Пенза Православная Пенза Православная
  АННОТАЦИИ Православный календарь Народный календарь ВИДЕО-ЗАЛ Детям Детское творчество Стихи КОНТАКТЫ  
ГЛАВНАЯ
ИЗ ЖИЗНИ МИТРОПОЛИИ
Тронный Зал
История епархии
История храмов
Сурская ГОЛГОФА
МАРТИРОЛОГ
Пензенские святыни
Святые источники
Фотогалерея"ХХ век"
Беседка
Зарисовки
Щит Отечества
Воин-мученик
Вопросы священнику
Воскресная школа
Православные чудеса
Ковчежец
Паломничество
Миссионерство
Милосердие
Благотворительность
Ради ХРИСТА !
В помощь болящему
Архив
Альманах П Л
Газета П П С
Журнал П Е В

ЩИТ ОТЕЧЕСТВА 21.02.18
«Пенза православная» – http://pravoslavie58region

«Пенза православная» – http://pravoslavie58region.ru/armia.htm

 

Пензенские кадеты узнали, как работает ТРК «Экспресс» изнутри

 

15.03.2015

 

Возможность посмотреть, как устроена телерадиокомпания «Экспресс» изнутри, появилась у кадетов пензенского генерала Слепцова казачьего корпуса. Юным школьникам показали основные съемочные павильоны и студию молодежной радиостанции.

Побывать на радио «Экспресс» кадеты 46-го генерала Слепцова казачьего корпуса мечтали давно. Желание осуществилось во время экскурсии на ТРК. Школьникам рассказали о том, как устроена студия, откуда идет сигнал, зачем нужны компьютерные программы. Чтобы дети полнее прочувствовали атмосферу, им разрешили посидеть в креслах диджеев и даже послушать популярные песни в наушниках.

«Я слушаю радио «Экспресс» и очень рад тому, что сюда попал. Экскурсия понравилась очень сильно. Конечно, хотелось бы еще клоуна увидеть», – поделился впечатлениями ученик пензенского казачьего генерала Слепцова кадетского корпуса Иван Семушкин.

Посмотреть на клоуна Петю – героя программы «Маленькая страна» – у кадетов в этот день не получилось, зато для них приоткрыли секреты телевизионного закулисья: показали журналистскую, съемочные павильоны и монтажку.

«Мне понравилось, как тут все у вас устроено, компьютеры, картины и, конечно же, что можно везде походить, все посмотреть», – сказал ученик пензенского казачьего генерала Слепцова кадетского корпуса Кирилл Калдусов.

От увиденного у детворы осталось много впечатлений. На «Экспресс» они обещали вернуться. Некоторые задумались о том, чтобы попробовать свои силы в будущем на радио или телевидении.

 

http://tv-express.ru/sobitiya/penzenskie-kadety-uznali-kak-rabotaet-trk-ekspress-iznutri

 

Жители дома в Харькове гордятся, что их соседом был пензенский Герой Иван Бастеев

 

16.03.2015

 

На фасаде многоэтажного жилого дома по улице Мироносицкой, 95, в городе Харькове Украины размещена памятная доска о жителе этого дома Иване Васильевиче Бастееве – советском военноначальнике, в годы Великой Отечественной войны командире 89-го стрелкового полка 23-й стрелковой дивизии 47-й армии Воронежского фронта, полковнике, Герое Советского Союза, генерал-майоре и уроженце Пензенской области.

 

 

 

Действительно, Иван Васильевич Бастеев родился 20 сентября 1896 года в деревне Белозерки ныне Каменского района Пензенской области в семье крестьянина. Окончил церковно-приходскую школу.

В Красной Армии с 1918 года. Участник Гражданской войны. Участвовал в борьбе против банд Григорьева и Юденича, в разгроме интервентов.

В 1925 году окончил курсы «Выстрел». Член ВКП(б) с 1928 года. В 1941 году заочно окончил три курса Военной академии механизации и моторизации РККА.

Участник Великой Отечественной войны с 1941 года.

 

Подвиг

89-й стрелковый полк (23-я стрелковая дивизия, 47-я армия, Воронежский фронт) под командованием полковника Ивана Бастеева в сентябре 1943 года стремительно форсировал Днепр севернее города Канев Черкасской области Украины, захватил плацдарм и успешно отразил многочисленные атаки противника.

Указом Президиума Верховного Совета СССР от 25 октября 1943 года за образцовое выполнение боевых заданий командования на фронте борьбы с немецко-фашистскими захватчиками и проявленные при этом мужество и героизм, полковнику Бастееву Ивану Васильевичу присвоено звание Героя Советского Союза с вручением ордена Ленина и медали «Золотая Звезда».

С 10 ноября 1943 года по 10 ноября 1944 года Иван Бастеев командовал 23-й Киевско-Житомирской Краснознаменной стрелковой дивизией.

2 ноября 1944 года И.В. Бастееву присвоено звание «генерал-майор».

В 1945 окончил Военную академию Генштаба. Находился на командных и штабных должностях.

С 1951 года генерал-майор И.В. Бастеев — в отставке. Скончался 29 октября 1951 года. Похоронен в Харькове (Украина).

Награжден двумя орденами Ленина, тремя орденами Красного Знамени, орденом Суворова 2-й степени, медалями.

На малой родине чтят память о прославленном земляке. Бюст Героя установлен на площади Победы в городе Каменке.

 

 

Однако, на информационной табличке на бюсте Героя написана фамилия не Бастеев, а Бастяев. Тем не менее, это один и тот же человек.

 

 

Жизнь и подвиг Героя увековечены в очерке пензенского журналиста. В проекте телеканала «Россия 1. Пенза», посвященном Героям-пензенцам, предлагаем познакомиться с ним.

 

Не жалеть себя

В последние дни сентября сорок третьего года шли жестокие бои. В предрассветной дымке тумана, стелившегося над Днепром, вырисовывался берег великой украинской реки. Вглядываясь в его кручи и оборонительные сооружения, где притаились гитлеровцы, полковник Иван Васильевич Бастеев думал: «Что там у них? Какие силы и как укреплены позиции?» Повернулся к посыльному:

— Позовите начальника штаба.

Когда тот прибыл, Бастеев распорядился:

— Надо твоих орлов-разведчиков послать туда, — указал он на противоположный берег. — Думаю, что не так уж силен хваленый немцами «вал». Туману вояки напускают, будто их укрепления на Днепре неприступны. Это — расчет на слабонервных.

— Я такого же мнения, товарищ гвардии полковник. Сейчас пошлю разведчиков. Они все сделают.

— Действуй. К исходу дня доложи.

— Есть! — ответил начальник штаба полка и энергично направился в роту разведчиков.

Через полчаса лодка с обвязанными тряпьем уключинами — чтобы не скрипели — отчалила от берега. Под покровом тумана плыли долго и тихо. К берегу подобрались, как говорится, почти под носом у немцев и по круче взобрались повыше. Ничем не выдавая себя, из кустарника весь день вели наблюдение, засекая пулеметные точки, блиндажи и дзоты, выявляя резервы, которые, тщательно маскируясь, подтягивались ближе к реке. Немцы торопливо готовились к отражению атаки советских войск.

Поздним вечером разведчики вернулись, и начальник полковой разведки вместе с начальником штаба доложили Бастееву результаты наблюдения за немецкими позициями.

— Хорошо. Спасибо за службу, гвардейцы! Разведчикам разрешаю отдыхать.

Положив в планшет карту с нанесенными на нее данными, добытыми разведчиками, Бастеев выехал в штаб дивизии. Доложив все, что стало известно о немцах на противоположном берегу, высказал свои соображения о том, что десант для захвата плацдарма надо выбросить немедленно, пока гитлеровцы не подтянули большие резервы.

— План высадки у нас уже готов, — закончил командир полка.

— С задачей справитесь? — спросил его командир дивизии. — Уверены?

— Справимся, товарищ генерал. Одна просьба: поддержите нас артиллерией в момент высадки. Нам бы только зацепиться за берег...

— На этот счет все у нас продумано. Артиллеристы свое дело знают. Огоньком поддержим при первом же вашем сигнале. Так, что ли, начальник артиллерии?

Полковник-артиллерист подтвердил:

— Как вам и доложено мною.

Понтонов было мало, и потому пошли в дело отремонтированные рыбацкие лодки. Бойцы сооружали из досок и бревен плоты для переброски минометов. Для комполка где-то раздобыли моторную лодку. Тщательно готовились и люди: проверялось оружие, распределялись боеприпасы, подгонялось обмундирование. А вечером в подразделениях состоялись собрания коммунистов и комсомольцев, проведены политбеседы с личным составом. Все поклялись боевое задание выполнить.

Уже поздно вечером полковник Бастеев с несколькими офицерами штаба лично проверил подготовку бойцов к десанту, готовность плавсредств, еще раз уточнил с присланными в полк связистами-артиллеристами сигналы для открытия арт-огня в момент высадки, побеседовав с командирами подчиненных подразделений, дал указания.

Наступила полночь. Первая группа десантников из восьмидесяти человек, бесшумно погрузившись на лодки и плоты, отплыла от берега. Продвигались медленно, гребли так тихо, что даже вблизи не было слышно всплеска весел и шестов. Когда лодки уткнулись в берег, гитлеровские посты обнаружили десантников. В небо взвились немецкие сигнальные ракеты, а следом над Днепром повисли «фонари»-ракеты, освещавшие ослепительно-белым светом всю округу. В воздухе засвистели пулеметные и автоматные пули, раздались взрывы снарядов и мин. Огонь немцев был ожесточенным, но не прицельным. Крутой днепровский берег надежно укрывал бойцов и командиров от огня неприятеля.

Забросав передовое охранение гранатами, гвардейцы ворвались в первую траншею оборонявшихся. Рукопашный бой был недолгим, немцы, не выдержав натиска, отступили. Закрепившись и подождав еще одну небольшую группу, десантники ринулись на вторую траншею, но там было труднее, так как фашисты успели подтянуть резервы и оказали сопротивление, а затем контратаковали. Заняв оборону, наши бойцы отбивались огнем пулеметов и автоматов, их поддержали минометчики, а затем и артиллеристы. Высадка второго эшелона десантников была обеспечена, а к утру высадился и третий эшелон во главе с командиром полка.

Озлобленные неудачей, гитлеровцы бросили против десантников свои отборные части пехоты, усиленные танками и самоходными орудиями. Но и это им не помогло. К полудню полку Бастеева удалось несколько продвинуться вперед, хотя десант при этом понес потери в живой силе и вооружении. Немцы, выявив, что силы десантников поослабли, не прекращали своей атаки, а затем предприняли штурм плацдарма. Тогда открыла огонь наша корпусная артиллерия, и гитлеровцы опять не добились успеха.

Воспользовавшись растерянностью противника, Бастеев с автоматом в руках выскочил из окопа и повел своих бойцов на врага, решительно преследуя его. Гвардейцы с криком «ура!» ринулись на вражьи позиции. Двести... сто... пятьдесят метров до них. Бастеев видит уже совсем близко искаженные лица — не то от страха, не то от злобы, — немцы строчат короткими очередями. Он тоже выпустил длинную очередь, вторую... Командир полка и рядом с ним его ординарец бежали туда, где завязалась рукопашная борьба. Крики раненых, обрывочные истошные команды-вопли немецких офицеров, треск огня автоматов — все смешалось.

Как ни тяжело было полку, но Бастеев уже понял, что противник не выдержал натиска: он начал пятиться на запасные рубежи.

Седьмые сутки неравного поединка с сильным врагом вел истощенный полк. И хотя он понес большие потери, удалось немного расширить район, захваченный десантом.

Немцы бросали в бой все новые, боеспособные части. Они понимали, что захват русскими плацдарма грозит высадкой более мощных сил, за которой последует их стремительный прорыв к Киеву — основному узлу обороны на Днепре.

Второго октября противник нанес удар крупными резервами. Стоял на плацдарме гул от рева моторов, строчили пулеметы и автоматы, рвались гранаты и мины, с жутким свистом и грохотом взрывались снаряды и бомбы. То в одном, то в другом месте возникали рукопашные схватки. Гитлеровцев было вдесятеро больше, но советские десантники стояли насмерть, и снова фашисты откатились, не добившись успеха.

Поредели наши роты, появилось много раненых и контуженых, однако же никто не хотел отправляться в тыл. Используя небольшую передышку, пехотинцы укрепили свой рубеж: подправили окопы, пулеметные ячейки, пополнились боеприпасами. Тщательно замаскировались.

Готовился к бою и неприятель. Разведчики-наблюдатели доложили: «К плацдарму подброшено более тридцати танков и самоходных установок, с тыла подходят пехотные части, за передним краем установлены многоствольные минометные установки».

Посоветовавшись с командирами батальонов, полковник Бастеев поставил задачу — внезапной атакой занять господствующую высоту в районе букринской излучины, укрепленную долговременными огневыми точками, проволочным заграждением и разветвленной сетью траншей; противотанковые рвы — на подступах к ней.

— Если мы ее займем, наше положение будет устойчивым, — разъяснил комполка. — Сил у нас, правда, пока маловато, но внезапность плюс политико-моральный настрой наших гвардейцев дадут свои результаты. — Походил, подумал и добавил: — Атаковать будем в полдень. Именно так. А они ждут нас утром.

В 13 часов Бастеев дал команду к наступлению.

Немцы не ожидали, что русские воины пойдут в открытое наступление среди дня, да еще столь небольшими силами. Поэтому открыли огонь с опозданием, когда первые ряды атакующих советских бойцов поднимались уже по скатам, штурмуя доты и дзоты, забрасывая их гранатами и поражая струями ранцевых огнеметов.

Два часа кипел шквал огня на высоте. Не выдержав тяжкого удара, немцы отступили, побросав много вооружения, боеприпасов и амуниции, оставив на поле боя полторы сотни убитых и раненых. Высота была взята. С ее потерей враг лишился возможности скрытно подтягивать резервы, обстреливать прибрежную полосу Днепра.

Перегруппировавшись, гитлеровцы предприняли новую контратаку, но их снова постигла неудача. Гвардейцы, воодушевленные личной храбростью своего боевого комполка, успешно разили врага. Экономя боеприпасы, которых оставалось мало, пулеметчики, автоматчики и стрелки, подпустив гитлеровцев на близкое расстояние, ударили кинжальным огнем.

В критический момент боя появился Бастеев в одной из рот:

— Как дела, комроты? Держись!

А потом к солдатам:

— Удержимся, гвардейцы? Или запросить поддержку?

— Обязательно удержимся, товарищ полковник!

— Вот только боеприпасов у нас маловато.

— Крепитесь, товарищи! Скоро враг выдохнется,— отвечал Бастеев.

Он знал, что через несколько часов начнется форсирование дивизии, к тому времени сосредоточившейся у Днепра. Понтонные подразделения армейского подчинения наводили переправу.

Шли восьмые сутки боя. Осунувшиеся без сна, давно не брившиеся, опаленные огнем и почерневшие от пыли и стелившегося дыма, подчиненные Бастеева продолжали стойко отбивать одну атаку за другой. Временами казалось, что им не будет конца. И вдруг по окопам пробежала радостная весть: «Наши подходят! Держись, ребята! Круши гансов, фрицев!»

С противоположного берега потянулись в разрывах снарядов и бомб понтоны и лодки с десантниками: на плацдарм перебрасывались главные силы дивизии, подкрепленные танками и корпусной артиллерией. Началось общее наступление.

«Неприступная оборона» нацистских мракобесов была сломлена. В прорыв были введены передовые части корпуса, обеспечившие последующий выход наших войск к столице Украины — Киеву.

Боевым действиям гвардии полковника Бастеева была дана высокая оценка командования. Прибывший на плацдарм командир стрелкового корпуса генерал-майор Чуваков спросил комдива Андрющенко:

— Кто первым захватил плацдарм?

— Восемьдесят девятый гвардейский стрелковый полк Бастеева.

Знаю этого молодца. Поздравьте его с победой. От моего имени поблагодарите весь личный состав полка. Представьте Бастеева к высшей награде — званию Героя Советского Союза. Отличившихся бойцов и командиров — к орденам и медалям.

Когда командир дивизии Михаил Федорович Андрющенко сообщил Бастееву о приказании комкора, комполка не скрыл своего удовлетворения:

— Солдаты и офицеры достойны наград. Без них я ничего не смог бы сделать. Орлы они у меня, товарищ генерал.

— А командира полка он приказал представить к Герою... — вставил в разговор комдив.

Иван Васильевич Бастеев смущенно ответил:

— Не думал, что заслужу такой чести. Ее достойны мои боевые труженики.

Уже за Киевом Бастеев, собрав оставшихся в живых бойцов и командиров на митинг по случаю освобождения столицы Украины, сказал:

— Дорогие товарищи! Киев освобожден от немецко-фашистских захватчиков. Но еще зверствует на нашей земле жестокий враг. Силы у него немалые. Но мы готовы к новым боям и будем сражаться за нашу священную землю, не жалея своих сил, своей жизни. У нас впереди — победа!

