Пенза Православная Пенза Православная
  АННОТАЦИИ Православный календарь Народный календарь ВИДЕО-ЗАЛ Детям Детское творчество Стихи КОНТАКТЫ  
ГЛАВНАЯ
ИЗ ЖИЗНИ МИТРОПОЛИИ
Тронный Зал
История епархии
История храмов
Сурская ГОЛГОФА
МАРТИРОЛОГ
Пензенские святыни
Святые источники
Фотогалерея"ХХ век"
Беседка
Зарисовки
Щит Отечества
Воин-мученик
Вопросы священнику
Воскресная школа
Православные чудеса
Ковчежец
Паломничество
Миссионерство
Милосердие
Благотворительность
Ради ХРИСТА !
В помощь болящему
Архив
Альманах П Л
Газета П П С
Журнал П Е В

М И С С И О Н Е Р С Т В О 02.12.22
19

19.02.2011

 

Банкиры заказывают себе курсы православного мировоззрения

 

Игумен Петр (Еремеев): "Вера - это не что, что можно прививать через "не хочу". Недопустимо ни ребенка, ни взрослого насильно приводить ни к Богу, ни к совершаемым таинствам Церкви. Вера - это открытое сердце человека к Богу, стучащему в двери этого сердца.

Игумен Петр (Еремеев): "Вера - это не что, что можно прививать через "не хочу". Недопустимо ни ребенка, ни взрослого насильно приводить, ни к Богу, ни к совершаемым таинствам Церкви. Вера - это открытое сердце человека к Богу, стучащему в двери этого сердца.

Фото: ivepar.ru

"Мы говорим не об очищении, а о поиске идеи, которая бы помогла людям, работающим в одном коллективе, жить с радостью и быть успешными", – поясняет гость "Прощеного воскресенья" (97.2 fm), ректор Российского православного университета игумен Петр (Еремеев)

 

Елена Чинкова:

- Сегодня мы поговорим на такую тему: как дать ребенку религиозное образование без всяких обвинений в том, что его заставили полюбить Церковь насильно. Напомню, недавно Сеть буквально взорвал один видеоролик. Все произошло под Иркутском 19-го числа, когда в праздник Крещения малолетнего мальчика насильно крестили в проруби. Ребенок извивался, и в то же время трое дяденек крепко держали его за руки, а священник проводил обряд. После этого в интернете поползли разговоры о ювенальной юстиции и призывы лишить священнослужителя сана после такого обряда. Статья корреспондента «КП» Александры Маянцевой от 13 февраля под названием «Церковь травмирует детей» получила массу откликов. А сейчас Саша с нами на проводе.

 Александра Маянцева:

- Меня зацепило то, что у ребенка (это мальчик лет 5-6) практически не было выбора, принимать этот религиозный обряд или не принимать. И, возможно, он не знал, что с ним будут делать, потому что он плакал, кричал. Ребенок был напуган. Ему не объяснили смысл этого действа, плюс сам факт, что это происходит в Иркутской области, то есть минус 30, ледяная прорубь, все взрослые одеты очень тепло – меховые шапки, кто-то был даже в валенках, - а ему приходилось раздеваться. Его раздевали насильно, несли тоже насильно, и все это на глазах очень большого количества людей. Я считаю, что в отношении ребенка такой подход недопустим.

Игумен Петр Еремеев:

- Да, должен признаться, что удивлен этим происшествием. Потому что я 5 лет служил на Дальнем Востоке и сам с удовольствием принимал участие в крещенских купаниях, знаю многих детей, в том числе и малолетних, желающих и с большим энтузиазмом впереди взрослых бегущих в прорубь. А там тоже «прохладно» зимой – минус 40 даже бывает.

 Безусловно, никакого насилия в тепле либо в холоде над ребенком совершаться не может. Я даже расширил бы круг вопросов, связанных вообще со свободой выбора ребенка и его поведением в храме. Как служащий священник я часто должен порой одергивать родителей, которые приносят на причастие уже самостоятельно мыслящих детей и заставляют их насильно причащаться. Есть культура богослужения, есть условия для совершения таинства. Таинство - это событие в жизни человека, когда таинственным образом происходит соединение его с Богом. И такое может произойти лишь в атмосфере любви и радости. Это касается и купели, это касается и таинства причащения, это касается вообще церковной жизни. Ребенок должен с пониманием и с желанием подходить к любому событию церковной жизни. И любое насилие здесь неуместно. Не думаю, что Церковь нуждается сегодня в участии ювенальной юстиции. Едва ли. Я думаю, что правящий епископ сможет разобраться в данной ситуации и поставить точки над «I».

