Пенза Православная Пенза Православная
  АННОТАЦИИ Православный календарь Народный календарь ВИДЕО-ЗАЛ Детям Детское творчество Стихи КОНТАКТЫ  
ГЛАВНАЯ
ИЗ ЖИЗНИ МИТРОПОЛИИ
Тронный Зал
История епархии
История храмов
Сурская ГОЛГОФА
МАРТИРОЛОГ
Пензенские святыни
Святые источники
Фотогалерея"ХХ век"
Беседка
Зарисовки
Щит Отечества
Воин-мученик
Вопросы священнику
Воскресная школа
Православные чудеса
Ковчежец
Паломничество
Миссионерство
Милосердие
Благотворительность
Ради ХРИСТА !
В помощь болящему
Архив
Альманах П Л
Газета П П С
Журнал П Е В

М И С С И О Н Е Р С Т В О 24.03.19
Обзор сообщений из 48-ми областных и районных СМИ

Обзор сообщений из 48-ми областных и районных СМИ

за седмицу 17 – 24 июля 2011 года

 

13.07.2011

 

Политики, игнорирующие Церковь как общественную силу, поступают недальновидно

 

В последнее время оживились дискуссии на тему антиклерикализма. Своим мнением о том, как оценивать неоднозначные заявления представителей партии "Правое дело", "антиклерикальные" инициативы фонда "Здравомыслие" и оскорбительные для верующих "перформансы", в интервью "Интерфакс-Религия" поделился глава синодального Информационного отдела Владимир Легойда.

- Как Вы оцениваете последние демарши со стороны представителей партии "Правое дело", в которых они так откровенно заявляют о своей секулярной позиции?

- Признаться, я пока не до конца понял, о какой именно позиции идет речь. Ведь было озвучено три различные точки зрения. Конечно, в них есть и общие моменты - скажем, критическое отношение к религиозности человека и общества вообще и к Русской православной церкви в частности. Однако о единой позиции "Правого дела" в отношении той же Церкви пока говорить сложно - видимо, общая линия еще будет вырабатываться.

По поводу выступления господина Гозмана на Всемирном русском народном соборе я уже высказывался и готов повторить вновь: я по ряду пунктов с ним согласен. Однако многое из того, о чем господин Гозман говорил как о мечте, уже реализовано в практике современной жизни Русской православной церкви. Это не значит, что мы не видим недостатков - они есть. Более того, думаю, люди, находящиеся в Церкви и болеющие за православие, куда больше знают о своих проблемах. Но эти проблемы во многом объективные. Когда миллионы людей начинают называть себя православными христианами, то "средний нравственный уровень", скажем так, может быть не очень высоким. Например, когда в IV веке в Римской империи христианство стало разрешенной религией, количество христиан за короткий срок сильно увеличилось, но уровень нравственности в целом снизился. Кстати, одной из причин возникновения монашества называют именно то, что люди, желавшие целиком себя посвятить Богу, не смогли соединить свое стремление с необходимостью реализовываться в миру, в профессии - что стало возможным после прекращения гонений.

Сегодня одна из важных задач - это выстраивание диалога пастыря с паствой, и очень многое зависит от того, как будет выстраиваться этот диалог. Святейший патриарх постоянно напоминает духовенству: люди, приходя в храм, должны слышать такую проповедь, которая обязательно соотносилась бы с их повседневной жизнью. А выходить из храма они должны с пониманием того, что Евангелие - это не книга про прошлое, но слова, которые обращены к ним здесь и сейчас. И здесь есть над чем работать.

Такие проблемы всегда были и останутся для Церкви главными. Гозман же в первую очередь говорит о некоей социально-нравственной проекции - но это скорее следствие. Чем успешнее будет решение этих главных проблем, о которых Церковь и патриарх заботятся больше всего, тем вернее будут и проекции. Но исправление проекций само по себе искусственно и ничего не поменяет в Церкви.

Вообще многие люди, приходящие сегодня в Церковь, не до конца понимают, куда они пришли. Даже активные прихожане порой плохо представляют, что такое христианство. Они привносят в Церковь свои взгляды и часто пытаются выдать их за реалии церковной жизни.

Многие часто ошибочно приписывают Церкви какие-то оппозиционные функции. Но Церковь - не оппозиция. Оппозиция критикует власть, поскольку сама стремится эту власть получить, она всегда нацелена на получение власти. Церкви же мирская власть не нужна. Церковь может быть авторитетной, она может и даже в каком-то смысле должна влиять на власть, так же как и на все общество, своим примером противостояния греху, нравственной оценкой происходящего, но по своей природе Церковь к мирской власти не стремится.

В выступлении же господина Прохорова наиболее запомнился тезис о невозможности для Церкви, если я правильно понял, в принципе говорить о чем-то, кроме собственно церковной жизни. Однако это странно. Я хотел бы напомнить уважаемым коллегам, что религиозная, равно как и безрелигиозная, атеистическая идентичность человека - это идентичность предельная. Что это значит? Именно ответ, которые человек дает на вопрос о том, что есть добро и зло, жизнь и смерть, определяет, по сути, все остальное - его профессиональные, политические, партийные, эстетические предпочтения. И не наоборот. То, как я отвечаю самому себе на вопрос о том, что нравственно и что безнравственно, определяет любые другие мои шаги и решения, включая то, беру ли я взятки, изменяю ли супруге и прочее.

Вообще же господа, называющие себя атеистами, действуют в очень странной логике. Они реализуют свое законное право давать оценку всем областям жизни, исходя из своих убеждений, но при этом отказывают верующим в праве на то же самое. Ведь именно это и происходит, когда, например, атеисты выступают против присутствия Церкви в общеобразовательных школах. То есть они отказывают оппоненту в том, что для себя считают главным и необходимым как воздух.

- На Ваш взгляд, представитель "Правого дела", экономист Владислав Иноземцев, недавно выступивший с открыто атеистических позиций, также действует в рамках этой логики?

- Признаюсь, последние выступления и статьи Владислава Иноземцева, в которых он затрагивает церковную тему, лично для меня оказались наиболее огорчительными. Мне известен Владислав Леонидович как талантливый экономист с интересными взглядами. Здесь же он явно говорит о вещах, в которых, скажем так, он, похоже, еще не совсем разобрался.

