Пенза Православная Пенза Православная
  АННОТАЦИИ Православный календарь Народный календарь ВИДЕО-ЗАЛ Детям Детское творчество Стихи КОНТАКТЫ  
ГЛАВНАЯ
ИЗ ЖИЗНИ МИТРОПОЛИИ
Тронный Зал
История епархии
История храмов
Сурская ГОЛГОФА
МАРТИРОЛОГ
Пензенские святыни
Святые источники
Фотогалерея"ХХ век"
Беседка
Зарисовки
Щит Отечества
Воин-мученик
Вопросы священнику
Воскресная школа
Православные чудеса
Ковчежец
Паломничество
Миссионерство
Милосердие
Благотворительность
Ради ХРИСТА !
В помощь болящему
Архив
Альманах П Л
Газета П П С
Журнал П Е В

Я Н В А Р Ь 25.09.18
7 января

7 января

РОЖДЕСТВО ИИСУСА ХРИСТА

Появление на земле Иисуса Христа положило начало новой эры для значительной части человечества. Это событие изложено не только в каноническом Священном писании, но и более подробно в апокрифических Евангелиях. В частности, в протоевангелии Иакова, которое распространялось на Руси под названием «Иаковлевой повести», рассказывается, что, почувствовав приближение родов, Мария в сопровождении мужа своего плотника Иосифа отправилась в Вифлеем к своей родственнице Елизавете, матери Иоанна Крестителя, и там собралась разрешиться от бремени. Но в это время в Вифлееме по указанию римского цезаря Августа шла перепись населения. Старый плотник пришел и смятение, не зная, как записать Марию, которая не считалась его официальной женой. Тогда он решился утаиться от переписи и скрылся с беременной Марией в пещере, оставленной пастухами. Тут и родился у Марии ее единственный Богом данный сын.

В эти же дни путеводная звезда привела в Вифлеем трех странствующих волхвов. Войдя в город, они были доставлены к царю Ироду и сообщили ему, что по указанию звезды пришли поклониться только что родившемуся новому царю Иудейскому. Ирод встревожился, усмотрев в Иисусе будущего соперника на царстве. Он приказал разыскать новорожденного и убить его. Стражники пошли по Вифлеему и принялись истреблять всех младенцев меньше двух лет. Услышав об этом, Мария спеленала своего сына и спрятала в воловьих яслях. Стражники не нашли Иисуса, и он остался жив.

В других апостольских сочинениях история рождения и спасения Иисуса Христа от злодейских рук Ирода изложена несколько иначе. Но тут важен факт: достоверность рождения Иисуса Христа как исторической личности. Историков, сомневающихся в этом, становится все меньше. Опираясь на свидетельства древних исторических писателей Иосифа Флавия, Тацита, Агапия и других, еще Ф. Энгельс критиковал Б.Бауэра за то, что в его работах о древней мифологии «исчезает и всякая историческая почва для новозаветных сказаний об Иисусе и его учениках» (Маркс К., Энгельс Ф. Соч. Т. 22. С. 474)

До Октябрьской революции Рождество Иисуса Христа праздновали перед Новым годом, 25 декабря. Нынче этот великий христианский праздник отмечается после Нового года – 7 января. Впрочем, некоторые начинают праздновать со «старого Рождества и заканчивают «старым» Новым годом. Так что рождественские «гуляния» растягиваются на три недели. Поэтому реальный Новый год оказался «в середине», и на него распространились обряды и обычаи, присущие когда-то лишь Рождеству Христову.

Дню Рождества предшествует сочельник, с него и начинаются «рождественские святки», которые продолжаются 12 дней. Это время веселых и окрыляющих забот и забав, наполненных торжественным одухотворением. Человек словно бы и сам обновляется заново, вместе с рождением Божьего сына и наступлением Нового года.

Сочельник завершал длительный Филипповский пост, который начинался 27 ноября (по новому стилю), на другой день после празднования памяти апостола Филиппа. Пост был строгий, и в народе говорили: «Кто о Филипповках не постится, у того ржи не уродится». Но любители «скоромных» застолий утешались: «Пост – не мост: можно и объехать». Год кончался, все тяжкие работы, и заботы о хозяйстве миновали, почему и не погулять вволю? «О Филипповках и постись, и молись, да и чарку мимо рта не пронеси». И лихо «объезжали», уповая на «милость Божью».

Однако в канун Рождества строгость поста старались соблюсти. Сочельник был днем «постной службы», весь день ничего не ели, до первой звезды на небе. До того разрешалось «вкушать» только «сочиво» – рисовый или ячменный взвар с медком и пшеничным хлебом. Поэтому канунный день Рождества и был назван «сочельником».

Вечером, перед тем как сесть за стол, на котором главным яством была медовая кутья, селяне всей семьей выходили на двор – «глядеть звезды». Высматривали «путеводную», а заодно по приметам рождественской ночи определяли будущий урожай – благополучие в хозяйстве.

Если звездная ночь – будет большой приплод скота, а в лесу уродится обилие ягод.

Метель на Рождество – пчелы будут хорошо роиться.

Погода ясная и небо звездисто – к урожаю гороха.

Иней на деревьях – к хорошему урожаю хлебов.

Если на Рождество капель – не уродится ни огурцов, ни проса, а греча хороша будет.

Снежная погода – добрые хлеба.

Перед трапезой хозяин брал в руки горшок с кутьей и трижды обходил с ним вокруг избы. Возвратившись, несколько ложек кутьи выбрасывал в дверь на двор, угощая духов. И, широко открыв дверь, приглашал на кутью «мороз» и просил его не нападать весной «на жито, пшеницу и всякую пашицу», т. е. не губить посевы. Ели кутью из общей чашки. В недоеденной кутье оставляли ложки, символически – бедным странникам.

