Пенза Православная Пенза Православная
  АННОТАЦИИ Православный календарь Народный календарь ВИДЕО-ЗАЛ Детям Детское творчество Стихи КОНТАКТЫ  
ГЛАВНАЯ
ИЗ ЖИЗНИ МИТРОПОЛИИ
Тронный Зал
История епархии
История храмов
Сурская ГОЛГОФА
МАРТИРОЛОГ
Пензенские святыни
Святые источники
Фотогалерея"ХХ век"
Беседка
Зарисовки
Щит Отечества
Воин-мученик
Вопросы священнику
Воскресная школа
Православные чудеса
Ковчежец
Паломничество
Миссионерство
Милосердие
Благотворительность
Ради ХРИСТА !
В помощь болящему
Архив
Альманах П Л
Газета П П С
Журнал П Е В

М И С С И О Н Е Р С Т В О 05.12.22
03

03.07.2014

 

Юрий Мазнев: «Русская Америка меня давно манила»

 

Заметки поимского путешественника Юрия Мазнева по Аляске. Юрий Васильевич любезно предоставил их нам в отредактированном варианте. В настоящее время неутомимый пилигрим снова в пути. К сожалению, дозвониться до него не удалось, но работники Поимского историко-архитектурного музея рассказали о том, что Юрий Васильевич путешествует по следам походов Суворова. Наши читатели помнят, что одно из таких путешествий поимские школьники во главе с Мазневым совершили несколько лет назад и привезли для своего музея бесценные сведения не только о славе русских воинов во главе с прославленным полководцем, ими были найдены материалы непосредственно о поимцах, участниках великих сражений. Поездка на Аляску связана с русскими переселенцами, особенно старообрядцами. Будучи сам родом из старообрядческого Поима, Мазнев особое внимание уделил именно сохранению традиций в русских деревнях Аляски. Он убедился, что у современных жителей американских деревень мы могли бы почерпнуть сведения о наших «преданьях старины глубокой».

ПУТЕШЕСТВИЕ ВОКРУГ СВЕТА

 

ОДИННАДЦАТЫЙ ЭТАП: АЛЯСКА И ГОСУДАРСТВЕННЫЕ ПАРКИ ЮГО-ЗАПАДНЫХ ШТАТОВ США

 

Вступление

Впервые о существовании Аляски я узнал в детстве из рассказов Джека Лондона (Северные рассказы) о «золотой лихорадке».

В школе на уроках истории услышал об освоении Аляски русскими путешественниками, охотниками, купцами. Позже мне стало известно, что в Кенайских лесах Аляски обосновалась большая группа русских староверческих семей.

Все это – и суровый край «белого безмолвия» с дикой природой, и уникальная история, и культура коренного населения, и наследие русских со времен Русской Америки, и история появления русских староверов, давно манило к себе.

Еще в 2003 году, во время путешествия по южным штатам США, я планировал посетить Аляску. Но тогда не хватило ни времени, ни средств. И вот теперь я дождался своего «часа».

11-й этап моего велопутешествия вокруг света на Аляске проходит по маршруту: Анкоридж – Купер-Лендинг – Кенай - Нинильчик – Николаевск – Хомер – Сьюард – Анкоридж – национальный парк Денали – Фэрбенкс – Делта – Ток – Гленналлен – национальный парк Врангеля – Св. Ильи – Кенникотт – Гленналлен – Анкоридж.

В связи с отказом в визе канадского консульства в Москве, канадскую часть маршрута по Аляске приходится заменить посещением национальных парков Юго-Запада США (Йосемити, Зайон, Большой Каньон, Арчи). Маршрут проходит по пяти штатам: Калифорния – Невада – Юта – Аризона – Колорадо, от Сан-Франциско до г. Гранд Джанкшен.

В подготовке к поездке на Аляску большую помощь мне оказали книги: Песков В.М. «Аляска больше, чем вы думаете»; Загоскин Л.А. «Пешеходная опись части русских владений в Америке, произведенная лейтенантом Л. Загоскиным в 1842-1844 гг.»; Бурлак В.Н. «Русская Америка». А путеводитель «Аляска» (Сост. Дианна Суони.- М., 2008) стал для меня настоящим проводником по городам, селениям, паркам, музеям, природным памятникам Аляски.