Вообще, думаю, любой верующий многократно попадал в такую ситуацию. Общаешься с человеком, скептически настроенным по отношению к Церкви, он начинает высказывать претензии, а ты ему говоришь: а знаешь, я, в общем, со всем согласен. Да только в такого Бога, в которого не веришь ты, не верю и я. То есть люди часто спорят не с Богом, а со своими представлениями о Нем, которые, по сути, к Богу не имеют никакого отношения. И их претензии "к Церкви" на самом деле обращены к их же собственным стереотипам о Церкви. Стереотипам, чрезвычайно далеким от реалий церковной жизни. Помилуйте, ну какая прямая зависимость может быть между простыми цифрами - сопоставлением количества храмов и наркоманов в Советском Союзе и в России, когда на этом основании делается вывод о том, что в этом виновата Церковь? Здесь же можно привести с десяток контраргументов!

Например, я уверен, что если бы не было такого количества храмов, церковных приютов и больниц, где работают, в том числе, и с наркозависимыми, число наркоманов было бы намного больше! Просто уберите с карты места, где люди Церкви самоотверженно, на разрыв аорты трудятся над тем, чтобы помочь наркоманам выкарабкаться, - статистика по числу наркозависимых стала бы гораздо плачевнее. По какой нелепой логике Церковь вдруг поставлена в один ряд с людьми, которые торгуют наркотиками, сажая наших детей на иглу? В конце концов, это просто оскорбительно по отношению к самоотверженному подвигу тех представителей Церкви, которые борются с недугом наркомании. Я уверен, что никто из представителей "Правого дела" этих людей оскорбить не хотел, однако едва ли они смогли бы смотреть им в глаза при встрече. Но зачем же тогда озвучивать подобные заявления? Мне кажется, впрочем, что господин Иноземцев отличается, скажем, от того же Александра Невзорова. У меня складывается впечатление, что Невзоров, яростно нападая на Церковь, на самом деле просто публично борется со своими внутренними глубинными комплексами. Я очень надеюсь, что у Владислава Леонидовича таких комплексов нет.

В то же время я надеюсь, что идеологи и лидеры партии "Правое дело" открыты к диалогу. Я не представляю себе будущее политического лидера, который не готов к диалогу с серьезными общественными силами. А не видеть значимой роли религии в жизни личности и общества для современного политика - просто недальновидно. Не понимать авторитета Церкви, как и в целом религиозных организаций современной России, - это просто ошибка.

- Почему, на Ваш взгляд, в СМИ в последнее время оживились дискуссии на тему антиклерикализма? Учреждение, к примеру, фонда "Здравомыслие" и создание этим фондом карты "Клерикальная Россия" как "всероссийской базой нарушений светских основ государства" - это отражение определенной тенденции? Тот же пафос заметен и у Иноземцева, который, кстати, хвалит "Здравомыслие".

- Мне кажется, с одной стороны, такой пафос может быть просто некоторым недоразумением. Потому что очень странно видеть, как люди талантливые, умные не замечают очевидных вещей. С другой стороны, я прекрасно понимаю, что здесь действует в том числе и технология мгновенного привлечения к себе широкого внимания. Можно, конечно, критиковать какого-нибудь обычного человека за то, что он каждый день напивается и ломает забор, но вряд ли об этом кто-то напишет. А вот критика Церкви - это, безусловно, возможность как минимум получить публичную площадку для представления собственного мнения.

Причины антиклерикальных настроений у отдельных людей и у групп людей индивидуальны в каждом конкретном случае. Ведь Церковь - это индикатор общественной нравственности. Вы смотрите на губку, и Вам кажется, что она белоснежна и чиста. Но при ее сжатии из нее вдруг начинает течь грязь. Подобный эффект и Церковь оказывает на общество. Она как бы "сжимает губку" - своим словом, нравственной оценкой происходящего, неприятием пороков... Самым простым и при этом самым ошибочным будет объявить источником грязи того, кто сжимает губку. На самом деле, сжимающий губку пытается ее очистить.

- Борцы с Церковью часто выражают свой секуляризм в слишком агрессивной и даже оскорбительной для верующих форме, часто прибегая к средствам современного искусства. Свежий пример - фестиваль "Живая Пермь" под художественным руководством Марата Гельмана. Какие-то элементы инсталляций этого фестиваля вызвали возмущение верующих, например, кощунственное изображение Богородицы. А одна из пермских церквей попала в "эротический маршрут" по Перми...

- Творцам от современного искусства, конечно, приходится идти на всяческие ухищрения. Я понимаю, что сегодня уже очень сложно создать талантливую картину в стиле реализма или даже сюрреализма. Художнику гораздо проще взять и на собственной выставке помочиться - такое было, я не придумываю - в туфлю одного из гостей выставки. Ведь это уже сразу можно объявить "перфомансом". Так же и с "эротическим маршрутом" по Перми - даже сами по себе эти слова, независимо от того, что именно за ними кроется, сразу привлекают людей...

В погоне за так называемым псевдосамовыражением, а на самом деле - за банальными деньгами, у человека отказывают все тормоза, и отсутствует осознание простой вещи: ты можешь и не признавать чужую святыню, но смеяться над ней не вправе. Я всегда говорю своим студентам: есть вещи, над которыми нельзя смеяться и которые нельзя обсуждать. Например, нельзя издеваться над неэталонной фигурой пожилой матери. А ведь в повседневной жизни нашей Церкви тоже есть свои "неэталонные" недостатки, огрехи, которые, однако, не должны становиться объектом чьих-то насмешек. Про неприкрытую ложь и искажение фактов я уже не говорю.

И такие, по существу, кощунственные "перфомансы" в гораздо большей мере отражают сущность так называемых "художников", чем тех людей, которых они пытаются таким образом задеть или вызвать на диалог. Да простят меня современные деятели искусства, но я все-таки сторонник Данте, который говорил, что задача художника - провести человека из ада в рай. Но если действительно великим художникам - Достоевскому, Толстому, Диккенсу, да и нашим современникам - Высоцкому, Шукшину - это удавалось, то многие нынешние художники и в ад спуститься не в состоянии, не говоря уже о рае. Ведь их "творчество" - это не ад, а просто мелкие пакости. Страшнее другое - авторы таких экспозиций размещают богохульные экспонаты даже не потому, что их волнуют глубинные вопросы бытия, - плевать им на самом деле на эти вопросы, - а потому, что за подобные "перфомансы" нынче хорошо платят. Будет заказ на "художественное" издевательство над собственной матерью, снабженный соблазнительным бюджетом, - боюсь, кто-то и к этому приступит незамедлительно.

http://www.interfax-religion.ru/orthodoxy/?act=interview&div=328&domain=1

 

Святейший Патриарх Кирилл: Благополучие и единство страны зависит от готовности граждан помогать друг с другу18.07.2011

 

Святейший Патриарх Кирилл: Благополучие и единство страны зависит от готовности граждан помогать друг другу

 

«Можно развить экономику, повысить управляемость, дать людям большой достаток — и погубить и людей, и страну, потому что человек обретает самого себя, находит смысл жизни не столько в удовлетворении своих материальных потребностей, сколько в удовлетворении потребностей души», — сказал Святейший Патриарх Московский и всея Руси Кирилл в проповеди, произнесенной с балкона Патриарших покоев Троице-Сергиевой лавры после Литургии и молебна в день памяти преподобного Сергия Радонежского.

