Пенза Православная Пенза Православная
  АННОТАЦИИ Православный календарь Народный календарь ВИДЕО-ЗАЛ Детям Детское творчество Стихи КОНТАКТЫ  
ГЛАВНАЯ
ИЗ ЖИЗНИ МИТРОПОЛИИ
Тронный Зал
История епархии
История храмов
Сурская ГОЛГОФА
МАРТИРОЛОГ
Пензенские святыни
Святые источники
Фотогалерея"ХХ век"
Беседка
Зарисовки
Щит Отечества
Воин-мученик
Вопросы священнику
Воскресная школа
Православные чудеса
Ковчежец
Паломничество
Миссионерство
Милосердие
Благотворительность
Ради ХРИСТА !
В помощь болящему
Архив
Альманах П Л
Газета П П С
Журнал П Е В

М И С С И О Н Е Р С Т В О 09.12.22
«Пенза православная» – http://pravoslavie58region

«Пенза православная» – http://pravoslavie58region.ru/missioner.htm

 

Пророк Илия

 

02.08.2020

 

Пророк Илия

 

*Святой пророк Илия – один из величайших пророков Ветхого Завета. Он родился в Фесвии Галаадской в колене Левиином за 900 лет до Рождества Христова. Когда родился Илия, его отцу Соваку было видение, что благообразные мужи беседовали с младенцем, пеленали огнем и питали пламенем огненным. С юных лет он поселился в пустыне и жил в строгом подвиге поста и молитвы. Призван на пророческое служение в царствование царя Ахава-идолопоклонника, который поклонялся Ваалу (солнцу) и заставлял народ еврейский делать то же. Господь послал Илию к Ахаву и повелел предсказать ему, что если он и его народ не обратятся к истинному Богу, то его царство постигнет голод. Ахав не послушался пророка, и в стране настала засуха и большой голод.

Во время голода Илия прожил год в пустыне, куда ему вороны носили пищу, и более двух лет – в городе Сарепте у одной благочестивой вдовы, которая по просьбе пророка приготовила ему лепешку из последней горсти муки и остатка масла. После этого, по молитве пророка Илии, мука и масло не истощались в доме вдовы.

 

Огненное восхождение пророка Илии и пророк Елисей. Икона XVII века.

 

Через 3,5 года Илия вернулся в Израильское царство и сказал царю и всему народу, что все бедствия израильтян происходят оттого, что они забыли истинного Бога и стали поклоняться идолу Ваалу. Чтобы доказать заблуждение израильтян, Илия предложил сделать два жертвенника — один Ваалу, а другой – Богу, и сказал: «Принесем жертвы, и если огонь с неба сойдет на жертвенник Ваала, значит, он истинный Бог, а если нет, то идол» (см. 3 Цар. 18, 21-24). Сначала сделали жертвенник Ваалу, набросали дров, закололи быка, а жрецы Вааловы стали молиться своему идолу. Но ответа никакого не было, и огонь с неба на Ваалов жертвенник не сошел. Вечером Илия сделал свой жертвенник, положил дрова и полил их водой. После молитвы пророка Илии с неба упал огонь и попалил не только дрова и жертву, но и воду, и камни жертвенника. Когда народ увидел это чудо, то прославил истинного Бога и снова в Него уверовал. По молитве пророка Илии Господь послал на землю обильный дождь, засуха кончилась. Поэтому пророку Илии молятся о даровании дождя во время засухи.

 

За свою пламенную ревность о Славе Божией пророк Илия был взят на небо живым в огненной колеснице. Свидетелем этого чудного восхождения был пророк Елисей. Затем в Преображении Господнем он явился вместе с пророком Моисеем и предстал пред Иисусом Христом, беседуя с ним на горе Фавор (Мф. 17, 3; Мк. 9, 4; Лк. 9, 30).

По преданию Святой Церкви, пророк Илия будет Предтечею Страшного Второго Пришествия Христа на землю и во время проповеди примет телесную смерть.