Четким, строевым шагом, с орденами и медалями на выцветших и пропитанных потом гимнастерках прошли воины мимо своего любимого командира полка. Они шли на новые подвиги, шли туда, где предстояли жаркие сражения с врагом. Смотрел Бастеев и думал: «Каким бы трудным ни был наш боевой путь, мы не свернем с него. Мы выполним свой священный долг перед Родиной и партией!»

В представлении, датированном 9 октября 1943 года, характеризуя личное мужество и командирские способности Ивана Васильевича Бастеева, командование 47-й армии отмечало:

«Противник силами пехоты и танков неоднократно предпринимал яростные попытки возвратить утраченные позиции, но тов. Бастеев, находясь во главе главных сил полка, все контратаки отбил и прочно удержал главный рубеж.

Полковник Бастеев тактически грамотен, в бою бесстрашен, всегда спокоен, умело и здраво оценивает любую сложную обстановку...».

На войне всякое бывало. Случилось так, что лишь в марте 1945 года по личному указанию командующего артиллерией 1-го Белорусского фронта генерал-полковника Казакова было разыскано представление о присвоении гвардии полковнику Бастееву звания Героя Советского Союза. А в апреле, в канун Победы над гитлеровской Германией, Ивану Васильевичу было присвоено это высокое звание. Эта весть застала его уже в логове повергнутого врага, когда в Берлине шло последнее жестокое сражение с варварами XX века — немецко-фашистскими захватчиками.

Друзья поздравили героя. На душе у него было легко и радостно. В то же время было грустновато от того, что хотя враг заклятый повергнут, побежден, но каких неисчислимых жертв потребовало это от великого советского народа. Вспомнил Иван Васильевич своих боевых друзей, с которыми прошел тернистый и долгий путь к победе и которые сложили свои головы на полях России, Украины, Польши, Германии.

Неуемная злость к гитлеровцам брала Бастеева, когда он возвращался из штаба корпуса в полк. И вдруг среди развалин города он увидел нечто необыкновенное: советские солдаты раздавали пленным немцам хлеб, консервы, сахар, делились с ними махоркой и папиросами. Пленные, еще недоверчивые к своему вчерашнему врагу, брали еду дрожащими руками. У многих на глазах были слезы. Отчего бы это? Видимо, оттого, что к ним, пленным, так великодушно, по-человечески относятся советские воины. Многие улыбались, веря уже в то, что треклятая война идет к концу и что они, обманутые фашистскими бреднями, могут теперь не опасаться за себя, за жизнь своих семей.

Видя все это, Иван Васильевич, боец гражданской и участник Отечественной войн, подумал: «Так уж устроен наш советский человек: в бою он зол и беспощаден, но вот враг сломлен, и он, русский солдат, уже милостив и гуманен. Поймут ли это великодушие советского человека немцы? Думаю, что поймут. Не должны не понять. Этого не понять нельзя».

* * *

Герой Советского Союза, гвардии полковник Иван Васильевич Бастеев родился в селе Белозерке Каменского района.

В юношеские годы крестьянский сын добровольцем воевал в рядах Красной гвардии. Начал войну рядовым, затем стал командиром взвода. Позже был назначен командиром роты. В должности командира пехотного батальона мужественно воевал в составе армии прославленного полководца, нашего земляка Михаила Николаевича Тухачевского — будущего Маршала Советского Союза.

Окончилась гражданская война. Начались годы восстановления разрушенного войной народного хозяйства. Партия и правительство принимают ряд мер по укреплению обороноспособности страны. Обстановка диктовала: первое в мире социалистическое государство должно иметь свою сильную и несокрушимую армию рабочих и крестьян. Ивана Васильевича Бастеева, как одного из способных и боевых командиров, посылают учиться в военное училище. Молодой Красной Армии были нужны мужественные и грамотные в военном отношении командиры. После училища Бастеева зачислили в кадры командного состава.

Великая Отечественная война застала Ивана Васильевича в отдаленном гарнизоне, но его, имевшего боевой опыт, тянуло на фронт. Рапорты не раз отклонялись, но Бастеев все же добивается своего, и с декабря 1941 года он — на фронте. За боевые подвиги Родина наградила его многими орденами и медалями.

Лишь об отдельных подвигах нашего земляка в минувшую войну рассказано в этом очерке. А сколько их на счету этого мужественного и храброго человека, который провел в боях более тысячи триста грозных дней и ночей!

Пензенцы всегда помнят о своем знатном земляке Иване Васильевиче Бастееве, гордятся его боевыми делами, совершенными им во славу нашей Советской Родины.

Ф. Ивашкин

(«Герои и подвиги» (Сборник очерков), Саратов, Приволжское книжное издательство, 1976 год)

При составлении биографических данных о Героях Советского Союза были использованы архивные материалы и сведения из Интернета.

 

http://penza.rfn.ru/rnews.html?id=300769&cid=7

 

В Заполярье нашли останки пензенского летчика

 

17.03.2015

 

 

Поисковый отряд Мурманской области обнаружил останки уроженца Пензы,летчика 29 бомбардировочного авиаполка ВВС Северного флота лейтенанта Виктора Архонтова.

Известно, что он погиб при выполнении боевого задания в районе озера Раутуярви 5 марта 1943 года.

В октябре прошлого года его с воинскими почестями захоронили в мемориальном комплексе в Долине Славы в Кольском районе Мурманской области.

«Его имя будет внесено в 12 том Всероссийской Книги Памяти Пензенской области», — сообщили в государственном архиве Пензенской области.

 

http://tv-express.ru/sobitiya/v-zapolyare-nashli-ostanki-penzenskogo-letchika

 

Экс-командующий ВВС республиканской Испании отразил в своих мемуарах подвиг пензенского Героя

 

17.03.2015

 

В Брянске есть известный памятник летчикам. На нем отражены биографические данные на летчиков, которые оттуда уехали воевать на стороне республиканцев в Испании и были удостоены звания Героя Советского Союза. Среди них имя Никифора Баланова. Однако мало кто знает, что родина Героя — Пензенская область.

 

Родился 10 июля 1909 года на станции Канаевка Городищенского уезда (ныне Городищенского района) Пензенской области в семье крестьянина. Батрачил, работал пастухом. Окончил в Пензе два курса строительного рабфака в 1930 году, работал на фабрике «Кожевник». С 1931 года в рядах Красной Армии. В 1933 году окончил Оренбургскую военную авиационную школу летчиков.

Подробную биографию Никифора Баланова составил Олег Шушаков. По его словам, Никифор Баланов в звании лейтенанта служил младшим летчиком в 107-й истребительной авиационной эскадрилье 83-й истребительной авиационной бригады Белорусского военного округа.

Участник национально-революционной войны испанского народа с 3 ноября 1936 года по 27 мая 1937 года. Имел псевдоним «Луис». Был командиром звена истребителей И-16.

К 9 декабря 1936 года капитан Баланов имел на счету один сбитый в паре «Юнкерс» и 1,5 победы над «Хейнкелями». 2 января 1937 года награжден орденом Красного Знамени.

23 января 1937 года во время штурмовки войск противника в районе Хетафе (под Мадридом) был тяжело ранен зенитным огнем. Осколком снаряда ему оторвало палец на правой руке и пробило горло. Несмотря на это, сумел довести поврежденную машину до своего аэродрома, где он, не выпуская шасси, произвел вынужденную посадку и потерял сознание.

Вот как об этом эпизоде рассказывает писатель Сергей Ковалев: «Сергей Денисов, сейчас, казалось, никого и ничего не замечал. Выключив мотор, он выпрыгнул из кабины и побежал к самолету Баланова, своего ведомого. И когда взялся за борт, вспрыгнул на крыло, понял сразу: случилась беда. Об этом он подумал еще раньше, там, в воздухе, когда увидел на мгновение, как по машине Баланова полоснула золотистая пулеметная трасса. Потом, правда, в горячке боя, он позабыл об этом: атака следовала за атакой, а струи огненного дождя впивались в крылья, скрещивались у самого виска. К тому же, его ведомый, летчик Баланов, был по-прежнему на своем месте...

Теперь же Баланов сидел в кабине с окровавленным лицом... У самолета остановилась санитарная машина, в которую бережно положили потерявшего сознание летчика. Нет, не покинул Баланов боевой строй. А ведь в самом начале воздушной схватки разрывными пулями ему пробило шею и оторвало два пальца правой руки. Той руки, которая держала штурвал. Но он сражался! 20 минут длился тот бой».

Об этом бое в своих мемуарах «Меняю курс», изданных в 1966 году в Москве, бывший командующий ВВС республиканской Испании генерал Игнасио Идальго де Сиснерос писал так:

«6 ноября утром появились немецкие бомбардировщики «юнкерсы» в сопровождении итальянских истребителей «фиатов». Они, как обычно, рассредоточились, приготовившись безнаказанно бомбить и обстреливать боевые позиции и город. В тот момент, когда сирены еще продолжали оповещать население о воздушной тревоге, самолеты с красными эмблемами республиканской авиации появились в небе Мадрида и бросились в атаку на фашистских воздушных разбойников.

Зрелище, увиденное в то утро мадридцами, было грандиозным и незабываемым. В небе слышался беспрерывный рев моторов. Летчики почти в вертикальном пике бросались на «юнкерсы» и не давали им сбросить смертоносный груз. Мадридцы поняли: произошло что-то новое и необычное.

Люди бросились из бомбоубежищ на улицу, не думая об опасности... Мадридцы видели, как республиканские летчики сбили один за другим девять самолетов противника, остальные обратились в паническое бегство, преследуемые нашими истребителями.

Обезумевшие от радости мадридцы со слезами на глазах приветствовали республиканскую авиацию и Советский Союз, хотя прибытие советских самолетов держалось в глубочайшей тайне».

После лечения в госпитале Никифор Баланов был отправлен на родину. По неполным данным его окончательный итог в небе Испании составил три победы: одну лично и две — в паре.

27 июня 1937 года за образцовое выполнение специального задания Советского правительства по оказанию интернациональной помощи борющейся Испании, нанесение врагу урона в живой силе и технике удостоен звания Героя Советского Союза с вручением ордена Ленина и медали «Золотая Звезда». Он стал первым из уроженцев Пензы, удостоенным этого высокого звания.

После возвращения из Испании был командиром звена, командовал авиаотрядом 107-й истребительной авиационной эскадрильи. В мае 1938 года назначен командиром сформированного 31-го ИАП.

В 1940 году окончил Курсы усовершенствования командного состава при Военно-Воздушной академии имени Жуковского. Получив звание полковника, с августа 1940 года был заместителем командира 26-й смешанной авиационной дивизии (Тбилиси).

С апреля 1941 года — заместитель командира и временно исполняющий обязанности командира 72-й смешанной авиационной дивизии того же округа (Ереван). С июня 1941 года — заместитель командующего Закавказской зоной ПВО.

Участвовал в Великой Отечественной войне. С июля 1941 года по апрель 1942 года командовал 71-й ИАД (ВВС 47-й армии Закавказского фронта). В августе 1941 года участвовал в операции по вводу советских войск в Иран. Затем, до сентября 1942 года, был заместителем командующего ВВС 47-й Армии (Крымский фронт).

С июня 1942 года — командир 283-й ИАД (Западный фронт). С августа 1942 года — командир 295-й ИАД (5-я Воздушная армия, Закавказский и Северо-Кавказский фронты и 17-я Воздушная армия, Юго-Западный фронт). Участник битвы за Кавказ, Краснодарской наступательной операции. Летая на ЛаГГ-3, лично выполнял боевые задания — по некоторым источникам, выполнил 12 боевых вылетов и сбил 2 самолета противника.

 

 

О своей встрече с Балановым вспоминает дважды Герой Советского Союза, известный советский летчик — истребитель, а тогда еще совсем молодой неопытный пилот, Николай Михайлович Скоморохов: «К нам прибыл командир дивизии Герой Советского Союза полковник Н.Ф. Баланов... Среднего роста, плотный, с мужественным лицом, в блестящем кожаном реглане, сверкающих хромовых сапогах, он покорил всех с первой встречи. Умел во всем разобраться, легко решить любое дело, умно поговорить, посмеяться. И вот мне предстояло идти с ним ведомым.

Утром мы взлетели. Был воздушный бой. Крутились, как в чертовом колесе. Баланов несколько раз выходил прямо в упор на «Мессеров». Но... не стрелял. Ничего не понимая, я поражался этому, однако предпринимать что-либо не решился, тянулся за ним, как нитка за иголкой, зорко охраняя комдива.

Бой закончился вничью. На аэродроме Баланов выскочил из кабины до невероятности разгневанный — таким у нас его еще никто не видел. Бросился к капоту, откинул его, зло ругнулся: лента с патронами не была присоединена к приемнику оружия...

— А ты чего не стрелял?

— Вас прикрывал...

Кто же вас так учил? Ведомый не только прикрывает, но и в бой вступает, когда нужно.

Вот это я действительно слышал впервые. И слышал не от кого-нибудь, а от героя Испании, одного из лучших наших воздушных бойцов, человека, познавшего все тонкости нелегкой профессии летчика-истребителя!

Немного придя в себя, полковник Баланов дружески хлопнул меня по плечу:

— За то, что прикрыл надежно, — спасибо! А из остального сделай выводы на будущее.

Так поступить мог только сильный, знающий себе цену человек. Баланов именно таким и был».

С июля 1943 года командовал 317-й ИАД ПВО (1-я Воздушная истребительная армия Войск ПВО), под его руководством дивизия прикрывала военные объекты в Москве, Калинине, Химках, Волоколамске и других городах северо-западного Подмосковья.

В июле 1944 года отстранен от должности, находился в распоряжении командующего ВВС Западного фронта ПВО. С января 1945 года учился на Курсах усовершенствования офицерского состава истребительной авиации ПВО страны.

За участие в Великой Отечественной войне был награжден несколькими медалями, в том числе «За оборону Кавказа», «За боевые заслуги», «За победу над Германией».

В ноябре 1946 года полковник Никифор Баланов был уволен в отставку по болезни. Жил в городе Брянске. Умер 3 июня 1981 года. Похоронен на Советском кладбище.

Помнят о подвиге и на исторической родине Героя. В пензенском краеведческом музее в 2013 году была открыта выставка «Крылатые защитники Отечества», посвященная 100-летию образования Военно-Воздушных Сил России.

Экспозиция выставки рассказывала о развитии военно-воздушных сил в России и о земляках-пензенцах, выдающихся летчиках. Среди всех имен — значилось имя летчика Никифора Баланова.

Жизнь и подвиг Героя увековечены в очерке пензенского журналиста. В проекте телеканала «Россия 1. Пенза», посвященном Героям-пензенцам, предлагаем познакомиться с ним.

 

Волонтер Свободы

 

Они приехали в Испанию по доброй воле,

чтобы сражаться на нашей стороне, а если

нужно — умереть за наше дело.

Не считаясь со временем, не обращая внимания на усталость,

не жалея ради Испании ни крови, ни самой жизни,

они отважно сражались бок о бок с испанцами.

То были благородные, проникнутые революционной романтикой,

воспитанные и закаленные великолепной

советской школой герои.

Долорес Ибаррури

 

До командного состава полка дошли слухи, что в Испанию набирают летчиков-добровольцев для борьбы с фашистами. Кто-то предложил:

— Давайте, товарищи, попросимся туда. Напишем письмо самому Наркому обороны.

— Я согласен идти добровольцем,— ответил Никифор Баланов. — Пиши меня первым.

Записались и его однополчане. Через месяц их вызвали в Москву. Прошли медкомиссию, побывали на беседе в управлении кадров.

— В Париже вас встретят. Укажут, что делать, и помогут добраться до Испании. Важно — высоко нести честь советского командира,— напутствовал добровольцев работник Наркомата обороны.

Осенью 1936 года Баланов и его товарищи отправились в Париж, ехали в комфортабельном вагоне. После краткого отдыха в столице Франции выехали в Испанию. Хотя путь был короток, но добирались довольно долго. Французские власти всячески мешали проезду советских добровольцев: они под видом «нейтралитета», благоволя к генералу Франко, не особенно охотно выдавали визы на переезд франко-испанской границы. Многим добровольцам пришлось переходить границу тайно, по горным тропам, минуя французские пограничные посты.

Вот, наконец, и Мадрид — столица сражающейся Испании. Первое впечатление у Баланова было ужасающее: повсюду развороченные воронками от фашистских бомб мостовые, сгоревшие и разрушенные остовы зданий, зияли пустыми глазницами окон и дверей, улицы, загроможденные баррикадами и перерытые траншеями, а на перекрестках блокгаузы из камня, бетона и мешков с песком. Город насторожен. Фашисты совсем рядом. Бдительность повышенная. Патрули республиканцев тщательно осматривают, проверяют всех подозрительных.

