Пенза Православная Пенза Православная
  АННОТАЦИИ Православный календарь Народный календарь ВИДЕО-ЗАЛ Детям Детское творчество Стихи КОНТАКТЫ  
ГЛАВНАЯ
ИЗ ЖИЗНИ МИТРОПОЛИИ
Тронный Зал
История епархии
История храмов
Сурская ГОЛГОФА
МАРТИРОЛОГ
Пензенские святыни
Святые источники
Фотогалерея"ХХ век"
Беседка
Зарисовки
Щит Отечества
Воин-мученик
Вопросы священнику
Воскресная школа
Православные чудеса
Ковчежец
Паломничество
Миссионерство
Милосердие
Благотворительность
Ради ХРИСТА !
В помощь болящему
Архив
Альманах П Л
Газета П П С
Журнал П Е В

Б Е С Е Д К А 21.09.21
Чем ночь темней, тем ярче звезды

Чем ночь темней, тем ярче звезды

Портрет семьи на фоне истории ХХ века

 

Каждый музейный предмет имеет свою историю. Вот и в этих, казалось бы, ничем не примечательных фотографиях заключена история нашей страны и одной удивительной семьи. Люди на снимках воплотили в себя главные христианские добродетели – любовь к Богу и ближним, смирение и незлобие, – сохранив чистоту сердец в самых жесточайших испытаниях.

18 сентября 2005 года в музей В. Г. Белинского приехала группа туристов из Никольского района. Руководитель группы показала сотрудникам музея фотографию и сказала: «Вот этот человек – ваш священник. Если заинтересуетесь – снимите копию». При этом она указала адрес, по которому можно было обратиться за информацией….

Так мы узнали, что фотография оказалась в музее по инициативе Антонины Дмитриевны Беляковой, которая является родственницей священника Владимира Белякова, изображенного на фотографии. К сожалению, годы не пощадили снимок – качество оставляет желать лучшего.

 

ИСТОКИ

На фотографии молодой священник Владимир Беляков и его жена Мария Георгиевна.

В то время они еще не знали, через какие испытания придется им пройти. Они были рядом, они были молоды, они вместе дружно шли по жизни. Мария Георгиевна была дочерью священника из села Глебовка Чембарского уезда (ныне Башмаковский район Пензенской области).

Будущий священник получил образование в Русско-Качимской церковно-учительской школе Городищенского уезда Пензенской епархии, работал учителем в церковно-приходской школе в деревне Павловке Пензенского уезда. 10 марта 1906 года определен исполняющим должность псаломщика в Николаевскую церковь села Глебовка Чембарского уезда, а 21 марта 1908 года утвержден в должности штатного псаломщика той же церкви.

Спустя три года он успешно выдержал испытание на сан дьякона в комиссии при Пензенском духовном училище и назначен на должность дьякона при Казанской церкви села Богородского Голицына Саранского уезда. После очередных испытаний определен на должность священника при Казанской церкви села Можаровка Городищенского уезда.

О его семейном положении сказано: «В семействе у него: жена Мария Георгиевна, родившаяся 29 августа 1891 года. Дети: Параскева, год рождения 1909, 24 октября; Петр, год рождения 1911, 11 июля, Лидия 1913 года рождения, 22 марта». Последняя запись датирована 3 апреля 1913 года.

Это этапы его «дореволюционной» жизни. О его дальнейшей судьбе узнаем из воспоминаний Елены Васильевны, его внучки, и Зинаиды Владимировны Колесниковой, его младшей дочери, которая в настоящее время проживает в поселке Башмаково Пензенской области.

 

ГРОЗНОЕ КОЛЕСО ИСТОРИИ

Вот еще фото из семейного архива. На ней почти вся семья, нет только Зинаиды – она еще не появилась на свет. В семье было 13 детей. Трое умерли, не достигнув совершеннолетия. Из оставшихся в живых десяти детей старшим был Петр (1911 г. р.)

В конце 20-х годов они еще вместе. Они лишь на минуту оставили свои дела, чтобы сфотографироваться. И никто из них не мог подумать, что именно эту фотографию как бесценную реликвию будут хранить потомки.

Грозные 30-е годы железным колесом безжалостно прокатились по жизни каждого члена семьи. Когда начались гонения на церковнослужителей, отца Владимира несколько раз арестовывали, отправляли в ссылку как врага народа. Отпускали ненадолго, потом опять забирали на несколько лет.

А детям в лицо кричали: «Поповские выродки!» И даже учиться в школу не брали. Им очень страшно было смотреть, как горела бело-голубая, вся в ажур­ных украшениях церковь в Глебовке. Из дома священника забрали все до последней сковородки.

На просьбу отца Владимира оставить детям хлеб, сказали: «Твоим детям уже ничего не нужно». Младшая Зинаида до сих пор не может без слез вспоминать о том, как вырвали у нее из рук чашку, а ее содержимое вывалили на стол.