 

https://пензенская-епархия.рф/2020/08/02/в-престольный-праздник-митрополит-се-69/

 

6 августа – день памяти священноисповедника Иоанна Оленевского

 

05.08.2020

 

 

Священноисповедник Иоанн Оленевский (Иван Васильевич Калинин, около 1862, Оленевка – 24 июля (6 августа) 1951, там же) был рожден крестьянкой Ксенией Ивановной Калининой. Отец неизвестен, отчество получил от имени крестного отца, вероятно, своего дяди Василия Ивановича.

Учился в земской школе села Оленевка. Занимался сапожным делом, вязал перчатки и шарфы. С детства был строгим постником и молитвенником. Жил с матерью, а потом с овдовевшей сестрой в маленьком старом домике около церкви. После смерти сестры заботился о 4 племянниках. Пел в сельской Введенской церкви на клиросе, читал псалмы, был канонархом (церковнослужителем, возглашающим перед пением глас и строчки из молитвословия, которые вслед за возглашением поет хор). Странствовал по святым местам, посещал местных подвижников благочестия.

Согласно устному преданию, совершил паломничество в Святую землю.

Пользовался большим авторитетом среди верующих, приезжавших к нему за советом даже из отдаленных мест; почитался за праведную жизнь, способность утешить в бедах и печалях, дать ответ на любой вопрос, даровать исцеление души и тела.

Когда в 1918 году во время революционных беспорядков, сгорел старый дом Иоанна при церкви, прихожане своими силами выстроили ему новый под железной крышей.

В 1920 году Пензенским архиепископом сщмч. Иоанном (Поммером) рукоположен целибатом во диакона. Служил вне штата во Введенской церкви села Оленевка. Как диакон был лишен избирательных прав.

Отец Иоанн был широко известен, многие стремились получить у него духовное наставление или исцеление от болезней. В 1924 году в местной печати против о. Иоанна была начата клеветническая кампания. У него отобрали дом, о. Иоанн жил у родственников или духовных детей в соседних деревнях.

В 1930 году после ареста настоятеля был закрыт Введенский храм в селе Оленевка, о. Иоанн стал служить диаконом в Троицкой церкви села Соловцовка, а также в храме села Николаевка. В июне того же года он вместе с клиром и прихожанами не допустил захвата Троицкого храма обновленцами во главе с прибывшим в Соловцовку обновленческим «архиепископом» Николаем Розановым.

8 апреля 1932 года о. Иоанн был арестован. Проходил по групповому делу «контрреволюционной организации церковников «Истинно православные» вместе с большой группой сельского духовенства Пензенской епархии. Обвинялся в «агитации через посещающих богомольцев», в том, что «сеет религиозную заразу и ведет скрытую работу, направленную на срыв мероприятий советской власти».

14 мая 1932 года Особой тройкой при Полномочном представительстве ОГПУ в Средневолжском крае приговорен к высылке за пределы края на 3 года, но 22 мая освобожден под подписку о невыезде.

Вернулся на жительство в село Оленевку, где у него появился свой дом-келья, куда к нему приходили верующие. Пензенские священнослужители пользовались его советами по организации помощи неимущим, интересовались его мнением.

30 января 1934 года отец Иоанн был задержан, помещен в тюрьму, но на следующий день освобожден под подписку о невыезде. На следствии дал показания: «Народ меня считает за праведника и прозорливца, я его не разубеждал в этом… Всем, кто приходил ко мне с жалобами или за советами, я давал эти советы, успокаивал и призывал к терпению». 26 февраля дело в отношении о. Иоанна было прекращено «вследствие его болезни и преклонного возраста».

Отец Иоанн вопреки запретам властей продолжал принимать искавших у него совета и наставления. Служил в Троицкой церкви села Соловцовка, а после ее закрытия в 1935 году ездил служить в Успенскую церковь села Князевка.

24 октября 1936 года по доносу о чтении духовных стихов после службы был арестован, помещен в районную тюрьму села Кондоль, затем в тюремную больницу. 28 ноября перемещен в тюрьму в Пензе.

Обвинялся в том, что «распространял о себе слухи как о «прозорливом старце», а посещение его верующими ряда сел служило ему возможностью для возбуждения недоверия к советскому строю». На суде заявил: «Виновным себя не признаю. Люди ко мне ходили с горем поговорить. Про Советскую власть я никому и ничего не говорил».

