Пенза Православная Пенза Православная
  АННОТАЦИИ Православный календарь Народный календарь ВИДЕО-ЗАЛ Детям Детское творчество Стихи КОНТАКТЫ  
ГЛАВНАЯ
ИЗ ЖИЗНИ МИТРОПОЛИИ
Тронный Зал
История епархии
История храмов
Сурская ГОЛГОФА
МАРТИРОЛОГ
Пензенские святыни
Святые источники
Фотогалерея"ХХ век"
Беседка
Зарисовки
Щит Отечества
Воин-мученик
Вопросы священнику
Воскресная школа
Православные чудеса
Ковчежец
Паломничество
Миссионерство
Милосердие
Благотворительность
Ради ХРИСТА !
В помощь болящему
Архив
Альманах П Л
Газета П П С
Журнал П Е В

М И С С И О Н Е Р С Т В О 27.11.22
29

29.03.2011

 

"Любовь – это вам не макароны!"

 

Алексей Уминский

Алексей Уминский

 

"Сегодня один "выпивает" другого как стакан воды, а дальше скучно. Любовь - не удовольствие, а труд, который делает из человека Человека", – считает гость "Прощеного воскресенья" (97.2 fm) протоиерей Алексей Уминский

Елена Чинкова:

- Много мы в последнее время говорили о пороках и грехах. И сегодня решили немного сломить эту тенденцию и поговорить о вечных ценностях. В первую очередь, о семье. Что для вас идеальный брак? Нужен ли он вообще? Потому что многие мужчины, как показывает практика, предпочитают просто сожительствовать со своими избранницами. С удовольствием представляю нашего гостя – настоятеля храма Святой Троицы в Хохлах, ведущего телепрограммы «Православная энциклопедия» на канале ТВЦ протоиерея Алексея Уминского.

Отец Алексей, христианский брак сегодня и в прежние времена – тот же самый или это явление модифицировалось? Ценности остались те же, эволюционировали или деградировали?

Протоиерей Алексей Уминский:

- Сущность брака неизменна. Его содержание удивительным образом заложено самим Богом в раю еще. Мы можем сказать, что брак – это самое первое таинство, которое существует на земле. Потому что оно осуществилось уже в раю, до грехопадения. То есть сама сущность брака не подверглась никакому греховному растлению. И сущность брака всегда состоит в одном и том же – в настоящей любви, когда двое становятся единым существом. Неразлучным, неразрывным. И поэтому по сути своей брак не может быть расторгнут. Потому что, если это брак настоящий, который создан на основании любви, то тогда такой брак ничто не может разрушить. Двое становятся единым целым. И не только на земле, но и в Царствии Небесном, в вечности. Потому что любовь, как свойство Божие, она вечна. Я, когда говорю о любви, все время вспоминаю слова Священного Писания из книги «Песнь песней» Соломона, где говорится: «Крепка, как смерть, любовь». Новый Завет, Евангелие нам говорит даже большее: «Любовь сильнее смерти».

Е. Чинкова:

- Идеал такого брака – любовь, многодетность?

А. Уминский:

- Возможно, многодетность. Возможно, и бездетность. Возможно, «немногодетность». Это все зависит от совершенно естественных условий жизни человека. У каждого бывает по-разному. Конечно, многодетная семья, брак, который полон любви, он, естественно, будет множить эту любовь. И многодетность является, прежде всего, результатом. Сама многодетность не может являться целью брака. Потому что цель брака - истинная любовь. Вот следствием этой любви, конечно, будут дети. Но сказать о том, что только многодетная семья является идеалом брака, наверное, было бы не совсем правильно и по отношению к тем семьям, у которых по разным причинам не может осуществиться многодетность. Не у каждой женщины такая степень здоровья сегодня, чтобы быть матерью-героиней. Не у каждой семьи есть такой серьезный ресурс, чтобы действительно сегодня в условиях достаточно сложных воспитать, дать образование, дать свою любовь до конца своим детям. Но эти семьи не обделены любовью Божьей и могут быть совершенно идеальными в отношениях мужа и жены и того пространства жизни, которое все-таки созиждет семью.

Е. Чинкова:

- Если пара вынуждена планировать число детей, Церковь это осуждает или нет?

