну, во-первых,— экономические преступления, а во-вторых, я хочу работать со своей командой».

Ранее на интернет-форумах предупреждали:

«Суров новый архипастырь, вельми суров…. Вятские попики плачьте - для вас наступил день Страшного Суда в масштабах отдельной епархии!».

«Да, священникам придется тяжело. Владыка Марк непредсказуем. …. Храмы в Хабаровске новые и дорогие, а жизни в них нет. Дни правления Хрисанфа будут вспоминаться вам как благие».

«Преосвященный Хрисанф был человеком мягким. Обмануть его и втереться в доверие (хотя бы посредством букета роз) было несложно. Лесть и подарки обожал. К нравственности вятского духовенства относился с большой скидкой на нынешние времена…. С Марком такие фокусы не пройдут!».

Хотел я встретиться с Марком. Служащий из епархии пошел доложить владыке. Вернулся минут через десять и сказал, что сегодня принять не могут, ибо сегодня праздник - День Святага Духа. А наутро Марка вызвал в Москву Патриарх Кирилл, надо думать, что по поводу самоубийства протоирея.

Свято-Успенский собор на Вятке, в котором отец Петр служил настоятелем Фото: Николай Варсегов

БАНДИТЫ ЖЕРТВОВАЛИ НА ЦЕРКОВЬ

Сразу же после отстранения отец Петр попал в реанимацию с сердечным приступом. Когда оклемался, пытался прийти на прием к владыке, но было отказано. Из сего можно вывести, что причины для гнева были у Марка весьма весомые.

На этот счет я поговорил с одним из священников Свято-Успенского собора, в котором покойный Петр был настоятелем. И хотя тот священник не скрывал имени, я все же решил «не светить» его.

- Скажите, батюшка, насколько можно доверять слухам, что данный собор, как и еще ряд вятских церквей, были отреставрированы на воровские и бандитские деньги, что якобы и вызвало гнев владыки Марка?

- Епархия принимала пожертвования от разных людей, в том числе и от тех, которые нажили свои капиталы, наверное, неправедными трудами. Вы же знаете, как добывались деньги в недавние смутные времена. Но ежели эти люди пришли к раскаянию и решили вот так искупить свои грехи, если даже это грехи кровавые, то почему бы и не принять от них деньги?

- Это были большие суммы?

- Я не занимался бухгалтерией. Могу сказать, что объем работ был значителен. Однако с домыслами, что протоирей Петр что-то крал, я решительно не соглашусь. Обычно настоятель Петр знакомил между собой людей, которые давали деньги и которые строили, реставрировали. Они напрямую договаривались между собой.

- Так ведь возмущение Марка, наверное, вызвал сам факт происхождения денег, возможно, еще не высохших от крови?

- Лично я от Марка ничего на сей счет не слышал. У нас три новых храма построены на деньги вот этих…, этих людей. Так что теперь их сломать прикажете? Насколько праведные, иль неправедные деньги, в том сам Господь разбираться будет.

- Какую ж вину вменили Петру? За что его отстранили?

- Насколько я знаю, там были незначительные финансовые нарушения, как и в любом строительстве, но ничего криминального Петру не предъявлялось. И когда он попал в больницу, владыка Марк сказал ему, батюшка, выздоравливай, потом поговорим. А то, что владыка Марк стал увольнять вятских священников, освобождая места под своих хабаровских, так это можно понять. Он прибыл со своей испытанной командой, а нас он совсем не знает.

- Правда, что Марк потом отказал Петру в приеме?

- Петр при мне приходил два раза, но Марка в эти дни в епархии не было.

- Многие сомневаются в самоубийстве Петра, полагая, что убили его…

- Про то не готов сказать, работает следствие.

- Если это самоубийство, то вы, хорошо знавший Петра, как бы могли объяснить такое?

- Зная его, я не могу подвести никакой логики. Видно бесы нашли-таки в нем какую-то болевую точку.… К тому же, Петру сделали операцию на щитовидке, а это серьезный стресс, который мог сему поспособствовать.

- Снятие с должности Петр очень трагично переживал?

- Я б не сказал. Он подал прошение владыке вывести его за штат. И Марк сказал, что рассмотрит прошение. В результате он или ушел бы служить в какой-то дальний приход, или бы стал заниматься мирскими делами. Он был жизнерадостным человеком. Любил поговорить с незнакомыми даже о пустяках вроде – погоды.

- Вы когда его последний раз видели? И в каких он был настроениях?

- Мы виделись дня за три до трагедии. Он пришел и просил прощения у одного священника, с которым были у него напряжения. А потом говорили, что за несколько часов до трагедии был ему какой-то звонок, кто-то якобы угрожал.

- Петр прощения просил у отца Александра, настоятеля Спасского собора, а также известного вятского байкера?

- У него. Петр с Александром конфликтовали. Но в тот день они отошли в сторону и мирно разговаривали о чем-то.

- Из-за чего священники конфликтуют?

- Так они тоже люди - со своими слабостями.

- Еще говорят, что у Петра были долги перед бандитами, займы что ли какие-то?

- Да ерунда все это, наговаривают!

- А что за история с дорогим джипом, на котором якобы ездил Петр?