Разместились в гостинице. В ожидании направления в боевые части прошло несколько дней. Видели налеты фашистской авиации, безнаказанно снующей в небе над Мадридом.

— Скорее бы в бой. Ждать надоело. Дадим перцу фашистам,— не сдержался Никифор Баланов на приеме у советского советника республиканской авиации. Тот разочаровал добровольцев:

— Самолетов пока нет. Где-то через месяц, полтора подвезут. Но терять время нельзя. Ваша задача — готовить испанцев. Летчиков и механиков у них мало, и нашу технику они не знают. Будете, товарищи, работать в авиационном учебном центре.

Вскоре, 13 октября, через порт Картахену прибыли ящики с истребителями И-15 и И-16. Началась их сборка. Работали круглосуточно, забывая порой о еде и отдыхе. Одновременно учили испанских летчиков и механиков владению советскими машинами. После пробного облета собранных «чатос» — в переводе на русский язык «курносых» (так называли испанцы наши истребители за их конфигурацию) — стали совершать боевые вылеты. А сборка самолетов продолжалась. Тут-то советские волонтеры столкнулись с добрыми друзьями — испанскими рабочими и крестьянами, с офицерами-профессионалами и мелкими служащими. Все они были сторонниками республики. Их отличало высокое благородство, честность и братство, трудолюбие и врожденная смекалка.

Волонтеры из Страны Советов всей душой понимали, что дело, за которое сражается честный и свободолюбивый испанский народ, стоит того, чтобы идти ради него на смерть.

Приобретать боевой опыт было некогда. Нужна была быстрая победа над врагом, ибо осенью 1936 года многим казалось, что судьба Испанской Республики решена.

За рубежом уже трубили о том, что падение Мадрида неминуемо. Но фашисты были остановлены у стен столицы. На рабочих окраинах и в воздухе шли сражения, и враг терпел одно поражение за другим.

В этот период и началась боевая «страда» в небе Испании нашего земляка летчика-добровольца Никифора Федоровича Баланова.

Вначале он летал на бомбежку и обстрел позиций фашистов у Харамы, затем участвовал в налетах на казармы фашистских головорезов, а в перерыве между боями тщательно изучал технику и тактику вражеской авиации.

Хотя мятежники Франко и терпели поражение, но они не расставались с мыслью о захвате республиканского Мадрида и бросили на столицу новые силы, в том числе лучшие части немецких и итальянских авиасоединений. Был получен приказ командующего республиканских ВВС: «Очистить мадридское небо от «юнкерсов», «хейнкелей» и «фиатов»! Не допускать бомбардировки города!»

В ноябре Никифора Баланова назначили командиром истребительного звена. Это было как раз в разгаре боев за Мадрид.

В те годы по славным традициям гражданской войны в авиации, как и в сухопутных войсках Красной Армии, еще сохранялся принцип: командир — всегда впереди. Так поступал в воздушных боях и Баланов. Он всегда был там, где трудно, ведя за собой боевых друзей. И успех сопутствовал герою.

В одном из первых боев звено юрких И-15 Баланова разогнало группу «юнкерсов», не дав им прицельно бомбить правительственные здания в Мадриде.

После удачи Баланов еще раз понял, что не так уж смелы фашисты, как об этом трубят франкистские газеты. Собрав летчиков своего звена, он сказал:

— Фашисты смелы тогда, когда они нападают семеро на одного. Надо решительными атаками нападать на них, бить их из любого положения, и тогда победа — на нашей стороне.

И здесь же, на классной доске, что висела в казарме, он нарисовал схему последнего воздушного боя, показав и успехи, и ошибки как свои, так и подчиненных летчиков.

— На этот раз мы не сбили ни одного «юнкерса», но в следующем бою, надеюсь, не подкачаем,— заявил он. — Я уверен в наших силах и возможностях. Нас мало, зато в наших руках передовая советская техника. Наш народ, доверив ее нам, ждет от нас побед.

А через несколько дней Баланов в первой схватке сбил «юнкере». Окрыленный удачей, наш бесстрашный земляк более уверенно бросался в бой с врагами республиканской Испании, ведя за собой своих товарищей.

Однажды под Мадридом Никифор встретил своего земляка Сергея Тархова — командира эскадрильи истребителей И-16. Баланов о нем слышал как об опытном, смелом человеке, на счету которого было уже несколько сбитых фашистских машин. Завязалась крепкая дружба, но она оказалась недолгой: 14 ноября, защищая мадридское небо, Тархов был сбит. Он выпрыгнул из горящей машины на парашюте, но озверелые франкисты расстреляли летчика в воздухе. Умер он в испанском госпитале, похоронен на мадридском кладбище со всеми воинскими почестями.

Гибель земляка и задушевного друга потрясла Баланова. Он поклялся мстить фашистам беспощадно. Скоро о летном мастерстве молодого летчика с уважением заговорили друзья-испанцы. Знали его дерзость и враги в стане Франко. О его смелости и незаурядном владении приемами воздушного боя ходили легенды, и когда «чатос» — истребитель Баланова — появлялся в воздухе, летчики мятежников, зная его по номеру, спешили уйти подальше.

В ноябре Баланову записали в его актив десятки уничтоженных на земле франкистов, два немецких бомбардировщика, зенитную батарею и много другой техники, помимо того, групповой счет его звена составлял вдвое больше.

Ноябрь и декабрь были исключительно тяжелыми для патриотов. Генерал Франко, сосредоточив на мадридском направлении большие силы фалангистов, отборные части марокканцев и хорошо вооруженные легионы немцев и итальянцев, развернул решительное наступление на столицу. В бой были брошены сотни танков и десятки самолетов. Но и на этот раз генеральное наступление Франко на Мадрид было сорвано. Фашистам пришлось расстаться с привычкой, без потерь бомбить город и расстреливать с воздуха свободолюбивых мадридцев. Воздушных разбойников встретила непреодолимая стойкость и безграничная храбрость советских и испанских летчиков-республиканцев. Ливень огня обрушивали они на врага, рвавшегося к столице, и наносили ему непоправимый урон.

В одном из таких боев отличился вновь Никифор Баланов, точнее сказать — все его звено. «Юнкерсов» было впятеро больше нашей тройки И-15. Баланов и его ведомые атаковали их на подступах к Мадриду. Влобовую пошли истребители треугольником, на острие которого — Баланов. Нервы у фашистов не выдержали, и строй их рассыпался. Командир звена погнался за головной машиной. Он знал, что обычно в ней находится самый опытный летчик. С ним решил разделаться раньше других; захватив его в перекрестие прицела, нажал на гашетку. Какой-то миг спас фашистского аса, который успел перейти в крутое пике. Баланов ринулся за бомбардировщиком и дал длинную очередь по кабине. «Юнкере» неуклюже завалился набок, перевернулся и, объятый пламенем, полетел вниз, неся за собой шлейф черного дыма.

— Есть один гад! — воскликнул Баланов и поспешил на помощь друзьям, которые вели бой с другими «юнкерсами», уходящими от Мадрида.

Испанцы, оборонявшие столицу, видели поединок Баланова с фашистом и не преминули, потом поздравить его с успехом. В тот же день летчики республиканской авиации одержали большую победу: они сбили около десяти фашистских машин.

Это произошло накануне девятнадцатой годовщины Великого Октября. Об этом бое в своих мемуарах «Меняю курс», изданных в 1966 году в Москве, бывший командующий ВВС республиканской Испании генерал Игнасио Идальго де Сиснерос писал так:

«6 ноября утром появились немецкие бомбардировщики «юнкерсы» в сопровождении итальянских истребителей «фиатов». Они, как обычно, рассредоточились, приготовившись безнаказанно бомбить и обстреливать боевые позиции и город. В тот момент, когда сирены еще продолжали оповещать население о воздушной тревоге, самолеты с красными эмблемами республиканской авиации появились в небе Мадрида и бросились в атаку на фашистских воздушных разбойников.

Зрелище, увиденное в то утро мадридцами, было грандиозным и незабываемым. В небе слышался беспрерывный рев моторов. Летчики почти в вертикальном пике бросались на «юнкерсы» и не давали им сбросить смертоносный груз. Мадридцы поняли: произошло что-то новое и необычное.

Люди бросились из бомбоубежищ на улицу, не думая об опасности... Мадридцы видели, как республиканские летчики сбили один за другим девять самолетов противника, остальные обратились в паническое бегство, преследуемые нашими истребителями.

Обезумевшие от радости мадридцы со слезами на глазах приветствовали республиканскую авиацию и Советский Союз, хотя прибытие советских самолетов держалось в глубочайшей тайне».

На некоторое время франкистская авиация прекратила полеты над Мадридом, прекратились и бомбардировки. Но Гитлер и Муссолини предоставили Франко новые самолеты, в том числе новейшие истребители Me-109. Над столицей возобновились ожесточенные воздушные бои.

В январе 1937 года, когда на боевом счету Баланова были десятки боевых вылетов, несколько сбитых и поврежденных самолетов, он получил приказ: звеном И-16 (к тому времени его звено летало на этих машинах) нанести удар по частям итальянского корпуса в районе городка Хетафе, что южнее Мадрида.

Истребители были встречены плотным огнем зениток. Снаряды рвались повсюду, след трассирующих пуль тянулся по небу. Но, невзирая на большую опасность, Никифор Баланов направил самолеты на артиллерийские позиции врага. При подлете к цели его звено подверглось более сильному обстрелу. Баланов заметил батарею зенитных пушек на окраине оливковой рощи. Покачивая плоскостями, он дал понять ведомым, чтобы они тоже устремились на батарею. Сбросив небольшие осколочные бомбы и обстреляв зенитчиков из пулеметов, истребители улетели в заданную вторую зону, где сумели вывести из строя дальнобойную батарею и уничтожить склад с боеприпасами. Выполнив задачу, звено повернуло назад. Но тут открыла сильный огонь другая зенитная батарея. Рядом с кабиной летчика разорвался снаряд, его осколки пробили фонарь. Самолет сильно тряхнуло, и Никифор на миг потерял сознание, почувствовав нестерпимую боль. Невольно провел по лицу рукой и увидел сгустки крови. «Плохи дела мои». Превозмогая боль, прибавил скорость, чтобы успеть долететь до аэродрома, но силы уже иссякли... Кое-как выровнял истребитель и затем стал снижаться. Пытался выпустить шасси, но оно, поврежденное снарядом, не выходило из гнезда. В голове мелькнуло: «Надо покидать самолет. Жаль машину. Попробую сесть на фюзеляж». Сделав еще один разворот над аэродромом, выключил на всякий случай мотор, и, вспахав фюзеляжем борозду на зеленом поле, благополучно приземлился. Снова потерял сознание. Очнулся Никифор уже в госпитале и там узнал, что у него напрочь оторвало палец на руке и осколком снаряда пробило горло.

Весть о мужестве летчика дошла до республиканцев. Узнав о совершенном Балановым подвиге, командующий авиацией Центрального фронта прислал на его имя письмо: «Товарищ командир звена Баланов! Я узнал о том, при каких обстоятельствах Вы были ранены, о Вашем героическом поведении и высоких качествах летчика. Имею честь поздравить Вас и желаю Вам быть здоровым в самом скором времени».

После лечения в госпитале, еще не совсем оправившись от ранения, Никифор Федорович попросился в свою часть, в строй героических бойцов республиканской Испании. Призывный клич Долорес Ибаррури: «Но пасаран!» — «Они не пройдут!» — стал и для Баланова вехой в его героической борьбе против франкистов.

Март 1937 года... Бои на всех фронтах Испании разгорались с новой силой. Франко с помощью Гитлера и Муссолини при явном попустительстве социал-предателей в республиканском правительстве и при молчаливом согласии империалистов Англии и Франции все туже и туже стягивал кольцо окружения вокруг гарнизцнов республиканской армии. Усилились налеты фашистской авиации.

Никифор Баланов принял новое звено истребителей. Почти ежедневно летал на штурмовку (истребители республиканской авиации использовались часто как штурмовики), участвовал в ночных рейдах по вражеским тылам, совершал налеты на аэродромы мятежников. Были дни, когда Баланов и его друзья — летчики республиканской авиации — совершали по пяти-шести боевых вылетов, но никто и никогда не высказывал мысли об усталости. Все были проникнуты одним: умереть, но победить фашизм — основного врага не только Испании, но и всей Европы, народов всего мира.

В одном из воздушных боев Никифор впервые повстречался с новейшим истребителем гитлеровцев Ме-109; эти машины в Испании проходили боевые испытания, имели превосходство и в скорости, и в боевом вооружении над советскими машинами. Баланов знал об этом. Знал он и о том, что Ме-109 уступает нашему И-16 в маневренности. Этим и воспользовался Баланов, когда сошелся с гитлеровцем один на один в небе Мадрида. Дуэль длилась недолго. Закрученную «воздушную карусель» наблюдали и франкисты, и республиканцы. Победил советский ас, сумевший при выходе «мессера» из пике ударить ему по мотору. Больше Баланов не встречался с «мессерами» в Испании, но знал о них многое, и эти знания пригодились ему потом, в 1941 году под Москвой, где он командовал истребительной авиационной дивизией.

В марте 1937 года летчика-истребителя, волонтера республиканской Испании Никифора Федоровича Баланова за проявленный героизм и мужество в борьбе против фашизма представили к высшей награде — званию Героя Советского Союза.

27 июля Михаил Иванович Калинин подписал Указ и, когда в 1938 году Баланов вернулся в Москву, лично вручил ему и его боевым товарищам — Героям Советского Союза — ордена Ленина и Грамоты о присвоении этого высокого звания. Золотую Звезду Никифор Федорович получил позже, после того как она была учреждена Советским правительством.

По прибытии на Родину он отдыхал, залечивал раны, затем получил новое назначение и принял эскадрилью. Перед началом Великой Отечественной войны отважный летчик командовал истребительным полком, а во время тяжелых боев под Москвой ему доверили авиадивизию ПВО. Он сражался с фашистами в небе Москвы, над Крымом и Кавказом, освобождал Украину, штурмовал логово врага — Берлин.

* * *

Полученные раны, долгие годы напряженной борьбы с фашизмом сказались на здоровье И. Ф. Баланова. После окончания войны он тяжело заболел и был уволен в отставку.

Живя вдали от родного края, он не забывает своих земляков. Ему вспоминается далекое село, которое раскинулось около станции Канаевка, сурские затоны, куда он отправлялся с ребятами на рыбалку, голубизна неба, просвечивающая среди векового сосняка, где не раз собирал грибы и ягоды. Здесь, на Пензенщине, он провел годы детства и юности, вступил в комсомол, получил образование и путевку в жизнь. И не зря в жарких боях приходили на память дорогие сердцу места, за которые он пролил кровь, отстаивая дело Мира.

Ф. Ивашкин

(«Герои и подвиги» (Сборник очерков), Саратов, Приволжское книжное издательство, 1976 год)

При составлении биографических данных о Героях Советского Союза были использованы архивные материалы и сведения из Интернета.

 

http://penza.rfn.ru/rnews.html?id=300937&cid=7

 

Без вины виноватый

 

17.03.2015

 

Для каждого, в чьей семье были (или живы ещё и сейчас) фронтовики, дни от 9 мая до 22 июня наполнены особым смыслом. Память будто ведет обратный отсчет времени от победы к началу войны. Хорошо, если в семье есть хоть одна душа, которая заинтересуется воспоминаниями людей, видевших войну своими глазами, и запишет их, сохранив для истории. Я, к сожалению, воспоминания своего отца не записала, осталось только то, что сохранила память. А вот Галина Михайловна МЕШКОВА записала воспоминания своего отца еще более тридцати лет назад. Сохранила их и даже делает всё возможное, чтобы непростая судьба МОРОЗОВА Михаила Матвеевича осталась в памяти потомков.

 

И было начало

М. М. Морозов встретил войну совсем юным мальчишкой, его призвали на действительную службу из Москвы, где он работал на заводе им. Лихачева, хорошо был знаком с техникой, может быть, потому и служить его определили в танковые войска. А служил он до войны в г. Луга Ленинградской области. Но так получилось, что первый день войны его 5-ый танковый полк 3-ей танковой дивизии во главе с командиром Барановым встретил в с. Сальцы Псковской области. Горечь отступления, непонимание того, что происходит, голод и холод - всё испытал танкист Морозов, был он и водителем танка, и старшим механиком. Первое боевое крещение принял под Новгородом. До конца своих дней не мог забыть того страшного боя, в котором его танк был подбит, из всего экипажа в живых остались только он и командир. Выбравшись из подбитого танка, они переплыли р. Волхов и добрались до своих. Там же, под Новгородом, не раз ходил он в разведку и однажды взял языка, который оказался не немцем, а испанцем.