«Когда душа тоскует, когда скорбь, когда внутренний разлад, — тогда никакие деньги неспособны спасти человека», — добавил Святейший Владыка.

По мнению Его Святейшества, если у человека нет достойного идеала, человек стремится лишь к одной цели — удовлетворять свои потребности. «И этому стремлению нет предела, и образ человеческий превращается в образ животного, потребляющего столько, сколько и животное не потребляет», — подчеркнул Святейший Патриарх Кирилл.

«И возрождение Отечества, и укрепление семей, и рост духовного и материального благосостояния возможны тогда, когда человек в сердце своем имеет великие священные идеалы, ради которых он способен разделять с другими скорбь жизни, способен трудиться для того, чтобы улучшать общую жизнь», — заключил Предстоятель Русской Церкви.

Патриархия.ru

http://www.patriarchia.ru/db/text/1575358.html

 

Святейший Патриарх Кирилл: От того, какими будут пастыри, во многом зависит, каким будет наш народ18.07.2011

 

Святейший Патриарх Кирилл: От того, какими будут пастыри, во многом зависит, каким будет наш народ

 

«Если готовящиеся к пастырскому служению не будут воспитываться в условиях, которые помогут им сформировать, в том числе, представления об эстетической составляющей их жизни, это будет очень плохо для нашего народа», — считает Предстоятель Русской Православной Церкви.

Обращаясь к участникам церемонии освящения места закладки нового общежития Московской духовной академии, Святейший Патриарх Кирилл выразил надежду, что духовные школы Русской Православной Церкви помогут «сформировать целостную, сильную, духовно крепкую, эстетически возвышенную личность нашего священника».

По мнению Его Святейшества, проблемы нашей страны и народа во многом определяются неспособностью людей «увидеть беспорядок своего бытия, понять, что так жить нельзя».

«Материальные условия жизни связаны с эстетикой, а эстетика формирует красоту человеческой личности. Если мы в юные годы привыкаем к безобразию, к беспорядку, к разбросанным вещам, коробкам, книгам, то это становится частью нашей природы», — убежден Святейший Владыка.

«Для того чтобы сформировать духовно сильную и красивую личность, — продолжил Святейший Патриарх, — важно заботиться, конечно, о духовной стороне, о молитве, о храме, о учебном процессе, но обязательно нужно заботиться и о материальных условиях жизни».

«От того, какими у нас будут пастыри, во многом будет зависеть, какой будет у нас народ, какими будут бизнесмены и правители, какими будут рабочие и крестьяне, каким будет мироощущение нашего народа», — подчеркнул Предстоятель Русской Церкви.

Патриархия.ru

http://www.patriarchia.ru/db/text/1579112.html

 

Председатель Синодального отдела по церковной благотворительности и социальному служению Московского патриархата епископ Смоленский и Вяземский Пантелеимон18.07.2011

 

Епископ Пантелеимон: У бандитов на церковь деньги не берем!

 

Председатель Синодального отдела по церковной благотворительности и социальному служению Московского патриархата епископ Смоленский и Вяземский Пантелеимон

Как и на какие средства РПЦ помогает обществу, в эфире радио «КП» рассказал председатель Синодального отдела по церковной благотворительности и социальному служению Московского патриархата епископ Смоленский и Вяземский Пантелеимон.

 

«Для чего нам экономика, модернизация, продвинутая инфраструктура, если народа не будет?» - взывает к депутатам Патриарх Кирилл. На думских столах лежат лоббируемые церковью антиабортные поправки к закону «Об охране здоровья», и пылиться здесь они будут как минимум до осени. На первом общецерковном съезде по соцслужению Предстоятель РПЦ осудил аборты, однополые связи и подписал соглашение с Минздравом - церковь вместе с чиновниками возьмется за демографию в стране и даже будет воевать со СПИДом. Как и на какие средства РПЦ помогает обществу, в эфире радио «КП» рассказал председатель Синодального отдела по церковной благотворительности и социальному служению Московского патриархата епископ Смоленский и Вяземский Пантелеимон (Шатов).

«У ЦЕРКВИ НИЧЕГО НЕТ»

Антон Челышев (радиоведущий «КП»):

- Эксперты всех мастей говорят о том, что церкви в нашей жизни становится все больше. Дескать, государство сдает свои позиции церковникам. Вас это задевает или вы считаете, что так и надо?

Епископ Пантелеимон:

- Про первых христиан говорили - посмотрите, как они любят друг друга. Не пиар-кампания, не забота о том, чтобы у нас было больше трудоспособного населения, и повышались экономические показатели, а любовь, сострадание - вот основа жизни православного христианина. То, что сейчас от церкви исходят такие инициативы, - это следствие того, что церковь расправляет крылья и готова всех нуждающихся оберегать. Но у государства есть деньги, законы, структуры. У церкви после страшных лет гонений нет ничего. Имущество пока не возвращено, у нас деньги, которые жертвуют старушки. Миллиардеры жертвуют больше на восстановление монастырей, храмов, а на социальную деятельность дают совсем немного. Люди за годы безбожия были отучены от того, чтобы помогать другим. Ни в больницу, ни в детский дом входить было нельзя под страхом наказания. И только сейчас появляются люди, которые понимают, что невозможно не помогать нуждающимся. Поэтому и видим некий взрыв такой активности.

Елена Чинкова (корреспондент «КП»):

- А церковь занимается соцпомощью вместе с государством или автономно?

Еп. Пантелеимон:

- Конечно, больший эффект получается, когда мы делаем это вместе. И на личном уровне отношения с госчиновниками у нас хорошие. Ну, единицы каких-то главных врачей настороженно относятся, не пускают добровольцев в больницы. У нас в отличие от других стран церковь не может получать госдотации на соцслужение, хотя во всем мире это существует. И законы, которые регулировали бы эти отношения с властью, к сожалению, пока, если и приняты, не всегда действуют.

Чинкова:

- В чем суть соглашения с Минздравом?

Еп. Пантелеимон:

- Мы просто оформляем отношения, которые сложились уже давно. Добровольцы ходят в больницы, батюшки причащают больных. При клиниках есть больничные храмы, как это было до революции, училища сестер милосердия, которых готовят с помощью государства.