А. Уминский:

- Этот вопрос не может быть решен так однозначно – да или нет, осуждает - не осуждает. Церковь осуждает грех. Человека Церковь не осуждает. Человека призывает ко спасению, человека Церковь любит прежде всего. Сочувствует ему и сострадает. Но сегодня многие семьи планируют количество детей, исходя из сугубо практических, эгоистических соображений, которые понимают семью как возможность для реализации своих амбиций, прежде всего, своей гордыни, а в детях видят тех, из кого можно сделать некий предмет, в том числе для тщеславия и гордыни. То есть родители часто хотят ребенка во что бы то ни стало сделать успешным. И поэтому выбирают для него всегда то, что в глазах других людей считается ценностью: престижная школа, например, какое-то пространство в жизни, которое обязательно должно приносить успех, деньги и благополучие. Но при этом родители могут в данный момент не увидеть самого ребенка. И не узнать в нем, например, личности. Они будут делать из ребенка трафарет самих себя. И тогда, конечно, в такой семье не будет желания умножать количество детей, потому что это разрушает степень благополучности современной. Нелегко воспитать много детей, воспитать их сразу какими-то такими продвинутыми, успешными и так далее. Но в данном случае есть большой риск из ребенка воспитать эгоиста, человека, думающего только о самом себе и раздвигающего локтями всех остальных. Так же будут в какой-то момент отодвинуты и родители. В данном случае такое планирование семьи, такое нежелание многодетности, наверное, ошибочное. Я не буду говорить, что это грех. В этом может быть большая ошибка, которая не принесет радость в конечном итоге ни родителям, ни самому этому существу, которое станет взрослым, и не поможет ему стать человеком до конца. Но есть реальные ситуации, в которых, когда родители действительно просто не в состоянии по-настоящему содержать семью из-за того, что негде жить, нечего есть, работы нет. И тогда, наверное, оправданно какое-то время, когда родители откладывают рождение своего ребенка на другой срок.

Е. Чинкова:

- Христианская Европа богатая и в основном бездетная. В лучшем случае один ребенок. И в то же время бедные мусульмане активно размножаются. С чем связано? Такая сильная религиозная пропаганда у правоверных?

А. Уминский:

- Действительно, благополучная Европа выбрала этот путь. И тем самым это благополучие не дает человеку думать о других. Человек все время думает о себе и поэтому замыкает свою жизнь на том пространстве, где меньше собой надо жертвовать, меньше от себя надо отдавать. Дети требуют полной отдачи родителей. Полной любви, полного приближения к этому новому существу, внимания постоянного к нему, желания все сделать для этих детей. Чем больше детей, тем больше труда, тем больше ответственности. И поэтому благополучная Европа, которая не очень сейчас даже за Христом идет, она соответственно относится к рождению детей таким образом. В исламских семьях все-таки иной образ брака, нежели в христианских. Иной идеал брака. Многочадность здесь в большей степени, наверное, происходит из того ветхозаветного понимания семьи, в котором жила, скажем, ветхозаветная церковь иудейская, еврейская, когда бесчадность, бесплодие считалось поношением семьи и наказанием семьи за их греховность. В данном случае многодетность, как и в племенных местах, где живут люди еще племенным сознанием, связана с продолжением прежде всего общего рода, с умножением общего рода как наследников и продолжателей своей жизни, через которые человек продолжает свое существование в будущем. Иная мотивация. Хотя сегодня видно, что исламский мир идет впереди постхристианского.

Е. Чинкова:

- А если посмотрим на Россию, то главная проблема отсутствия многодетных семей у нас в чем? Наверное, не в эгоизме, а в материальной составляющей? Помогут ли в этом отношении усилия государства, тот же материнский капитал?

А. Уминский:

- Мне кажется, проблема иная. Сама семья перестала быть ценностью в сознании общества. За последнее столетие было разрушено социальное представление о семье. Даже не столько христианское, потому что оно в Церкви осталось. Но у нас большее количество сегодняшних наших сограждан не являются членами Церкви. То есть очень многие себя идентифицируют православными, но по признаку скорее культурологическому, нежели религиозному. А основная масса нашего населения совершенно не знает, что такое христианский брак и что такое вообще жизнь во Христе, к сожалению. Ведь раньше само общество, таким образом, было устроено, что семья являлась его наивысшей ценностью. И поэтому не было разводов. И поэтому было правильное отношение детей и родителей. Потому что все социальные отношения были абсолютно точно выстроены в этом плане. Все разрушено. Разрушено революцией, войнами, которые потрясли ХХ столетие. Сексуальная революция порушила очень многое в сознании общества и конкретного человека. Там, где семья не является абсолютной ценностью, там, где принципиально люди мыслят о возможности новых браков, разводов, иных отношений, то тогда они будут опасаться заводить детей. Потому что очевидно, что когда я в семье, которая для меня не является абсолютной ценностью, которая в любой момент может дать трещину, и каждый из двух – и муж, и жена – в любой момент могут для себя решить, что я не буду бороться за свой брак, и буду искать новых отношений, то в данной ситуации, конечно, ребенок – это риск, это помеха. А много детей – это просто колоссальная помеха, обуза. И это первая причина. У нас разрушилась ценность семьи как таковой. А потом, конечно, уже все остальное.