- Нормальная история. Петр обратился к директору известного автосалона с просьбой пожертвовать джип для епархии. Вот, мол, владыка новый приедет, нужна машина. Директор позвонил в Москву. Разрешили пожертвовать машину за 970 тысяч рублей. Но это был обычный автомобиль с обычной комплектацией. Тогда он спросил, а можно ли с последней комплектацией?

- То есть, более дорогую?

- Ну да. Опять позвонили в Москву, там сказали, нет, только за эту сумму. Тогда Петр предложил, давайте мы доплатим сверх 970 тысяч и возьмем улучшенную модель. Договорились, и сейчас владыка Марк ездит на ней.

ВДОВА ПЕТРА ЧЕГО-ТО БОИТСЯ

Проживал Петр с семьей в казенном епархиальном доме недалеко от храма. Дом не ахти какой, деревянный, и небольшой. Во дворе изящный цветник, под навесом старенькая иномарка. На звонок вышли вдова покойного матушка Надежда и один из сыновей. Я предложил рассказать про Петра нечто хорошее в противовес разным наветам, но они почему-то отказались.

- Я опасаюсь за сыновей, - изрекла матушка.

- Скажите, какой он был человек?

- Хороший был человек, и наша семья не испытывает тяжести по поводу его ухода. Напишите, пусть люди о нем помолятся, а мы будем добиваться заочного отпевания.

- Есть мнение, что Петра убили, - высказал я.

- Нет! Нет! – мгновенно и, как показалось мне, нарочито отвергли сие на два голоса родственники. Словно так научил их следователь.

Про какого страшного человека мог рассказывать Петр в своей предсмертной записке на трех тетрадных листах? Многие вятские подозревают в том отца Александра настоятеля Спасского собора. Хотя и не указывают в печати имя его, называя Доброжелателем. Вот, например, что поведал газете «Вятский наблюдатель» некий анонимный священник: «…он (отец Петр) рассказывал, что подвергается ежедневной травле со стороны известного в Кирове батюшки, которого даже прозвал "отец доброжелатель". Он знал, что на имя Владыки Марка поступило множество кляуз, содержащих обвинения в его адрес, и знал, кто их автор. Самому священнику Доброжелатель сообщал, что "скоро его посадят в тюрьму", "выведут за штат", а он, выгнав матушку, приберет к рукам "все его добро и хозяйство". Незадолго до смерти отец Петр рассказал, как однажды, работая во дворе, услышал знакомый голос: "Давай, трудись, негр, мне на благо. Скоро весь дом мой будет". …Благо бы, будь Доброжелатель сам непорочен, но известно о его пристрастии к алкоголю. Или недавний скандал, который едва удалось замять: он попытался изнасиловать матушку - жену одного из местных священников. Замечен также и в более неприличном поведении, но все ему почему-то сходит с рук. Более того, он теперь благочинный...».

Благочинный отец Александр в поисках Бога использует и технические средства Фото: Николай Варсегов

«МЫ С ПОКОЙНЫМ НЕ БЫЛИ ВРАГАМИ»

С благочинным отцом Александром мы встретились в его Спасском соборе.

- Скажите, отец Александр, у вас с покойным отцом Петром действительно была глубокая неприязнь, как сказывают, от того что он по-соседски захватил часть вашей земли и часть жилища?

- Я не хотел бы сейчас говорить об этом, дабы не тревожить прах покойного.

- Но вы заявляли ему: «Трудись, негр, мне на благо. Скоро весь дом мой будет!»?

- Это полнейшая чушь, которую не собираюсь и комментировать. С отцом Петром мы жили в одном деревянном доме с 1994 года. За это время случались размолвки, как у всяких соседей, но я давно ему все простил. Надеюсь и он мне простил какие-то мои грехи. Никаких неприязней меж нами не было, хотя и друзьями тоже мы не являлись. Были ровные и спокойные отношения.

Отец Петр был западным украинцем из-под Львова со всеми присущими этой нации особенностями. Приведу вам такой пример. Помните, когда украинская ПВО сбила по ошибке пассажирский самолет. Кучма тогда всех убеждал, мол, это не мы, пока наглядно не доказали. И вот я спрашиваю, отец Петр, а ты бы сознался на месте Кучмы? А он, не задумываясь, отвечает: нет! Вот, говорю, в том ваша сущность.

Сейчас говорят, якобы я или кто там еще требовали у него вернуть этот дом и землю, мол, кто-то грозил ему выселением. Полная ерунда. Отец Петр все это приватизировал, и ни по каким законам его выселить ни у кого не получилось бы.

- Так какой же повод тогда у него для повешенья?

- Лично я никаких причин не вижу. Смещение с должности, конечно же, не причина. Что касается обвинения Петра в финансовых нарушениях, то в этом я несведущ, не знаю. Могу лишь догадываться, что доходы в его соборе были немалые – от экскурсантов, паломников и разных жертвователей. Однако же, вдруг оказывается, что казна церковная у него пуста…

- Отсюда предположения, что он чего-то похитил?

- Я бы не стал говорить – похитил. Возможно, там были выстроены какие-то финансовые схемы еще с благословения покойного владыки? Например, в газетах тиражируют слухи, что некие вятские предприниматели передали епархии землю, которая прежде принадлежала Успенскому собору, где Петр был настоятелем. Отец Петр почему-то оформил землю сначала на себя, а потом передал ее некому неизвестному человеку.

- Да, я читал. Ежели это правда, зачем он так сделал?