Этот игровой обряд, совершаясь вполне серьезно, творился как забавная сцена, внося в настроение обитателей дома оживление и духовную легкость. Кутейный вечер воспринимался как начало праздника, долгого и затейливого.

Непременной частью обряда были заклинания и поверья. Женщины в свят-вечер мотали тугие клубки пряжи, чтобы будущим летом уродились крупные кочаны капусты. Матери заневестившихся дочерей прислушивались: откуда в кутью лай собаки, оттуда и свахи будут. И задумывались: с которого двора? Разговоров хватало на весь вечер.

А в губерниях, где разводили лен, крестьянки устраивали гадание: под скатерть на столе прятали горстку злаковой соломки и затем наугад вытаскивали по одной. По длине вытащенной соломки определяли длину будущего льняного волокна. Вообще это гадание превращалось в веселую игру с серьезным, тем не менее, значением. Вслед за женщинами соломинки тащили мужчины. Если вытаскивали обмолоченный колосок, считалось: к богатому урожаю хлебов, а длинная тонкая былинка сулила хороший сенокос. Гадание «на соломке» обычно сопровождалось шутками и смехом.

Потом мужчины выходили во двор и поджигали наложенную загодя кучу сухого навоза: чтобы родителям на том свете тепло было.

Свои гадания были и у девушек. Юные селянки гурьбой ходили в полночь к запертым дверям церкви и подслушивали. Если которой чудился звон колокольчика, ее ожидало скорое замужество, а глухой стук означал могилу. Тут уж не обходилось без слез.

Возвратившись, девушки гадали дома. В. А. Жуковский в поэме «Светлана» так описал одно из девичьих гаданий:

В чашу с чистою водой

Клали перстень золотой,

Серьги изумрудны:

Расстилали белый плат

И над чашей пели в лад

Песенки подблюдны...

С утра рождественского дня, после службы в церкви, начинались «колядования» – малые ребятишки, парни и девушки, да и взрослые, компаниями отправлялись по дворам «славить Христа». В деревнях и селах южных губерний малыши ходили со снопом в руках и пели такую колядку:

Я маленький хлопчик, принес Богу снопчик,

Христа величаю, а вас с праздником поздравляю.

Мне и самому в раннем детстве, в конце двадцатых годов, доводилось участвовать в этих торжественных и чинных обходах и испытывать чувство трепетного благоговения, когда мы переступали порог очередного дома и, сдернув шапки, дружно скороговоркой заводили:

Рождество Твое, Христе Боже наш,

Возсия, мирови Свет Разума...

Песенка была короткая, но звучала она искренне и благолепно, и хозяева радушно и трогательно одаряли нас всех сластями и мелкими монетами. Помню, пятилетним малышом, уже умеющим считать «за сто», я в 1928 году в компании ребятни, много старше меня, «наславил» сто одну копейку, не считая груды сластей. То-то радости было. Правда, куда потом израсходовались эти деньги, я не помню. А радовался я своему «равенству» с другими, хотя в группе был самым младшим, робким и неприметным. Наверное, первым чувством в душе каждого ребенка пробуждается чувство самосознания и самооценки собственной личности. А уж потом его натура наполняется всеми остальными нравственными достоинствами. Но первое чувство на всю жизнь так и стремится держать в характере человека доминирующую роль.

…Англичанин Г. Брайн, посетивший Москву в начале XVIII века, писал в своих заметках: «Московские государи с 1649 года посещают знатных из своих подданных и чужестранцев перед праздником Богоявления. В таком случае их угощают; и это называется славлением. Царь ходит, сопровождаемый князьями, боярами и другими царедворцами. Эта церемония началась 1702 года января 3. Первого боярина Петр I посетил в 9 часов утра: с ним приехало около 300 человек на санях и верхом. Столы покрыты были различными лакомствами. Сперва подавали холодные, а потом горячие кушания. Веселость была непринужденная, и напитки лились щедрой рукой. Около 3 часов Его Величество со всем своим двором отправился к Лунсу, где было такое же угощение, а потом в другие места, наконец, вся его свита поехала отдыхать в домы, нарочно для этого построенные».

Уклоняющихся от нововводимых обрядов Петр I сурово наказывал. В «Деяниях Петра I» зафиксирован факт: «Григорий Камынин бит плетьми за то, что быв написан в славление да не ездил».

Со следующего, после Рождества, дня начинаются «святки», которые продолжаются 12 дней. Делились они на два периода. От Рождества до Нового года шли «Святые вечера», а после Нового года – «Страшные вечера». Называли их так в память истребления царем Иродом всех младенцев в городе Вифлееме и его окрестностях в поисках Иисуса Христа. В тот трагический день по приказу Ирода было умерщвлено 14 тысяч младенцев. Их память в православной церкви ныне отмечается молебном 11 января.

У «святок» и «колядования» любопытная история. Слово «коляда» происходит от латинского слова «коларе» – выкликать. В Древнем Риме главный жрец выкликал первый день каждого лунного месяца. И каждые 10 дней месяца назывались «календами». Отсюда произошло и слово «календарь». По поверьям древних славян в ночь под Новый год, когда «рождалось новое солнце», на землю с небес сходили духи предков, которые и назывались «святками». Чтобы задобрить духов, селяне устраивали общественные пиршества. Жрецы-волхвы ходили по дворам и собирали «коляду» – пищу для предков и варили кутью из немолотого зерна. Кутья считалась любимой пищей умерших. Этот обычай – угощать кутьей участников похорон на поминках незыблемо соблюдается и в наши дни.

 







HotLog с 21.11.06

Создание сайтаИнтернет маркетинг