Итак, 15 мая 2013 года я отправился в г. Бостон к своему племяннику Алексею Мазневу, который в течение трех дней оказал мне огромную помощь в разработке маршрута по Юго-Западу США, в подготовке картографических материалов, в приобретении велосипеда, аксессуаров к нем у и авиабилетов. Спасибо тебе, Алик!

 

Дневник путешествия

18 мая, суббота

Бостон – Сиэтл - Анкоридж

Совершив 10-часовой перелет из Бостона в Анкоридж, я в полночь оказался на Аляске. Сбывается моя давняя мечта – я начинаю путешествие по самому большому северному и дикому штату США.

Население штата – 670 тысяч человек по переписи 2010 года, почти половина из них проживает в Анкоридже, в том числе 2,5 тысячи русских. Это самый большой город, торговый и транспортный центр штата, исходный пункт для путешественников и туристов. Их сюда летом прибывают тысячи. Основан в 1914 году как палаточный городок строителей железной дороги. Расположен между хребтом Чугач и водами залива Кука.

В просторном и светлом аэропорту в огромных витринах вас встречают черный, бурый и белый медведи (чучела в натуральную величину), каждый в своей среде обитания: в лесу, у реки, во льдах. Поражают своей мощью бурые медведи с островов Кодьяк и Ситка, самые крупные наземные хищники. Самец, встав на задние лапы, может дотянуться до высоты 4 метров. Весной они питаются травой, а летом спешат к водным потокам, чтобы ловить лососей, идущих на нерест.

Всем отправляющимся на Аляску необходимо знать предупреждающие знаки и правила защиты от медведей, так как они всегда недалеко от вас:

никогда не ешьте и не храните продукты в палатке;

увидев медведя, не пытайтесь убежать, свернитесь клубком, закройте лицо руками;

при агрессивной атаке дайте по возможности самый сильный отпор.

Хотя некоторые говорят, что лучше убегать и молиться.

 

Аляска

19 мая, воскресенье, 9° С

Анкоридж, по городу – 35 км

Рано утром отправляюсь в г. Анкоридж искать спортивный магазин REI, чтобы получить велосипед, купленный племянником Алексеем (Бостон) по интернету. По дороге местный житель, работающий в аэропорту, предложил подвезти до магазина и угостил завтраком.

В ожидании открытия магазина со мной произошел мистический случай. Меня окликнул водитель из проезжавшего мимо автомобиля и жестом пригласил сесть рядом с ним. «Какие проблемы» (спросил он и, прочитав записку, в ней перечислялись некоторые предметы для покупки, в том числе газовые баллоны), поехал в супермаркет. Там он закупил 2 больших баллона, яйца, хлеб, сосиски и все это вручил мне. На возражение мое, что это излишне, что большие баллоны не подойдут к моей маленькой горелке, он достал из багажника большую горелку и протянул мне. Через некоторое время он вновь появился у магазина, передал мне большую чугунную сковороду и знаками показал, что в дороге можно готовить яичницу с сосисками. Я был изумлен, но придя в себя, рассудил, что это опять ангел-хранитель помогает мне в образе незнакомого человека, но, очевидно, далекого от туризма. Подобное со мной случалось не раз, в предыдущих этапах путешествия, в частности в 2003 году под Сан Франциско. К тому же лица моих покровителей были схожи. Хорошее начало!

Велосипед получил без каких-либо проблем, прикупил запасную камеру, комбинированный ключ и 2 газовых баллончика к горелке. Что мне делать с подарочной горелкой и сковородой пока не знаю.

После установки велобагажника и велорюкзака решил обкатать велосипед и заодно познакомится с центром города. Выехал к самому большому музею штата – Анкориджскому музею в Расмусон-центре с собранием предметов культуры коренных народов Аляски, исторической и этнографическими экспозициями, а также коллекцией современного искусства.

Краткая справка

Потомками коренных народов Аляски считают себя 16% ее населения.

Это эскимосы:

×Инупиаты – охотники на китов, карибу и рыболовы побережья Северного Ледовитого океана.

×Алеуты и алутиики – занимаются морским зверобойным промыслом (каланы, тюлени, киты) на кожаных каяках.