Елена Чинкова:

- Саша, вы - молодая мама. Вы будете давать своему малышу религиозное образование, как-то приучать его к религии? Если да, то как, на ваш взгляд, стоит это правильно делать?

Александра Маянцева:

- Малыш у меня крещеный, ему сейчас 2 года. Крестили мы его в 10 месяцев. Это был какой-то внутренний порыв, потому что в моей личной жизни был такой период, что я очень близко общалась с двумя семинаристами. Это мои друзья по летним играм, которые потом выросли и пошли, как ни странно, в семинарию. Их выбор нас всех удивил, мы их знали 6-летними шалопаями, потом подростками со всеми подростковыми радостями, проказами, протестами родителям. Ну, обычные, нормальные подростки - где-то они взрослых принимают, где-то не принимают, проходят естественный этап протеста, взросления. А потом они выросли, один пошел сразу в семинарию, другой сделал этот выбор осознанно на 4-5-м курсе. И после общения с этими ребятами я сделала выбор, что, наверное, если я хочу ребенка приобщить к Церкви, то стоит это делать либо с самого рождения, либо 7-10 лет, когда это уже осознанный выбор ребенка. Я решила, что, наверное, это стоит сделать в младенчестве, чтобы какие-то религиозные обряды были для него само собой разумеющимися, как естественный ход жизни, чтобы он рос с детства в этом. Я хотела бы спросить у нашего гостя, правильный ли это выбор? В каком возрасте стоит вводить ребенка в религию? С одной стороны, мы его крестили в младенчестве, мы не дали ему религиозного выбора, но, с другой стороны, он будет постепенно, шаг за шагом входить в этот религиозный мир.

Игумен Петр Еремеев:

- Спасибо за вопрос. Я тоже из тех шалопаев, как и ваши друзья, которые жили улицей, а потом стали христианами и пошли учиться в семинарию. Пришел к вере в 16 лет, в 17 поступил в семинарию, и вот теперь я священник Русской Православной Церкви.

Вообще образ, образование – это очень связанные слова. Образование вообще происходит по этимологии от образа и являет собой потрясающий пример удивительного использования по назначению этого слова: образ, образование. Если мы воспитываем ребенка сызмальства, то мы сохраняем первоначальный чистый образ Божий. Мы воспитываем его в духе кротости, преданности идеалам высокой морали и нравственности, в любви к окружающим людям. Он сохраняет в себе образ Божий. Он растет приличным человеком. Это называется образование ребенка от младых ногтей, когда мы воспитываем его, образовываем в духе правды.

Но бывает иначе, когда уже во взрослом человеке мы силимся возродить образ Божий, возбудить в нем доброе чувство... Поэтому я считаю, что лучше всего, если ребенок к этому тянется, желает получить знания о Боге, научиться различать самостоятельно добро и зло. Что невозможно сделать вне нормы, вне мерила (а для верующего человека мерило это есть библейские заповеди - это норма, это закон, это правда, это слово правды), то необходимо ему дать такую возможность. Лучше, если он сделает это в детстве, чем потом, будучи научен жизни на улице, будет возвращаться уже в зрелом возрасте к поискам правды, добра, истины.

Да, действительно, образование сегодня доступно любому возрасту, любому человеку. И бывает так, что сегодня дети обучают взрослых после воскресной школы тем или иным нормам морали и нравственности. Когда родители отдают своих детей в воскресную школу, а потом папа и мама вслед за ним приходят и просят их чему-то научить. Такой очень интересный процесс.

Александра Маянцева:

- Отец Петр, как вы оцениваете поведение своих иркутских коллег?

Игумен Петр Еремеев:

- Я не могу судить, я не знаком в деталях с данной ситуацией. Могу как явление это оценить. Никакое церковное действие, будь это таинство или обряд или даже беседа с человеком, не может совершаться насильно. Вера - это не то, что принимают через силу, через «не хочу». Вера это открытое сердце человека к Богу, стучащему в двери этого сердца. В этом действии соучаствует священник, соучаствует вся община, родные, близкие. Но насилия в вопросах веры быть не может. И я считаю, что чего бы это ни касалось, любого церковного действа в отношении ищущего приобщения к таинствам церковным христианина должно совершаться при наличии его желания.