Шли тяжелые бои, техника то и дело выходила из строя, нужна была новая. Как грамотного специалиста Морозова не раз командировали на заводы страны за новыми танками. Был он с этой миссией в Ленинграде на Путиловском заводе, в 1943 году брали танки в Горьком, а потом и в Сталинграде. Обычно на одном из пригнанных новых танков он сам и воевал. Некоторые сражения оказались для него особенно памятны. Вот что он вспоминает: "Под г. Калач мы вступили в бой с немцами. Немецкий миномёт снёс башню моего танка. Не помню, как доехал до своей полосы, как поставил танк. У меня была контузия, у командира порвана слуховая перепонка. В тыл не отправили, ранение не считалось тяжелым, лечились тут же, в прифронтовом госпитале".

 

За линией фронта

После госпиталя командование направило М. М. Морозова за линию фронта, прямо в лапы к немцам. Особый отдел поставил перед ним задачу - попасть в разведшколу. Ему дали немецкую листовку с призывом сдаваться. Капитан проводил в направлении линии фронта, пожелал удачи и повернул обратно к своим. А Михаил Матвеевич пошел вперед. Как позднее он сам признавался, было очень страшно, существовала реальная опасность того, что его могут просто подстрелить. А чтобы этого не случилось, он, преодолев страх, запел громкую песню. Его заметили и окликнули на немецком языке. Автомат в спину и повели к командиру. Там обыскали, допросили и на ночь посадили в минометную яму до 3-х м глубиной. Утром его вытащил на поверхность немец, дал в руки лопату и заставил рыть яму. Очень хотелось курить, и Михаил Матвеевич попросил у немца сигарету. После крепкой махорки сигарета показалась слабой, как мох. Немец, заметив смущение солдата, истолковал его по-своему и спросил: «Гут?».

Михаил Матвеевич не покривил душой и ответил: «Нихт!».

Рассерженный немец ударил его, Михаил Матвеевич упал и стукнулся о миномет. Сильно рассёк лоб, потекла кровь. Немец, видимо, испугался, что ему попадет от начальства, дал солдату пачку сигарет и отправил в лагерь.

Потом его вновь и вновь допрашивали, выясняя, почему он перешёл линию фронта. У Михаила Матвеевича на этот случай была приготовлена легенда, мол, случайно задавил танком офицера, испугался суда и решил сдаться немцам. Её и повторял раз за разом. Но, очевидно, немцы до конца не поверили в правдоподобность его истории, потому что вместо разведшколы отправили в концлагерь в Харькове, а потом перебросили в Днепропетровск. Кормили очень плохо. Оголодавшие люди, увидев на дороге застреленную лошадь, бросались к ней, чтобы урвать кусок мяса, а вместо этого их срезала автоматная очередь.

В днепропетровском лагере вовсю пошли разговоры, что их отправят на работу в Германию. И действительно, вскоре немцы подогнали машины, погрузили русских военнопленных и повезли в неизвестном направлении. На ночь останавливались в какой-нибудь деревне, жителей домов выгоняли на улицу, а в домах размещали по двадцать человек пленных. Все пленные были в деревянных колодках, сбитые в кровь ноги не давали покоя. Михаил Матвеевич отрезал от шинели полы и обмотал ими ноги. Договорившись с одним пленным, Михаил Матвеевич решил бежать. Вот как он сам рассказывал об этом: "Мы с ним разошлись в разные стороны. Во дворе стоял стожок сена или соломы. Я залез в него. Прошло какое-то время, слышу, собаки залаяли, раздался топот ног, шум во дворе. Я понял, что ищут меня. Вот собака залаяла совсем близко, а потом лай стал удаляться, это собака взяла след второго. Его нашли, я узнал об этом позже. Лежу я в стожке часа два или три, потянуло в сон, чувствую, что начинаю замерзать. Немцев во дворе уже не было, и я решил вылезать, будь, что будет…".

Михаил Матвеевич вылез из стожка и вошел во двор. Хозяин, увидев его, все понял и спросил: «Танкист? Они все кричали: "Руссиш танкист!».

Хозяин повёл его в дом, дал ему крестьянскую одежду, а его одежду они сожгли. Он жил в селе около месяца. Рядом в лесу были партизаны, они убили какого-то большого начальника, начались тотальные проверки, вышел приказ, который гласил: "За связь с партизанами - расстрел!" Деревню, в которой он жил, немцы сожгли. Хозяин рассказал, как связаться с партизанами, и Михаил Матвеевич пошёл в лес. Шёл долго, пока не услышал: "Руки вверх!" Началась проверка, которая оказалась не легче немецкой.

 

Дело № 9491

Его и ещё одного летчика, который тоже был сбит над вражеской территорией, но остался жив, отправили на самолёте в Москву для проверки. Он находился под следствием до тех самых пор, пока не пришли документы, подтверждающие, что на немецкую территорию его направил особый отдел. После этого его положили в госпиталь, лечили в течение месяца и признали негодным для дальнейшей военной службы. Но домой не отпустили, а отправили под Свердловск. Как свидетельствует заключение по делу № 9491, он находился на спецпроверке в Североуральском спецлагере (дата ареста 29.01.1944). А согласно постановлению от 13.01.1945 года, по ст. 58-10 ч. УК РСФСР он был приговорен к пяти годам исправительно-трудового лагеря и отправлен в Воркуту.

Подводя итог своей жизни, Михаил Матвеевич с горечью говорил: "Ушел я в армию на службу, а вернулся из тюрьмы в двадцать семь лет…" Вот на такой срок для него растянулась война.

После возвращения женился, родились и выросли дети, но никто не знал подлинную историю отца. Когда его спрашивали, за что он сидел, он повторял всё ту же легенду: "Под Свердловском произошел трагический случай. Я взял на буксир танк, он рванулся и задавил офицера. За это я был осужден военным судом…".

Этот миф развеялся только в 2001 году. Овдовевший к тому времени Михаил Матвеевич жил в семье дочери Галины, ему было 82 года. Как-то раз они сидели у телевизора, смотрели интервью, в котором мужчина рассказывал, что был осужден по 58 статье и теперь реабилитирован. Неожиданно Михаил Матвеевич произнес: "Я тоже был осужден по 58-ой…" Надо ли говорить, как удивлены были близкие, узнав об этом.

Галина Михайловна начала переписку с военной прокуратурой, откуда вскоре им были высланы документы о реабилитации и выплачена денежная компенсация. Очень хотелось посмотреть дело отца, но им ответили, что дело М. М. Морозова за № 9491 до сих пор хранится под грифом "секретно". Закон РФ "О реабилитации жертв политических репрессий" вышел в 1991 году, а М. М. Матвеевич был реабилитирован только через 10 лет.

Вспоминая отца, Галина Михайловна рассказывает: "Когда отец пересекал линию фронта, он пел. Пел и до последней минуты своей жизни, даже отходя от наркоза в палате реанимации ярославского военного госпиталя. Когда разрешили навестить его, я пришла с детьми, т.е. с его взрослыми внуками. И вдруг он предложил: "А давайте споем…" и запел. Бывало, он напивался и всю ночь пел, не мог заснуть, видимо, та невысказанная боль, которая все годы жила в его душе, выливалась с песней".

Человека нет, а память о нем жива, и страшную историю его жизни внуки и правнуки всегда будут читать, как интересную книгу, благодаря записям в дневнике, сделанным когда-то его дочерью.

Материал прислала Валентина ГУСЕВА

 

Комментарии

гость, 17 марта 2015, 16:56

а вы говорите при социализме мы жили хорошо.вот она загубленная жизнь.за родину за сталина.

 

http://www.vestibash.ru/news-19-3125.html

 

Беседа в Кузнецком институте информационных и управленческих технологий – КИИУТе –  на тему «Пример мужества. Воин Евгений Родионов»

 

18.03.2015

 

Сайт Пенза Православная

pravoslavie58region.ru

 

19 марта иерей Алексий Родионов и участники молодежного клуба им. Евгения Родионова при Вознесенском соборе провели беседу со студентами КИИУТа (Кузнецкий институт информационных и управленческих технологий) на тему: «Пример мужества. Воин Евгений Родионов».

 

Ему предложили принять ислам (Каран) и снять крест на то – остаться в живых, он не пал на колени перед нечистью! За это ему отсекли голову.

vk.com

 

Отец Алексий рассказал о подвиге мученичества за христианскую веру, о мужестве солдат-участников военных конфликтов, о том, как велик подвиг Евгения Родионова и его сослуживцев, не предавших веру и Отечество, ценой своих жизней доказавших свою преданность. Студентам и педагогам был показан фильм «Сто шагов в небо». В заключение учащиеся получили в подарок книги о подвиге солдат: «Он выбрал крест».

Фото: Ю. Царёв.

 

01labuvue132041293512345789

Максим Мальцев

http://kuzneparhia.ru/2015/03/18/beseda-v-kiiute-na-temu-primer-muzhestva-voin-evgenij-rodionov/#more-19506

 

Сайту «Россия 1. Пенза» удалось найти уникальный материал о Герое Василие Борисове

 

18.03.2015

 

Есть на Украине такой город – Борисполь. На одном из домов установлен барельеф. Это дань памяти Герою Советского Союза, который родом из Пензенской области, Василию Дмитриевичу Борисову. Эту уникальную информацию вы не найдете просто в Интернете, в официальных источниках она не значится. Установить данный факт удалось благодаря уникальной переписке близких, родственников, знакомых и просто неравнодушных к истории людей на страницах сайта «Всенародная книга памяти Пензенской области». Однако перед тем как познакомиться со всеми уникальными материалами и архивными документами, предлагаем краткую биографию Героя.

 

Историческая справка

Василий Борисов родился 1 сентября 1918 года в деревне Ивановка (ныне — Каменский район Пензенской области) в крестьянской семье. После окончания семи классов школы и двух курсов рабфака работал диспетчером на заводе имени Фрунзе в Пензе. В 1939 году был призван на службу в Рабоче-крестьянскую Красную Армию. В 1940 году окончил военную авиационную школу летчиков в Таганроге.

С 1941 года — на фронтах Великой Отечественной войны. К сентябрю 1944 года капитан Василий Борисов командовал звеном 8-го отдельного разведывательного авиаполка 8-й воздушной армии 4-го Украинского фронта.

К сентябрю 1944 года капитан Василий Борисов совершил 198 боевых вылетов, в ходе которых производил разведку и аэрофотосъемку оборонительных рубежей, скоплений войск и техники противника в глубоком тылу. В общей сложности сфотографировал площади около 50 тыс. кв. км обороны. Дважды горел в самолете.

Указом Президиума Верховного Совета СССР от 23 февраля 1945 года капитан Василий Борисов был удостоен высокого звания Героя Советского Союза с вручением ордена Ленина и медали «Золотая Звезда».

 

 

 

 

В 1945 году вступил в ВКП(б).

Из книги А.А. Казаряна «Герои боев за Крым»: «Он заканчивал авиационную школу, когда началась Великая Отечественная. В последних числах июня уже был в армии. Сражался на Юго-Западном, Сталинградском, 4-м Украинском фронтах, дрался за Севастополь. Закончил войну подполковником, заместителем командира авиационного полка.

23 апреля 1944 года В.Д. Борисов получил задание — пройти над расположением противника на мысе Херсонес и произвести аэрофотосъемку. Когда он уже заканчивал выполнение задания, на него вдруг налетело несколько вражеских истребителей. Отважный пилот смело вступил в бой. На помощь ему подоспели наши самолеты.

Борисов вывел свою машину из боя и завершил фотосъемку заданного квадрата. В этом удивительном по отваге бою советские пилоты сбили семнадцать фашистских машин.

…Настала пора решительного штурма вражеских укреплений под Севастополем. 6 мая Борисов вылетел на очередное задание. Он удачно обстрелял фашистский транспорт и уже собирался сделать новый заход, когда из-за облака со стороны солнца появились истребители с белыми крестами на плоскостях.

Борисов сделал крутой вираж и пошел в атаку. Один из «фоккеров» оказался в зоне огня его пулемета. Короткая очередь… «Фоккер» потянул за собой шлейф дыма.

Летчик почувствовал частые удары по своему самолету. Это ведомый подбитого прошил его машину пулеметной очередью.

На помощь Борисову спешили товарищи. Они отвлекли и рассеяли противника. На поврежденном самолете летчик с трудом дотянул до аэродрома. А уже на следующий день он снова был в небе над Севастополем.

В большой победе нашего народа есть доля ратного труда отважного летчика В.Д. Борисова».

После окончания войны Борисов продолжил службу в Советской Армии. В 1948 году он окончил Высшие офицерские летно-тактические курсы, в 1955 году — курсы усовершенствования офицерского состава. В 1960 году в звании полковника был уволен в запас.

Проживал и работал в городе Борисполе Киевской области Украинской ССР. Скончался 1 апреля 1982 года. Похоронен на кладбище №1 города Борисполя.

 

 

 

Был также награжден тремя орденами Красного Знамени, орденом Отечественной войны 1-й степени, двумя орденами Красной Звезды, а также рядом медалей.

Итак, вернемся к сайту «Всенародная книга памяти Пензенской области», на страницах которого персона Василия Дмитриевича Борисова вызвала небывалый интерес.

«Здравствуйте! Интересно было бы узнать, обладаете ли вы какой-либо информацией о родственниках Борисова Василия Дмитриевича, проживающих в Пензе в настоящий момент. Мне известно, что до войны семья Борисовых была очень большой. Мать Дмитрия Михайловича — Ксения Павловна имела 10 детей. Если у Вас есть какая-либо информация о них — поделитесь. В свою очередь, могу сказать, что обладаю фотографией героя, сделанной практически сразу после вручения ему Героя Советского Союза и датированной 1945 годом», — оставил сообщение под небольшой информационной справкой о Герое некий Александр Юрьевич из Томска.

Отклик на данное сообщение получился необыкновенно живой. Первый уникальный документ, опубликованный на страницах «Всенародной книги памяти Пензенской области» — это биография Василия Дмитриевича, предоставленная вдовой Героя Лидией Ильиничной. В котором она говорит, что все награды и фотографии военных лет забрали в Киев в государственный музей истории Великой Отечественной войны 1941-1945 годов.

«Я писала друзьям мужа в Пензу, чтобы узнали, как все это передать в пензенский музей, но ответа не получила, прошло три года. Остался кортик и летный костюм, но он очень громоздкий. Хотелось, чтобы это все попало в пензенский музей», — пишет она.

В какой именно музей хотела передать вдова Героя личные вещи свое мужа — не известно. Поэтому так и не удалось установить, осуществилась ли ее задумка или нет. Официальной информации, подтверждающей факт передачи реликвий, нет.

 

 

Диалог на сайте продолжился. Внучатый племянник Василия Дмитриевича предоставил фотографии площади в Каменке, где установлен бюст Героя и стелла.

 

 

 

Он также подчеркнул, что не так давно школу, в которой учился Василий Борисов, назвали в честь него и установили мемориальную доску.

 

 

 

«Раньше он всегда открывал парады в Пензе и специально прилетал сюда для этих целей. У одной из его сестер есть фото из газеты, где он изображен со своей матерью. Она тоже имела Звезду Героя, так как являлась матерью-героиней. В Пензе есть его сестра Нина Дмитриевна. Несмотря на свои годы, она выглядит и чувствует себя очень респектабельно», — пишет он.

На этом фото Василий Дмитриевич со своей мамой.

 

 

Вырезка из газеты с интервью Ксении Павловны об ее сыне.

 

 

Родители Василия Дмитриевича. Слева отец Дмитрий Михайлович,в середине Ксения Павловна, справа двоюрный брат Дмитрия Михайловича.

 

 

Василий Дмитриевич с фронтовыми друзьями.

 

 

 

 

На этом фото Василий Дмитреевич со своей сестрой Нюрой из Смоленска.

 

 

Приезд в Пензу в 1979 году.

 

 

Василий Дмитриевич и мама Ксения Павловна.

 

 

9 мая 1979 года. Вырезка и газеты «Пензенская Правда» под названием «Первый день мира».

 

 

«Здравствуйте! Еще одна публикация — статья-интервью с матерью Героя была опубликована в какой-то пензенской газете от 1 января 1973 года, наверное, «Пензенская Правда». Не уверен в точности названия, но то что слово «правда» в названии газеты присутствует — это точно», — написал в ответ на опубликованные внучатым племянником документы Александр из Томска.

 

 

Жизнь и подвиг Героя увековечены в очерке пензенского журналиста. В проекте телеканала «Россия 1. Пенза», посвященном Героям-пензенцам, предлагаем познакомиться с ним.

 

Какой измерить мерой

В тридцатую годовщину великой Победы над фашистской Германией на широком проспекте, среди новых красивых многоэтажных зданий открылся величественный памятник боевой и трудовой славы пензенцев. Он сооружен на собранные трудящимися области деньги.