- Наверное, не хватало зарплаты?

- Какова зарплата священника?

- Она очень разная. Если батюшка хочет заработать, он пойдет на кладбища служить панихиду, не откажется освящать квартиры, машины и прочее. Петр этим активно не занимался, у него много прочих дел было.

- Вы бывали в доме Петра? Он богато жил?

- Я был в его доме последний раз в апреле. Там никаких излишеств. Жил он довольно просто.

ИНЫЕ НЕ ВЕРЯТ В САМОУБИЙСТВО

- Не желая покойного в чем-то подозревать, все же хочу я понять причину. Предположим, открылись… грубые финансовые, как бы сказать? – просчеты, отца Петра могли осудить и даже дать срок?

- Конечно. Церковь тоже юридическое лицо и живет по конституции. Но мы не в той стороне ищем причины его ухода из жизни. Петр очень хотел служить, потому он больше всего боялся услышать полный запрет на служение из уст владыки. Он мне это сам говорил, что если будет отказ, я это не переживу. Я, конечно, тогда и подумать не мог, что речь идет о самоубийстве. Казалось, что он имел в виду, там… здоровье не выдержит. Как сейчас понимаю, он больше смерти боялся услышать слово «нет». И он, видать, так навертел себе в голове, что ему не хватило духу пережить еще несколько часов до разговора с владыкой.

Расскажу еще такой случай на тему его характера. Однажды мы прилетели в Италию, поклониться Святителю Николаю. В одном городке он говорит, мне отлучиться надо, пригляди за вещами. Я решил разыграть Петра. Он возвращается, делаю вид, что звоню по его сотовому. Подходит, глаза широкие. Я поясняю, что у меня на сотовом деньги кончились, потому и воспользовался. Продолжаю: «Ну, как там погода у нас на Вятке?». Он на меня: ты что?! Ты знаешь, как это дорого?!

Да, пошутил, говорю, посмотри исходящие. Он говорит, телефон недавно мне подарили, не знаю, где там смотреть. Но ты, правда, пошутил? И вот девять часов он не мог успокоиться, все время от времени спрашивал, нет, ты, правда, не звонил с моего телефона?

Так это мелочь, а в данном случае отец Петр видно так размотал для себя трагедию, что уже не смог остановить запущенный механизм. Сатана помог, уловил его вот на этой слабости. За день до смерти он позвонил своему другу, стал с ним прощаться. Тот спрашивает, ты возвращаешься на Украину? Петр отвечает, нет, скоро узнаете. И наутро повесился в бане.

- Известно, что за три дня до смерти отец Петр просил у вас прощения, чувствовалось, что он на пределе?

- Вы знаете, я видал людей умирающих, видал смертников в камере, солдат перед боем, но не видал никогда людей в более подавленном состоянии, чем отец Петр за три дня до трагедии. Он тогда пришел к нам со своей матушкой, мы посидели у нас дома. Я говорю, отец, ты хоть вина выпей, успокойся, поспи. Отвечает, я и пить не могу, и спать не могу.

- Говорят, что у него могли быть некие связи с бандитами, и он залез в большие долги, взял денег на реставрацию, но не мог вернуть. Можно ли в это верить?

- Так ведь кто с бандитами в свое время не связывался?

- Я понимаю рыночных торговцев, которых бандиты крышуют, а священникам-то зачем?

- Так, может, иной священник идет к таковым, желая их образумить, к вере привлечь, а другой, возможно, для себя корысть ищет. Я это не про Петра говорю, про него не знаю.

- Вы работаете с бандитами?

- Сейчас нет, а раньше приходилось общаться. Приглашали они меня и на отпевание, и на крещение, освящение. Однако, за столом я с ними не сиживал, в бане не мылся…. Или был случай, посадили в сизо одного авторитета. Явились ко мне братки, попросили передать в тюрьму телевизоры, телефоны, кондиционеры и прочее. Есть, говорят, договоренность с начальством сизо, но мы от себя передать не можем, помогите, сделайте как бы спонсорскую помощь от церкви. Ну, я это сделал, ибо вера наша взывает к милости.

- Про вас, отец Александр, много дурного сказывают: и что вы пьяница, и пытались кого-то насильничать. Правда, пишут про то анонимы, что и не вызывает доверия, но откуда такие слухи?

- Это обычные лжесвидетельства моих завистников. Я в епархии самый известный священник, и кое-кому известность моя не дает покоя. Лжесвидетельствуют еще, что я наушничал и ругался на отца Петра. Во-первых, я ничего не знаю о его деятельности. Во-вторых, если бы это было так, зачем бы тогда отец Петр ходил в последние дни молиться в мой храм? Я более вам скажу, никто даже из его близких друзей – священников и предпринимателей - не встал на его защиту. Никто, кроме меня. Я единственный, кто просил владыку Марка о милости к отцу Петру, рассказал в каком Петр подавленном состоянии. Владыка сказал тогда, хорошо, я приму его, пусть приходит после Крестного хода. И 4 –го июня у меня в храме отец Петр упал в ноги к владыке, прося прощения. Владыка ответил ему очень миролюбиво, пожалуйста, приходи, поговорим. Я свидетель тому. 6 июня я спросил помощника владыки, будет ли завтра прием? Помощник ответил, да. Я позвонил отцу Петру и сказал, что владыка вернулся из Великорецкого, он приятно удивлен Крестным ходом и в очень хорошем расположении духа, потому, говорю, завтра утром приходи к нему. Так вроде договорились. Но отец Петр повесился за несколько часов до приема…

- То есть, у Петра был хороший шанс на хороший исход дела!