Е. Чинкова:

- Может быть, поэтому РПЦ в лице отца Всеволода Чаплина выдвинула недавно для обсуждения свод вечных ценностей, в котором прописаны в том числе ценности семейные? Это поможет поставить наше общество на нужные рельсы?

А. Уминский:

- Необходимо об этом говорить. Снова и снова напоминать о том, что действительно есть такие ценности, которые должны восприниматься всем народом, если мы все-таки народ, а не население, одинаково. Мы должны всем народом одинаково понимать, что такое любовь, что такое справедливость, что такое доброта, милосердие, семейные ценности. Эти вещи должны быть снова объяснены.  Они должны быть объяснены, начиная со школьной скамьи. В свое время мы учились в школе, какие-то ценности, пускай это было еще советское общество, и ценности были во многом надуманные, но какие-то христианские ценности до конца не были истреблены в сознании человека. Эти ценности надо сегодня по-новому объяснять нашим людям, нашему народу. Слава богу, народ еще, я надеюсь. Надо снова научиться говорить на языке этих ценностей. Надо снова объяснять, что значит любить. Мы привыкли к слову «любить» относиться так же, как «я люблю макароны» и «я люблю вот эту девушку». Сегодня для молодого человека это примерно одно и то же. Это значит: я хочу это потреблять, я хочу этим питаться, я хочу этим воспользоваться.

Е. Чинкова:

- Нужно давать установку и говорить, что такое брак, семья, чтобы у молодежи появилась большая ответственность?

А. Уминский:

- Это не установка. Это то, что воспитывается с самого раннего возраста в человеке, воспитывается прежде всего примером, который он видит в лице папы и мамы своих. Если ребенок воспитывается в семье, где он видит, как его родители любят друг друга, как они прощают друг друга, как они идут навстречу друг другу, как они умеют просить друг у друга прощение после вспышки нервной, после семейного скандала или неурядиц, как они умеют покрывать снисхождением какие-то ошибки, как они любят по-настоящему, тогда этот человек понимает, что такое любовь и как ему эту любовь в своей жизни искать и хранить ее. Любовь ведь это сейчас воспринимается как удовольствие. Но любовь ведь это не удовольствие. Любовь – это то, что делает, прежде всего, человека человеком. Это в том числе огромный труд.

Е. Чинкова:

- Самопожертвование, наверное, тоже.

А. Уминский:

- Это когда человек способен настолько открыть свое сердце для другого, настолько впустить его в себя до конца, что этот человек становится им. И такой человек уже не знает, где начинается он и где кончается она. Так вместе они живут. Для того, чтобы любовь не кончалась, никому не приходит в голову, что любовь надо каким-то образом поддерживать, как огонь. Дрова для этого рубить, чтобы он горел и грел. И любовь не может жить сама по себе, если человек чего-то не делает, если он сам себя не отдает, если он над своим сердцем не трудится. Любовь – это колоссальный труд.

Звонок от радиослушательницы Натальи:

- То долготерпение, о котором написано, что любовь долготерпит…

А. Уминский:

- Эти слова принадлежат апостолу Павлу. В послании к коринфянам, XIII глава.

Наталья:

- Это о любви сказано настолько емко, что получается, что так и происходит. Терпения у нас как раз и нет.

А. Уминский:

- Любовь долготерпит, любовь не ищет своего. Эти слова очень важны. Я очень советую взять Евангелие. Найдите XIII главу, послание к коринфянам апостола Павла. Прочтите эти удивительные слова, которые раскрывают смысл глагола «любить». Ведь любовь долготерпит, любовь не ищет своего, любовь всему верит. Сегодняшнее состояние человека – это как раз когда человек именно своего только и ищет. Только для того ищет, чтобы себя удовлетворить, себе принести пользу и сделать все это только для себя самого. И тогда о любви речи быть не может. Когда любовь не ищет своего, а ищет твоего, вот тогда это любовь.