В этот радостный день, казалось, вся трудовая Пенза двинулась к этому священному месту, чтобы поклониться родным, близким, знакомым, кто завоевал Победу в грозные годы войны.

Прошло уже несколько месяцев со дня открытия памятника, а к нему все идут и идут люди: матери и жены, ветераны войны и труда, молодежь. Трогает сердце, когда видишь, как молодожены прямо из городского загса приезжают к священному месту, чтобы возложить цветы, поклясться в верности супружеской жизни и быть достойными тех, кто отдал жизнь за их светлое будущее. Пионеры города борются за право стоять в почетном карауле у памятника. Стоят в нем только лучшие. И сколько у них радости! А гордости сколько!

В день открытия памятника особенно много народа было у Вечного огня. Здесь Герои Советского Союза, полные кавалеры солдатских орденов Славы, участники боев и сражений и те, кто в Москве на параде Победы в торжественном марше прошел мимо мавзолея В.И. Ленина. Вместе с воинами у памятника стояли ветераны труда, кто помогал фронту громить немецко-фашистских оккупантов, вторгшихся на Советскую землю. От сияния орденов и медалей кажется светлее и краше на площади Победы.

Недалеко от грота, где под стеклом альбомы со списками наших земляков, не вернувшихся с войны, стояла седая пожилая женщина, а рядом подполковник в парадной форме летчика. На груди у него Звезда Героя Советского Союза. На них, конечно, обращали внимание присутствующие. Кое-кто узнавал мужественную крестьянку из Каменского района Ксению Павловну Борисову. Она — мать-героиня. Он — один из четырех ее сыновей, бывший рабочий велозавода Василий Дмитриевич Борисов, воспитанник Пензенского аэроклуба.

Пензенский аэроклуб дал путевку в большую авиацию многим. Среди его воспитанников Герои Советского Союза Валентина Гризодубова, Александр Сенаторов, Никифор Баланов, Василий Борисов и многие другие. Они посвятили всю свою жизнь служению народу в авиации.

Василий Дмитриевич из пятидесяти восьми лет своей жизни тридцать три года отдал летному делу.

— Любил и люблю авиацию, — говорит он. — Вот и сейчас мог бы пойти на заслуженный отдых, но не могу расстаться с друзьями-летчиками, с шумом моторов, даже с запахом горючего: все это мне дорого и близко. И мой сын Евгений, который окончил Киевский инженерный институт гражданской авиации, унаследовал эту любовь.

* * *

С первых дней Отечественной войны кадровый командир-авиатор В.Д. Борисов на фронте, испытал горечь отступления наших войск, пережил физические и моральные трудности, стойко выдерживал воздушные схватки, когда фашистские самолеты господствовали в воздухе.

— Приходилось часто вылетать на важные задания одному экипажу без прикрытия истребителей, — вспоминает Борисов, — вступать в неравные бои. Досадно было на душе, когда находились на аэродроме, ремонтируя машины. Над нами часто летали стервятники почти безнаказанно. Это было в первые годы войны. Потом же картина резко изменилась в нашу пользу.

Когда советские воины видели в воздухе большое количество наших самолетов, радостно было не только летчикам, но и всем. Громили ненавистных захватчиков на земле и в небе.

— Воевать с коварным врагом, — говорит Василий Дмитриевич,— было всегда нелегко: он, как известно, не хотел сдаваться. Особенно тяжело было нам, летчикам-разведчикам. Это сложная военная специальность. Надо своевременно и точно обнаружить противника, сфотографировать важные его объекты, срочно передать данные по назначению, — это накладывало на экипаж и на командира большую ответственность.

В аттестациях, наградных листах В.Д. Борисова командование характеризует как прирожденного воздушного разведчика: «Обладает военной смекалкой, смелостью, умеет ориентироваться в самых сложных условиях, на планшетах быстро обработать разведывательные данные, расчетливо управлять самолетом. Эти качества капитан Борисов всегда прививает своим подчиненным. Не случайно звену Борисова, в частности его экипажу, поручались самые сложные ответственные задания по разведке как далеко в тылу врага, так и в прифронтовой полосе и на переднем крае...».

Двести пятьдесят боевых вылетов совершил Василий Дмитриевич. Из них, как указано в летной книжке, сто девяносто восемь эффективных, с полными данными выполненного задания. За годы войны экипажем сфотографировано около пятидесяти тысяч квадратных километров обороны противника. Каждый вылет — удачный или неудачный — требовал много физических сил, нервного напряжения, боевой выучки.

Однажды экипажу поручили разведать, где базируются вражеские бомбардировщики. Самолет летел на высоте трех тысяч метров. Облетели много пунктов предполагаемого расположения аэродромов, но все было безрезультатным. Вдруг в районе железнодорожной станции самолет Борисова обстреляли зенитчики. Преодолевая зону огня, летчик быстро снизился. Хорошо были видны несколько десятков фашистских бомбардировщиков. Борисов принимает решение: не лететь обратно с донесением в штаб, а по радио вызвать и навести своих товарищей на обнаруженную цель.

Через четверть часа наши штурмовики уже «утюжили» вражескую технику. Позже стало известно, что на аэродроме ударом было уничтожено около пятидесяти самолетов.

Осенью 1942 года обстановка на юго-западном крыле советско-германского фронта сложилась крайне неблагополучно для советских войск. Враг находился в Сталинграде. Противник приблизился к кавказской нефти, рвался перерезать дорогу на Закавказье.

В районе Сталинграда и на Кавказе развернулись ожесточенные сражения. В них участвовал и В.Д. Борисов. Вот лаконичные записи из журнала боевых вылетов авиаполка.

«...23 августа 1942 года тов. Борисов обнаружил движение более 550 танков и автомашин по шоссе Харьков — Белгород, а на железнодорожной станции Белгород — 26 эшелонов с техникой и личным составом врага. Разведчик был обстрелян сильным огнем зенитной артиллерии и атакован истребителями. Умело маневрируя и отстреливаясь, он сумел выполнить боевую задачу».

«...Выполняя задания командования восьмой воздушной армии, экипаж офицера Борисова обнаружил колонну противника, идущую на Богучар (820 автомашин, 370 танков) и на Ольховатку — Россошь (до 200 автомашин и 150 танков). Эти данные дали возможность командованию фронта определить возможные направления ударов по нашим войскам».

«...На Сталинградском фронте Борисов ведет дальнюю и ближнюю разведки. В трудных условиях совершает 56 боевых вылетов. Обнаружил колоссальное количество машин, танков, эшелонов, двигавшихся на Сталинград. В воздушных боях не раз подвергался смертельной опасности, но всегда выходил из боя победителем. Два раза спасал жизнь экипажу, мастерски сажая на небольшой площадке подбитый самолет».

Комментируя записи, Василий Дмитриевич заметил:

— Не стану скрывать, доставались нам эти полеты дорого. За войну горел в пяти машинах. Убито два моих боевых разведчика, штурман был ранен, но прилетел на горящем самолете к своим. Судьба моя оказалась счастливой, я уцелел.

В боях за Донбасс, Мелитополь и Крым Борисов совершил шестьдесят боевых вылетов. В дальнейшем он обнаруживал крупные скопления противника, фотографировал неприятельскую оборону на Перекопе и Сиваше, в районе Севастополя и черноморских портах. И в трудных Карпатах, в Чехословакии разведчик доставлял командованию точные данные о противнике.

— Вы знаете, прошло много лет, — рассказывает Василий Дмитриевич, — а перед моими глазами часто встают те города и села, над которыми я некогда кружил. Вот и теперь, когда приходится летать в мирные командировки, невольно мне вспоминается тот или иной боевой эпизод, какой происходил в те годы в этих местах.

За успешное выполнение весьма сложного разведзадания в период боев за Крым В.Д. Борисову было присвоено звание Героя Советского Союза. За другие боевые подвиги он награжден двумя орденами Красного Знамени, орденом Отечественной войны I степени, орденом Богдана Хмельницкого и многими медалями.

* * *

В настоящее время подполковник запаса живет и работает в украинском городе Борисполе. Он — ударник коммунистического труда, уважаемый человек, коммунист, общественник.

— Коллектив нашего аэродрома очень дружный, спаянный. Здесь работают русские, украинцы, белорусы и другие представители народов нашей родины. Хороший город Борисполь, замечательный в нем живет народ, но, признаться, сердце всегда в родной Пензе. Здесь много родственников и моя дорогая мама.

Каждой матерью гордятся дети, а такой, как Ксения Павловна, особый почет. Десятерых воспитала она, десятерым передала богатство своей души. Сейчас у нее восемнадцать внуков, трое правнуков. За потомство свое ей не приходится стыдиться, так как вырастила честных тружеников; самостоятельные, живут они, не кривя душой.

Для всех Ксения Павловна — пример. У этой тихой женщины огромная нравственная сила, твердый характер. В самых тяжелых условиях она не терялась, не опускала руки ни перед какими трудностями.

— До Октябрьской революции семья Борисовых жила бедно, добывая с трудом кусок хлеба. Изба на подпорках, хромая лошадь, да худая коровенка — вот все хозяйство. Приходилось работать на богача Мартынова, чтобы не погибнуть с голода. А тут на тебе — гражданская война. Муж Дмитрий Михайлович ушел на фронт. Многодетная красноармейка осталась одна. Но незабытой. Советская власть с помощью сельчан построила новый дом, а когда вернулся с фронта муж, завели хозяйство, потом вступили в колхоз. Радости не было конца: дети сыты, учатся, нужда отступила — так рассказывают односельчане о прекрасной семье Борисовых.

Перед войной Борисовы переехали в Пензу. Младшие дети учились, старшие работали. Хотелось Ксении Павловне, чтобы ребята выходили в люди. Война перевернула жизнь ее семьи. Два сына ушли на фронт, а вскоре на одного пришла похоронка. Неожиданно умер муж. Она, мужественная советская женщина, смогла найти в себе силы, чтобы вынести все невзгоды. Верила в победу и дождалась ее.

В 1946 году Ксении Павловне вручили орден Матери-героини. Ее дети разных профессий: рабочие, инженеры, библиотекарь, фармацевт... А Василий — летчик. Гордость всей семьи! Дети и внуки живут в разных городах страны. Но все они нередко слетаются в Пензу, чтобы повидаться с милой матерью и бабушкой. Для всех у нее находится ласка и доброе слово.

Так было и в день 30-летия со дня нашей Победы над фашизмом. Собралась большая трудовая семья Ксении Павловны и радостно отмечала, как и все советские люди, этот великий праздник. Встречала его семейным счастьем и сердечной благодарностью нашему Отечеству, любовь к которому безгранична и неиссякаема. Нет такой меры, какой можно было бы ее измерить!

Т. Кадышев

(«Герои и подвиги» (Сборник очерков), Саратов, Приволжское книжное издательство, 1976 год)

При составлении биографических данных о Героях Советского Союза были использованы архивные материалы и сведения из Интернета.

 

http://penza.rfn.ru/rnews.html?id=301063&cid=7

 

Жизнь Героя Винникова объединила Пензенскую, Курскую и Ленинградскую области

 

19.03.2015

 

Нижний Ломов и Выборгский район. Что между ними общего? Первое — на пензенской земле, второй — в Ленинградской области. И все же есть общее — через них пролег жизненный путь Николая Ивановича Винникова, Героя Советского Союза.

Николай Иванович родился в 1923 году в деревне Внезапное Кореневского района Курской области в семье крестьянина. Там получил и среднее образование. Однако с началом Великой Отечественной войны вместе с матерью и двумя сестрами переехал в Пензенскую область. Работал на элеваторе. Однако когда враг реально стал угрожать Москве, попросился добровольцем на фронт. Однако был направлен в Пензенское артучилище. В Советской армии с января 1942 года.

Из книги А.В. Бурова «Твои герои»: «Николай Винников начал воевать совсем юношей. Закончив артиллерийское училище, он попал в такой род войск, о котором во время войны писать не разрешалось. Разве только в солдатских песнях упоминалось это оружие, да и то под невесть кем данным прозвищем «катюша». Даже фронтовикам, видевшим, во что превращают оборону врага «катюши», было известно о них только одно: с закрытых позиций дадут залп и айда обратно в тыл. В общем, получалось, будто у тех, кто служит в подразделениях реактивных минометов, довольно спокойная жизнь. То, что это было далеко не так, легко доказать на примере гвардейца Николая Винникова.

Чтобы дать точный залп по врагу, надо было видеть, куда стрелять. Поэтому начальника разведки гвардии старшего лейтенанта Николая Ивановича Винникова и называли глазами полка гвардейских минометов. С несколькими разведчиками и радистами он все время находился впереди.

Винников не только разведывал цели. Уже в самом начале наступления на Карельском перешейке, когда восточнее озера Пасторского произошла заминка, Винников, находившийся среди пехотинцев, первым поднялся в атаку.

Это вовсе не входило в обязанности человека, которому полагалось разведывать цели и корректировать огонь «катюш». Просто Винников почувствовал, что обязательно должен показать пример пехотинцам. Он понимал — неробкому солдату и то нелегко идти за разрывами реактивных снарядов. Там, где они падали, казалось, еще долго земля будет вздыматься, гореть.

Молодой офицер видел, что лежавшие рядом бойцы с опаской смотрят вперед. В этот момент он и решил подняться первым. Вскочил и крикнул:

— За мной, товарищи! Вперед!

Пехотинцы поднялись. За человеком, управляющим этими залпами, можно было идти смело. Но именно он, Николай Винников, знал, как опасно бросаться туда, где от разрывов еще кипит земля. Знал и все-таки шел вперед.

Решительный штурм завершился победой — укрепленный узел противника был взят.

В ту пору Николаю Винникову только-только исполнился двадцать один год. Выглядел он и вовсе юнцом. Не будь на нем военной формы и звездочек на погонах, никто, пожалуй, не поверил бы, что он боевой офицер. Но солдаты, видевшие его в деле, говорили о Винникове с почтительностью, хотя многие годами были старше.

Не раз во время наступления на Карельском перешейке герой-минометчик шел впереди.

Так было и 20 июня. Старший лейтенант Винников вел пехотинцев вслед за огнем реактивных снарядов. Наши солдаты отбивали рубеж за рубежом. Враг бросил в бой все свои резервы, пытался остановить советских воинов сильным огнем. Винников передал по радио координаты целей и, едва прогремели залпы «катюш», снова пошел вперед.

В этот день упорное сопротивление противника было сломлено. Наши войска овладели городом и крепостью Выборг. Была в этой победе и доля ратного труда совсем еще молодого офицера Николая Винникова. Но в тот же день гвардеец, своими подвигами воодушевлявший бойцов, погиб. И не ему, а матери его, Прасковье Андреевне, вручили грамоту о присвоении старшему лейтенанту Николаю Ивановичу Винникову звания Героя Советского Союза».

 

 

 

Также был награжден орденами Ленина, Отечественной войны 2-й степени и Красной Звезды.

Похоронен в братском захоронении на территории Выборгского района Ленинградской области у поселка Петровка, где покоятся останки 4 тыс. 893 воинов, в том числе Героя Советского Союза Николая Винникова. Однако отметим, что гвардии старший лейтенант Винников увековечен на мемориальных плитах братской могилы на мемориале «Петровка» и на воинском захоронении в поселке Красносельское.

 

 

п. Красносельское, кладбище, братская могила

 

 

Петровка, п. Красный Холм, 2 км северо-западнее, братская могила

 

 

В честь Винникова названа улица в Нижнем Ломове. Его жизнь и подвиг описаны в книге А.В. Бурова «Твои герои», изданной в 1970 году в Санкт-Петербурге.

Жизнь и подвиг Героя увековечены также в очерке пензенского журналиста. В проекте телеканала «Россия 1. Пенза», посвященном Героям-пензенцам, предлагаем познакомиться с ним.

 

Огонь на себя

Советские войска во второй половине января 1944 года нанесли сокрушительный удар по гитлеровской группе армий «Север». В результате противник был отброшен от Ленинграда. Салют, озаривший небо над городом Ленина, возвестил всему миру: вражеская блокада снята окончательно. Это был великий праздник. Подвиг ленинградцев не померкнет в веках.

В Ленинградский фронт входил тогда и 40-й гвардейский минометный полк под командованием гвардии подполковника Андрея Карася, разведчики которого храбро воевали на Карельском перешейке. Об этом не многие бы знали, не подвернись один случай. А произошло так.

Отпускник-солдат купил в Пензе книгу «Герои и подвиги» и увез с собой. Попала она в руки бывшему фронтовику Сергею Акимову — нынешнему жителю Владивостока. На одной из страниц взгляд его так и застыл: личность на фотографии показалась знакомой. Развернул Акимов семейный альбом, сличил: так и есть — Николай Винников, геройский начальник разведки нашего минометного полка.

Задумался ветеран войны, вспоминая боевые походы.

Вскоре в Пензенский областной краеведческий музей поступило от него письмо. В конверт вложена фотография героя.