×Юпики – охотники болотистых равнин дельт рек Юкон и Кускоквим.

Это индейцы:

×Аталаски – охотники и собиратели, жили по берегам рек, запасали рыбу и дичь. Одежда из шкур карибу и лосей. Многие сейчас живут в Фэрбанксе.

×Тлингиты -  в прошлом мореплаватели и торговцы Юго-Восточной Аляски.

×Хайда – промышляли лосося и морского зверя. Живут на острове Принца Уэльского. Около 2000 человек.

×Цимшианы – потомки жителей, ушедших из Канады и осевших на острове Аннет. Единственная резервация индейцев на Аляске.

На 2-х этажах музея размещены изделия ремесленников эскимосов и индейцев (ритуальные маски, тотемные столбы); хижина золотоискателя, картины, фотографии, детская галерея и др.

Рядом ищу наш Русский православный музей. Но, увы, его закрыли, а экспонаты: хоругви, облачения священников, иконы 19 в. из Ситки, каяки, личные вещи епископа Иоанна Вениаминова (Св. Иннокентий) розданы по церквям. На Аляске, считающейся колыбелью православия в Северной Америке, существует 97 русских православных приходов и 96 церквей и часовен. Многие экспонаты были из исторических храмов, впоследствии перестроенных или восстановленных.

Я отправляюсь в одну из них – Русский православный собор Св. Иннокентия, посвященный епископу Вениаминову, прибывшему на Аляску в 1820-х годах. Он строил церкви и школы, разработал письменность для алеутского языка и создал алеутскую Библию. В 1977 году он был канонизирован под именем Св. Иннокентия. Издалека видны 12 голубых луковичных глав храма. В нем много икон, росписей, предметов культа. К сожалению, священника я не застал.

Мне дали телефон священника Даниила православной церкви святителя Тихона (патриарха Московского), расположенной в другой части города. Я позвонил, и мы договорились о встрече назавтра.

Учитывая холодную погоду (ночью -1°С), ночевать отправился в аэропорт, в зал ожидания.

 

 

20 мая, понедельник, 16° С

Анкоридж – Гёрдвуд, 5 ч, 80 км

С утра получил замечание от полицейского за неправильно припаркованный велосипед.

Снова отправляюсь в магазин, чтобы устранить выявленные неисправности и заменить на более удобный велобагажник.

Теперь по автостраде № 4 направляюсь на юг в сторону полуострова Кенай. По пути заезжаю к о. Даниилу, знакомлюсь с ним, матушкой Верой и двумя маленькими дочками. Отец Даниил сразу ведет в церковь, названную в честь патриарха Московского Св. Тихона (с 1918 по 1924 гг.) и построенную совсем недавно, в 2006 – 2008 годы. Еще не все завершено, пополняются иконы, не до конца расписаны своды. При церкви оборудуется часовня-крестильня.

Выглядит интерьер как «с иголочки». Я прикладываюсь к ковчежцу с частицами мощей св. Тихона, св. Алексия I, св. Германа, св. Серафима Саровского и др. Делаю несколько снимков.

Матушка Вера кормит меня в трапезной кашей с рыбой и кофе. Наша беседа с о. Даниилом продолжается за столом. Мы говорим о православных миссионерах, служивших на Аляске. Они пришли на Аляску с охотниками на морского зверя. Первыми были 8 монахов с Валаама с целью обслуживания духовных нужд поселенцев, крестить, обращать в православную веру язычников. Один из них, Герман прожил здесь 43 года. Все испытал – и крутой нрав первых правителей, и вольницу охотников и торговцев. Монах был защитником простого люда – лечил, советовал, устроил приют для сирот. В 1970 году РПЦ причислила его к лику святых. Он стал первым православным святым в Америке. Вторым был св. Иннокентий, третьим св. Иаков, четвертым св. Ювеналий и пятым св. Петр Алеут. Благодаря им Аляска является ведущей епархией РПЦ в Западном полушарии.

Рассказал я о нашей поимской Николаевской церкви, что находится в Пензенской области, о предстоящем 300-летии старинного ремесленного села Поим, немного о своем кругосветном путешествии. Мы выразили обоюдную радость нашей встречи.

