Пенза Православная Пенза Православная
  АННОТАЦИИ Православный календарь Народный календарь ВИДЕО-ЗАЛ Детям Детское творчество Стихи КОНТАКТЫ  
ГЛАВНАЯ
ИЗ ЖИЗНИ МИТРОПОЛИИ
Тронный Зал
История епархии
История храмов
Сурская ГОЛГОФА
МАРТИРОЛОГ
Пензенские святыни
Святые источники
Фотогалерея"ХХ век"
Беседка
Зарисовки
Щит Отечества
Воин-мученик
Вопросы священнику
Воскресная школа
Православные чудеса
Ковчежец
Паломничество
Миссионерство
Милосердие
Благотворительность
Ради ХРИСТА !
В помощь болящему
Архив
Альманах П Л
Газета П П С
Журнал П Е В

О К Т Я Б Р Ь 14.11.18
17 О К Т Я Б Р Я

17  О К Т Я Б Р Я

 

Е Р О Ф Е Й    О Ф Е Н Я

 

Ой, полным полна коробушка,

Есть и ситец и парча...

 

У дядюшки Якова

Про баб товару всякого.

Ситцу хорошего —

Нарядно, дешево!

Платочки пестры,

Булавки востры,

Иглы не ломки,

Шнурки, тесемки!

Дух и помада —

Все, чего надо!

Первые строчки известны всем. Они из русской народной песни «Коробейники». Второй отрывок – из малоизвестного, но тоже некрасовского стихотворения «Дядюшка Яков». В обоих воспет один герой. И безымянный «молодец» из «Коробейников», и старенький дядюшка Яков были в прошлом веке широко распространенной фигурой в российской сельской жизни. Их называли офенями. Тысячи мелких торговцев с коробами на плечах или на возу бродили по российским дорогам, снабжая селян мелким, но самым необходимым товаром.

Откуда взялось это слово – офеня? «Офест – крест, офеня – крещеный, православный»,– поясняет Вл. Даль в своем знаменитом словаре.

Главным, как говорили тогда, «гнездом» офеней была Владимирская губерния. Она поставляла на всю Россию коробейников и развозчиков, торговавших с рук или с возу ходовой продукцией кустарной промышленности. Владимирские офени сами жили вблизи сел, слобод и городков, которые славились искусным производством различных поделок, пользовавшихся неиссякаемым спросом селян. Торговали они швейными изделиями, сластями, игрушками, дешевыми тканями, косметикой, разным галантерейным товаром, а также изданными «для народа» красочными и дешевыми книжками, лубочными картинками. Всем, как поется в «Коробейниках», «что угодно для души».

В первой половине лета офени запасались товаром, а в конце июля и начале августа отправлялись в путь. К этому времени крестьяне уже убирали ранний урожай, распродавались и обзаводились первыми деньгами. Рынком сбыта у офеней была вся исконная Русь: подмосковные губернии, Поволжье и Прикамье, низовье Дона, Малороссия.

Иные специализировались и торговали только определенным товаром. В Мстере, Холуе и Палехе было немало иконописцев. А иконы пользовались среди сельского населения постоянным спросом. Офени возами развозили по селам иконы и другие предметы для богослужебных надобностей.

Вместе с тем офени с давних времен были единственными посредниками между издателями дешевой «народной» литературы и лубочных картин. Они в основном снабжали и учеников церковноприходских школ учебниками и необходимыми школьными принадлежностями.

А ранней осенью во многих городах и больших торговых селах открывались ярмарки. И тут основной массой торгующих выступали офени. Рекламируя книжный товар, они устраивали громкие читки занятных историй из предлагавшихся ими книг. Так офени выступали и в роли просветителей, возбуждая интерес народа к знаниям.

Как и в разносе по деревням, так и на торгах офени использовали всевозможные способы сбыта и приобретения нового товара. Широко была распространена практика натурального обме­на «ухо на ухо». На Дону и в низовьях Волги на деревянную посуду и ткани, например, выменивали икру и рыбу, а в верховьях это сбывали в обмен на тамошний товар, ходовой в третьем месте.

С началом осенней распутицы офени возвращались домой с первой выручкой. Тут и подходил день их святого покровителя, которым был избран афинский епископ Иерофей, живший в I веке. Ему отдавались величания за благополучное завершение первых торгов, возносились молитвы о ниспослании удачи в будущих делах.

С первыми заморозками офени вновь разбредались по стране и на этот раз возвращались домой только на масленицу или к Пасхе. По зимним дорогам многие из них пробирались в глухие болотистые леса — к старообрядцам, которые жили многолюдными скитами в северных губерниях и лесном Заволжье. Везли им восковые свечи, богослужебные книги, иконы, холсты, хозяйственную утварь в обмен на мед, орехи, сушеные грибы, кружевные и лубяные изделия.

Разумеется, и офени делились на богатых и бедных. Предприимчивый офеня, со временем разбогатев, сам уже не ездил с коробом товаров, а обзаводился «приказчиками», которых держал на жалованье. Платил им по 120—150 рублей за сезон, не считая харчей «за хозяйский счет». А офени, вроде некрасовского дядюшки Якова, довольствовались барышом, который позволял лишь содержать семью да в праздник угоститься самому в компании себе подобных. Однако они до конца жизни оставались верными своему полному лишений и невзгод, но интересному, высоко ценимому в народе делу.

 







HotLog с 21.11.06

Создание сайтаИнтернет маркетинг