17 февраля 1967 года газета «Правда» по материалу автора этого очерка кратко рассказала о стойком защитнике Родины, молодом коммунисте Николае Ивановиче Винникове. Тут же откликнулись многие его однополчане, по крупицам дополнившие подвиг разведчика-пензенца. Так в летописи минувшей войны появилась еще одна страница пережитого лихолетья. И начало свое она берет в июне 1941 года.

* * *

В субботу 21 июня стоял погожий день. И закат был светлый, спокойный. Ничто не предвещало, что рассвет выходного дня будет необычно суровым.

Похожая на жуково крыло темная туча мрачно плыла над проснувшимся городом, прикрыла собой только, что вставшее над Неманом солнце. Громовые раскаты судорожно потрясли спокойное небо.

А может, это не гром? Может, падает смертоносный бомбовый груз на землю Белоруссии?

Да, то не было громом. То было начало войны.

Пограничный город нахмурился, принял на свои могучие древние плечи зловещий огненный смерч. Паровоз лязгнул буферами, тронулся и медленно потянул с Гродненской станции на восток. На прощанье он обдал тяжелым дымом перрон, отрывисто выдохнул паром из свистка, и колеса нехотя покатились, набирая скорость.

Увозил поезд людей из родных мест, и колотились в тревоге их сердца. Старики, женщины, дети будто прилипли к вагонным окнам, не ведая, в какое нелегкое путешествие отправились они в грозный час. Проплывали мимо белоствольные березки, мелькали притихшие на зеркально чистых озерках стайки птиц. Жгучей болью кольнуло сердце, и Прасковье Андреевне показалось, что летят они в бездну. Она прижала к груди головенки дочерей Ианы и Иринки, беззвучно плакала. В такую годину на руках ее трое детей. Муж остался там...

Николай — сын ее — понимающе посмотрел и нежно положил гладкую ладонь на хрупкие материнские плечи. Наклонился к уху матери: «Не надо... Все станет хорошо. Мы еще вернемся домой». Он как мог успокаивал ее, понимая, как ей тяжело оставлять обжитое гнездовье. Да и самому тоже было нелегко. Только что исполнилось ему восемнадцать. Мечтал после окончания десятилетки поступить в институт, теперь не до того. Семья Винниковых попала в Нижний Ломов Пензенской области. Город этот сам по себе небольшой, приветливый. Приняли эвакуированных тепло, заботливо, поделились хлебом-солью, жилье предоставили.

Через несколько дней проводила Прасковья Андреевна Николая на работу в заготзерно. «Далеко от нас смертные сражения, а трудовой фронт рядом, и мы должны помочь, сынок», — напутствовала мать.

Стояла середина первого военного лета. Над Пензенщиной шли благодатные ливни кряду несколько дней. Земля досыта напоила влагой растения, поля оживились, окрепли. Быть богатому урожаю.

Июль выдался жарким и сухим. Хлеба быстро наливались, созревал урожай, от тяжести низко склонялся к земле. Такой бы вот год в мирное время. Столько богатства родная землица уготовила людям!

А вот и настали первые дни жатвы. На элеватор хлынуло много хлеба. Каждое утро Николай вставал рано и торопился на элеватор. Уставший от вчерашнего, не выспавшийся, он ответственно принимал бесперебойно идущее с урожайных полей золотистое зерно. Возвращался домой затемно, опять уставший, но довольный тем, что сумел сделать за день. Назавтра та же самая короткая дорожка вела хваткого, горячего парня в заготзерно.

— Теперь наши бойцы на фронте малость подкрепятся, — радовался Николай, смотря на вороха пшеницы.

— Нелегко там достается, — отозвался его напарник. — Когда уж наш черед придет?

— Не будь у матери двух моих сестренок, я бы свой час приблизил.

Радио и газеты сообщали нерадостное: советские войска под натиском противника оставляли все новые и новые районы, отходили с боями вглубь страны.

Николай терзался, однако ж крепился, а когда враг уже реально угрожал Москве, не вытерпел и высказал товарищу свои сокровенные мысли:

— Не могу больше. Попрошусь добровольцем.

— И я тоже, друг Коля. Возьмут ли? Я моложе тебя.

В тот день поднялся Винников раньше обычного. Необычно долго собирался, надел свежую рубашку. Ни о чем не спрашивала мать. А накормив завтраком, сказала:

— Не рано ли?

— Нет, мама, в самый раз. Там есть и помоложе меня.

Вздохнула мать, хорошо понимая сына.

Переступив порог кабинета военного комиссара, смахнув с загорелого лица бисеринки пота, Николай произнес тихо и твердо:

— Хочу на фронт.

Военком глянул на юношу теплым прищуром глаз, спросил:

— Зачем же так сразу? По плечу ли бить немцев?

— Как-нибудь справлюсь. Не хуже других...

— Сколько вам лет?

— Девятнадцатый идет...

— Значит восемнадцать. — Комиссар неторопливо подошел близко к Винникову. — Может, с фронтом подождем немного? — И добавил: — Не как-нибудь надо бить фрицев, а так, чтоб и в хвост, и в гриву, как по-русски говорится.

— А как бы это поскорее, товарищ военком?

— В артиллерийское училище направить можем. Желаешь?

Николай не ожидал такого поворота и, немного помявшись, ответил:

— Ладно, согласен. Надолго это?

— На один год.

Соблюсти положенные формальности в заполнении официальных документов, предстать перед медицинской комиссией и прочее — уже не составляло труда.

С артучилища начались у Николая Винникова новые страницы жизни. Науку войны он постигал легко: некоторые из друзей по-хорошему завидовали его смекалке в решении тактических задач, умению быстро осваивать боевую технику и оружие, грамотному выполнению других учебных заданий.

Командиры и военные преподаватели смотрели на курсанта Винникова с большой надеждой, уважением.

— Способный парень, волевой и дисциплинированный. Можно досрочно аттестовать, — единодушным было их решение. — Не подведет.

Так Николай стал офицером. К тому времени после неудач под Москвой гитлеровцы еще больше ожесточились, схватили в огненное кольцо город на Неве, пытались задушить его буквально в несколько дней, в бешенстве рвались в Сталинград.

Шел памятный теперь по своей жестокости год сорок второй. Осень, слякоть, бездорожье.

Сороковой гвардейский минометный полк находился в междуречье Волги и Дона. Люди в нем — с чистой совестью готовые в любую минуту вступить в бой с фашистами.

Строгого и рассудительного, в высшей степени храброго крепко любили минометчики командира полка гвардии подполковника Андрея Карася. Называли его уважительно «Батя». И неслучайно. Глянешь ему в глаза, — всего, как себя в зеркале, хорошо видно: заботливый, справедливый, честный. Даже когда ты промахнулся, не покривишь душой перед таким, все начистоту выложишь. И укора не побоишься.

Красивые усы, лицо смуглое, волевое, накрепко затянут ремнями, стремительный. Таким он запомнился каждому, кто шел с ним одной военной дорогой. В часы затишья комполка — весельчак, умел рассказывать однополчанам приключения разные, шутки, прибаутки. Одним словом, командира было за что любить.

Не менее уважали в полку и комиссара Орехова, умудренного житейским опытом, толкового. Сам комполка Карась не раз восторгался его стойкостью и волей в самых критических моментах боевых схваток с «германскими иродами» (так он их называл).

В его полк прибыл из Пензенского артиллерийского училища младший лейтенант Николай Винников — стройный, среднего роста, широкий в плечах. Представился командиру, находившемуся в тот час у комиссара. Лица у обоих немного нахмурены. Склонившись над картой, Карась и Орехов сосредоточенно делали свое дело.

Оторвавшись от карты, подполковник выслушал доклад молодого офицера. Прочитав предписание, подал его комиссару. Побеседовали, затем командир полка сказал:

— Минометчики нам нужны позарез, — широкой ладонью провел по шее.

— А разведчики — вдвойне, — вставил комиссар. — Многие наши храбрецы пали геройской смертью.

— Ну как, пойдешь в разведку? — предложил подполковник. И, не ожидая ответа, добавил: — Учти, младший лейтенант! Впереди нас ждут опасные тропы, а разведчиков в первую голову.

Винников понимающе кивнул головой. Командир взглядом показал на Орехова:

— Нетрудно догадаться: это комиссар полка товарищ Орехов.

Винников молодцевато козырнул комиссару. Тот тепло пожал ему руку.

— Комсомолец?

— Да. С 1938 года.

— Отец, мать живы?

— Отец в партизанах. Мать с сестренками в Пензенской области.

Дав младшему лейтенанту «акклиматизироваться», командир полка послал его вместе с несколькими опытными разведчиками на боевое «дело».

Выбрав удобный бугорок и тщательно замаскировавшись, разведчики начали наблюдать. Надо было выявить систему огня противника на переднем крае обороны. Густой туман сильно мешал наблюдению за действиями гитлеровцев. И тем не менее разведданные ложились условными знаками на карту, а затем кодовым текстом передавались по рации в штаб полка.

«То, что нужно, — думал командир полка. — Здесь — наблюдательный пункт... Так... Тут огневые позиции. Накроем их внезапно. Неплохо начал новый разведчик».

Полученные данные тут же были переданы на батареи. Минометчики по-настоящему «обработали» выявленные цели и нанесли врагу значительный урон.

— Не скрою своего удовлетворения. Удалось вам трудное, — скупо отметил командир полка, когда старший из разведчиков доложил о выполнении задачи, отметив в лучшую сторону младшего лейтенанта Винникова.

— А что это ты не отвечаешь, как положено, «Служу Советскому Союзу»? — как показалось Винникову, серьезно заметил комполка.

— Так вы же не объявили мне благодарность, — не растерялся Винников, стеснительно улыбаясь.

— Как это не объявил? Объявляю!

— Служу Советскому Союзу!

Все заулыбались.

Назавтра в беседе с комиссаром командир заметил:

— Выходит, не ошиблись мы с тобой в Винникове. С какой точностью и полнотой определил он артиллерийские огневые позиции! Думаю назначить начальником разведки. Как твое мнение?

— Возражений не имею. Вчера мы советовались по этому вопросу с начальником штаба. Видно, Винников — человек трезвый. В обстановке здраво разбирается.

Такую репутацию Винников подтвердил в последующих боях. Один из многих завязался в половине августа 1943 года за деревню Алехино, что под Смоленском. Особенно сильным был натиск противника на левом фланге. Наши стрелковые части в течение одного дня отразили до десятка гитлеровских контратак. И все же немцам удалось потеснить нашу пехоту. Сменил огневые позиции, отойдя вглубь, и минометный полк.

Вернувшись поздно из штаба, начальник разведки сказал радисту Акимову:

— Командир поставил новую задачу... Короче, подготовь хорошенько, Серега, рацию! Беру с собой и Сашу Исаева. Парень толковый. Как считаешь? Это на всякий случай...

Акимов понял, что это на случай, если его убьют.

Добрались они до переднего края поздним вечером. Миновав передовое охранение своих, разведчики поползли по «ничейному» картофельному полю.

То и дело взвизгивали над головами трассирующие пули, ярко искрились ракеты, не часто взлетая в ночное время.

Разведчики перевели дыхание в глубокой воронке, проверили еще раз готовность обеих раций. Лейтенант, покуривая, пошутил:

— Воронка, словно домашняя печь, надежное место. Снаряд не падает два раза в одну точку.

— А два раза и не требуется, одного достаточно, чтоб в божий рай угодить, — поддержал шутку командира радист Исаев.

Акимов решил подтрунить над товарищем:

— Эко, хватанул куда! За что тебя в рай-то? Людской крови сколько повыпустил.

— У фашистов кровь не людская, — возразил Исаев всерьез.

Немцы изредка постреливали, а затем неожиданно огонь прекратился. «Что бы это могло значить?» — встревожился Винников.

— Так мы и до утра не узнаем, где их огневые точки. А ну-ка, Сашок, швырни гранату, — распорядился начальник разведки. — А я из автомата побеспокою...

Не прошло и минуты, как загремело кругом. На это и рассчитывал начальник разведки. Только успевай теперь засекать огневые точки, определяй позиции... Условными знаками заполнялась его схема. В полночь Винников передал данные наблюдения в штаб полка, и на рассвете взвыли минометы, строго играли «катюши». Утром пехотинцы выбили немцев из деревни Алехино. Жители с радостью встречали своих освободителей.

За этот бой гвардии лейтенант Винников награжден орденом Красной Звезды, а радисты Акимов и Исаев удостоены медали «За отвагу».

Есть у города Карачева высота. Она сразу приглянулась Винникову, и он неспроста облюбовал ее для наблюдения за передним краем немцев: местность вокруг просматривалась до самого горизонта. На ней соорудили легкое укрытие. Акимов быстро навел связь по рации со штабом. Начинался день.

Немцы все еще бездействовали.

— Скучно без окаянных, — прикуривая у Исаева, пошутил Акимов.

— Видно, еще не проснулись «завоеватели», — отозвался Исаев.

— Чего доброго, драпанули, — сказал лейтенант. — Упускать не хотелось бы. Расколошматить надо...

Только в половине дня хлынули танки, за ними — автоматчики. Атака поддерживалась интенсивным обстрелом.

Наша оборона открыла ответный огонь. Немцы сильно напирали, часть их атаковала высоту. Ее гвоздили из всех видов оружия.

— Сейчас подпоют наши «самовары». — Винников проверил свои расчеты и приказал: — Акимов, передай-ка эти координаты...

— Слушаюсь, понял вас.

Несколькими минутами позже на фашистов свалился минометный залп: небо заволокло густым дымом и пылью. Вскоре минометчиков поддержали артиллеристы. По-снайперски вели стрельбу пушечные дивизионы капитанов Хомутова и Голеусова. Их почерк лейтенанту Винникову узнать было нетрудно. Ему не раз приходилось видеть, как точно нанесенный заградительный огонь срывал танковые атаки.

Так же мастерски расправлялись они с вражескими машинами и на сей раз. Винников давал точные данные, и каждый залп достигал цели. Вот напоролся на снаряд один из танков, тут же второй... А спустя четверть часа противник стал отходить. В атаку пошла «царица полей» — пехота.

За упорные бои в районе Карачева, проявленные при этом отвагу и мужество Винникова наградили орденом Отечественной войны II степени, а радиста Акимова солдатским орденом Славы III степени.

Потом шли бои на Ленинградском фронте. В одном из них нашим частям предстояло с ходу форсировать серьезную преграду — реку Вуоксу.

19 июня на исходе дня Николай Винников, будучи уже старшим лейтенантом, пришел к своим разведчикам несколько встревоженным, рассказал подчиненным об обстоятельствах дела.

— Возьму только желающих... Сами понимаете почему: дело рискованное. Кто пойдет, доложит через час.

— Зачем нужен час? Я, к примеру, готов, — заявил Сергей Акимов, он копошился возле своей радиостанции. — Вот только малость проверю мою «Зою». — Так он называл свою радиостанцию 12-РП, наверное, по имени любимой девушки. И начальник разведки Винников, распоряжаясь, часто говорил Акимову: «А ну-ка, Серега, пусть поговорит твоя верная «Зоя» со штабом. Передай-ка туда...».

Старший лейтенант дружески положил свою широкую ладонь на плечо радиста.

— Спасибо, Серега, я этого хотел. Собирай свою «Зою» в нелегкий рейд. Возьми запасной комплект питания, чтоб, так сказать, не голодала. — И с намеком добавил: — Радировать придется долго.

Вместе с Винниковым и Акимовым на трудное дело отправились еще несколько разведчиков. В лесу, близ деревни Туокколы, они заняли брошенный неприятелем блиндаж. Верх его надежно выложен камнем, из него хорошо просматривалась местность, одно лишь не устраивало: не было амбразуры в немецкую сторону. Винников распорядился пробить проем, и разведчики старательно подготовили блиндаж для наблюдения и на случай обороны.

День выдался солнечный, видимость была хорошая. До полудня Винников передал в штаб много важных сведений о действиях противника на его переднем крае. В два часа дня его танки и пехота начали наступление. Атаковали решительно и долго. Блиндаж разведчиков содрогался от разрывов. Немцы скоро поняли, что в нем наблюдательный пункт русских, и обстреливали его непрерывно.

Дымовая завеса от взрывов сильно мешала наблюдению, и тогда Винников, оставив в блиндаже радиста Акимова, вместе с остальными разведчиками выдвинулся вперед, взяв с собой телефон.

Вокруг визжали пули, тяжелые снаряды падали близко, но гранитные валуны защищали группу отважных. Прикрывая телефонную трубку ладонью, старший лейтенант прокричал:

— Передай, Серега, двенадцатому: фашисты — в квадрате триста тридцать один. Как понял?

Акимов ответил:

— Понял: триста тридцать один.

