Пенза Православная Пенза Православная
  АННОТАЦИИ Православный календарь Народный календарь ВИДЕО-ЗАЛ Детям Детское творчество Стихи КОНТАКТЫ  
ГЛАВНАЯ
ИЗ ЖИЗНИ МИТРОПОЛИИ
Тронный Зал
История епархии
История храмов
Сурская ГОЛГОФА
МАРТИРОЛОГ
Пензенские святыни
Святые источники
Фотогалерея"ХХ век"
Беседка
Зарисовки
Щит Отечества
Воин-мученик
Вопросы священнику
Воскресная школа
Православные чудеса
Ковчежец
Паломничество
Миссионерство
Милосердие
Благотворительность
Ради ХРИСТА !
В помощь болящему
Архив
Альманах П Л
Газета П П С
Журнал П Е В

А П Р Е Л Ь 17.11.18
30

30     А П Р Е Л Я

 

З О С И М А  -  П Ч Е Л Ь Н И К

 

Пчел водили на Руси с незапамятных времен. Еще у древних славян и разноплеменных обитателей Поволжья широко было распространено «бортничество» — промысел меда диких пчел «в бортях» — естественных древесных дуплах и колодах. Постепенно земледельцы «приручили» пчел и стали разводить их на пасеках, в специальных ульях, наиболее удобных для продуктивной работы с насекомыми.

Неутомимые медоносные работницы особо чтились крестьянами. Пчелу называли «божьей угодницей», которая «трудится людям на потребу, Богу на угоду». Пчел оберегали, искусство разведения пчел высоко ценилось. И конечно, пчела-труженица нуждалась в постоянном небесном покровительстве, как всякая живность в крестьянском хозяйстве. В конечном счете, попечителем над пчелами русские крестьяне избрали святого Зосиму, игумена Соловецкого, и он получил прозвище «Зосимы-пчельника». Его имя появилось в поговорках и приметах, относившихся к делам с пчелами: «Зосима цветы пчеле ростит, в цветы меду наливает», «Рой роится — Зосима веселится», «Без Бога ни до порога, без Зосимы — ни до улья», «Зосима пчелу бережет», «Что у пчелы в соте, то Зосима дал», «Зосима вместе с пчелой Богу свечу лепит».

Одна из примет гласила: «Мало на пчелах убыли за зиму — к урожаю гречи, много убыли — греча не уродится».

Монах Зосима оставил заметный след в истории нашего Отечества. Творением его рук держава наша многие годы пользовалась и во славу себе, и на свой позор. Зосима основал Соловки.

Раннее обстоятельное жизнеописание преподобных Зосимы и Савватия составил соловецкий игумен Досифей. Но с историей основания Соловецкого монастыря связана судьба трех подвижников. Третьего звали Германом. С него эта примечательная история и началась.

Первым на диких и необитаемых Соловецких островах побывал уроженец Тотьмы инок Герман, искавший уединения. Однако он не выдержал одинокой жизни в суровом краю и, покинув острова, обосновался на берегах речки Выг, которая впадала в Выг-озеро.

О существовании Соловков известно было в некоторых северных монастырях. Прослышал о диких и богатых всякими угодьями островах в Белом море и бывший инок Кирилло-Белозерского монастыря Савватий. В поисках затворнической жизни он прожил некоторое время на острове Валааме в Онежском озере, но не удовлетворился здешними условиями и решил перебраться на манившие его Соловки.

Однако нужен был верный и надежный спутник, единомышленник. В поисках его Савватий прознал про Германа, пришел к нему на Выг-реку и уговорил вернуться на Соловки вдвоем. Было это в 1429 году.

Срубили они на самом большом острове, на берегу под Секирной горой, по келье, обустроились и стали осваивать ближайшие островные окрестности. И хотя богаты были острова дичью, рыбой, грибами и ягодами, хлеб, овощи и другие припасы все же приходилось пока возить из Онежского городка или других селений Поморья, до которых было два дня пути. За припасами, одеждой и необходимыми в отшельнической жизни посудой и инвентарем ездил молодой и выносливый Герман. Так они прожили шесть лет.

В 1435 году, во время очередной отлучки Германа на Онегу, Савватий захворал. Убоявшись смерти в одиночестве, он поспешил перебраться поближе к людям, на Побережье. Достиг только деревни Сороки и тут умер. Потеряв сотоварища, Герман на Соловки не вернулся и опять обосновался на Поморье. И тут его в 1436 году нашел другой подвижник, стремившийся на заманчивые Соловки, — Зосима.