19 марта 1937 года выездной сессией Спецколлегии Куйбышевского областного суда приговорен к 6 годам заключения. 26 мая Коллегией по спецделам Верховного Суда РСФСР приговор был отменен, о. Иоанн освобожден.

Во время Великой Отечественной войны молился о победе над фашистами. В октябре 1945 года верующие добились решения об открытии в селе Соловцовка ранее закрытого Троицкого храма. 2 сентября 1946 года храм был торжественно освящен Пензенским епископом Михаилом (Постниковым). В тот же день епископ Михаил рукоположил ооанна во иерея.

За многолетнее служение Церкви о. Иоанн был награжден наперсным крестом с украшением.

Последние годы жизни его почитали как старца, он ежедневно принимал богомольцев, являя дар прозорливости, духовничества, исцеления и утешения. Давал короткие советы и наставления, исполненные глубокого смысла, исцелял болящих. Не только православные, но и местные мусульмане-татары относились к о. Иоанну с глубоким уважением и часто обращались к нему за советом. По-прежнему вел строжайше постнический образ жизни. Не ел ни рыбы, ни мяса, коленопреклоненно молился ночами, спал в гробу. Продолжал служить по праздникам в соловцовской Троицкой церкви, что вызывало недовольство уполномоченного Совета по делам РПЦ, требовавшего от епархиальных властей «прекратить указанные нарушения».

26 марта 1951 года старец был сильно избит неизвестными, а 24 июля (по старому стилю) 1951 года он умер.

Предвидел день своей кончины. Перед смертью отец Иоанн приобщился Святых Таин. Панихиду в соловцовской Троицкой церкви служили четыре иерея. Гроб с телом отца Иоанна несли на руках от Соловцовки до кладбища села Оленевка в сопровождении большой процессии верующих.

5 августа 1996 года по благословению Пензенского архиепископа Серафима (Тихонова) состоялось открытие гроба о. Иоанна, затем он был перенесен в соловцовский храм и похоронен за алтарем.

27 декабря 2000 года определением Священного Синода РПЦ имя о. Иоанна внесено в Собор новомучеников и исповедников Российских. 31 мая 2001 года его мощи были перенесены в Сергиевский храм села Соловцовка.

 

https://пензенская-епархия.рф/2020/08/05/6-августа-день-памяти-священноиспов-6/

 

Вопросы веры. Беседа с директором детского православного приюта «Серафим»

 

07.08.2020

 

 

Первого августа православные христиане отпраздновали день памяти преподобного Серафима Саровского — великого чудотворца и подвижника, а также небесного покровителя детского приюта «Серафим» в Пензе. О жизни временного дома для ребят, чьи родители попали в трудную ситуацию, и об удивительном паломничестве к мощам преподобного рассказывает директор приюта Ольга Пронькина в новом выпуске информационно-просветительской программы «Вопросы веры».

 

 

Приют «Серафим» является первым в Поволжском регионе пансионом для детей, попавших в трудную жизненную ситуацию.

 

Приют создан при храме, поэтому дети получают здесь и духовное воспитание. Ребята учатся дружить, помогать друг другу и окружающим, любить животных, ухаживать за ними.

 

Цель приюта – создать теплую домашнюю обстановку, объединить детей в одну семью и дать им понять, что они не одиноки в этом мире.

 

ВИДЕО: https://youtu.be/thPjMAzd43c

 

https://пензенская-епархия.рф/2020/08/07/вопросы-веры-беседа-с-директором-детс/

 

Ученик глинских старцев протоиерей Анатолий Зотов

 

07.08.2020

 

о. Михей и о. Анатолий

 

Порой за суетой мы не замечаем, что рядом с нами живут люди, которые лишь тихой радостью и лучистыми глазами выдают свою близость к Богу… И мы вдруг понимаем, что упустили, не успели, не собрали драгоценные крупицы их бесценного духовного опыта. А они уходят от нас, и вот только тогда… 8 августа исполняется 20 лет со дня кончины клирика Пензенской Епархии протоиерея Анатолия Зотова, почившего в 2000 г. Воспоминания его духовных чад, которые легли в основу этой статьи, немного приоткроют нам жизнь этого священника, жившего совсем рядом с нами, но оставшегося многими непонятым, человека высокой духовной жизни и ученика глинских старцев…

Будущий протоиерей Анатолий Зотов родился в 15 ноября 1930 года в с. Тамбовка Федоровского района Саратовской области в глубоко верующей многодетной семье. Отец его Терентий пел в своем родном храме на клиросе, к чему с малолетства стал приучать и маленького Толю. Мать Ефросиния была простой, доброй и отзывчивой. Однако в советское лихолетье служение Церкви было заведомо исповедническим крестом, и за твердую веру Терентий как глава православной семьи претерпел страдания.