Из блиндажа он видел, как к группе Винникова приближались четыре танка. Когда они подошли на дистанцию тридцать-сорок метров, разведчики гранатами подорвали два танка. Немцы шли напролом.

Через минуту-другую сильным взрывом потрясло блиндаж. Акимов, придя в себя, высунулся из амбразуры и ахнул: старший лейтенант, покачиваясь, стоял, а около него лежали убитые товарищи. Подбежав к нему, Сергей прижал его к земле. Последними усилиями Винников едва слышно произнес:

— Огонь на себя... Огонь, Серега...

Гитлеровцы были уже рядом.

Акимов кинулся в блиндаж к радиостанции и передал в штаб последнюю команду старшего лейтенанта. Словно прощальным салютом грянул артиллерийско-минометный залп. За ним последовал второй, третий... Вздымались в воздух гранитные валуны, земля, камень. Огонь крушил врага. На помощь разведчикам спешили пехотинцы и артиллеристы. Когда они достигли наблюдательного пункта самоотверженного Винникова, то увидели горящие танки и сотни разбросанных взрывами трупов. В полуразрушенном блиндаже находился истекающий кровью радист. Он спросил: «Старший лейтенант жив?» — и потерял сознание...

Офицеру-коммунисту Николаю Винникову за умелую подготовку данных для ведения артиллерийско-минометного огня по большому скоплению противника, в результате чего было уничтожено два полка вражеской пехоты, посмертно присвоено звание Героя Советского Союза.

В наградном листе, присланном по просьбе краеведческого музея из архива Министерства обороны СССР, говорится: «Гвардии старший лейтенант Винников — начальник разведки — за все время боев на Карельском перешейке всегда находился в наступающих рядах. Своей беспримерной смелостью и храбростью в районе высоты 109,6, восточнее озера Пасторское, товарищ Винников воодушевил пехоту на решительный штурм узла противника. 20.06.44 г., выполняя ответственное задание, старший лейтенант Винников под д. Туоккола своим героизмом воодушевил наступающих, в бою пал смертью храбрых. Командир 40-го гвардейского минометного полка гвардии подполковник Карась».

* * *

Недавно в наш музей пришло от ветерана войны Сергея Александровича Акимова письмо. В нем он называл разведчиков, которые погибли вместе с Винниковым: Гриша Егоров из Козелка, Вася Скирда из Полтавы, Саша Исаев из Москвы, Миша Михеев из Сибири, Ваня Миншевич из Мордовской АССР, Коля Дудкин из Ярославля.

Александр Михайлович Лежачев, бывший начпродслужбы полка, сообщил, что их командир Андрей Карась теперь генерал, комиссар Орехов — подполковник запаса, в Одессе живет командир артдивизиона Голеусов.

Автору очерка удалось разыскать в Нижнем Ломове адрес матери Винникова — Прасковьи Андреевны и двух его сестер. Иана Шарина — старший бухгалтер Нижнеломовского хлебоприемного пункта, в городе Сердобске работает учительницей средней школы вторая сестра героя Ирина Салтыкова.

«Нет, это наш Винников», — горделиво заявляют жители деревни Внезапное Курской области. Там он родился. Отец работал в системе хлебоприемных пунктов. Затем семья переехала в Гродно. А война распорядилась по-своему...

Все дальше уходит в глубину истории Великая Отечественная война. В прошлом году советский народ отметил тридцатилетие нашей исторической Победы над фашизмом, но многие до сих пор подолгу не смыкают глаз в бессоннице: может, похоронка обманула, может, жив солдат?.. Всякое бывает. А на войне тем более.

И. Кондаков

(«Герои и подвиги» (Сборник очерков), Саратов, Приволжское книжное издательство, 1976 год)

При составлении биографических данных о Героях Советского Союза были использованы архивные материалы и сведения из Интернета.

 

http://penza.rfn.ru/rnews.html?id=301301&cid=7

 

В Пензе состоялось торжественное открытие Музейной комнаты боевой Славы Военно-Морского Флота России

 

19.03.2015

 

Торжественное открытие Музейной комнаты боевой Славы Военно-Морского Флота России состоялось в здании Пензенской региональной общественной организации по военно-патриотическому воспитанию молодежи и поддержке ветеранов флота «Пензенское Морское Собрание» 19 марта 2015 года.

Открыл мероприятие председатель Пензенского Морского Собрания, капитан 1-го ранга запаса, член Общественной палаты Пензенской области Сергей Цигвинцев.

«Музейная комната создана, прежде всего, для молодежи, для того, чтобы познакомить пензенских школьников с историей флота», - подчеркнул он. Также председатель Пензенского Морского Собрания вручил ветеранам-подводникам памятные медали «100 лет со дня рождения А.И. Маринеско».

Директор Содружества Пензенских землячеств, член Общественной палаты Пензенской области Мария Кузенькина передала в музейную комнату Пензенского Морского Собрания несколько экземпляров издания «Военный фотоальбом А. С. Турищева. Из истории службы в царской армии и на фронтах Великой войны 1914-1918 гг.», который посвящен нашему земляку, автору музыки легендарного военно-морского марша «Варяг».

В рамках мероприятия был показан короткометражный фильм о Дне моряка-подводника, вкладе матросов и офицеров подводных субмарин в победы отечественного Военно-Морского Флота. Также прошел урок мужества для школьников, пришедших на открытие музейной комнаты.

В мероприятии приняли участие члены Пензенского Морского Собрания – ветераны ВМФ (в том числе, моряки-подводники), члены ветеранских организаций, учащиеся городских школ, а также сотрудники Департамента внутренней политики и массовых коммуникаций Пензенской области.

 

Инициатива создания Музейной комнаты боевой Славы Военно-Морского Флота России на базе Пензенского Морского Собрания была поддержана Правительством области и руководством города Пензы. В 2012 году решением Пензенской городской Думы Пензенскому Морскому Собранию было выделено помещение для ведения уставной деятельности, а в 2014 году на средства субсидии из регионального бюджета в размере 200 тысяч рублей была оборудована Музейная комната.

В настоящее время Музейная комната боевой Славы Военно-Морского Флота России используется как учебный центр. В течение 2014 года около 1,5 тысяч школьников Пензы посетили учебные занятия по истории Военно-Морского Флота России.

 

http://www.penza.ru/news/2015/03/19/18160015

 

В Чаадаевке установят бюст Герою Советского Союза Николаю Горюнову

 

20.03.2015

 

Бюст Николая Горюнова будет установлен в поселке Чаадаевка Пензенской области — местного жителя, который ушел на фронт мальчишкой, а вернулся Героем Советского Союза. Затем всю жизнь жил и работал в родном поселке, пользовался заслуженным уважением и почетом.

В настоящее время изготовлен макет бюста Николая Горюнова, ведется работа над созданием памятника.

Бюст — это самое малое из того, что к 70-летию Великой Победы местные жители могут сделать в память о своем земляке, защищавшем Родину на полях сражений Великой Отечественной войны.

 

 

Историческая справка

Горюнов Николай Федорович — командир батареи 107-го минометного полка 3-й минометной Свирской бригады (7-я артиллерийская Запорожская Краснознаменная ордена Суворова дивизия прорыва РГК, 46-я армия, 2-й Украинский фронт), старший лейтенант.

Родился 22 марта 1923 года в селе Чаадаевка ныне Городищенского района Пензенской области в семье рабочего. Окончил восемь классов. Работал счетоводом. Призван в армию в декабре 1941 года Городищенским райвоенкоматом. В 1942 году окончил Моршанское пулеметно-минометное училище.

В действующей армии — с октября 1942 года. Сражался на Западном, Юго-Западном, 4-м и 3-м Украинских, Карельском, 3-м, 2-м, снова 3-м Украинских фронтах.

С марта 1943 года воевал в 7-й артиллерийской дивизии прорыва Резерва Главного Командования.

Участвовал в Изюм-Барвенковской, Донбасской стратегической, Нижнеднепровской стратегической, Никопольско-Криворожской, Березнеговато-Снигиревской, Одесской, Выборгско-Петрозаводской стратегической, Ясско-Кишиневской стратегической, Дебреценской, Будапештской стратегической и Венской стратегической наступательных операциях.

Освобождал Украину, Молдавию, Южную Карелию, Румынию, Венгрию, Австрию. Был ранен.

Отличился при форсировании Дуная.

В ночь на 5 декабря 1944 года вместе с первыми штурмовыми группами переправился на подручных средствах через Дунай южнее города Эрчи (Венгрия). Находясь в боевых порядках стрелковых подразделений, засекал вражеские огневые точки и по радио корректировал огонь минометов дивизиона.

Эффективным огнем 120-миллиметровых минометов отразил контратаку противника силой до полка пехоты. Уничтожил до роты пехоты противника, три станковых пулемета, подавил огонь двух 81-мм минометных батарей, чем способствовал успешному продвижению и расширению плацдарма до 4 км в глубину.

Указом Президиума Верховного Совета СССР от 24 марта 1945 года за мужество и героизм, проявленные при форсировании Дуная и в боях на захваченном плацдарме, Горюнову Николаю Федоровичу присвоено звание Героя Советского Союза с вручением ордена Ленина и медали «Золотая Звезда».

Войну закончил в городе Грац (Австрия).

С 1946 года старший лейтенант Н.Ф.Горюнов — в запасе. Возвратился в Пензенскую область. В 1951 году окончил Пензенскую областную партийную школу, работал в аппарате КПСС в Чаадаевке.

Скончался 4 июля 1986 года. Похоронен на местном кладбище поселка Чаадаевка. Награжден орденами Ленина, Отечественной войны 1-й и 2-й степени, Красной Звезды, медалями.

Именем Героя названа улица в Чаадаевке.

На здании Чаадаевской средней школы в 2009 году установлена мемориальная доска.

Вот как об этом событии пишет на страницах сайта поселка Чаадаевка выпускница школы 1972 года, жительница Пензы Вера Балашова: «7 мая 2009 года. Станция Чаадаевка. Чудное весеннее утро с ясным, голубым небом, белыми облачками и нежной зеленью первых листочков. Я иду в родную школу, которую окончила более 35 лет назад. Увидела объявление и не могла пропустить это событие — митинг накануне Дня Победы с установкой на школе мемориальной плиты Герою Советского Союза Николаю Федоровичу Горюнову, нашему земляку, который, как и я, и многие мои знакомые и друзья, также учился в нашей школе. Сколько школьных праздников видела я на своем веку! Но это событие стало действительно СОБЫТИЕМ!

На митинге присутствовали родственники Николая Федоровича Горюнова Анна Алексеевна Горюнова, Сергей Смирнов. Племянница Людмила Федоровна Горюнова рассказала о подвиге своего дяди, как она слышала это от него самого.

Знаменитый выпускник школы, пензенский поэт Виктор Данилович Агапов продолжил тему Родины, затронутую выступающими, прочитал оду, посвященную подвигу Николая Горюнова, одного из миллионов героев войны.

Я думаю, многих, как и меня, не покидало чувство причастности к историческому событию, очевидцем и участником которого мне посчастливилось стать. Из своей школьной жизни помню, если не ошибаюсь, что Городищенский район гордится тем, что восемь его уроженцев были удостоены высшего звания Герой Советского Союза. И житель поселка Чаадаевка Николай Горюнов один из них. И я не припомню события в районе подобного масштаба, произошедшего в последнее время».

 

 

Жизнь и подвиг Героя увековечены также в очерке пензенского журналиста. В проекте телеканала «Россия 1. Пенза», посвященном Героям-пензенцам, предлагаем познакомиться с ним.

 

Бросок за Дунай

Войска 3-го Украинского фронта в ноябре 1944 года вышли к Дунаю. По замыслу Ставки, наступая с юго-запада, они должны были соединиться в районе Эстергома с войсками 2-го Украинского фронта. Сомкнувшись, фронты брали в кольцо почти двухсоттысячную будапештскую группировку противника. Но прежде предстояло форсировать Дунай — задача в условиях зимы и сильной обороны немцев на правом берегу сложнейшая.

...Холодные волны реки тихо плескались у ног командира батареи. Старший лейтенант Николай Горюнов не замечал этого. Он смотрел на тот берег и ничего не видел: ночь. И необыкновенная для фронта тишина. Когда будет приказ на форсирование — этого точно он не знал, но предполагал, что именно его батарея в числе первых пойдет туда: может быть, даже сегодня.

Старший лейтенант не ошибся, интуиция не обманула его. На войне у людей развивается обостренное чувство не только к уже происходящему, но и к надвигающимся событиям. Это, наверное, то самое шестое чувство, которое рождается повседневной «игрой со смертью». За плечами комбата было много боев. Они были разные — тяжелые и тяжелейшие, победные, кровопролитные. Только не было легких, не было таких, после которых не приходилось бы терять друзей. Война брала жестокую плату за боевой успех, за то, чтобы пришло к воину то самое шестое чувство.

Командир 1070-го минометного полка был краток:

— Обстановка, комбат, тебе известна.

Горюнов кивнул головой.

— Так вот тебе мой приказ: вместе с пехотным батальоном пойдешь на тот берег. Даю тебе двух радистов, Гусева и Золотцева. Две рации. Думаю, хватит. Задача — форсировать Дунай, во что бы то ни стало. Сразу выйти на связь. В дальнейшем — кодовые указания по рации. Вопросы есть?

— Все ясно, товарищ подполковник, — привычно вытянулся старший лейтенант. — Разрешите выполнять.

— В добрый час! — из голоса командира полка исчезли железные нотки. — От тебя многое зависит, комбат.

Вернувшись на батарею, Горюнов вызвал к себе комвзвода лейтенанта Тряпицына:

— Вот что, Иван, я ухожу на тот берег. Остаешься за меня. Боезапасы пополнить до нормы. Связь — по рации.

Горюнов еще что-то хотел сказать лейтенанту — не сказал, протянул руку. Но Иван догадался.

— Все будет в порядке. Ну, а о том... не станем думать. Еще повоюем, товарищ комбат.

Горюнов и Тряпицын — земляки. Тряпицын родом из Земетчина, Горюнов из Чаадаевки. Они давно договорились: случится, что с одним, то другой домой отпишет все, как было, чтоб не томились в ожидании.

Фронтовики знают, какими бывают последние часы перед боем. По-разному переживают их люди войны. Горюнов пытался снять физическую усталость и прилег в углу небольшого блиндажа. Закрыл глаза, а спать не мог: не давала песня. Ее потихоньку затянул солдат, его ординарец, который растапливал печурку. Можно было, конечно, приказать замолчать, да зачем. Любил он песни, и ничто так быстро не возвращало Горюнова в детство, как песни тех еще очень недалеких времен.

...Ты, мой конь вороной,

Передай, дорогой,

Что я честно

Погиб за рабочих.

Комбат любил эту песню, с тех пор как помнил себя. Он часто запевал ее в своем пионерском отряде... И поплыли перед глазами, словно на экране в кино, лица родных и друзей, классы школы, знакомые леса, луга и притаившийся у станции родной поселок. А где-то в глубине полудремотного сознания вдруг явственно проступало иное видение — бурлящий поток огромной реки. И он, Николай Горюнов, — на утлом суденышке, которое вот-вот накроет волна и поглотит бездна...

Переправа через Дунай началась за полночь. Командир батареи с радистами находился на одном из плотов вместе с командиром стрелкового батальона, с которым приказано было действовать, усиливая батальон. Только отчалили — фашисты навешали в ночном небе осветительные ракеты. Горюнов огляделся: на плоту человек сто, не меньше. Впереди плотов шли моторные лодки. Они-то и приняли первый огневой удар на себя, так как представляли наибольшую опасность для немцев. Плоты, составлявшие как бы второй эшелон десанта, сразу не подверглись обстрелу, но с каждой минутой снаряды и мины вздымали воду все ближе и ближе к ним. Когда до берега оставалось совсем немного, снаряд взорвался на плоту...

Окунувшись в ледяную купель, Горюнов пришел в чувство и тут же ощутил, как вода сомкнулась над головой. Он инстинктивно рванулся вверх, хватил воздуха и опять погрузился: тело скрутила леденящая тяжесть. Все же он делал рывок за рывком и, не помня после скольких, почувствовал под ногами дно. Сознание прояснилось быстро: «Где радисты?» А кругом кипело и громыхало от разрывов. Что-то ударило в руку, но комбат не обратил на это внимания. Он искал радистов и командира батальона. Противник продолжал усиленно освещать пункт переправы десанта.

Выкарабкавшиеся из воды солдаты тут же укрылись под крутым берегом: здесь «мертвое пространство», спасавшее от вражеского огня. Около Горюнова человек двадцать пять, остальных поглотил Дунай, Золотцева тоже вместе с рацией, а Гусев уцелел. Увидев комбата, подошел к нему.

— Живы, товарищ командир?

— Как видишь. Как твоя рация? Проверь быстро. Связь нужна немедленно!

Горюнов приказал всем привести себя в порядок и быть в готовности к отражению атаки немцев.