Я считаю, что сегодня очень важно на этом примере осознать, что таинство как таковое, совершаемое в Церкви через действие, через молитву, через обращение человека к Богу, это не есть нечто механическое. Мы не язычники, мы не заключаем смысл священнодействия в формулы или ритуалы. Молитва или действие не влияют сами по себе на человека. Нет, мы верим в живого Бога, верим в то, что наше живое обращение к Богу, наше искреннее, открытое сердце к Богу меняет нас, окружающих нас людей. И поэтому без желания человека, без его готовности душевной, без его стремления к Богу ничего в его жизни не совершится. Пусть даже его тысячи верующих за руки приведут и будут за него молиться. Вне его желания и готовности не совершается таинство единения с Богом. Поэтому я считаю, что недопустимо ни ребенка, ни взрослого насильно приводить ни к Богу, ни к совершаемым таинствам церкви.

Сейчас мы говорили о случае, связанном исключительно с народной традицией купания в Крещенские праздники в открытом водоеме. Мальчику 5 лет. Он не желал и не имеет никакого стремления совершать погружения в ледяную воду. Давайте ответим на вопрос, что останется в памяти уже осознающего происходящие с ним события ребенка, когда его насильно в мороз окунают в ледяную воду? Есть ли смысл в этом событии для него? Мы должны дарить ребенку, осознающему факт того, что он участвует в событии церковного значения, в праздник Крещения, напоминающий о крещении Господа, радостные чувства. Можно ли допускать саму возможность насильного окунания ребенка в ледяную воду?

Мы ведь часто видим совершенно другую картину. Детишки 5-8 лет со священником в мороз окунаются с желанием, пища, крича при этом, но без всякого принуждения. Другие не хотят, смотрят на берегу. Потом все вспоминают крещенские морозы и купания. И для них это событие, связанное с радостным переживанием этого крещенского чувства, крещенских морозов, крещенских торжеств в детстве.

Звонок от радиослушателя Андрея:

- Во-первых, таинство Крещения - это рождение во Христе. Соответственно вопрос: «В каком возрасте человек должен родиться?» имеет только один ответ. И второе. У меня под окнами детский садик. Я завтра встану к воротам детского садика и сниму таких же плачущих детей, которых мамы с утра туда ведут. И они кричат тоже: не надо, я не хочу. Мы своих детей учим. У меня маленький ребенок, я его учу ходить на горшок, потом буду учить шнурки завязывать, пуговицы застегивать.

Елена Чинкова:

- А религиозное образование когда будете ему давать?

Андрей:

- Он уже получает. Он старается креститься на иконы, знает, что такое иконы, в храме себя более-менее не шаловливо ведет. Хотя я его не одергиваю в храме - нельзя ребенка в храме одергивать, он должен чувствовать себя там как дома. Но он уже понимает, что общается с Богом. И общению с Богом надо учить сызмальства, а не когда, как звучит в статье, сердцем почувствует. Сердцем можно и другое почувствовать.

Игумен Петр Еремеев:

- Если мы говорим о крещении младенцев, это совершенно другая история. Мы ведь не обсуждаем сейчас, крестить ли нам младенцев. Еще с апостольских времен младенцев крестили по вере их восприемников и родителей. Но сегодня мы это не обсуждаем, мы говорим о событии, связанном с погружением в купель маленького мальчика 5-летнего возраста в крещенские морозы.

 Елена Чинкова:

- А я хочу задать вопрос уже о высшем образовании. Мы все знаем, что совсем недавно указом № 1 Патриарх Кирилл преобразовал Российский православный институт в университет. В связи с чем к вашему вузу, отец Петр, такое внимание Святейшего? Что это за проект?

 Игумен Петр Еремеев:

- Коль мы говорим о религиозном образовании, то указ Святейшего Патриарха хорошо  иллюстрирует ситуацию с  образованием в Церкви. Сегодня мы проводим ревизию, анализ того большого опыта, который получила наша Церковь за последние десятилетия в сфере образования. Это касается и высшей школы в том числе.