В 1937 году маленький Толя остался без отца – Терентия арестовали и отправили этапом в Саратовскую тюрьму. Мать Анатолия Ефросиния ездила в Саратов к мужу, увидев его сквозь щель в заборе, она стала его звать: «Тереша, Тереша», но поговорить им так и не удалось… Его она видела последний раз, и больше известий о своем кормильце их осиротевшая семья не получала.

Подолгу маленький Толя с мамой в церкви молился о своем отце. Горячая молитва, растворенная детскими слезами, уже тогда в семилетнем мальчике заложила прочный фундамент его твердой и горячей веры и доверия Богу.

Рано пришлось повзрослеть мальчику: по окончании 8 классов школы в 1946 году он поступил в машиностроительный техникум г. Энгельса Саратовской области (Энгельсский промышленно-экономический техникум был создан в апреле 1945 года как машиностроительный с двумя отделениями: механическим и технологическим). Анатолий был очень способным. Завкафедрой был очень строг и требователен к своим ученикам, однажды он дал задание, с которым не мог справиться ни один из студентов… кроме Анатолия, который последним вышел к доске и решил это задание. Из-за своей бедности он вышел отвечать прямо босиком, и сам преподаватель подарил ему брезентовые сапоги.

После окончания техникума Анатолий в 1949 г. успешно поступил в Саратовский автодорожный институт на Машиностроительный факультет. Однако, несмотря на его успехи в учебе, его горячая и твердая вера ничуть не ослабела, он не увлекся духом времени, а наоборот, еще более укрепился в вере. Все чаще он стал избегать шумных студенческих компаний, уходил на чердак общежития молиться. Это не могло не остаться не замеченным среди начальства и студентов, и вскоре, проучившись не более года, юноша был вынужден оставить учебу из-за своих религиозных убеждений.

С 1950 по 1954 годы Анатолий работал мастером на тракторном заводе в г. Сталинграде, имея в подчинении целый штат сотрудников. Но и здесь его горячая вера не могла не остаться незамеченной среди сослуживцев. Вскоре состоялся производственный суд, на который собрался чуть ли не весь завод, руководство высказалось категорично: религиозникам не место среди рабочих, Анатолию грозила ссылка… Только чудо спасло его – одна добрая женщина, его подчиненная выступила в его защиту, предложила послать его мастером в МТС (машинно-тракторную станцию), находившуюся в отдаленном районе. Так Господь хранил своего будущего служителя.

И оттуда Анатолий, имея горячую любовь к Господу, на перекладных, на товарных поездах, добирался в Храм, где служил светлый батюшка о. Павел, маленький ростом и похожий на апостола Иоанна Богослова… Горячо молился там на службе Толя, а потом опаздывал на планерки, получал выговоры от начальства…

Однажды, задремав по пути на работу, Анатолий видит чудный сон: будто стоит он посередине храма, а люди протягивают к нему руки… Поспешил юноша рассказать свой сон батюшке о. Павлу, а тот увидел в нем духовный смысл и посоветовал Анатолию не тянуть и поступать в семинарию.

Летом 1954 года Анатолий приехал в г. Саратов поступать в недавно возрожденную Духовную семинарию. Сложно было ему сделать этот шаг – мать обливалась слезами, уговаривала не идти по стопам отца и не подвергать себя опасности. Но жизненный выбор уже был сделан. После подачи документов юноша сразу же поспешил на всенощную в Кафедральный собор. В это время там служил один из лучших духовников г. Саратова будущий архиепископ, а тогда архимандрит Михей (Хархаров). Эта встреча стала судьбоносной в жизни Анатолия.