Е. Чинкова:

- Вы говорили, что необходимо поддерживать огонь между супругами в любовных отношениях. А как это возможно с учетом нынешней активной пропаганды по ТВ и где угодно, когда мужчин зомбируют, что если ты успешный, возле тебя должна быть молодая спутница. Все больше и больше примеров вокруг, когда мужчина добивается всего со своей подругой жизни, а затем меняет ее на более молодую и привлекательную.

А. Уминский:

- Давайте я вступлюсь за мужчин. Не только о мужчинах это можно сказать. К сожалению, это касается и женщин. И женщины по такому же принципу ищут себе партнера.

Е. Чинкова:

- Мужчин тут не догнать. И сейчас никого не удивляет, когда с малолеткой 40-летний папик.

А. Уминский:

- Потому что человек к человеку относится как к продукту питания. Любовь сегодня воспринимается как то, что можно потребить. Мы же даже глагол такой употребляем: иметь. Не кем-то быть в этих отношениях, а что-то иметь для себя. И никакой любви тогда быть не может. Любовь там существует, где человек умеет себя отдавать, открывать свое сердце, жить другим. Апостол Павел говорит: друг друга тяготы носите, и так вы исполните закон Христов. То есть закон любви. Надо уметь все-таки видеть человека по-настоящему. Не относиться к человеку как к стакану воды в жаркий день. Когда смотрю на человека: ой, какой хороший, какой богатый, как много от него можно получить. И тогда человек встречает другого и выпивает его, как стакан воды. А потом оп! – пустой стакан, дальше скучно, дальше не о чем говорить. Но когда человек видит другого и радуется, что я могу ему отдать себя, я могу ему отдать свое сердце, любовь, свои руки, свой ум, свой талант, принять его и носить на руках, как крест. В древности при таинстве венчания на Руси существовал обычай не обмена кольцами, а обмена нательными крестами. Жених и невеста менялись друг с другом крестами в знак того, что каждый несет другого на себе, как любовь и как крест этой любви. Потому что в кресте заложена любовь Бога к человеку. Христос из любви пошел на крест и полностью себя отдал нам во спасение. Если так, то никакая любовь никогда не кончится, она будет всегда только множиться и умножаться.

Е. Чинкова:

- А я опять о плохом. Гражданский брак становится все популярнее. Для наших мужчин это очень удобно. А женщины мыкаются, но соглашаются – хоть так, но не одна. Как бороться с этим явлением?

А. Уминский:

- Согласен, что здесь, прежде всего, ответственность лежит на мужчине. В браке ответственность мужчины колоссальна. Хотя апостол Павел не был женатым человеком, но писал о браке и любви самые пронзительные слова. Он сказал такие слова, что мужья так должны любить своих жен, как Христос возлюбил свою церковь и себя отдал на распятие за нее. Вот какая ответственность мужа по отношению к жене. Умереть за жену готов. Когда человек говорит «я люблю», это значит «я готов за тебя умереть». Вот что значит сказать «я люблю». И поэтому, когда люди боятся ответственности, когда люди боятся отдать свою имя и свою фамилию другому, чтобы твоим именем уже называлось это общество двоих людей, от которых потом будут рождаться дети, унаследуют твое имя, твое лицо, твои лучшие качества, - это ужасно и безобразно. Но с другой стороны, конечно, это тоже следствие того, что семья перестала быть ценностью для самого государства сегодня. И поэтому люди, которые друг друга встречают, любят, я знаю достаточно долгие такие отношения, люди живут в гражданском браке – незаконном, без росписи, без загса много лет и считают, что это семья. Они не понимают: а чем это государство сегодня может умножить или укрепить те отношения, которые между людьми уже создались. И действительно, государство сегодня ровно ничего не делает для того, чтобы показать, что семья как семья действительно является ценностью для этого государства и для сегодняшней России. И поэтому то, что сегодня такое количество гражданских сожительств, которые Церковь не признает как семью, как брак, в этом есть и немаленькая ответственность государства.

Е. Чинкова:

- А к сексуальным отношениям до свадьбы Церковь так же нетерпимо относится? Ведь если человек ответственно подходит к будущему браку, понимает, что в 25 лет он не встретил, встретил в 30 лет, что ж, девушке до сих пор ходить в девицах?