И в этой связи Патриарх создает сегодня Российский православный университет, включая в него наше учебное заведение, действующее уже 18 лет, - православный институт святого Иоанна Богослова, реализующего целый ряд аккредитованных светских специальностей. Запускается новый патриарший инновационный образовательный проект, в котором мы продолжим осваивать  светскую компоненту образования. Сегодня мы имеем специальности и направления по экономике, юриспруденции, психологии, журналистике, филологии, истории, живописи, религиоведению. Студенты здесь наряду со светской специальностью осваивают и азы православного вероучения, сравнительного религиоведения.

Второе направление, которое мы сегодня будем развивать, это собственно религиозное образование. Это развитие проектов в области православного образования, в том числе и для высшей школы. Это касается подготовки и повышения квалификации церковно- и священнослужителей по всем направлениям.

И третий компонент будущего нашего университетского образования это так называемое постдипломное или проектное образование. Замечательный пример сегодня мы имеем в деятельности института «Стрелка», когда людям, имеющим уже высшее образование, предлагаются специальные проектные программы, и они, поступая на те или иные курсы, получают необходимые знания, благодаря чему повышается уровень их подготовки  компетенция

Елена Чинкова:

- А востребованы такие вузы у нашей молодежи? Конкурс высокий у вас?

Игумен Петр Еремеев:

- Сегодня, насколько я понимаю, интерес к образованию, которое давалось бы в нормальной атмосфере высок. Абитуриенты и их родители выбирают вуз, в котором не будет наркомании, где будут партнерские отношения между преподавателями и студентами, дух семьи. Такие вузы сегодня вообще востребованы. А уж тем более, если такой вуз будет иметь православную направленность, обучаясь в котором можно получить приличное образование и вместе с тем сохранить свое религиозное мировоззрение, войти в церковную семью. Наш вуз и сегодня востребован, и завтра будет востребован. Я так полагаю.

Елена Чинкова:

- А проблема трудоустройства не остра у ваших выпускников?

Игумен Петр Еремеев:

- Я в вузе работаю полгода, в мае стал ректором, в июне выпускал 120 человек по ряду специальностей. Почти все они уже на момент выпуска были трудоустроены. Наверное, привлекательно принимать на работу выпускника православного учебного заведения, который не будет лгать, не будет обворовывать своего работодателя, не будет создавать проблем в коллективе, поскольку мы привили ему православное мировоззрение.

Елена Чинкова:

- Знаю, есть еще такой проект «Православие для бизнеса». А бизнесменам-то зачем это нужно?

Игумен Петр Еремеев:

- Вы, наверное, имеете в виду наш новый образовательный проект под названием «Основы православного мировоззрения».

Да, действительно, это первый проект нашего университета. Мы запустили его в начале феврале в «Уралсибе». Он будет длиться год. Это модульный курс, в нем 4 базовых блока. Первый – это основы православного вероучения, второй – сравнительное религиоведение, третий – практическая психология. У нас есть замечательная школа православной психологии, такая специальность есть в вузе. И четвертый – это этика православного ведения бизнеса и предпринимательства. То, что необходимо, видимо, будет сегодня бизнесменам, работникам банковской сферы. Этот курс мы совместно разработали с Фондом просвещения «МЕТА». И сегодня мы предлагаем данный курс бизнес-структурам. Это возможность в живом общении решать вопросы бытийного характера: для сего мы живем, как мы живем, как мы должны жить, как преодолевать проблемы в коллективе, проблемы или сложности в семейных отношениях, как добиться того, чтобы твоя жизнь была счастливой, чтобы ты радовал окружающих тебя людей. Вот цель этого курса. И он может быть направлен на другие аудитории, это не обязательно лишь бизнес. Он ориентирован на человека. И то, что там есть четвертый блок, направленный на делового человека, это можно изменить. Можно сделать четвертый блок, посвященный иной тематике деятельности человека, и он будет ориентирован на работников другой сферы – допустим, для медицинских работников.

Елена Чинкова:

- А как на это откликается сама аудитория? Наверное, не все хотят в обеденный перерыв или после рабочего дня выслушивать батюшку с наставлениями, что такое хорошо, что такое плохо?