 

После службы о. Михей подошел к юноше и спросил у него, куда он направляет свои стопы. Узнав, что Анатолий собирается поступать в семинарию и ночевать ему негде, он пригласил его к себе домой и оставил у себя до поступления. С того момента и началась многолетняя духовная их дружба.

Учеба в семинарии давалась Анатолию легко, в то время это был расцвет духовного образования в Саратове. Число учащихся в 1956 год достигало 100 человек, а преподавательская корпорация насчитывала 13 человек, почти все они имели ученую степень кандидата богословия. В семинарском храме, который был центром семинарской жизни, часто служил митрополит Саратовский и Балашовский Вениамин (Федченков). Здесь Анатолий выполнял разные послушания: и стоял за свечным ящиком, и пел в церковном хоре, и, будучи музыкально одарен, регентовал. Это было благодатное время.

Именно тогда Анатолий познакомился и обрел настоящую многолетнюю духовную дружбу с будущим архимандритом Варфоломеем (Калугиным), сейчас известным духовником Троице-Сергиевой Лавры. Тогда друзьям по парте посчастливилось быть учениками Николая Иванова – иподиакона священномученика Иоанна (Поммера), борца с «путятинской смутой» в Пензе. Яркие рассказы о. Николая о примерах твердости и непоколебимости стояния в вере новомучеников пензенских не могли не запечатлеться в юношеских сердцах будущих пастырей.

В то же время произошло знакомство будущего протоиерея Анатолия с будущим архиепископом Пензенским и Саранским Серафимом (Тихоновым), который в 1957 году стал студентом Саратовской духовной семинарии. Владыка по достоинству оценил способности Анатолия еще по семинарии, часто потом повторяя: «лучше отца Анатолия никто не знает церковный Устав».

Промысел Божий вел будущего отца Анатолия благодатным путем, и тот, следуя воле Божией, познавал премудрость духовной жизни от самых благодатных источников. Богатая сокровищница духовной жизни вновь открытой Глинской пустыни была подарена Господом Анатолию и стала центром и стержнем его духовной жизни до самого конца жизни земной.

 

Глинские старцы

 

На третьем курсе семинарии умерла его мама Ефросиния, в это же время отец Михей прислал ему письмо из Глинской пустыни: «Приезжай, Анатолий, какие же здесь духовно красивые старцы!».

Не колеблясь ни минуты, увидев здесь руку Божию, едет Анатолий на каникулы в Глинскую пустынь. Там он познакомился и обрел для себя духовных отцов, которые твердо и мудро направляли его духовный путь. Это были архимандрит Андроник (Лукаш), духовник братии, и иеросхимонах Серафим (Романцов). Отец Серафим и отец Андроник составили как бы основное старческое ядро обители, к ним притекали многочисленные паломники. Это были опытнейшие духовники, знатоки сокровенных движений человеческого сердца, обладатели духовных сокровищ, которые они приобрели долгим многотрудным подвигом. Особым духовным даром старцев было умение принимать исповедь.

К ним-то в послушание и попал юный семинарист Анатолий. Вскоре о. Серафим назначил ему послушание быть его письмоводителем и писать под его диктовку ответы на письма, которые ему присылали его духовные чада.

 

Будучи чрезвычайно одаренным духовно, отец Серафим продолжал оставаться в общении с людьми смиренным и кротким, во всем любил простоту, искренность, ясность, стараясь отвечать на заданные вопросы, изумляя скромностью, деликатностью, нежеланием кого-либо затруднить.

День его был загружен до предела. С 4 часов утра до поздней ночи – на ногах. Ежедневно утром и вечером бывал на богослужениях в храме. В келье исполнял свое монашеское правило, читал молебны и принимал людей. Но никто никогда не слышал от него ни жалоб, ни раздражения, ни высказываний, что он устал от всего или тяготится, ни единым движением он не выражал какого-либо недовольства. Он не думал об отдыхе и не считался с собой. Редкие минуты его не просили, к нему не стучали, его не ждали на ступеньках скрипучей лестницы, ведущей в круглую его келью. Отец Серафим жил на втором этаже двухэтажной «башни-столпа», за что его называли «столпником». Келья была маленькая – три на три метра. В ней были 2-3 иконы, полка, кровать, стол, два стула, в углу – умывальник. Иногда он заходил в кельи братии, притом всегда в самый нужный момент и как бы случайно исправлял то, что требовало его вмешательства.