А. Уминский:

- Да. И юноше ходить в девицах, если хотите. В юношах ходить. Дело в том, что ведь Россия занимает сегодня первое место по количеству разводов в мире. По количеству абортов. Самые первые места, которых мы стали добиваться, в области самых страшных вещей. Во многом вина тому, что интимные отношения до брака стали нормой. Именно поэтому и разрушаются семьи. Потому что люди приходят к созданию семьи уже дырявыми, разрушенными, не сохранившими целомудрие. Ведь эти удивительные отношения, которые называются грязным словом «секс». В браке ведь нет секса, в браке есть любовь. И вот те отношения супружеские, интимные отношения - это же Богом дарованные отношения, это же дар Божий мужу и жене. Вот эта близость супружеская, эта любовь, которая выражается в телесном соединении, которое делает людей настолько близкими, что от этого дети родятся. Это не может быть продуктом потребления. «Макаронами» не может быть. Это слишком высоко. Это слишком прекрасно, чтобы быть просто пущенным на поток производственными вещами, которые из людей делают собак для случки. Невозможно же в дырявом сосуде хранить драгоценную жидкость, духи. Они прольются, вытекут. То же самое в человеке. Невозможно, когда он себя уже где-то порушил, использовал себя впустую для этого, уже сохранить там любовь по-настоящему, если ты не потрудишься в покаянии над собой, если ты себя как-то не залатаешь милостью Божьей и покаянием, это невозможно. Конечно, грустно и жалко, что наши сегодняшние молодые пары так друг друга не берегут, относятся друг к другу потребительски, пожирают друг друга и выплевывают потом.

Е. Чинкова:

- Есть специально созданные сайты, где могут знакомиться православные молодые люди. Девиз один: никаких отношений до свадьбы и брак один и навсегда.

А. Уминский:

- Я как человек старого поколения, воспитанного на великой русской литературе, ко всем этим вещам отношусь несколько с сомнением. Но неожиданно узнаю, что в моем приходе есть семья, где прекрасные молодые люди, очень красивые при этом, очень достойные, нашли друг другу по Интернету. И у них уже много лет замечательная семья. Я просто в восхищении, как они друг к другу относятся. Я их венчал. Я вижу, что есть возможность найти друг друга и через это сегодняшнее средство, Господь и тут может помочь и здесь быть рядом с теми людьми, которые ищут настоящего.

Е. Чинкова:

- Но в горе виртуального «мусора» найти свой золотник довольно сложно. Еще такой вопрос: обязательно ли после брака совершать обряд венчания? Ведь у многих закрадывается сомнение, а вдруг не навсегда, а мы уже повенчаны. Как быть потом?

А. Уминский:

- Сегодня очень многие даже венчанные браки распадаются. Это колоссальная проблема для Церкви. Потому что очень многие люди повенчались, потому что это красиво, потому что это было модно, потому что это возвышенно, может быть, думали, что само таинство венчания будет точной гарантией того, что любовь сохранится. Сегодня эти браки рушатся. И во многом по вине Церкви. Почему? Потому что люди, получившие венчание, не были совершенно к этому готовы. И Церковь ничего не сделала для того, чтобы научить этих молодых людей тому, что такое христианский брак. Сейчас Святейший Патриарх Кирилл провозгласил то, что должна быть катехизация, то есть подготовка перед каждым таинством. Те люди, которые хотят повенчаться, должны обязательно пройти период подготовки. Священник должен научить этих людей, что такое христианский брак, что такое истинная любовь. Эти люди должны научиться молиться, должны воцерковиться, должны перед браком исповедоваться и причаститься. И тогда, мне кажется, это будет совсем по-другому восприниматься. Тогда это будет таинство.

Е. Чинкова:

- Недавно РПЦ выступила и с инициативой по сокращению числа абортов. Каким образом?

А. Уминский:

- Святейший Патриарх выступил с замечательными инициативами по поддержке семьи и брака. В данном случае было сказано о том, что аборты следует вывести из системы социального страхования. Это значит, что сегодня аборты делаются за счет налогоплательщиков, в том числе меня, священника, и огромного количества христиан, которые считают аборт страшным грехом. И мы, христиане, тем самым оплачиваем эти грехи. Оплачиваем убийство нерожденных детей. И поэтому было бы справедливо вывести эту отвратительную процедуру из системы общего социального страхования. И оставить уже просто на совести и возможности того человека, который выбирает это для себя как свое собственное решение.

Елена ЧИНКОВА

http://penza.kp.ru/daily/25659/822455/

 

 







HotLog с 21.11.06

Создание сайтаИнтернет маркетинг