- Конечно, однако, повторюсь, механизм он уже запустил так, что не смог его остановить.

***

В то же время сторонники версии убийства отца Петра настаивают, что его смерть была выгодна неким людям, которым покойный передал монастырскую землю. Это очень ценный участок под строительство коттеджей. Теперь с кончиной Петра вернуть землю монастырю практически невозможно.

Расследование по этому делу, говорят, будет долгим, и вятские следователи обещают обнародовать результаты еще нескоро.

Николай ВАРСЕГОВ, фото автора

http://penza.kp.ru/daily/25706/907468/

 

Представительство Русской Православной Церкви при Совете Европы приветствует обсуждение экспертного доклада «О праве на критическую оценку гомосексуализма…»22.06.2011

 

Представительство Русской Православной Церкви при Совете Европы приветствует обсуждение экспертного доклада «О праве на критическую оценку гомосексуализма…»

 

21 июня 2011 года российские эксперты направили в Представительство Русской Православной Церкви при Совете Европы доклад на тему «О праве на критическую оценку гомосексуализма и о законных ограничениях навязывания гомосексуализма».

В документе, подготовленном докторами юридических наук М.Н. Кузнецовым, И.В. Понкиным и Н.А. Михалевой, в частности, отмечается:

«Требования международных организаций к Российской Федерации о предоставлении гомосексуалистам и их объединениям особых привилегированных правовых режимов, признании за ними особых прав (привилегий) и об осуществлении преследования лиц за высказываемую ими критику гомосексуализма, а также требования, вытекающие из решения Европейского Суда по правам человека в отношении Российской Федерации по вопросу  проведения гомосексуалистами публичных "гей-парадов" противоречат  общепризнанным принципам и нормам международного права и международным актам о правах человека, вступают в противоречие с публичным порядком ("ordre public") Российской Федерации, а потому не подлежат исполнению.

Российская Федерация обладает суверенным правом самостоятельно и независимо определять в своем законодательстве меры, способы и пределы защиты общественной нравственности, основываясь на собственном, самостоятельно сформированном понимании значения и содержания нравственных ценностей, связанных с национальной культурой, подлежащих охране, защите и поддержке со стороны государства».

Ранее, 17 мая сего года генеральный секретарь Совета Европы (СЕ) Т. Ягланд в своем заявлении объявил, что 23 июня 2011 года планируется представление доклада комиссара Совета Европы по правам человека Томаса Хаммарберга на тему «Дискриминация на почве сексуальной ориентации и половой идентичности в Европе» с анализом социально-юридической ситуации в отношении сексуальных меньшинств в странах-членах СЕ. Кроме того, он подчеркнул, что на основании этого доклада Совет Европы планирует разработать во второй половине года программу помощи европейским странам под названием «Борьба с дискриминацией на основе сексуальной ориентации и гендерной идентичности».

В целях содействия проведению объективной и всесторонней дискуссии по теме дискриминации на основе сексуальной ориентации и гендерной идентичности Представительство Русской Православной Церкви при Совете Европы приветствует широкое обсуждение вышеупомянутого доклада российских экспертов. Представительство также будет заинтересовано в обсуждении доклада комиссара по правам человека Совета Европы после публичного появления его текста.

Представительство Русской Православной Церкви при Совете Европы/Патриархия.ru

http://www.patriarchia.ru/db/text/1546513.html

 

В Сети сегодня есть и форумы для батюшек, и даже сайты православных знакомств. 22.06.2011

 

"Священные войны" в Интернете: может ли Церковь очистить Сеть от скверны?

 

В Сети сегодня есть и форумы для батюшек, и даже сайты православных знакомств.

"До исповеди он-лайн мы не доживем уж точно", - считает гость программы "Прощеное воскресенье" (97.2 fm) советник главы Синодального информационного отдела Московского патриархата, зав.кафедрой журналистики и пиара Российского православного университета Елена Жосул.

Антон Челышев:

- Добрый день, друзья. Мы сегодня поговорим о том, какую роль может сыграть церковь в усмирении людей, которые переходят все границы разумного в Интернете. Такое впечатление, что Интернет - находка для церкви. Просто потому, что как еще, когда церковь могла узнать, какие люди на самом деле, какими они могут быть. Когда человек, скрываясь под ником, выдает все, что он действительно думает и, простите, столько иногда дерьма исторгает. Можно просто легче поставить диагноз этому человеку: он заблудился.

Елена Жосул:

- Я думаю, что Интернет в этом смысле церкви не особое подспорье. Потому что церковь испокон веков очень хорошо знала, каковы люди на самом деле.

А.Челышев:

- Только те люди, которые приходят в церковь.

Е.Жосул:

- Да не только люди, которые приходят. Благодаря церковному опыту изучения человеческих душ можно очень многое сказать о людях и без непосредственного с ними контакта через исповедь. Хотя исповедь – это прямой путь для того, чтобы понять, что у человека кроется в душе. И тут Интернет не нужен.