НАРОД ОТУЧИЛСЯ ПРОСИТЬ

Звонок от радиослушателя Леонида Сергеевича:

- Мы в советское время отучились просить. Хотелось бы, чтобы вы пропагандировали такой посыл: «Просите, и вам помогут». А одно соглашение с Минздравом не поможет - вот если церковь сможет организовать контроль за врачами, это бы ситуацию спасло.

Еп. Пантелеимон:

- У нас есть такие службы, которые помогают тем, кто и не надеется на эту помощь. Например, автобус милосердия в Москве для бездомных. К нам приходят люди, которые хотят помогать, - в больнице, детдоме, сделать ремонт нуждающимся. Организовывать жесткий контроль за врачами - это дело государства. А церковь должна наполнять любовью все, что существует.

БОГАТОМУ ПОПАСТЬ В РАЙ ТРУДНЕЕ

Звонок от радиослушателя Алексея:

- Как вы воздействуете на людей, которые находятся при власти, а ведут себя не по закону Божьему? Они дают вам деньги, и вы ведь не отказываетесь.

Еп. Пантелеимон:

- Вот назначь вас мэром или дай вам миллиард, и я посмотрю на вас через год. Власть и деньги очень портят людей. Мы пытаемся им помочь, сочувствуем им, потому что они находятся в страшном искушении.

Челышев:

- Теперь я понимаю, что делает наше государство, когда поднимает цены и налоги - оно делает нас лучше.

Еп. Пантелеимон:

- Хотя Господь и говорил, что трудно богатому войти в Царство небесное, но при этом помогал всем, кто обращался за помощью. Церковь призывает богатых помогать бедным, а бедных - не осуждать и не завидовать им. Человек во власти находится в других обстоятельствах - людей достойных, которые могли бы вынести это искушение, не так много. Николай II надевал новую форму солдата и шел в ней 10 км, чтобы проверить, насколько она подходит этому самому солдату. Это пример настоящего христианского правителя.

Челышев:

- Вы говорили, что, если человек взялся кому-то помогать, он должен в первую очередь думать о Боге, а не о человеке, которому помогает...

Еп. Пантелеимон:

- Первая заповедь, которая дана Богом, - это любовь к Богу. Беда современных людей в том, что они потеряли связь с Ним, с источником любви. Наша революция с чего началась? «Никто не даст нам избавленья, ни Бог, ни царь.… Добьемся мы освобожденья...» Ну и добились. Человек забывает о Боге, считает себя хозяином на земле, но без Бога он не может ничего. Незнайка мог получить волшебную палочку, только не думая о том, что делает доброе дело. Вот когда это естественно исходит от человека - это высшая степень любви. Но не всегда человек в этом состоянии находится. У вас же бывает, когда вы кого-то не любите? Со мной бывает. И как мне себя пересилить? Вспомнить о Боге, помолиться. И я опять исполняюсь этой любви и хочу делать добро.

В ДОБРОВОЛЬЦЫ БЕРЕМ ВСЕХ - С ПИРСИНГОМ И БЕЗ ПЛАТКОВ

Еп. Пантелеимон:

- Нам перечисляют деньги по безналичному расчету, и часто мы не знаем, от кого они. В церкви опускают в кружку, а лично мне дают на какие-то соцпроекты крайне редко. Пришел дяденька один, у него в реанимации друг подстреленный. Возьмите, батюшка, деньги.

- Кем вы работаете?

- Бандитом…

- Как же я у вас деньги могу взять на церковь?

- Мы обеспечиваем безопасность. Деньги ни у кого не вымогаем - сами приносят.

- На храм не могу взять. Это запрещено канонами.

- Ну, возьмите на детский дом!

Может быть, ему на суде Божьем простят какие-то преступления за то, что он сиротам помог. Когда люди приходят к нам и предлагают помощь, мы спрашиваем, как они относятся к вере, чтобы понять, куда их можно послать. Потому что послать атеиста к богомольной бабушке нельзя. Но мы принимаем всех в любом виде - с пирсингом, татуировками, без платка.

В День семьи, любви и верности Татьяна Голикова и Патриарх Кирилл договорились работать на благо общества вместе.

В День семьи, любви и верности Татьяна Голикова и Патриарх Кирилл договорились работать на благо общества вместе.

ОТКАЗАЛАСЬ ОТ АБОРТА? 30 ТЫСЯЧ В МЕСЯЦ!

Чинкова:

- Церковь поддерживает законопроект о противодействии абортам, предлагая спрашивать согласие отца, вводить «неделю тишины» для принятия решения. По предварительным данным, после консультации с психологом 10% женщин сохраняют ребенка, а в Эстонии после просмотра УЗИ число абортов снизилось на 30%. Пока думцы раскачиваются, вы платите будущим мамам деньги. Это убедительнее всего?

Еп. Пантелеимон:

- Когда церковь заявляет о неприемлемости абортов, она не просто призывает к совести, грозит небесными карами, но и говорит: «Если у тебя есть проблемы, мы постараемся тебе помочь». Сейчас 12 женщин получают ежемесячную помощь - 30 тысяч рублей. У этих женщин уже родились четверо детей. Деньги будут получать, пока малышу не исполнится год. Потом его можно отдать в ясли и начать зарабатывать самим. Если бы у меня были деньги, я бы каждой женщине, которая отказывается делать аборт, платил бы даже 100 тысяч. Мы идем на все, чтобы предотвратить этот страшный грех.

Чинкова:

- А пособия выплачиваете из каких запасов?

Еп. Пантелеимон:

- У нас никаких запасов нет. На сайте «Милосердие.ру» написано, кому и как мы помогаем. Деньги жертвуют разные люди.

Чинкова:

- Сейчас таких девочек 12, после нашего разговора их будет 1012. И что тогда?

Еп. Пантелеимон:

- Будем искать деньги. Прошлым летом церковь собрала больше 100 миллионов пострадавшим от пожаров. Знаю многих людей, которые готовы помочь деньгами, чтобы не совершился страшный грех детоубийства.

Челышев:

- Так справедливо ли призывать людей к деторождению, понимая, что это безумно тяжело?

Еп. Пантелеимон:

- Есть радости легкие и радости трудные. Рожать и воспитывать детей - трудная, но самая главная радость для женщины, заповеданная Богом. И мы знаем, что, если женщина родит, Бог ей будет помогать.

Челышев:

- Зарплату будет ей платить? Одним спасением души ребенка не накормишь.

Еп. Пантелеимон:

- Материально Бог может помочь через нас. Но мы знаем, что женщина, которая ссылается на материальные трудности, часто отказывается от наших денег и все равно делает аборт.