Ночами старец отвечал на письма. На столе у него всегда возвышалась стопа писем, которые он просматривал и раскладывал на несколько кучек. Из тех, что содержали просьбы помолиться, он переписывал имена в синодик. Письма с просьбой о совете тщательно обдумывал, иногда откладывал, чтобы снова к ним вернуться, никогда не торопился с ответом, если было что-то серьезное. Отец Серафим старался помочь, утешить или наставить по мере своих возможностей. Очень не любил пустого многословия, затемняющего смысл, как и притворного словесного смирения. Отец Серафим сам или с помощью духовных чад переписывал отрывки из произведений святителей Феофана Затворника и Игнатия Брянчанинова, а также других духовных писателей и отсылал нуждающимся в поддержке духовным чадам вместе с ответом на письмо. На многих письмах в конце стоит его собственноручная приписка: «Давайте всем читать».

В своих письмах старец говорил о необходимости смиряться, ибо «без смирения нет спасения», не раз призывал учиться принимать все скорбное без возмущения, раздражения, ропота, уныния, чувства безысходности. Без скорбей никто не живет, но как кто к ним относится – от этого многое зависит в духовной жизни. «Господь для каждого подбирает такие жизненные обстоятельства, которые именно теперь ему полезны». Это повторял почти каждому в своих письмах отец Серафим.

 

Так, став письмоводителем у о. Серафима, Анатолий стал его духовным чадом и оставался им не только до его смерти, но и после, до конца своих дней…

После окончания Саратовской Духовной Семинарии Анатолий со своим другом будущим архимандритом Варфоломеем едет поступать в Московскую Духовную Академию в Лавру преподобного отца нашего Сергия. Счастливо юноша там проучился год и уже готовился к принятию монашеского пострига, отец Андроник приготовил ему мантию, но….

Настало время испытания его веры, его послушания духовному отцу.

Приехав к отцу Серафиму в Глинскую пустынь за благословением на постриг он получает в ответ благословение на… брак. Отец Серафим уготовал ему другой крестный путь, избрав ему в жены свою духовную дочь Лидию. С тяжелым сердцем Анатолий возвращается в Москву и продолжает учебу. Вновь на Пасху он стал проситься в Глинскую пустынь, умолить о. Серафима изменить решение. Но как нарочно, впервые его не отпустили, оставили в Лавре. А вскоре и пришло письмо от духовника: «Брак благословлен, ложе нескверно…». Поняв, что это промысел Божий, Анатолий смирился, вступил в брак с Лидией и вскоре принял священный сан.

Но до конца дней он был как бы монахом в миру, был поистине нестяжателен и душой пребывал в своей родной Глинской пустыни.

А рукоположен во священники отец Анатолий был уже Преосвященным Феодосием (Погорским), тогда епископом Калининским и Кашинским. Знакомство их и добрые отношения начались еще в Саратовской духовной семинарии, где владыка Феодосий с 1957 года был ректором. Еще тогда он заметил духовные дарования будущего пастыря, а потому с радостью принял его в клир своей епархии и в 1959 году направил служить молодого священника в Троицкий кафедральный собор г. Калинина. Здесь, еще совсем молодого священника, прихожане полюбили и стали ценить за его высокую духовную жизнь, он был молчалив и сосредоточен в службе, не любил праздных разговоров. Уже тогда, несмотря на запреты властей, он стал произносить пламенные проповеди, они были глубоки по богословскому содержанию и в то же время пережиты им самим. Вскоре в 1962 году он уже служил в с. Сутоки, а затем в с. Чумерово Васьегорского района Калининской области. Нелегко было молодым священнику с матушкой и недавно родившимся сыном Михаилом переезжать из села в село, но он безропотно нес свой крест. Каждый год, как только выпадало свободное время, они всей семьей стремились к духовному источнику – в свою родную Глинскую пустынь к о. Серафиму за духовным укреплением. И всегда его получали сполна.