Игумен Петр Еремеев:

- У нас участвует в этом курсе примерно 20 преподавателей. Из них человек 5 в священном сане, остальные - это профессура нашего университета, которые достаточно интересно и живо, меняя, наверное, представления о православном специалисте у наших слушателей, доносят информацию до потребителя, до заказчика. Я сам хожу на эти курсы, мне самому интересна реакция аудитории. И я с первой встречи понял, что проблем с принятием этого курса не будет нигде. Потому что поднимаются интересные вопросы: вопросы жизни и смерти, радости и счастья. Об этом этот курс.

Я видел, что после окончания (а мы заканчиваем в 9.30, курс сам длится с 6.30 до 9.30, мы захватываем большой период вечернего свободного времени аудитории) этих семинаров, наши слушатели задерживают преподавателей и с ними общаются отдельно, задавая вопросы по ходу, развивая тему. Это очень интересный формат религиозного образования для взрослых.

Елена Чинкова:

- А явка-то добровольная на эти курсы?

Игумен Петр Еремеев:

- Насколько я понимаю, добровольная. Я вижу, что в аудитории первоначально записывалось 30 человек, потом пришло 50 человек. Я вижу, что лица меняются, одни приходят, другие уходят. Сегодня мы планируем запустить параллельную группу.

Елена Чинкова:

- Помимо банков кто-нибудь еще выказывает желание внедрить в своих структурах подобные курсы? Или пока у нас только банкиры хотят очиститься?

Игумен Петр Еремеев:

- Мы говорим не об очищении, наверное, а о поиске идеи, которая бы помогла найти людям, работающим в одном коллективе, универсальные средства, подходы, как не допускать обострения в отношениях, как жить с радостью и быть успешным.

Ключом к достижению этой цели может стать православное мировоззрение. Мы его даем людям.

Я думаю, что в перспективе будет два формата. Мы предлагаем данный курс осваивать на территории университета, но думаю, что гораздо интереснее, если в рамках существующих форм повышения квалификации, форм дополнительного образования в том или ином учреждении коллективу предложат посещать данный курс по месту работы. Естественно, по выбору и по желанию.

Елена Чинкова:

- Не хочу упускать и тему школьного образования. Все мы помним нашумевший эксперимент о введении основ православной культуры в нескольких российских школах. Когда будут подводить итоги, что от него в целом ожидает Русская православная церковь?

Игумен Петр Еремеев:

- Первоначальный итог уже был подведен на рождественских чтениях, которые проходили в январе в Кремлевском дворце. Святейший Патриарх, выступая, отметил, что можно констатировать, что в целом эксперимент проходит успешно. Потому что мы знаем, что большинство родителей детей выбрали основы православной культуры, нет сегодня проблем с тем, чтобы в школе, где есть мусульмане или иудеи, выбирающие исламскую культуру и православную культуру дети потом враждовали.

Я думаю, что прикосновение, которое получили сегодня, пусть даже по касательной, наши дети в школе, к основам православной культуры, к духовному, культурному опыту, поколений людей, наших предков, построивших вообще нашу государственность, созидающих, собственно говоря, до сих пор своими духовными подвигами нашу русскую национальную идею, дало детям новый смысл в жизни, более глубокий и более ценностный нежели они имели раньше.

Звонок от радиослушательницы Ирины:

- В связи с распространением алкоголизма, наркомании в обществе у нас тяжелая ситуация с детской преступностью. Отец Петр, существует ли практика работы священнослужителей и, может быть, семинаристов в старших классах, курсах с детьми специнтернатов, колоний? Потому что это, по-моему, единственное спасение для них, пока они только что оступились и не попали в тюрьмы, в такие места, откуда уже возврата нет.

Игумен Петр Еремеев:

- Сегодня действует синодальный отдел по работе именно с учреждениями, где происходит, мы надеемся, перевоспитание людей, которые оступились однажды или более в жизни. И цель этого отдела, который взаимодействует с епархиальными управлениями, с духовенством на местах, дать возможность священникам найти правильный подход и к подросткам, и к взрослым, которые находятся в местах заключения, чтобы тюремный срок превратилось во время, когда люди познают мир и ощущают себя в нем с позиции именно религиозного мировоззрения. Да, все, что можем, сегодня мы делаем. Нас слишком мало, к сожалению, мы не поспеваем везде.

Елена ЧИНКОВА

http://penza.kp.ru/daily/25641/805256/

 

 

 







HotLog с 21.11.06

Создание сайтаИнтернет маркетинг