Проведя ревизию снаряжения, часть вещей я оставил у о. Даниила, пообещав, что до их убытия в паломническую поездку 2 июня заберу их на обратном пути.

Мой путь проходит по северному берегу залива Кук, переходящему в фиорд Тернагейн-Арм. Шутливое название «поверни назад» фиорд получил в связи с неким событием, когда капитан Джеймс Кук, исследуя залив (впоследствии был назван его именем), упершись в тупик, вынужден был повернуть назад.

Итак, справа от шоссе 5-километровый залив, за ним красивые виды заснеженных гор, а слева – склоны, поросшие елями, березами, кустарником. Снег подтаивает и ручейками-водопадиками стекает со скал. Иногда на дорогу падают камни. Параллельно, ближе к воде, проходит железная дорога Анкоридж – Сьюард. Был удивлен, когда увидел автомобили, движущиеся по рельсам на металлических катках.

Здесь начинается национальный парк Чугач. В прибрежных низинах залива обитает множество уток, гусей, лебедей, за которыми можно наблюдать со специальных мостиков. Летом в залив приплывают стада белух.

Вечером с гор тянет холодом. Сворачиваю в курортный городок Гёрдвуд, обслуживающий горнолыжников. Домики сдаются: 1 койка – 20 $,  с завтраком – 120 $, меня пустила к себе бесплатно группа спасателей.

 

 

 

 

21 мая, вторник, 15° С

Гёрдвуд – Купер-Лендинг, 7 ч, 107 км

Продолжаю ехать вдоль залива. Дважды в сутки можно заметить прилив и отлив, колебание уровня воды составляет до 2 метров.

Попадаются группки велосипедистов-спортсменов. Редкие рыбаки пытаются поймать что-то сачками. Через 20 км у конца фиорда увидел затопленный погибший лес. Это произошло из-за землетрясения 1964 года, когда земля просела на 1,2 м.

Вскоре справа замечаю заказник, на обширной территории которого размещены загоны с дикими животными. Оставляю велосипед у входа, а сам перемещаюсь от одной смотровой площадки к другой. Вот греются на солнышке олени «карибу», лоси жуют сено, вдали отдыхает целое стадо овцебыков. Сверху хорошо видно, как бурые медведи с медвежатами (гризли) купаются в озере, бегают и возятся на берегу. Черный мишка (барибал) дремлет на пригорке. Совсем близко можно подойти к бизонам. Весна, животные линяют, поэтому вид у них не очень фотогеничен. Подошел автобус с туристами. Не выходя из салона, они фотографируют животных из окон.

Закончился почти 100-километровый участок вдоль залива, и дорога вступила на полуостров Кенай, о чем свидетельствует указательный знак.

Новое  ущелье стало постепенно расширяться, давая простор для леса. Начался подъем, около 10 км пришлось идти пешком. В лесу сугробы, ели стоят по колено в снегу. Речка во многих местах подо льдом.

Вдруг вижу радугу у основания потока, падающего со скал. Очевидно, солнечные лучи, преломляясь в брызгах и водяной пыли, образуют это явление. Причем, при движении и дуга-радуга перемещается, то вверх, то вниз.

Затем перевал, и дорога пошла вниз.

К середине дня чуть-чуть потеплело, ручейки зажурчали по бокам дороги, птички в лесу запели. И на душе стало радостнее.

А вот и «У»-образный перекресток: влево дорога под № 9 уходит на Сьюард, а я еду по дороге № 1, уходящей вправо. Называется она «Стерлинг».

В поселке Купер-Лендинг, на месте пустующего пока кемпинга устраиваюсь на ночлег. Поставил палатку, сходил за водой в кафе, приготовил рисовую кашу.

Несколько раз подходил подвыпивший мужчина моих лет с черным псом и приносил то хлеб, то консервы, то сок. Когда узнал из визитки, что я «кругосветчик», пошел за фотоаппаратом. По профессиональной камере и навыкам съемки можно было понять, что он опытный фотограф.

Ночью замерз, ворочался с боку на бок. К тому же, во сне услышал рев медведя, проснулся – рев повторился. Потом выяснилось, что рядом расположен этнографический центр, а при нем вольер со зверями.