Интернет для церкви оказывается большим подспорьем как отдельная ниша для миссионерской работы, для проповеди с использованием каких-то специфических методов Интернет-дискуссий и присутствия в Интернете. В этом смысле – да. Но ничего нового о людях благодаря бурным дискуссиям, прениям и баталиям в блогах - так называемым холиварам - церковь, конечно, не узнала.

Елена Чинкова:

- Все-таки для церкви Интернет - это больше зло, нежели польза?

Е.Жосул:

- Это и не зло. И не добро. Тут нельзя применять какие-то однозначные этические категории. Телевизор, холодильник – это не зло и не добро. Это инструменты для удовлетворения определенных потребностей, нужд, которые можно использовать как во благо, так и во вред. Интернет – действительно, поле с большим количеством этических угроз, потому что люди там часто теряют над собой контроль, особенно когда есть много соблазнов анонимно обливать кого-то грязью. Если для этого есть технические возможности и нет соответствующих методов контроля за анонимными пользователями. Но в том же самом холодильнике можно хранить какие-то здоровые натуральные продукты, которые служат на пользу человеку, а можно хранить …

А.Челышев:

- Червей для рыбалки.

Е.Жосул:

- Это тоже хорошо. Но можно хранить какие-нибудь ампулы с наркотическими веществами и соответственно холодильник становится местом зла.

Е.Чинкова:

- А батюшек кто-то контролирует в сети или они так же анонимны и могут себя вести свободно и без всяких, что ли рамок?

Е.Жосул:

- Каких-то контролирующих рычагов нет. Но есть определенного рода призывы, советы священноначалия, в том числе и Святейшего Патриарха, обращенные именно к духовенству.

Е.Чинкова:

- Инструктаж?

Е.Жосул:

- Скажем, так. Рекомендации именно к священникам, как вести себя в сети, в блогах культурно. Патриарх еще прошлым летом во время одной из поездок, по-моему, в Тверскую епархию, на встрече с местными священниками обратился к ним и в целом к духовенству, которое сегодня у нас активно сидит в социальных сетях, с призывом не терять над собой контроль, не терять чувства ответственности и помнить про то, что в их непосредственно случае каждое слово, которое они произносят в сети, - это пастырское слово, это слово представителя церковной организации. Поэтому здесь за собой нужно четко следить.

Звонок от радиослушателя Владимира:

- Церковь – не ассенизатор и не выгребатель мусорных ям, тем более из Интернета, этой всемирной помойки. Она совершенно не обязана и не должна этим заниматься. Этим должен заниматься тот социум, который там варится. Есть там приличные нормальные люди. Пусть они с модераторами разбираются. Церковь – совсем другой институт, предназначена совсем для другого.

А.Челышев:

- Вас бы, Владимир, никогда бы не взяли на работу в Московскую патриархию. Потому что вы ретроград, уж простите. Интернет нужно использовать. Это поле необходимо пахать, и использовать его и с точки зрения церкви.

Звонок от радиослушателя Геннадия:

- Если ты настоящий православный человек, настоящий православный христианин, то ты никогда не будешь пользоваться Интернетом для того, чтобы сказать какому-то человеку гадость.

А.Челышев:

- То есть, в лицо сказать гадость?

Геннадий:

- Да. Даже если ты читаешь человека недостойным, скажи ему в лицо.

Е.Чинкова:

- А если нет возможности в глаза сказать? Если это звезда какая-нибудь?

Геннадий:

- Тогда лучше молчать и ничего не говорить.

А.Челышев:

- Немножко смущает меня, когда представители Русской Православной Церкви говорят: не наше дело - избавлять армию от скверны, которая там есть сейчас. Я об институте военных священников.

Е.Жосул:

- А они разве говорят такое?

А.Челышев:

- Говорили. А пользоваться Интернетом – это, пожалуйста, в каких-то миссионерских целях. Не кажется ли вам, что церковь очень активно использует что-то и очень неактивно каким-то образом несет разумное, доброе, вечное. Пытается что-то исправить, как сказал Владимир, поработать ассенизатором. Простите, иногда нужно и ассенизаторами поработать.

Е.Жосул:

- Я с этим не могу согласиться. Если брать пример с армией, есть масса случаев, когда в тех войсковых частях, где есть капелланы, то есть военные священники, духовники военных частей, нравственный, моральный климат гораздо чище, достойнее и устойчивее, чем там, где их нет. Уже есть масса примеров, подтверждающих это. Осталось просто провести социологический опрос, чтобы привести какие-то конкретные данные.

А.Челышев:

- Лучше статистику по всей стране.

Е.Жосул:

- Да, чтобы вычислить в каких-то конкретных цифрах. Церковь сегодня борется с дедовщиной не контрольно-надзорными, жесткими методами, а элементарным фактом присутствия священника в армии, регулярным общением с военнослужащими. Это очень хорошо действует на армию. Так же точно и в Интернете церковь не будет устанавливать жесткую цензуру. Она не будет выполнять контрольно-надзорные функции по отношению к своей пастве, которая активно пользуется Интернетом. Но она будет давать рекомендации, она намерена это делать, всем тем людям, которые считают себя православными и которые хотели бы четко понимать, что в их действиях в Интернете, с точки зрения церкви, является правильным, а что - ошибочным. В ближайшее время в планах Синодального информационного отдела и Межсоборного присутствия - совещательного церковного органа, который обсуждает насущные проблемы из церковной жизни - разработать ряд документов, которые содержали бы в себе определенные рекомендации касательно пользования блогосферой, указания и перечень каких-то недопустимых с эстетической точки зрения для блогеров вещей. Это все в планах есть. Но с цензурой это путать не стоит.

