Пенза Православная Пенза Православная
  АННОТАЦИИ Православный календарь Народный календарь ВИДЕО-ЗАЛ Детям Детское творчество Стихи КОНТАКТЫ  
ГЛАВНАЯ
ИЗ ЖИЗНИ МИТРОПОЛИИ
Тронный Зал
История епархии
История храмов
Сурская ГОЛГОФА
МАРТИРОЛОГ
Пензенские святыни
Святые источники
Фотогалерея"ХХ век"
Беседка
Зарисовки
Щит Отечества
Воин-мученик
Вопросы священнику
Воскресная школа
Православные чудеса
Ковчежец
Паломничество
Миссионерство
Милосердие
Благотворительность
Ради ХРИСТА !
В помощь болящему
Архив
Альманах П Л
Газета П П С
Журнал П Е В

И Ю Л Ь 25.09.18
И Ю Л Ь

И Ю Л Ь

 

В народе этот месяц называют грозником, а у древних славян он именовался липец. Новое же название месяца пришло на Русь из Римской империи.

В Древнем Риме седьмой месяц года называли квинтилием, а переименовали его в честь Юлия Цезаря. Столь простое увековечение памяти понравилось племяннику Цезаря, следующему императору Октавиану Августу, и он повелел наречь восьмой месяц своим именем – августом. Так это и укоренилось. Между тем примеру «августейших» предшественников решил последовать и император Тит Флавий Домициан, принявший понравившееся ему прозвище Германик. Он приказал именовать сентябрь германиком, а октябрь – домицианом. Однако после его смерти ненавидевший Домициана сенат постановил уничтожить всякую память о нем и девятый-десятый месяцы календаря получили свои прежние названия.

Прижившийся на Руси июль оброс и прозваниями: сенозарник, страдник, прибериха, макушка лета. Соответствовали этим прозваниям и поговорки:

В июле на дворе пусто, да на поле густо.

Не топор кормит мужика, а июльская работа.

Всем лето пригоже, да макушке тяжело. Страда.

Сбил сенозарник спесь, что некогда на полати взлезть.

Баба бы плясала, да макушка лета настала.

Отличался июль и приметами:

Парной туман над лесом – пошли грибы.

Солнце печет – липа цветет.

Рыба ловится от июня до Успенья.

 

 

3  И Ю Л Я

 

М Е Ф О Д И Й   П А Т А Р С К И Й

 

Нефедов день, как в простонародье называли этот праздник, – один из немногих народных праздников узкого, как в наши дни говорят, профессионального назначения. Это праздник охотников, любителей перепелиного промысла, ныне почти забытого.

«Мой каравай в печи – перепелкой, а из печи – коростелкой» (т. е. пышный, высокий) – так нахваливали хозяйки, сажая и вынимая хлебы из печи. А охотники смотрели «свое время» по примете: «Над озимью носятся тенетник и мошкара – будет улов перепелок».

Епископ Мефодий, управлявший в конце III века епархией в Патарсе и Олимпе Ликийском, потом в Тире Финикийском, разумеется, не имел никакого отношения к перепелиной охоте. Он остался в истории христианской церкви как страстный и остроумный полемист, выступавший против современных ему языческо-христианских доктрин, средоточием которых был город Тир в нынешнем Ливане. В борьбе со своими противниками Мефодий написал множество сочинений, но до наших дней дошли только три: «О Воскресении», «Пир десяти дев» и «О свободе воли против валентиниан». Закончил он свою жизнь в 312 году как священномученик.

Поскольку имя святого Мефодия упоминается в церковном календаре и службах, Мефодием нередко нарекали новорожденных мальчиков. Его день запомнился, совпав с разгаром сенокосной поры и единственно летним временем охоты – перепелиной ловлей. Любители этого увлекательного и искусного промысла с нетерпением ждали Нефедова дня: заранее примечали места, куда слетались перепелки на кормление, готовили сети.

Перепелов ловили не столько как изысканную дичь на стол для гурманов, сколько как певчих птиц. В Нефедов день перепелиные охотники с вечера залегали в поле и, затаившись, лежали до утренней зари, а на заре начинали наигрывать на специальных дудочках. Перепелки летели на звуки охотничьих рожков и попадали либо под раскинутую на траве и настороженную сеть, либо в двухстенную сетку, установленную вертикально в местах вероятного перелета птиц во время кормежки.

В этот день непременно надо было поймать хотя бы одного перепела – для счастья. Тогда ловца птиц все лето ждала удача. Особо стремились поймать белого «князь-перепела». После этого верилось, что перепела, потеряв вожака, уже сами летели в сети охотников.

Наиболее интересной считалась охота на перепелов с помощью собаки и прирученного ястреба. На заре по ржаному полю, где преимущественно кормились перепелки, пускали собаку. Она поднимала перепелов в воздух, и тогда вслед им швыряли с кулака ловчего ястреба. Охотнику следовало поспешить, чтобы овладеть пойманной ястребом добычей.

Нефедов день, да с молитвой ему, всегда бывал уловистым, и охотники, вернувшись с видной добычей, устраивали праздничную трапезу.

 







HotLog с 21.11.06

Создание сайтаИнтернет маркетинг