Да, городок этот назван в честь Джозефа Купера, который открыл в этой местности в 1894 году золото.

 

 

 

 

 

22 мая, среда, 16° С

Купер-Лендинг – Солдотна - Кенай, 7 ч, 112 км

Дождь, дорога вышла из ущелья в широкую долину. Идет вдоль реки Кенай. Слева и справа сосновый лес с примесью осины, березы, кустарника. У впадения в Кенай притока площадка с указателем «Кенай – русская река». В сотне метров от Купер-Лендинга еще один указатель «Русский лес». Сворачиваю и еду километров пять между рекой и склоном горного отрога. В лесу размечены площадки для автомобилей, палаток. Указатели показывают на начальные точки пешеходных троп. От автострады Стерлинг начинается еще один, очень популярный пешеходный маршрут Резерекшен-Пасс (61 км). Он идет по еловому лесу, мимо водопадов, поднимается к перевалу Резерекшен (высота 780 км), а затем спускается к городку золотоискателей Хопу.

А дорога продолжается вдоль реки Кенай, которая берет начало высоко в горах и течет в западном направлении. В нижнем течении находятся самые большие нерестилища лососей, и летом вплоть до устья возле г. Кенай здесь творится «столпотворение». Едут любители-рыболовы посоревноваться в ловле рыбы, едут зрители на ход сосося, любители рафтинга и каякинга по горной реке.

Проезжаю Солдотну – городок, где сосредоточены места приема и проживания гостей, пункты питания, торговли всевозможным снаряжением и снастями для любителей лова лосося и туристов-водников. Лицензии во время нереста - $ 10 на 3 дня. Источником жизни для аборигенов является также охота, им разрешается даже бить белых медведей и «линных» гусей. В музее исторического общества можно посмотреть на хижины первых поселенцев, изделия мастеров, коллекцию чучелов животных.

Дальше на пути самый большой город полуострова – Кенай. В 1791 году русские торговцы пушниной установили добрососедские связи с местными жителями атапасками и построили форт Святого Николая (второе после Ситки постоянное русское поселение). В исторической части города сохранились дом настоятеля церкви (1881 г.), часовня Св. Николая и русская православная церковь Успения Богородицы с традиционными синими луковками на куполах.

Настоятеля прихода о. Фому помог найти житель соседнего дома. По внешнему облику священник - выходец из коренных жителей эскимосов. Русский язык почти не знает, но некоторые слова в искаженном виде все-таки до меня доходят. Он сразу повел меня в церковь. Она была основана в 1846 году, но до наших дней не дожила, на ее месте было возведено новое светлое здание.

О. Фома обратил внимание на большие, почти в рост человека, образы святых, выполненные на холсте местными иконописцами – прихожанами. В интерьере церкви сохраняются предметы культа: литой медный крест, Евангелие, венчальная корона, которым почти 200 лет.

Приход небольшой, в общине в основном местные жители из числа юпиков и инупиатов.

При церкви есть большое здание, в зале которого собираются после службы прихожане в дни больших православных праздников. Также имеется современная чистенькая кухня. Тут о. Фома и определил меня на ночь.

 

 

 

 

 

23 мая, четверг

Кенай – Клам-Галч – Нинильчик – Анкор-Пойнт - Николаевск, 7,5 ч, 120 км

В 7 часов пришел о. Фома с картой полуострова Кенай и показал ближайшую дорогу на Нинильчик. Пока я собирался и пил чай, он изучал мою дорожную визитку и по-русски пытался выговаривать названия стран, по которым я путешествовал.

Прощание было коротким. О. Фома благословил меня и вручил $ 20. Настолько он был внимателен ко мне, что отказаться от дара я не мог. Сделав повторные снимки церкви и часовни чудотворца Николая, что рядом, я взял курс на Нинильчик.

Мимо порта, через мост реки Кенай выехал на хорошую дополнительную дорогу. Через 30 км остановился и осмотрел строение некогда бывшего русского трактира, а потом нового владельца – Эриксона Абе. Теперь здесь «Kasilof museum», так называются и река и лес, расположенные рядом. Нет сомнения, название русское – «Козлов» сохранилось со времен Русской Америки.