А.Челышев:

- Ни о какой цензуре речь не идет. Хочется понять, какой можно механизм создать, чтобы Интернет стал чище.

Е.Жосул:

- Этот механизм - более конкретное, подробное трактование церковной позиции, ее публичное представление. И всем, кто хочет ее узнать и услышать, всем, кто готов хотя бы потенциально к ней прислушаться, будет этого вполне достаточно. А если человек априори агрессивно настроен против любых церковных деклараций, то его уже никак не изменишь. Тут все зависит от персональной воли персонального интернет-пользователя.

Е.Чинкова:

- А в баталии с такими вступать не будут?

Е.Жосул:

- Кто именно?

Е.Чинкова:

- Священнослужители с такими воинствующими атеистами. Те наверняка их начнут подкалывать, пользуясь возможностью прямого контакта.

Е.Жосул:

- Надеюсь на себя не навлечь гнев тех священников, которые любят заниматься священными войнами в Интернете, но, на мой личный взгляд большинству священников должно быть, чем заняться. Должно быть достаточно заботы без того, чтобы тратить собственное драгоценное время на такое ассенизаторство в Интернете в прямом смысле слова, на баталии – это все-таки уж очень энергозатратное и времязатратное дело. Лучше, мне кажется, без него обойтись. Но это моя личная точка зрения.

Звонок от радиослушателя Романа:

- Сейчас уже полгода, как у нас нет Интернета, и мы неплохо себя чувствуем. На работе он есть, поэтому необходимости дома нет. Но, я считаю, что Интернет - это дьявольщина. А если хотят, чтобы служители церкви помогли излечиться тем, кто пользуется Интернетом в любых ситуациях, я думаю, должны быть совместные действия, как врач и пациент. Тогда, может быть, церковь поможет.

А.Челышев:

- А как насчет личного примера? Есть большое количество блогеров-тысячников. К ним прислушиваются, на их сайтах огромное количество комментариев. Может быть, священникам тоже стать блогерами? Просто своим примером показывать, как нужно себя вести. Не священнику, не православному  - просто человеку. Мне кажется, тут нужно абстрагироваться от каких-то кастовых границ.

Е.Жосул:

- У нас есть много популярных блогов представителей духовенства и православных мирян, которые пишут о своей церковной жизни, о личной жизни, о своей профессии. У них большое количество читателей. Есть позитивные эффекты от того, что они в своих блогах пишут. Но это, конечно, не тысячники. До уровня тысячников православные блогеры не дорастают. Впрочем, это не такая уж непреодолимая задача, которая стоит перед православной Интернет-общественностью сегодня.

А.Челышев:

- Лена, насколько я помню, Российский православный университет был учрежденным в самом начале этого года. Получается, этим летом у вас только первый прием студентов.

Е.Жосул:

- Мы принимаем сейчас студентов по программам бакалавриата в Православный институт святого Иоанна Богослова. Это светский вуз, который входит в состав Российского православного университета. А университет как религиозная организация высшего православного образования действительно был создан Святейшим Патриархом в январе этого года. Первым указом в этом году Патриарх создал именно наш вуз - как большой комплекс, куда уже сейчас входит и институт святого Иоанна Богослова, куда сейчас поступают студенты, и куда в будущем войдет еще ряд образовательных организаций.

А.Челышев:

- Понятно. Возвращаемся к нашей теме. Говорим о том, что происходит в Интернете. Почему мы все в жизни душки в жизни непосредственной, а в опосредованной жизни с помощью техники компьютерной и оптико-волоконных сетей мы ведем себя, как последние сволочи. Кстати, сама церковь как это понимает? Почему человек, который, например, может вежливо ответить в жизни, когда лицом к лицу с другим человеком общается, а в Интернете не будет себя сдерживать. Не все, конечно, такие. Но многие. Церковь как этот феномен понимает?

Е.Жосул:

- Я тут за всю церковь вряд ли смогу ответить. Но высказать определенное мнение в ответ на этот вопрос я постараюсь. Интернет – это зона, которая срывает последние контролирующие внутренние барьеры в самом человеке. Ты сидишь у себя дома перед экраном монитора, тебя никто не видит. Ты при этом можешь быть, как угодно одет, ты можешь, что угодно при этом произносить вслух. И у тебя тут же открывается какое-то внутреннее коварное ощущение абсолютной вседозволенности. Если ты не привык за собой следить и относиться ответственно к тому, что ты говоришь, - вперед! Все, что тебе приходит в голову, все, что приходит в твое подсознание, тут же может вылезти наружу.

Звонок от радиослушателя Павла:

- Я активный пользователь Интернета, на нескольких форумах активно участвую. Могу сказать, что ваш гость не права в том, что все дозволено. Нет такого. Есть определенные ресурсы, сайты, где вседозволенность. Но, как правило, форумы модерируются, там свое сообщество возникает со временем. Есть своя репутация, ограничения.

А.Челышев:

- По-моему, мы чуть-чуть друг друга недопонимаем. Модерация – это хорошо. Это когда кто-то что-то написал на форуме, а потом пришел модератор и стер. А я говорю о том, чтобы человек даже здесь не давал волю эмоциям, и не переступал границу закона. А, может быть, оскорбление в Интернете нам под кодексы подвести? Подведено, но не следит никто.