В СТРАДАНИИ НЕ ПЬЮТ, А РАСТУТ

Чинкова:

- Под силу ли побороть бичи нашего общества - наркоманию и пьянство?

Еп. Пантелеимон:

- Корень этих грехов заключается в том, что человеку тяжело жить, и он хочет расслабиться. Церковь как раз говорит о том, что в этой жизни есть страдания. И в этом есть некий смысл. Если ты от чего-то страдаешь, то нужно не напиться и забыться, а вырасти над этой болью, преодолеть свое несовершенство. Этим побеждается зло. Раньше выстаивали в страшных бедствиях, а сейчас форточка открыта, и человек от сквозняка уже валится с ног. Нужно в тяжелый момент молиться и доверять Богу, Который не попустит большего страдания, чем мы можем с вами вынести.

Елена ЧИНКОВА, Антон ЧЕЛЫШЕВ, Фото patriarchia.ru и smoleparh.ru

http://penza.kp.ru/daily/25720.5/2712937/

 

Святейший Патриарх Кирилл: Вся жизнь человека должна быть богослужением21.07.2011

 

Святейший Патриарх Кирилл: Вся жизнь человека должна быть богослужением

 

Люди призваны служить Богу всей своей жизнью, подчеркнул Святейший Патриарх Московский и всея Руси Кирилл, выступая 20 июля на торжественном акте в честь 20-летия Саранской епархии.

«Богослужение — это не только молитва в храме. Богослужение — это вся человеческая жизнь», — убежден Святейший Владыка.

По словам Предстоятеля, если жизнь человека посвящается ближнему, «если человек, совершая свой жизненный подвиг, никогда не теряет из зрения главного — не теряет Бога, если он стремится жить по Божиему закону, тогда его жизнь становится прославлением Бога — в труде, в профессиональной деятельности, в семейном подвиге, в воспитании детей, в заботе о престарелых, во многих и многих сферах жизни».

Святейший Патриарх Кирилл напомнил, что слово «литургия» в переводе с греческого означает «общее дело». «Этим словом мы называем главное богослужение нашей Церкви, потому что оно тоже является общим делом — мы все вместе, и епископы, и священники, и народ, совершаем Литургию пред престолом Божиим».

«Если вся наша жизнь становится такой литургией, общим делом, которое мы можем Богу посвятить и принести Ему как нашу жертву, то наши деяния благословляются Господом. Такое восприятие мира соответствует Божиему замыслу, такая жизнедеятельность человека угодна Богу», — заключил Предстоятель Русской Православной Церкви.

Патриархия.ru

http://www.patriarchia.ru/db/text/1580878.html

 

21.07.2011

 

Святейший Патриарх Кирилл: Создание новых епархий в Русской Церкви приблизит архиереев к народу

 

Появление новых епархий в Русской Православной Церкви позволит управляющим ими архиереям стать ближе к народу и рядовому духовенству, подчеркнул Святейший Патриарх Московский и всея Руси Кирилл в своем выступлении на торжественном акте, посвященном 20-летию Саранской епархии.

«Радуюсь, что было принято решение об образовании двух новых епархий (на территории Мордовии — Ред.). Это даст возможность приблизить архиереев к народу, приблизить архиереев к духовенству, помочь архиерею, работающему, может быть, не в такой уж масштабной структуре, сосредоточиться на деталях, на которых не удавалось сосредоточиться, находясь на высокой колокольне», — сказал Святейший Патриарх.

«Очень важно, чтобы у архиерея было обостренное пастырское чувство, чтобы у него была возможность более глубоко проникать в реальную жизнь людей, — продолжил Предстоятель. — Тогда и ответы пастырские будут более мудрыми и более эффективными».

«Надеемся, что новые епархии заживут полноценной жизнью, и духовная жизнь всей Мордовии станет еще более интенсивной», — отметил Святейший Владыка.

*** 

Решением Священного Синода Русской Православной Церкви от 30 мая 2011 года из состава Саранской епархии были выделены Краснослободская и Ардатовская епархии (журнал № 41), из состава Тобольско-Тюменской епархииХанты-Мансийская и Салехардская (журнал № 43), а из состава Красноярской епархииЕнисейская (журнал № 44).

Патриархия.ru

http://www.patriarchia.ru/db/text/1580919.html

 

21.07.2011

 

Cвятейший Патриарх Кирилл: Построить счастливое будущее без Бога не удастся

 

Святейший Патриарх Московский и всея Руси Кирилл убежден, что попытки построить счастливую жизнь и светлое будущее без Бога обречены на неудачу.

«И сегодня появляются люди, которые говорят, что ни Церкви, ни Бога не нужно. Говорят так, будто бы Россия не пережила страшных испытаний, революции, гражданской войны, гонений, разрушения храмов, унижения национальной духовной жизни», — сказал Святейший Патриарх Кирилл, выступая на торжественном акте по случаю 20-летия Саранской епархии.

«Когда завершилась эта эпоха, многим казалось, что мы получили прививку от атеизма на десятки, а то и на сотню лет. И вот прошло два десятилетия, и некоторые опять поднимают голову и говорят: "Нужно демонтировать Церковь, нужно убрать ее из общественного пространства, она мешает нам строить светлое будущее", — продолжил Предстоятель. — Мы знаем, во что превращается "светлое будущее", из которого изгоняется Бог. Мы не полемизируем с этими людьми — в полемику с ними вступает сама история, кровь новомучеников и исповедников. В полемику с ними вступает попытка построить счастливую жизнь без Бога, которая оказалась такой никчемной и обрушила жизни миллионов людей».

В то же время Святейший Патриарх Кирилл отметил, что Церковь с уважением относится к нерелигиозным людям, которые «признают значение религиозного фактора и без всякой злобы вступают в диалог с верующими».

«У нас общие нравственные ценности, у нас общее понимание тех великих событий, которые произошли в нашей истории, в том числе недавней истории. Но речь идет не об этих неверующих людях, — пояснил Святейший Владыка. — Речь идет не об этих неверующих людях — речь идет о новоявленных "вождях", которые хотят представить себя интеллектуалами, предлагающими народу идти по пути интенсивного экономического развития и процветания без Бога, часто ссылаясь на какие-то зарубежные опыты».

«У меня так сложилась жизнь, что все эти опыты я знаю не понаслышке. Могу сказать, что места, на которые эти люди ссылаются в качестве примера, зачастую нуждаются в радикальном духовном исцелении. Очень часто эти общества, несмотря на все их богатство и роскошь, перестают быть жизнеспособными. И присутствие духовного кризиса сознается и здравомыслящими людьми в тех местах, на которые нам в качестве примера показывают пальцем», — заключил Святейший Патриарх Кирилл.