Дорога идет вдоль побережья. Населенные пункты не компактны, дома расположены лицом к дороге, а постройками к морю, а где берег крутой, прорыты траншеи для спуска плавсредств. Позади домов много брошенных строений, автомобилей.

К обеду тучи разбежались, и стало теплее. Но весна явно затянулась. Кусты и березки порозовели, почки набухли, вот-вот должны появиться листочки.

Подъезжаю к населенному пункту Нинильчик (мирное место у реки). Это традиционная деревня коренных жителей времен Русской Аляски. Несколько старых, покрытых щепой бревенчатых изб.  Высоко над домами, на горе во всю красу смотрится церковь Преображения Господня с золотыми луковками главок. А рядом большое кладбище. Настоятеля о. Майкла найти не удалось, церковь открывается только на время церковных служб.

Потомки основателей поселения рассказывали В.М. Пескову, что возникло оно в 1830-40 годах как с/х база для промышлявших зверя, и поселились в ней те из пенсионеров РАК (Русско-Американская Компания), которые не захотели возвращаться на родину.

На кладбище я подходил к каждой могиле и читал надписи на надгробных плитах: Осколковы, Квасниковы, Расторгуевы, Алексеевы….  Жили по русским обычаям – выращивали овес, морковь, лук, чеснок, охотились на морского и речного зверя. Рыбы вдоволь, грибы, ягоды. Церковь, священник учил детей. А сейчас жизнь в прежней деревушке угасла, рядом новый поселок.

Выезжаю на автостраду Стерлинг хайвэй, с которой открываются прекрасные виды: справа воды залива Кука и белоснежные горы с вулканами, слева кенайские еловые леса. На пути маленький поселок, всего несколько домов. Клам-Галч («ракушиное ущелье») является лучшим местом для добычи вкуснейших моллюсков. Во время отлива любителям сбора требуются резиновые сапоги, лопатка с ведерком да лицензия, разрешающая лов 60 моллюсков в день.

На 106-м километре от Кеная проезжаю городок Анкор-Пойнт, названный в память о якоре, который потерял капитан Джеймс Кук в 1778 году при исследовании залива. Самым интересным объектом этой местности является река Анкор, богатая чавычей, кижучем, форелью, мальмой. Окрестное море также богато лососями и палтусом. Масса последнего может достигать 135 кг.

Я сворачиваю на восток и по асфальтированной дороге (проложена в 2000 году вдоль реки North Fоorkеду среди елового бора к Николаевску. Уже около 10 часов вечера, на душе тревожно, встретят ли в такой поздний час жители села. Миную два крутых подъема - и я на центральной улице (их всего три) Николаевска. Во дворе одного из домов встречаю шумную группу «подгулявших» мужчин. Знакомлюсь с двумя братьями Калугиными – Стафеем и Алексеем. Стафей приглашает остановиться в его доме. Знакомит с женой Соломонией. Сын Анфим спит. Две дочери София и Калиса ушли на девичник прощаться со своей подругой – невестой Каздоей. По традиции на девичнике девушки занимаются шитьем, пением, шутят с парнями, которые усаживаются напротив них. Жених – Христофор Калугин доводится Стафею племянником.

После короткого разговора Соломония предлагает с дороги поесть, ставит на стол пельмени и чай травяной с медом. Меня поселяют на нижнем этаже дома, где есть все удобства. Приняв душ, я после долгой дороги (120 км) быстро засыпаю.

Надо отметить, что семья Калугиных с первой минуты отнеслись ко мне просто и гостеприимно, как к страннику-путешественнику, к которым у них, староверов, издавна особое расположение.

 

 

24 мая, пятница, 15/ 7° С

Николаевск

Утром Стафей представил своих детей. Младший Анфим закончил в этом учебном году 7 классов, София в 11 классе, баскетболистка, Калиса учится на сварщика. Старший сын / Анекта закончил университет Аляски в Фэрбенксе, работает инженеро м в нефтедобывающей отрасли в Анкоридже, в семье двое детей.

Жена Стафея рано уехала на работу в госпиталь в г. Хомер. Сам он плотник и столяр с большим опытом строительства домов, рыболовецких судов. Теперь очередь дошла до возведения нового храма, более вместительного и основательного.