Павел:

- Интернет тем и хорош, что свободное общение без ограничений. Человек раскрывается. Он, может быть, постеснялся бы сказать в лицо.

А.Челышев:

- Или испугался.

Павел:

- Или испугался. Здесь он это скажет. Мое мнение, что церкви не нужно никуда вмешиваться. Есть православная церковь, она окормляет своих чад, овец – это самое верное слово. Пусть она их и окормляет. А к остальным не надо лезть. Это педелирование в последнее время православной церкви и вообще православия вплоть до того, что идет разговор, что это как символ идентичности русского. Хотя это вовсе не так. Совсем не так. Это только вредит в межнациональном общении и государству нашему. Церковь - это не идеология. Ее сейчас приняли, как идеологию. Но это не идеология.

Е.Жосул:

- Павел, кто заставляет эту идеологию принимать, в том числе и Вас? Непосредственно к Вам церковь ни с какими нормативными требованиями, рекомендациями, советами лезть не пытается и никогда не будет этого делать. Есть много людей сегодня в России, и в Интернет-сообществе, и в целом в нашем обществе, которым интересно, важно и необходимо для правильной организации собственной жизни знать подробную точку зрения церкви по тем или иным вопросам. В том числе и по вопросам Интернет-дискуссий. И те документы, которые церковь будет издавать по этим поводам, будет являться ее ответом именно этим категориям граждан. Вас никто не заставляет открыть сайт Московского патриархата и читать эти документы подробно. Если у вас достаточно собственного внутреннего контроля при пользовании Интернетом, пожалуйста, продолжайте пользоваться им столь же успешно и активно, как вы это делаете. И никто вас не будет пробуждать читать церковные документы, внимательно их заучивать и принимать к действию.

Е.Чинкова:

- Лена, а ведь звучали призывы в РПЦ о ведении ответственности СМИ за комментарии в той же сети. Официально вы это поддерживаете?

Е.Жосул:

- Да. Не так давно, когда эта тема активно обсуждалась в средствах массовой информации, в частности, поручение Дмитрия Медведева, которое он дал Министерству связи, установить пределы ответственности СМИ за те комментарии, которые публикуются на официальных сайтах тех или иных средствах массовой информации, пользователей. Какими должны быть эти пределы, в чем они должны выражаться сегодня? Действительно, сегодня в Московском патриархате также вырабатывается собственное отношение к тому вопросу. Ищутся формы допустимой ответственности, которая должна быть установлена.

А.Челышев:

- А нужно каким-то образом отделять Интернет от вообще России в целом, от российского народа? Есть верующие люди, есть неверующие люди. Это все отдельные части какой-то одной общности? Или все-таки слишком разные люди в Интернете, в церкви, где-то еще?

Е.Жосул:

- В каком-то смысле это отделение происходит автоматически, потому что у нас интернет-пользователи сегодня - это далеко не все граждане России. Это определенный социальный срез. Как правило, это люди более-менее молодые, более-менее социально активные. Среди пенсионеров, напротив, Интернетом пользуется меньшинство. В то же время у нас большой процент людей пожилого возраста являются прихожанами православных храмов. Тут определенная градация существует просто в силу технологических причин.

А.Челышев:

- Что еще можно было бы внести в список того, чего в Интернете делать нельзя? Например, хулы на Господа нашего.

Е.Жосул:

- В каком смысле нельзя? С точки зрения законодательства?

А.Челышев:

- Если один человек в комментариях или в своем материале в СМИ назовет идиотом и не подкрепит это справкой.

Е.Жосул:

- Кого назовет идиотом?

А.Челышев:

- Своего оппонента. Кого угодно. И не покажет справку из психоневрологического диспансера, где будет написано: такой-то страдает олигофренией в стадии легкой дебильности, то человек, который обзовет идиотом, сядет или штраф заплатит, или публичные извинения принесет.

Е.Жосул:

- Если имеет место хула, и она оскорбляет религиозные чувства верующих, это все подпадает под соответствующую статью законодательства и тоже может быть караемо как штрафами, так и какими-то административными мерами. Нужно каждый случай индивидуально рассматривать.

А.Челышев:

- Несколько слов об Интернете, как о средстве общения церкви с народом, с паствой. Клира с миром, если угодно. Можно ли найти какое-то новое средство применения для Интернета, которое мы, может быть, пока не видим сейчас?

Е.Жосул:

- Тут, мне кажется, все зависит не столько от церкви, сколько от развития Интернета и соответствующих технологий как таковых. Еще недавно, пару лет назад мы не знали, что такое «Фейсбук» и «Твиттер». А сегодня уважающая себя организация должна иметь официальный блок на «Фейсбуке».

Е.Чинкова:

- Я заметила, что у многих «святых отцов» свои странички на ФБ. Хотела спросить, зачем.

Е.Жосул:

- У святых отцов страничек, к сожалению, нет. Если бы они были, то многим из нас жилось бы гораздо проще. Обычно духовенство, священников святыми отцами не называют. Это категория, которая применима именно к святым.

Е.Чинкова:

- В кавычках!