Патриархия.ru

http://www.patriarchia.ru/db/text/1581389.html

 

Фантасмагоричная реальность Крыма - с христианской символикой борется ОМОН.

Фантасмагоричная реальность Крыма - с христианской символикой борется ОМОН.

22.07.2011

 

Жаркое лето в Крыму: Как казаки за православный крест воевали

 

Наш обозреватель Владимир Ворсобин с удивлением обнаружил, что хрупкий межконфессиональный мир на полуострове можно нарушить одним деревянным распятием.

Какие могут быть беспорядки в Крыму?! Бред! Хотя в голове застряли случайно услышанные перед отъездом рассуждения какого-то московского политолога.

- Кто знает - может, нам повезло, что Крым не достался России, - говорил он. - Для Украины это будущий Кавказ...

Смешно. Все-таки веселые эти ребята - «российские политологи»...

Мысли текли медленно. Лениво. Блаженно. Дремотная жара... Дорога-змея на Феодосию. Ну и, конечно, ласковое-ласковое... Отпускное-отпускное... Эх-х-х... Солнце.

За рулем - веселый атаман Сергей Юрченко. Он рассказывает анекдот.

Решили как-то казаки барана резать. Но баран попался упертый. Послали за крымским татарином - татары в этом деле профи. Приходит злой, перепачканный бараньей кровью казак в мечеть и орет: татары есть? Берут одного, но и тот не может барана зарезать. Поехали за другим... Так казаки ездили за татарами, ездили-ездили, пока окровавленный казак снова не ввалился в мечеть с криком «Татары есть?». И тут перепуганный имам взмолился: «Последнего забрали - вот те крест!»

Юрченко повторяет: «Вот те крест!», и поглядывает - смешно?

Я изучаю визитку атамана - председатель комиссии по межнациональным отношениям Бахчисарайского районного совета. Смешно...

Останавливаемся у святого источника, что у женского монастыря. «Ополоснись святой водой», - со значением говорит казак. Едем дальше - слева замечаю высоченный крест. За ним еще. У въезда в Феодосию новое распятие.

- Да, это наша земля! - При виде крестов улыбчивый Юрченко вдруг взволновался. - Навеки наша! - чеканит он и снова включает на автоплеере видео недельной давности (смотрите на сайте). На нем кадры заварухи, из-за которой я, собственно, и приехал, - знаменитый «крестовый поход» казаков Крыма...

По горячей степи бредут сотня седо­власых мужиков в разношерстном обмундировании и тетушки с иконками (сменить декорации - и вот она демонстрация патриотов-«хоругвеносцев» в Москве).

Несколько молодцев покрепче несут распятие на плечах. Вид воодушевленный, цель - святая. Казаки устанавливают еще один крест - в память о гибели феодосийского десанта в декабре 1941 года...

- Сейчас нас будут бить, - предупреждает атаман.

Я киваю. Видео мы смотрим уже раз третий, впрочем, Юрченко им скорее любуется. На экране казаков встречает спецназ «Беркут». Решением суда установка креста запрещена. Диспозиция - проще не бывает: власти прекрасно понимают, чего хотят казаки (они уже подали заявки на водружение 10 крестов и, будь их воля, этими «памятными знаками» застолбили бы за русскими весь полуостров). Казаки прекрасно понимают, чего боятся власти (новой драки с татарами). Власти пошли на принцип. Казаки тоже.

Юрченко с видеокамерой в руках бесстрашно ходит между ощетинившимися щитами омоновцами и зовет их командира: «Эй, товарищ полковник, выходи, предатель!»

- Вы же русские пацаны! - кричат омоновцам казаки. - За басурман вступаетесь?! Смотрите, опять обо...тесь, уже тысячи гектаров земли татарами захвачены...

«Беркут» в ответ зло загремел щитами...

«Ух, бл...» - успел только сказать атаман Юрченко, когда его казаки вдруг... протаранили спецназовцев. Крестом (!) наперевес. Началась драка.

Я уважительно смотрел на Юрченко - ай да атаман, не бросил видеокамеру. Он хладнокровно снимал побоище да еще подтрунивал над спецназом с нахальством дрессировщика, дергающего льва за усы.

- Ну, вяжи меня, вяжи! - орал он прямо в черные маски...

Это были самые душераздирающие кадры. Вооруженные до зубов амбалы... виновато отворачивались (несколько раз прокручивал эти кадры - черт возьми, трогательно!). Но дело было уже сделано - крест упал, с рассеченных лбов нескольких казаков текла кровь... «Ты крещеный али нехристь?!» - орал атаман отводящему глаза пареньку в маске.

- Сейчас минский ОМОН вас бы скрутил, московский побил, тбилисский, думаю, покалечил. А крымский «Беркут» у вас нежный, - замечаю я гордому от просмотра видео атаману. - Только зачем?

- Что - зачем? - вздрогнул казак.

- Зачем вам все это? - спросил я, наблюдая, как омоновцы неуклюже поднимают с земли распятие и растерянно стоят с ним под крики «Не лапай крест своими грязными руками!». - Это же провокация.

Казак опешил. И несколько секунд мы ехали молча.

- Хорошо, будь по-вашему, - взорвался атаман и остановил машину. - То есть нам смириться?! То есть татарам можно, а нам нельзя?! Так получается?!

КРЕСТ ЖЖЕТ ИХ ОГНЕМ!

Ох уж эта бодрящая мимикрия Крыма - от вальяжного до воинственного... Я ее испытал еще в 2004 году, когда пришлось наблюдать, как казаки бились с татарами под Судаком. Бились, кстати, в кровь... И все-таки (как ни парадоксально звучит) по-вегетариански. Это была скорее вражда «хозяйствующих субъектов», описанная еще Ильфом и Петровым. Конечно, ради «золотой» земли у моря противники с удовольствием бы подпалили «Воронью Слободку»-Крым с четырех концов, и все-таки в этом противостоянии было мало личного. Бизнес. На самозахваты татар русское население отвечало своими самозахватами - и философия «если им можно, то почему нам нельзя», как это ни цинично звучит, приносила конкретную прибыль. Не факт, что татарам и казакам. Но лицам, в чью пользу в итоге распределялась земля, - уж точно.

Семь лет спустя Крым опять мимикрировал. И я долго вглядывался в него, чувствуя тонкую, пронзительную, до боли знакомую тональность. Здесь уже не было бизнеса, появилось что-то другое...