Идем по центральной дороге к действующей церкви Св. Николая. Она небольшая, но уютная, с тремя куполами, бело-голубая. Большой двор, помещение с залом для собраний, детской воскресной школы и столовая.

Рядом уже возведенный корпус новой церкви, внутри которого собирается главный купол. Вокруг разложено современное оборудование, инструмент, строительные материалы (в основном, древесные). Начаты работы два года назад по проекту американского архитектора.

Стафей рекомендует заглянуть на почту, в школу, в чайную «Самовар-кафе». Хозяйка этого заведения Фефёлова Нина Константиновна очень веселая и энергичная женщина о себе рассказывает так. Приехала в Николаевск в 1991 году по приглашению отца Кондрата (Фефёлов Кондратий Сазонтьевич), ставшего к тому времени священником Никольской церкви. Так случилось, вышла замуж за его сына Дениса. После окончания аспирантуры 12 лет работала учителем русского языка в Николаевской школе. Создала свою учебную программу, реализовала много новых идей (театр, мультики, песни, исторические фильмы о России и др.). После сокращения учебного времени по этому предмету, вынуждена была уйти из школы.

Открыла кафе, в котором работает уже 11 лет. Придумала для гостей интересную программу, включающую русский обед (борщ, пельмени, пироги, травяной чай с медом и др.), для желающих историческую экскурсию по Николаевску, фотографирование в русских традиционных нарядах. И все это происходит в красивом, расписанном в русском стиле помещении среди картин, сувенирных поделок, фотографий под сопровождение русских народных песен. Кафе рекламируется во многих журналах и путеводителях, поэтому от гостей, как русских, так и американских отбоя нет.

Надо сказать, что для меня и американца Килтона, оказавшегося в кафе в этот час, она сделала персональную экскурсию на автомобиле с остановками и рассказами об истории и жизни поселения по достопримечательным объектам Николаевска (церкви, два сохранившихся первых домика первопоселенцев, современные добротные расписанные дома, мастерская по ремонту рыболовных катеров, водопроводное хозяйство с четырьмя чистейшими родниками, школа, ветряки, кладбище и т.д.). За полчаса получили полную информацию о селе и его людях. И снимки.

Очень тепло отзывается о своем свекре и муже. Они принимали активное участие в строительстве домов, катеров, вместе служили в церкви. К сожалению, муж сейчас серьезно болен. Отец Кондрат почил в 2008 году.

В настоящее время службы в церкви ведет отец Николай (Якунин), последователь о. Кондрата, ведет воскресную школу, прекрасно знает английский язык, что способствует общению с американцами, породнившимися со староверами.

Есть, конечно, и проблемы. Образовались две взаимовраждующие группы староверов. Те, которые ходят в церковь, у которых есть священник (поповцы). И те семьи, которых объединяет наставник. Они (беспоповцы) проводят службы в молитвенном доме.

Конфликт этот назревал давно. Одни склонялись к принятию священства, другие были категорически против. Во время поездки в г. Браилов (Румыния) в Бело-Криницкую патриархию Кондрат Фефёлов прошел трехмесячное обучение и был рукоположен в священники. По возвращении он вместе с единомышленниками приступил к строительству церкви Св. Николая, и в мае 1986 года она была освящена.

Другая группа семей отказалась признавать Кондрата Фефёлова в качестве священника. Не обошлось без ссор и стычек, в том числе и семейных. Особенно все обострилось после сожжения молитвенного дома. Несколько семей ушли из Николаевска и создали новые староверческие поселения, например Березовку в окрестностях г. Хомера. Другие остались в селе и открыли новую моленную.

Не все ладно с русским языком, преподавание в школе ведется до 3го класса и то только по 20 минут в день. Молодежь затрудняется читать в церкви по-старославянски.

Но в целом, дети хорошие, помогают отцам ловить рыбу, даже девочки. Хорошо учатся, поступают в колледжи. 2-3 школьника ежегодно получают гранты. Только недавно одна девочка получила грант на 3,5 тысячи долларов. Многие выпускники школы поступают в специальные и высшие учебные заведения, становятся инженерами, техниками, получают другие специальности. Особенно Нина Константиновна отметила детей Калугиных за их старание и способности.