Это был энергичный, предприимчивый, волевой и грамотный деятель православной веры. Родился он в селе Толвуе, которое и по сей день стоит на берегу Онежского озера перед входом в Повенецкий залив. С детства полученная закалка в условиях северной природы, не останавливала его ни перед какими препятствиями и испытаниями. И Герман охотно последовал за новым отважным спутником.

Они выбрали себе на прежнем острове другое место и поставили другие кельи. Скоро к ним присоединился богатый поморский рыбак Марк. Его примеру последовали еще несколько молодых подвижников. Иноческое поселение стало разрастаться. Неторопливые и основательные в своих делах поселенцы поставили церковь Преображения, затем возвели общую обитель. Так возник монастырь. Для освящения первого Соловецкого храма из Новгорода приехал архиепископ Иона. Он вскоре прислал и первого игумена — иеромонаха Павла.

Не вынес, однако, игумен Павел суровых условий соловецкого бытия и уехал обратно в Новгород. Тогда монастырская братия единодушно избрала игуменом Зосиму. Поскольку официального сана он не имел, пришлось ему ехать в Новгород, провинцией которого считался и весь Беломорский край. Тут Зосима торжественно был рукоположен в священники. Новгородцы — бояре и «гости» — приветствовали и щедро одарили новоустроенный Соловецкий монастырь. Зосима вернулся с богатыми пожертвованиями: с деньгами, одеждой, посудой, съестными припасами.

А в 1465 году Зосима перенес с берегов речки Выг, где был похоронен Савватий, его мощи. Их положили в особо возведенной часовне для поклонения паломников, число которых множилось год от года.

И хотя население монастыря разрасталось, жизнь на Соловках не становилась менее суровой. К тому же с некоторых пор она омрачилась возникшей тяжбой с жителями Поморья, которые, видя экономическое процветание обители на островах, вдруг заявили свои претензии на природные богатства и угодья Соловков. Поморцы даже пригрозили разорить монастырь, если не удовлетворятся их завистливые претензии.

Зосима поехал с челобитной в Новгород, которым в то время правила известная Марфа Посадница. Будучи женщиной властной и высокомерной, она не только отказалась принять соловецкого игумена, но и велела прогнать его .от ворот с бесчестьем.

Влиятельный новгородский епископ принял сторону монастыря, вступился за Зосиму. Его поддержали и авторитетные горожане. И Марфа устыдилась и раскаялась в своем неправедном поступке и попросила у Зосимы прощения. Он получил из рук Марфы грамоту на вечное владение всеми Соловецкими островами. Марфа даже пожаловала монастырю свои беломорские волости: Кемь и Суму. Зосима предсказал ей: «Ее дние грядут, иже дому сего житие не исследят стопами своими двора сего, и затворятся двери дома сего, и к тому не отверзутся и будет двор их пуст». Его предсказание сбылось: блистательное и уверенное правление Марфы оборвалось трагически.

Умер Зосима, окруженный всеобщим уважением и доброй славой, оставив преемником верного ученика Арсения. Русь обязана была его самоотверженному подвижничеству освоением беломорской жемчужины — достославных Соловецких островов. В 1547 году Вселенский собор канонизировал Зосиму, объявил его святым. «Но почему Зосиму прозвали пчельником? — спросит читатель.— Почему он избран покровителем пчеловодов?»

Верующие крестьяне благолепно почитали каждого святого. Однако же день памяти наиболее известного или полюбившегося христианского подвижника, выделяемого церковными службами, они как-то само собой связывали со своими хозяйственными заботами, и «избранный» доброй молвою святой становился «соучастником», крестьянских дел, сельского бытия. Не упускались, конечно, из виду земные дела небесных покровителей. Зосима, основав монастырь, заботился о хозяйственном обустройстве обители. Он был одним из сельских практиков, разводивший пчел на северных Соловецких островах. В сказаниях о Зосиме отмечено и это его важное достижение. Он водил пчел еще в отшельнической жизни, как все тогдашние отшельники, потому что мед был основным продуктом их питания. Приспособился он к этому искусству и на Соловках.

Но не только за это прозвали Зосиму пчельником. Его прозвище имело и символическое значение. Он остался в истории человеком, сумевшим в трудных условиях создать трудолюбивый, подобно пчелиному рою, человеческий «улей» — Соловецкий монастырь, превратившийся со временем в одну из самых мощных северных крепостей Русского государства. И еще при царе Алексее Михайловиче та крепость-обитель снискала к себе также известность самой мрачной российской тюрьмы, долгие годы оставаясь таковою и после революции, в наши времена.

 







HotLog с 21.11.06

Создание сайтаИнтернет маркетинг