Е.Жосул:

- Прости, Лена, за эту поправку. Но действительно многие священники пользуются ФБ. А почему бы и нет? Я, честно говоря, не вижу контраргументов против этого. Если ты знаешь сам для себя какую-то разумную меру и не просиживаешь сутками, «забивая» при этом на приход, на душевное состояние своих прихожан, то в принципе - почему нет?

Е.Чинкова:

- А исповедаться можно через «Фейсбук» какому-то немощному прихожанину?

Е.Жосул:

- Пожаловаться можно. Глубокий разговор провести можно. Но исповедь, как таинство, не может происходить на дистанции. Нужно непременно личное присутствие исповедника и исповедующегося. Это уже шалости и шутки, которые у нас не могут быть применимы.

А.Челышев:

- Вы это называете шалостями и шутками, а я это называю модернизацией нашей жизни. И, может быть, настанет тот день, когда исповедь станет чудовищным анахронизмом.

Е.Чинкова:

- Исповедь он-лайн.

А.Челышев:

- Почему бы и нет.

Е.Жосул:

- Я думаю, мы до этого дня не доживем уж точно. Во всяком случае, я очень надеюсь, что священноначалие моей церкви не допустит такого, по крайней мере, пока я и мы все будем на этой земле существовать. Потому что это уже будет чересчур и такая крайность, которой не хотелось бы оказаться свидетелем.

А.Челышев:

- Мы все-таки не ответили на главный вопрос. Он заключался в том, нужно ли каким-то образом отделять интернет-пользователей от просто людей и в чем тут дело: в самом Интернете или в человеке, который может быть либо воспитанным, либо невоспитанным. Поставим многоточие…

Елена ЧИНКОВА

Фото: aquaviva.ru

http://penza.kp.ru/daily/25707/907917/

 

"Гуру" может отправиться за решетку на 10 лет. Фото: Из архива "КП"

24.06.2011

 

Дело основателя «Ашрама Шамбалы» отправили в суд

 

В Новосибирске начнется процесс над Константином Рудневым, который организовал одну из самых опасных тоталитарных сект России.

 «Второй Мессия», как скромно называл себя сибиряк Константин Руднев, скоро предстанет перед судом. По словам сотрудников пресс-службы областной прокуратуры, основатель тоталитарной секты «Ашрам Шамбалы» обвиняется в «изнасиловании», «насильственных действиях сексуального характера», «незаконном сбыте наркотических средств», а также в создании «организации объединения, посягающего на личность и права граждан».

- В отношении наиболее активных последователей «мессии» следствие продолжается. За совершённые Рудневым преступления предусмотрено наказание в виде лишения свободы на срок свыше 10 лет, - добавляют в пресс-службе ведомства.

Секту «Ашрам Шамбалы» Константин Руднев создал еще в 1989 году, провозгласив себя «Вторым Мессией», а также «пророком» и «эмбрионом, попавшим на землю через НЛО».

- Идеологической основой созданного им «учения» стала книга «Путь дурака», в которой высмеивались идеи создания семьи, желания иметь детей, учиться и работать, но превозносилось слепое подчинение желаниям учителя (то бишь Руднева – Прим. авт.), ведущего последователей в светлое грядущее через очищение от всего лишнего. Псевдорелигиозный текст удивительным образом притягивал молодых людей, ищущих свое место в обществе, поэтому возраст основной части адептов «Ашрама» составлял от 18 до 30 лет, - добавляют в прокуратуре.

Последователи Руднева во время задержания своего "гуру".

Фото: Из архива "КП"

Напомним, самого «гуру» удалось задержать в деревне Плотниково в 2010 году, где у него имеется дом. Вместе с Рудневым там находилось еще 38 его последователей, в основном – девушки, которые числились в федеральном розыске, как пропавшие без вести. Те, кого ищут уже не первый год мамы и папы, обивая пороги милиции. Руднева наконец-то взяли под стражу. Тем более, что в карманах штанов «гуру» нашли пакетик почти с 5 граммами героина…Так что с тех пор Константину Рудневу, - он же Рулон, он же Учитель, он же Шри Джнан Аватар Муни и Посланник Бога, - приходится выходить в астрал прямо из СИЗО.

- Секта Руднева представляет собой многопрофильное коммерческое предприятие, действовавшее на территории 20 областей России, а единственной целью существования ищущих самосовершенства последователей – зарабатывание денег для безбедной жизни «мессии», - говорят в прокуратуре. - Достаточно сказать, что в ходе следствия были арестованы несколько дорогостоящих объектов недвижимости и около 10 единиц автотранспорта премиального класса, находившихся в распоряжении Руднева. Вовлечение в секту начиналось с посещения безобидных семинаров по йоге, на которых помощники «гуру» отбирали наиболее «подходящих» для секты людей – с одних бесконечно тянули деньги.

, других направляли к Рудневу в качестве личной обслуги. От «просветляемых» требовался полный разрыв родственных отношений, а семьей для них становились их новые «братья» и «сестры».

В секте практиковалось групповое употребление наркотиков, изнасилования. По данным прокуратуры у нескольких адептов развились тяжелые психические заболевания. По данным людей, которые смогли выбраться из «Ашрама» и вернуться к нормальной жизни, в секте случались и случаи самоубийства.

Виктория МИНАЕВА

http://penza.kp.ru/daily/25708/909141/

 

 

 







HotLog с 21.11.06

Создание сайтаИнтернет маркетинг