Тот самый «крест раздора» под защитой казаков. После драки с ОМОНом его эвакуировали во двор местной церкви (фото слева). Там он не «оскорбит» ничьих религиозных чувств.

Тот самый «крест раздора» под защитой казаков. После драки с ОМОНом его эвакуировали во двор местной церкви. Там он не «оскорбит» ничьих религиозных чувств.

Примчавшись вместе с атаманом в Феодосию, мы очутились на митинге. Все та же сотня казаков. К полному изумлению ошалелых от солнца отдыхающих, мужики развернули знамена и устроили пикет в поддержку плененного во время «крестового похода» атамана Миниха (у атамана под кроватью очень вовремя для спецслужб обнаружился боевой патрон). Лидер севастопольской организации «За единую Русь» Владимир Тюнин кричал в мегафон: «Крест жжет их огнем! Они терпеть не могут крест!»

Казаки согласились. «Не могут басурмане его терпеть, - заметили они. - В прошлом году ставили крест, как же они сатанели. На бульдозере приехали сносить. Еле отогнали.

- А зачем ставили?.. - попытался было встрять я, но оратор отвлек внимание - он как раз перешел к сути.

- Кто наркотические притоны содержит?

- Менты, - гаркнули казаки.

Задумчивая пауза. Явно ожидался другой ответ.

- А какой национальности? - перенацелил вопрос Тюнин.

- Известно какой! - хохот.

Тогда выступающий начал перечислять убийства. Как в селе Путиловке Бахчисарайского района татарин изнасиловал и зарезал 16-летнюю Анжелу Стрелец. Как мусульманский сумасшедший фанатик, состоявший на учете в психдиспансере, повинуясь «большому джинну», зарезал в Джанкое 5-летнего Виктора Шемякина.

- Знаем мы этого джинна! - проворчал кто-то в толпе.

- И когда убийца начал называть фамилии единоверцев, кто им руководил, следователи сказали - не надо, - предложил неофициальную версию Тюнин. - И теперь его признали психом, и лет через пять он выйдет на свободу. То есть когда это делают они, - оратор старательно уклонялся от точного обозначения противника, - то умалишенный, если мы - то подонки и получай срок на полную катушку!

- И то правда! - подтвердили мужики.

А я уже чувствовал себя как дома.

Все как у нас. Манежка. Свиридов. «Они» - «мы». Продажные власти и, конечно, подкупающие их «инородцы». И остро заточенная, как казачья шашка, философия «почему если им можно, то нам нельзя?».

Если честно, атаман Юрченко меня почти убедил. Мы в этот момент навещали в местной больнице избитых казаков. Молодые парни, которые и несли злополучный крест, гордо демонстрировали сизые синяки, а невесть откуда взявшийся «батюшка в отставке» (так мне его представили и добавили с уважением - «бывший десантник»), провозгласив «снимайте это видео» (смотрите на сайте kp.ru), благословлял болезных.

- Да, с крестом мы, может, перегнули, - кивнул атаман. - Но нам в Крыму надо себя как-то ставить. Чтобы мой ребенок спокойно ходил в школу и чувствовал себя на этом полуострове дома! Да, мы ставим кресты, чтобы показать - мы здесь хозяева!

- Но, может, лучше договориться...

- Договориться? - рассмеялся казак. - Когда закладывали камень в симферопольскую мечеть, на церемонию из уважения пришел даже крымский митрополит Лазарь. Когда попытались заложить церковь (у села Голубинка), татары заявили: церкви здесь не будет... Нам что, каждый раз делать им... (далее - яркое, но непригодное для печати определение постыдной податливости).

- Главное, - вдруг включился в разговор батюшка-десантник, - русский русского беречь должен. Мне в России историю про одного патрульного милиционера рассказывали. Убил он сгоряча прохожего. А на суде сказал - каюсь. Особенно больно, говорит, что убил русского, уж лучше бы я вместо него с десяток инородцев положил.

Казаки усмехнулись. А я ошарашенно смотрел на святого отца, понимая, что, похоже, Крым я уже не узнаю...

Казаки-консерваторы и засланные казачки

Впрочем, если пересилить сорочью привычку журналиста замечать только то, что блестит, ничего сверхнеординарного пока не происходит. Симферополь, например, к «крестовому побоищу» остался равнодушен. То есть народ, конечно, немного поворчал: дескать, а чего это наш крутой Джарты (назначенец Януковича, выбравший себе амплуа «я прислан навести здесь порядок») на принцип-то пошел? Два квадратных метра под крест пожалел, а татары вон сотни гектаров захватили.

Но как заметил мой симферопольский коллега: народ в таком глубоком анабиозе, что даже по-спортивному интересно, а чем вообще его можно взволновать.

К примеру, власти недавно вырубили любимые горожанами симферопольские аллеи. Молчание. Жизнь все хуже, налог и все удушливее. Тишина. Все больше анекдотов про донецких и макеевских, захвативших чуть ли не весь крымский бизнес. Подумаешь...

На этом сонном фоне казаки-бузотеры со своим крестом выглядят странно. И подозрительно.

Большинство атаманов Крыма (их тут около двух десятков) называют таких, как Миних и Юрченко, чуть ли не «засланными казачками». К ним у соратников вопросов много. Интересных. Главный, конечно: зачем они вообще эту бучу организовали? Другая часть казаков сильно интересуется, откуда у людей Миниха деньги. На агитацию, атрибутику, военные сборы со стрельбой из автоматов. Ревниво, впрочем, замечая, что молодежи у Миниха становится все больше...

- Из СБУ (украинский аналог ФСБ) приходили с этим вопросом, а мне и самому интересно, - говорит руководитель Союза казаков Феодосийского региона Борис Степанов, когда-то руководивший обороной порта от натовских кораблей. - Но точно знаю - деньги из Севастополя.

Отвечать на естественный вопрос - может, они из России? - казаки не любят.

Как заметил в Симферополе один из них - это было бы хуже всего.

«Я слышал, как один из московских политологов на закрытом форуме сказал казакам: а чего вы боитесь - Южная Осетия за свою независимость заплатила парой-тройкой процентов своих граждан... Мол, хорошая цена за святое дело. Орел! Только он почему-то не понимает, что в масштабах Крыма это десятки тысяч человек. Кому нужны такие жертвы?!»

Феодосийский атаман Степанов в Крыму считается идейным противником казачьего хулиганства. Будучи последовательным консерватором, он даже в сердцах заявил, что «правильно вломили» «крестоносцам», надо было сильнее. Дабы умнее были.