Помогает общине правительство штата, в 2000 году проложило асфальтированную дорогу, построило школьникам замечательный спортивный зал и др.

 

 

 

 

25 мая, суббота, 15° С, 7° С

Николаевск

Утром у нас продолжилась беседа со Стафеем Анисимовичем. Он рассказал, что сейчас выполняет обязанности главного администратора поселения, что-то вроде старосты. Есть еще 5 авторитетных старожилов, которые составляют совет и решают основные внутренние вопросы и взаимодействуют с местной властью (электричество, газ и т.д.).

В селе около 60 домов. Жителей около 200 человек, в том числе 70 школьников. Несколько семей смешанных, девушки повыходили замуж за американцев. Многодетных семей стало меньше.

Большинство сельчан занимается рыбной ловлей, весной промышляют палтусом, в июне – лососем. Строить рыболовецкие суда почти перестали. А раньше за год спускали на воду до 15 катеров из фибергласса. Очень большой спрос был. Но с некоторых пор в Европе стали разводить рыбу в искусственных водоемах, здесь же, в прибрежных водах, ее запасы уменьшаются. С каждым годом квоты для ловли палтуса и лосося сокращают. Но пока люди не жалуются, живут неплохо, в достатке. Семья из четырех человек платит за электроэнергию $ 250, за воду $ 60  в год.

Стафей ведет меня по комнатам своего просторного 2-этажного дома и показывает каждый уголок. Котельную, которая дровами обогревает дом зимой, коптильню, где готовят копченую рыбу на год, холодильные камеры и др. Во дворе показывает хозяйственные постройки, технику, меня заинтересовал пресс-колун, и Стафей тут же демонстрирует его работу. Толстые чурбаки в мгновение ока расщепляются без всяких усилий на поленья. Рядом целая поленница дров на всю зиму. Это сколько бы времени пришлось махать колуном вручную.

В двух больших парниках Калугины выращивают капусту, лук, редис, морковь, огурцы. Вот только помидоры не успевают вызреть.

После обеда отправляюсь в окрестности поселка. С прилегающих холмов стекают последние ручейки растаявшего снега. Сверху Николаевск «как на ладони», просматриваются церкви, улицы, дома. Просто не верится, что когда-то здесь была непроходимая тайга. За лесом виднеются залив и белоснежные вершины гор.

У подножия холма расположены четыре чистейших родника, которые питают водой каждую семью Николаевска. Две водонапорные башни братья Калугины соорудили за 5 месяцев.

На обратном пути зашел в кафе-самовар к Нине Константиновне за праздничной рубахой и пояском. Назавтра я приглашен и со стороны жениха, и со стороны невесты на свадьбу.

Нашел время и зашел к Денису Фефёлову. Попросил рассказать об отце, его жизненном пути. После болезни Денис восстанавливается медленно, но память потихоньку возвращается. Сначала думает, потом излагает мысль. Помогаю ему вопросами. Отец родился в Хабаровском крае. В связи с притеснениями советской власти староверы целыми семьями уходили в Китай. Но и там стало плохо, переселились в Гонконг, 1,5 года там жили. Благодаря Толстовскому фонду беженцев стали принимать в страны Южной Америки. Переехали в Бразилию, но там не подошли климат и почва. Снова переезд, и все с нуля. На этот раз в штат Орегон США (30 миль от Сиэтла). Отец работал на фабрике, а дети собирали на фермах ягоды. Жили в городе, сообща построили моленный дом. Но старцы заприметили, что их вера, обряды, традиции стали растворяться в чужой для них среде, и начали думать, каким способом сохранить все это.

Смышленый Прохор Мартюшев прознал про Аляску, разведал, как и что.

В 1968 году (Денису исполнилось 8 лет) четыре семьи выехали на Аляску в Кенайские леса. Купили одну квадратную милю и стали обживать место, на котором сейчас стоит Николаевск. Дом Мартюшева, неказистый, маленький напротив почты сохранился до наших дней.

 

 

 

 

http://www.selsknov.ru/news-7-1612.html

 

 

 







HotLog с 21.11.06

Создание сайтаИнтернет маркетинг