Из воспоминаний Елены Васильевны: «На допросах деда заставляли публично отречься от веры. Он отвечал отказом.

– Тогда не будет ни тебя, ни твоих детей!

– Ну, значит, моя судьба такая».

Когда его забирали в третий раз, он, как бы предчувствуя беду, сказал: «Больше я не вернусь».

 

НИТОЧКА ПАМЯТИ

Очень долго не было от него вестей. Из Моршанского дома заключения Владимир Степанович при­слал фотографию, датированную 6 марта 1933 года, с надписью: «Горячо и нежно до гроба любимой супруге и милым ненаглядным деткам на добрую и долгую память от мужа и отца».

В настоящее время из его детей в живых осталась только одна дочь – Зинаида Владимировна. Она бережно хранит единственное письмо, присланное отцом в декабре 1939 года. Его невозможно читать без волнения. Оно с первой до последней строки проникнуто нежной любовью к жене и детям.

Это письмо как щит оберегало семью, незримой нитью связывало детей все последующие годы. Больше писем не было. Отчаявшись ждать, заболела Мария Георгиевна. Она таяла как воск и 25 августа 1939 года умерла. Ей было 47 лет.

 

РОДИТЕЛЕЙ ЗАМЕНИЛА ЛИДИЯ

И дети остались одни. Старший Петр еще при жизни матери уехал в Донбасс, ему тогда было чуть больше 10 лет. Он присылал деньги, чтобы братья и сестры не умерли от голода. Зинаиде тогда едва исполнилось 8 лет, чуть постарше – Сима и Аркаша.

Опорой для всех стала Лидия. На фотографии ей чуть больше17 лет. Эта мужественная женщина вынесла на своих плечах все тяготы и лишения. Ей некогда было думать о своей личной жизни, ее ждали братья и сестры, только на нее надеялись.

Из Глебовки Лидия ходила на работу в Башмаково. Она была счетоводом. Все дети ее провожали, поднимались на пригорок за селом, долго смотрели вслед и каждый день просили: «Приходи быстрей!» А до Башмакова было десять километров. И надо было вечером возвратиться, принести что-нибудь поесть.

Чуть позже, после окончания курсов счетоводов, Лидия стала работать бухгалтером в Башмаковском районе. С первых дней она приучила себя к дисциплине, работала «не глядя на часы и на красные дни в календаре».

До войны и в военные годы все жили в Глебовке. Братьев, что постарше, забрали на войну защищать Родину. Вениамин прошел всю войну, стал кадровым военным, ушел на пенсию в звании майора. Порфирий был сапером в течение всей войны. После войны разминировал Сталинград, и однажды после взрыва очередной мины совсем облысел – все волосы остались на шинели.

Александра забрали прямо из учительского института, он был ранен под Ржевом. Ранение в голову было очень тяжелым, он долго не приходил в сознание. Из московского госпиталя его на носилках привезли в Глебовку, где жила Лидия с братьями и сестрами. Чтобы поставить его на ноги, нужно было усиленное питание. И тогда Лидия специально для него стала брать по пол-литра молока в день. А малыши не позволяли себе даже притронуться к молоку, хотя сами были голодные. Александр выжил, но остался инвалидом.

Николай погиб в 22 года уже после того, как отгремели победные залпы. Не попали на войну только Аркадий, по молодости лет, и Петр, так как уже в финскую войну стал инвалидом.

 

ПОСЛЕСЛОВИЕ

Вот так защищали Родину Беляковы, дети врага народа, отвергнутые ей в лице представителей власти. Знал ли об этом отец? До 1942 года он, как потом стало известно, был жив. На запрос сына Аркадия о судьбе отца был получен ответ: заболел туберкулезом и умер. Марии Георгиевны в то время уже не было в живых.

Память о родителях сохранилась в сердцах детей. Они воспитывали их на личном примере. Уважение друг к другу, честность, любовь к труду были присущи каждому ребенку. Кроме того, отец никогда не наказывал детей. «Надо сказать так, чтобы ребенок понял», – говорил Владимир Степанович.

Воспитание, данное родителями, способствовало тому, что они не потеряли друг друга, оставшись без отца и матери. Находясь в разных уголках нашей страны, даже в самое трудное время старались встречаться ежегодно.

История жизни этой семьи взволновала душу. А ведь могло бы быть все иначе: была бы счастливая многодетная семья, трудившаяся на благо процветания Отечества. Но прошедшего не вернешь. Оттого-то и замирает сердце Зинаиды Владимировны при воспоминании об этом невозвратном прошлом, и катятся из глаз непрошеные слезы.

 

Т. В. Шалыганова,

заведующая сектором фондов музея-усадьбы В. Г. Белинского.

Б№50-51(669-670)2012

 







HotLog с 21.11.06

Создание сайтаИнтернет маркетинг