- Вот смотри, - показывает мне стопку свеженапечатанных удостоверений своего союза. - Присягу казаки дают в церкви. Батюшка расписывается, ставит печать... И его благословение - для нас закон. А кто благословлял установку креста? Кто освещал сам крест? Какой-то странный поп из Зарубежной православной церкви. Настоятель храма Всех Святых отец Михаил звал их к себе в храм - не пошли. Ну раскольники! И какие они после этого казаки, если они против своего же закона идут?

- Но мне бузотеры показались искренними. Их возмущает несправедливость.

Степанов улыбнулся. И попытался объяснить мне, иностранцу, особенности местной игры... на выживание.

Апофеоз диалога казаков с властью - атаманы таранят распятием спецназ.

Апофеоз диалога казаков с властью - атаманы таранят распятием спецназ.

Русская стратегия и татарская тактика

Впрочем, я и до этого разговора подозревал, что вся «вина» «Миниха, Юрченко и Ко» перед «своими» сродни идиотскому проступку шального батальона, к негодованию командарма, атаковавшего неприятеля раньше времени.

Может, я большой пессимист и путаю фронт с добрососедской линией «притирки» между христианской и мусульманской культурами, но где бы я ни был - в мечети, в православном храме, меджлисе или за казачьим столом, - я чувствовал, что, наверное, Степанов прав. Идет шахматная игра непримиримых противников. И вопрос только, кто тоньше, эффективнее в нее сыграет.

Крымские татары ведут ее умно. Сидя на коврах одной из мечетей Феодосии, я целый час терпеливо вел политкорректные беседы с местным имамом (он просил не упоминать его имени). Как и заместитель председателя меджлиса Рифат Чубаров, справедливо убеждавший меня, что большинству населения Крыма чужды националистические идеи казаков, имам говорил правильные вещи. Что национализм (имам называл его фашизмом) - зло, что жить нужно дружно. Что установка символов христианства и ислама должна согласовываться между общинами. И только через час имам расслабился и, заметив, что, несмотря на уверения властей, самая старая мечеть Феодосии древнее местной церкви (для него это очень принципиально!), наконец начал говорить «за жизнь». Заметил, что, коль для правоверного мусульманина все равно, какая власть - своя или христианская, «то и простому москвичу все равно - шариат ли над ним или нет».

- Не все равно! - обиделся я. Тут мы начали спорить и в итоге выяснили, что Москва вообще-то должна покаяться за Чечню, что татары приняли много чеченских беженцев и раненых (часть из них до сих пор в Крыму) и что русские солдаты не совсем палачи, конечно (тут он был по-восточному вежлив), но были слишком жестоки... Да и вообще в этой истерии с крестом замешана Москва. Под конец имам сказал мне прямо: да, он знает, какие настроения зреют у части казаков.

- Но и у татарского населения тоже много оружия, - грустно заметил он.

В стане православных растерянность. Отказавшийся по велению церковной вертикали благословлять установку креста (говорят, в этом распятии увидел провокацию сам Патриарх Кирилл) настоятель феодосийского храма Всех Святых отец Михаил заявил мне, что, если я христианин, наш откровенный разговор останется секретом.

Власти Симферополя, чувствуя, что они снова рискуют оказаться между молотом и наковальней, стали истерично решительными. После ареста Миниха они объявили о высылке еще одного «мятежного атамана» Храмова. Под горячую руку СБУ попал и несчастный экс-президент Крыма Юрий Мешков, прибывший в Симферополь на поминки супруги. За «невинное» предложение Мешкова «поднять на вилы крымские власти» его тут же депортировали, а местная пресса провожала его душераздирающими снимками. Первый и последний президент Крыма стоит перед судьей, прижимая к сердцу российский паспорт...

- Нам не надо обострять ситуацию, это вредит цели, - объяснял мне атаман Степанов во время прогулки по Феодосии. - Я многому учусь у татар - как умно, систематично добиваться своего. Казакам надо идти во власть, чтобы создать условия, при которых татары не проживали бы компактно. Да, рождаемость у них выше, но наш шанс - их интеграция в нашу культуру и ассимиляция. Уже сейчас молодые татары сопротивляются родительскому запрету и вступают в межнациональные браки. Скоро таких будет больше. Главное - не делать резких и глупых движений...

Кстати, видите чашу, - атаман показал на скромный гипсовый постамент у трассы. - Когда-то там стоял крест.

- И где он?

- Мы сами его убрали, чтобы татары не нервничали. И теперь мы называем ее «чашей терпения».

КОММЕНТАРИЙ

Директор Украинского филиала Института стран СНГ Владимир КОРНИЛОВ:

«Власти, заигрывая с татарами, перегнули палку»

- В Крыму проживают и православные, и татары. Так что теперь, не устанавливать мусульманских мечетей и православных храмов?

Подход, который продемонстрировала местная власть Крыма и в самой Феодосии, - это абсолютно неадекватная реакция на действия православных. Что случилось бы жуткого, страшного и кошмарного для Феодосии, Крыма, если бы люди установили крест?! В конце концов, можно договориться о другом месте, где этот крест будет установлен. Но зачем же доводить до конфликта?

Руководитель Крыма Василий Джарты, заигрывая с татарами, по-моему, явно перегнул палку. Крымским татарам дают зеленую улицу по установке мечетей и в то же время православным не дают возможности установить крест - тут явное наличие двойных стандартов. В любом случае после этих событий обострение между жителями автономии уже произошло.

ЛИЧНЫЙ ВЗГЛЯД

Жизнь без вранья

Вам не кажется, что мы как-то потихоньку въезжаем в голливудский фильм ужасов - ну когда кругом тотальная слежка, контроль, подкожные чипы и никто ничего не может удержать в тайне. Где ты сейчас находишься, что делаешь, кому и какую отправил SMS...

Мы сначала радостно сплели себе паутину Интернета и мобильной связи. А потом сами забились в ней изумленными мухами. Вот еще недавно я с интересом узнала, что мой телефон и айпад следят за мной. А именно: сами, не спросившись, посылают куда-то данные обо всех моих передвижениях, что-то фотографируют. И любой человек может проверить: а что это она сейчас поделывает?

Сказала я, например, руководству, что у меня деловая встреча. А сексот айпад показывает: не-е-ет, она в магазине двадцатую кофточку меряет! Нехорошо. Я вот уже и на чайник с утюгом стала коситься. Тоже ведь стоят огоньками мигают. Может, что морзянкой передают?

Читать далее.

Владимир ВОРСОБИН, Фото УНИАН, feo.ua и автора

http://penza.kp.ru/daily/25723/2715116/

 

 

 







HotLog с 21.11.06

Создание сайтаИнтернет маркетинг