В 1961 году Глинскую пустынь закрыли, а монахи и старцы все разъехались по разным местам: отец Андроник (Лукаш) переехал в Тбилиси, а о. Серафим в Сухуми. Но не прекратилось общение о. Анатолия со своим духовником – теперь ежегодно вся семья Зотовых ехала в Сухуми и получала духовные наставления.

В 1967 году Господь ставит на Пензенскую кафедру архипастырем епископа Феодосия, с ним приезжает на нашу землю и отец Анатолий. В то время небогата была епархия своими приходами, да и на тех строго следили уполномоченные, как бы священник не сказал ничего лишнего, проповеди все перед службой также должны были утверждаться тем же уполномоченным. Священники, которых хотя уже и не арестовывали, но продолжали нести свой исповеднический крест, подвергаясь негласным гонениям и притеснениям со стороны местных властей. Батюшка служил сначала в с. Пишеево Атяшевского района Мордовии, затем в г. Белинске. Затем он был переведен в саму Пензу в 1969 году в Успенский кафедральный собор, а с 1970 по 1976 годы – в Митрофановскую церковь. Затем архиепископом Мелхесидеком в 1976 назначен настоятелем и по 1987 гг. служил в с. Русская Норка Шемышейского района.

Казалось, по внешнему послужному списку – обычный сельский батюшка, служит в сельских приходах и ничем не выделяется. Но в это время продолжается никому не ведомый его духовный путь, его духовная нить с его родной Глинской пустынью не прерывается. С трепетом и сосредоточенно готовится отец Анатолий к каждому приезду к своему батюшке, пишет тетради с исповедью и вопросами и оставляет в них место под ответы. Этот бесценный духовный опыт и передаст он потом нам, своим духовным чадам. Нужно сказать, что и о. Иоанн Крестьянкин был духовным чадом о. Серафима (Романцова) и, перечитывая письма о. Иоанна, иногда можно отметить тот дух, те же мысли, которые говорил батюшка, дух Глинской пустыни.

1 января 1976 года почил духовный отец иеросхимонах Серафим. Отец Анатолий, как только узнал об этом, написал прошение и срочно выехал в Сухуми. Здесь, у своего наставника собрались его чада: отец Михей, отец Власий, отец Анатолий. На фото запечатлен отец Анатолий, который несет гроб своего наставника, похороны возглавляет сам митрополит Грузинский Илия, также духовное чадо глинских старцев. Тяжело было пережить утрату духовным чадам, но как известно, у Господа все живы.

Ежегодно, в канун памяти отца Серафима, 1 января, в личном деле отца Анатолия неизменные прошения отпустить его на несколько дней в Сухуми. Каждый год до последних дней жизни.

И этот духовный багаж, который он приобрел у старцев, он бережно сохранил и стал им делиться в своем пастырском служении. Отец Анатолий всего себя отдавал своему служению. Несмотря на усталость и отдаленность многих приходов от города, он ревностно и всегда по уставу совершал богослужения.

Однажды в с. Русская Норка умерла одна благочестивая его прихожанка и родственники приехали к о. Анатолию с просьбой ее отпеть. Батюшка пообещал на следующий день совершить чин отпевания и назначил время, когда они должны были подъехать в церковь. Но отслужив на следующий день литургию, он узнал, что родня не захотела себя обременять церковными установлениями и повезла старушку на кладбище. И отец Анатолий, всегда ревностно относившийся к своим обязанностям, уставший, поехал за ними на кладбище, обличил их и сказал вернуться в храм и отпел как положено по церковному установлению усопшую…

В период служения отца Анатолия в Митрофановском храме люди стали все чаще приходить к нему на исповедь. Одному Богу ведомо, кто приходил к нему открывать свою душу не только в храм, но и в маленький его домик. В тихом садике рядом с домом или в своей комнате-келье часто батюшке исповедовались и получали утешение разные люди: и миряне, и священники.

 

о. Анатолий и о. Владимир

 

Вспоминает об отце Анатолии с теплотой духовник Пензенской епархии митрофорный протоиерей Владимир Спицын: «Познакомился я с отцом Анатолием – тогда еще совсем молодым диаконом, — когда проходил служение в Митрофановском храме. Он запомнился мне как пастырь высокой духовной жизни. Многими современниками из-за этого он остался не понят. На службе он был всегда сосредоточен, углублен в молитву и молчалив. Тогда он, будучи прекрасным уставщиком, многому меня научил и дал хорошую школу уставного богослужения. Запомнились мне и его духовные советы об Иисусовой молитве, которые он сам воспринял от своего духовника. Горение духа и ревность о Господе – вот что было главное в отце Анатолии. Я его всегда поминаю в своих молитвах и вспоминаю его, как пример настоящего пастыря».

А жил отец Анатолий со своей семьей очень скромно, если не сказать бедно, на приходы всегда добирался на перекладных, уставал так, что не мог даже говорить после служб. С матушкой о. Анатолий всегда посты держали строго и так же старались воспитывать и своего сына Михаила, который потом стал студентом Московской духовной семинарии в Лавре, а затем и помогал митрополиту Питириму (Нечаеву).

Не прерывалась духовная связь отца Анатолия с его любимой Лаврой Преподобного Сергия. Нужно сказать, что еще с юношеских лет привык он исполнять поручения своего старца о. Серафима и передавал посылки и письма духовникам Лавры, одним из которых был и о. Кирилл (Павлов).

Духовная связь с о. Серафимом, о. Михеем, о. Кириллом, о. Варфоломеем составляла ту сердцевину, как бы главной жизненной артерией в духовной жизни о. Анатолия. Она не прерывалась до самой кончины батюшки.

В 1989 году отец Анатолий вновь был назначен на сельский приход в с. Липовка Башмаковского района, этот старинный Казанский храм стал последним в жизни священника. Силы постепенно его оставляли, но он также ревностно и с любовью собирал свой старенький чемоданчик, садился на электричку и ехал служить. Тяжело ему было: матушка уже умерла, старушек-прихожанок в селе было немного. Но отец Анатолий не унывал, также истово совершал богослужения, сам чинил прохудившуюся крышу на храме, сам звонил в колокола.

 

Запомнилась рождественская служба у батюшки… Долго мы добирались с мамой к нему: от станции Соседка нужно было еще ехать на лошади на санях по морозу…Но как же радостно было, когда все замерзшие, мы заходили в храм и нас встречал с несказанным теплом батюшка. Какие же это были радостные службы, какое счастье было петь на клиросе вместе с его бабушками, вдыхать аромат ладана, который о. Анатолий специально долго кадил передо мной, улыбаясь…Как страшно и трепетно было идти на исповедь и потом получать от него Тело и Кровь Господни… То было настоящее Рождество для меня, еще совсем ребенка. Эти службы мне запечатлелись на всю жизнь, и всегда воспоминания укрепляют и утешают в самые тяжелые моменты…

 

В последние годы жизни все труднее становилось отцу Анатолию ездить на приход. Но когда ему предлагали перестать служить по болезни, он не мог себе этого даже представить: «Служба – это самое драгоценное, что у меня есть», — горячо восклицал батюшка. И служил. До последних дней. Служил и когда уже серьезно заболел диабетом, когда, чиня колокольню на своем Казанском храме, поранил руку, и она у него сильно опухла и уже не могла двигаться. Каждая поездка ему давалась очень тяжело, его поддерживали его духовные чада, сколько могли. Но крест батюшка безропотно нес до конца.

В апреле 2000 года он слег, с ним случился удар. И вот, по срочной телеграмме к нему выезжает его семинарский друг и духовный брат, а тогда уже духовник Троице-Сергиевой Лавры архимандрит Варфоломей (Калугин). Он соборует и причащает батюшку. Не прерывается та духовная невидимая нить, которая проходит через всю жизнь батюшки, являющаяся сосредоточием его жизни.

8 августа 2000 года батюшки не стало. Но память о нем живет в сердцах людей, которые его знали и любили. Они получали те капли духовной сокровищницы, которую он собрал для себя в Глинской пустыни…

Да упокоит его Господь в вечных Своих обителех, вечная память протоиерею Анатолию.

 

Статью подготовила Кира Аристова

 

https://пензенская-епархия.рф/2020/08/07/ученик-глинских-старцев-протоиерей-а/

 

 

 







HotLog с 21.11.06

Создание сайтаИнтернет маркетинг