— Офицерам и сержантам ко мне!.. — Смахнул с лица капли не то дунайской холодной воды, не то своего горячего пота.

Комбат толком не мог еще знать, сколько солдат достигло берега. Мысль работала лихорадочно: если мы здесь пока одни, надо затаиться, выяснить обстановку. И главное — нужна связь, связь, во что бы то ни стало!

— Товарищ старший лейтенант, есть левый берег...— доложил Гусев и передал трубку. — На связи командир.

Товарищ «пятый»... — начал, было, Горюнов, но командир полка перебил его:

— Молодец, комбат! Все молодцы! Уточни участки НЗО и ПЗО. Доложи координаты.

Координаты неподвижного и подвижного заградительного огня Горюнов не мог пока доложить, так как он еще не наблюдал за противником.

Немцы были там, за кручей.

«Ждать рассвета? Нет, нельзя. Ночь должна сработать на нас». И комбат принимает решение: ворваться в первую вражескую траншею, удержаться там, быстро выявить важные цели, препятствующие форсированию, и вызвать на них огонь.

Немцев на берегу не оказалось. Они, опасаясь, очевидно, нашего артналета, который обычно сопровождал форсирование, отошли на время в глубину своей обороны. «Ну что ж, это упрощает задачу», — подумал Горюнов и приказал быстро занять первую немецкую траншею, что и было воинами незамедлительно выполнено.

С рассветом он уточнил расположение обороняющихся, засек немало их огневых точек. Координаты передал в штаб. Сначала пристрелял свою батарею, потом начал пристрелку других батарей полка по указанию штаба. До конца это довести не удалось, так как вскоре противник предпринял первую контратаку. На десантников, переправившихся ночью, он двинул семь тяжелых танков. Положение группы Горюнова сразу же стало остро критическим: не было противотанковых средств.

— Не робеть, ребята! Сейчас попрошу заградогонь, — подбодрил старший лейтенант своих людей.

Последовала его четкая команда радисту Гусеву, и тот передал ее в штаб полка. Прошла минута, другая, а ПЗО (подвижный заградительный огонь против танков и самоходных установок.— Ред.) артиллеристы почему-то не открыли. Тогда Горюнов пустился на уловку, вызвав НЗО (неподвижный заградительный огонь, применяемый обычно против живой силы.— Ред.).

Комбат, конечно, понимал: догадайся немецкие танкисты о том, что по ним бьет не артиллерия, а 120-миллиметровые полковые минометы, они решились бы проскочить это заграждение, ведь мина не бронебойный снаряд, она тяжелым танкам менее страшна, хотя тоже опасна. И вот, когда угрожающая стена огня поднялась перед, контратакующими, они заметались из стороны в сторону, затем спешно повернули восвояси. Уловка командира батареи удалась.

— То-то же... Паразиты ползучие... Робость одолела, — проговорил Горюнов, не отнимая бинокля от глаз. И, повернувшись к солдатам, сказал: — Ну как? Наша смелость и хитрость не такое еще делают.

Бойцы облегченно заговорили.

Немцы через несколько минут повторили свою вылазку, но на этот раз их танки встретил ошеломляющий противотанковый заградогонь. Горюнов удовлетворенно прокричал в трубку, докладывая в штаб полка:

— Скопление пехоты с танками — в квадрате двадцать один и двадцать три. Жду ваших указаний. Я — Сура.

— Неуже-ель! — услышал слева певуче знакомое и родное.

— Убей меня громом, пензяка слышу! — Повернулся на голос, улыбаясь: — Покажись, земляк. Есть такой?

— Есть такие, товарищ старший лейтенант! — поднялся немолодой уже солдат, попыхивая цигаркой.

— А почему куришь? Бой ведем, а ты покуриваешь себе...

Поняв шутку командира, пензяк осмелел:

— Ить он-то, табак, делу не помеха. Напротив, помогает немецкого фрица выкуривать.

Солдаты засмеялись.

— Неужель! — скопировал земляка старший лейтенант. — Откуда будешь?..

Радист Гусев прервал их разговор:

— Товарищ старший лейтенант, «пятый» вызывает...

Через некоторое время атаки немцев возобновились, но теперь они были отражены губительными ударами нашей штурмовой авиации. К вечеру небольшие группы немцев все-таки прорвались к берегу. Горюнов приказал уничтожить их гранатами, а сам продолжал корректировать артиллерийский огонь по подходящим резервам. Николай Гусев радировал неустанно.

На левом берегу понимали отчаянность положения группы Горюнова и как могли, поддерживали. Вскоре на помощь пришло звено штурмовиков ИЛ-2. Они пушечным и пулеметным огнем отогнали фашистов.

Когда прекратились их атаки, Горюнов почувствовал сильный жар в руке, раненной еще во время переправы. Рана побаливала, немного кровоточила. Попросил радиста перевязать. На минуту привалился к стенке окопа. Страшно устал.

Когда немцы возобновили свой натиск, на них снова налетели наши штурмовики. «Черной смертью» прозвали их гитлеровцы. Прославленные «илы» бомбили и обстреливали передний край. Попробуй, разберись: где и чей он стал, передний край?! Смерть ходила рядом.

Враг нес большой урон, но продолжал, озверело наступать. Его танки и пехота ворвались на позиции, занимаемые нашими воинами. Казалось, что немцы вот-вот сбросят их в холодный Дунай.

И тогда старший лейтенант подал короткую команду:

— Гусев, передай в штаб: «Огонь по квадрату одиннадцать». Ты меня слышишь? Всем укрыться в щелях.

Радист мельком взглянул на старшего лейтенанта. Понял его: это «огонь на себя»... Команду выполнил.

В трагические минуты любому человеку, наверное, свойственно обращаться к памяти. Возможно, и Горюнов думал, вызвав огонь на себя, о том, что всего-то двадцать один год прожил на свете, из них три прослужил в армии, из этих трех лет два воюет. И там, далеко-далеко, остались родной дом, дорогие сердцу леса и речка, значительно меньше Дуная — знакомая Сура. На ней у него было любимое место — Своя Круча. Так называли ее все в Чаадаевке. Это было место ребяческих забав и мечтаний. И как бы далеко ни уносила ребят мечта, наверняка, им не грезилось и доли того, что выпало совершить здесь, на Дунае, Николаю, их сверстнику.

...А шквал огня, вызванного Горюновым, продолжал бушевать. Вот уж поистине земля ходила ходуном.

Враг снова откатился.

На второй день к вечеру на правый берег переправилось передовое подразделение наступающих наших частей. Уцелевших героев, контуженых и раненых, вынесли из укрытия подоспевшие боевые товарищи.

20 декабря 3-й и 2-й Украинские фронты перешли в наступление. Ломая сопротивление врага, они упорно продвигались навстречу друг другу. Путь был нелегким. Пришлось отбивать яростные контратаки. Тем не менее, 26 декабря войска обоих фронтов соединились в районе Эстергома. Будапештская группировка оказалась в кольце.

Дошел до Будапешта и старший лейтенант Николай Горюнов. Он и радист Гусев за подвиг на Дунае удостоены звания Героя Советского Союза.

Б. Едалин

(«Герои и подвиги» (Сборник очерков), Саратов, Приволжское книжное издательство, 1976 год)

При составлении биографических данных о Героях Советского Союза были использованы архивные материалы и сведения из Интернета.

 

http://penza.rfn.ru/rnews.html?id=301449&cid=7

 

Герой Советского Союза Михаил Прокофьевич Волков

 

20.03.2015

 

Молодым 18-летним пареньком был призван в ряды Советской армии. Был он дисциплинированным, немногословным, степенным, обстоятельным и, вместе с тем, смелым, смекалистым. С детских лет, привыкший к тяжелому крестьянскому труду, он и на войне старался брать на себя всю тяжелую работу, за что его очень уважали бойцы. C 1943 года старший сержант Михаил Волков воевал на 1-м и 2-м Белорусских фронтах, был командиром пулемётного расчёта 2-й пулемётной роты 47-го стрелкового полка 15-й стрелковой дивизии 65-й армии. Был трижды ранен.

27 января 1945 года, переправившись на левый берег реки Висла, фланкирующим пулемётным огнём сковал действия противника, обеспечив своим подразделениям форсирование реки. На захваченном рубеже, раненый, он за день участвовал в отражении 7 атак, лично уничтожив при этом до 50 гитлеровцев. За мужество и отвагу, проявленный героизм 10 апреля 1945 года нашему земляку присвоено звание Героя Советского Союза, он награжден медалью «Золотая Звезда», орденами Красной Звезды и Великой Отечественной войны.

После войны вернулся домой, окончил Пензенский сельскохозяйственный техникум и стал работать бригадиром полеводческой бригады центрального отделения совхоза «Константиновский». Делал свою работу обстоятельно, добросовестно, его портрет украшал областную доску почета.

Похоронен Михаил Прокофьевич в г. Пензе, на аллее Славы в 1990 году.

 

http://www.surskieprostori.ru/news-41-3131.html

 

В Пензе открыт музей боевой славы Военно-Морского Флота РФВ Пензе открыт музей боевой славы Военно-Морского Флота РФ

 

20.03.2015

 

В Пензе начал функционировать и уже принимает первых посетителей музей боевой славы Военно-Морского Флота.

Средства для организации экспозиции были получены в прошлом году как грант на сумму 200 тысяч рублей, на патриотическую работу с молодежью, для которой подобные выставки будут иметь образовательную, просветительскую функцию.

Работа по наполнению выставки проводилась членами Пензенского морского собрания при поддержке волонтеров и тех людей, которые жертвовали музею семейные реликвии своих предков.

Как сообщил глава Пензенского морского собрания Сергей Цигвинцев, открытие музея было запланировано к празднику День моряка-подводника, а так же годовщине воссоединения Крыма и Севастополя с Россией. Ожидаемый поток посетителей, по предварительной оценке должен составить более 2000 учащихся в год.

 

http://www.temapenza.ru/news/society/item/13059/

 

Заречный посетили представители главного командования ВВ МВД России

 

20.03.2015

 

19 марта зареченскую войсковую часть 3473 посетила делегация главного командования ВВ МВД России во главе с первым заместителем главнокомандующего внутренними войсками Министерства внутренних дел Российской Федерации - начальником Главного штаба внутренних войск МВД России генерал-полковником Сергеем Буниным.

В рамках визита состоялась встреча с руководством города и градообразующего предприятия. На ней рассматривались вопросы выполнения поставленных перед войсковой частью задач по защите важных государственных объектов, находящихся на территории Заречного. В ходе обсуждения был внесен ряд предложений по дальнейшему совершенствованию совместной работы ПО «Старт» и войсковой части 3473.

 

http://www.penza-online.ru/news.37488.htm

 

Служба по контракту

 

21.03.2015

 

В связи с усовершенствованием и модификацией вооружения и военной техники, Вооруженным Силам Росийской Федерации требуются высококлассные, образованные специалисты.

На основании этого, внесены изменения в федеральный закон "О воинской обязанности и военной службе", о возможности поступления на военную службу по контракту граждан призывного возраста, окончившим высшее учебное заведение, ранее не проходивших военную службу по призыву, и заключения с ними первого контракта о прохождении военной службы по контракту на срок от 2-х лет.

Сегодня Министерство обороны Российской Федерации гарантирует обеспечение военнослужащих служебным жильем по месту службы и приобретение за счет средств Министерства обороны постоянного жилья в любом населенном пункте РФ через 5 лет военной службы в сумме от 3100000 руб.

На данный момент военнослужащим выплачивается в первый год военной службы денежное довольствие в размере от 18000–35000 руб. и выше в зависимости от воинской должности, и гарантируются другие социальные гарантии.

В условиях отсутствия выпускников высших учебных заведений Министерства обороны Российской Федерации, источником комплектования офицерских должностей становятся военнослужащие по контракту, имеющие высшее образование и высокую мотивацию к военной службе, что может являться дополнительным стимулом выбора военной службы по контракту.

Всего осенью 2014 года в Пензенской области было отобрано и направлено в воинские части Российской Федерации более десяти человек, имеющих высшее образование, ранее не проходивших военную службу по призыву.

Данная категория граждан имеет возможность для поступления на военную службу по контракту.

С. Кузин, начальник пункта отбора на военную службу по контракту (г. Пенза Пензенской области).

 

http://www.trud58.ru/news-11-3571.html

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

ПРАВОСУДИЕ

 

В Пензенской области полицейский отправится в колонию на 3 года за взятку в 7 тыс. рублей

 

18.03.2015

 

fapnews.ru

 

Инспектор ДПС приговорен к 3 годам лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима за получение взятки на аварийном участке федеральной трассы М5 «Урал» в Пензенской области.

Как сообщила ИА «PenzaNews» старший помощник прокурора региона по взаимодействию со СМИ Юлия Макарова, также виновному назначен штраф в размере 280 тыс. рублей, и он лишен специального звания «лейтенант полиции».

«Установлено, что сотрудниками полиции 15 января 2015 года на аварийном участке автодороги М5 «Урал» было зафиксировано нарушение правил дорожного движения, выразившееся в совершении обгона в зоне действия запрещающего знака с выездом на встречную полосу. Однако вместо того, чтобы привлечь водителя к административной ответственности, инспектор предложил передать ему в качестве взятки 7 тыс. рублей за несоставление протокола», — пояснила собеседница агентства.

Она добавила, что после получения денег инспектор ДПС отпустил водителя без составления каких-либо документов.

 

http://penzanews.ru/incidents/88322-2015

 

В мокшанском отделе полиции повесился 46-летний задержанный

 

18.03.2015

 

В Мокшанском районе проводится проверка по факту гибели 46-летнего мужчины в местном отделе полиции.

«Гражданин 1969 года рождения был задержан сотрудниками вневедомственной охраны днем 17 марта за совершение административного правонарушения, предусмотренного статьей 20.21 КоАП РФ (появление в общественном месте в состоянии опьянения). Его доставили в отдел полиции и поместили в камеру для административно задержанных при изоляторе временного содержания», - сообщили ИА «ПензаИнформ» в пресс-службе регионального управления МВД.

В 20:03 мужчина был обнаружен повесившимся на простыне. Сотрудники полиции вызвали скорую помощь. Прибывшие в 20:08 медики констатировали смерть.

«По данному факту назначена служебная проверка, в ходе которой будут установлены все обстоятельства произошедшего. По ее результатам будет принято решение в соответствии с действующим законодательством», - резюмировали в УМВД.

 

КОММЕНТАРИИ БЕЗ КУПЮР:

Гость|18.03.2015 09:21

Бардак в полиции. Он не валялся на земле, а шел домой, зачем задерживать, да нет палку срубить надо. Вот результат - нет человека.

Гость|18.03.2015 09:23

Так парадокс в том что , валяющихся на земле они к себе не забирают ... впадлу руки марать ... а вот идет по улице слегка шатающийся , тут же как шакалы налетают ...

Гость|18.03.2015 09:36

Почему не придумать услугу доставка пьяного? На бобике - такси с выставлением счёта скажем данной услуги в размере 2000-3000 руб. ? Все мы люди и иногда выпиваем.

Гость|18.03.2015 09:40

penzainform.ru писал(a):

предусмотренного статьей 20.21 КоАП РФ (появление в общественном месте в состоянии опьянения)

Этой статьи в кодексе административных правонарушений быть не должно. Позорище, которое пятном ложится на демократическое общество! Её можно трактовать как угодно.В США например, это не считается правонарушением. Да, да, пока гражданин чего либо не совершил. А уж выпиши он или трезвый это роли не играет.

Гость|18.03.2015 09:45

Гость писал(a):

Бардак в полиции.

Не может быть! Там все прошли аттестацию!

Гость|18.03.2015 10:00

Отдел полиции "Дальний" приобрел печальную известность в марте 2012 года, когда полицейские отдела, по данным следствия, до смерти замучили задержанного Сергея Назарова.

Гость|18.03.2015 10:06

откуда в полиции взялась простынь

Гость|18.03.2015 10:06

Простите за неосведомлённость,но откуда в клоповнике простыня,если даже шнурки отбирают?

Гость|18.03.2015 10:12

Гость писал(a):

Так парадокс в том что , валяющихся на земле они к себе не забирают ... впадлу руки марать ... а вот идет по улице слегка шатающийся , тут же как шакалы налетают ...

Нет человека, зато есть план.

Гость|18.03.2015 10:20

Гость писал(a):

Простите за неосведомлённость,но откуда в клоповнике простыня,если даже шнурки отбирают?

Простыня - чтобы на ней можно было лежать и спать в человечьих условиях.

Гость|18.03.2015 10:26

Гость писал(a):

Простыня - чтобы на ней можно было лежать и спать в человечьих условиях.

Медецинские вытрезвители ликвидированы много лет назад.Остались камеры временного пребывания,где не только постельного белья,но и матрацев не выдают.

Гость|18.03.2015 10:36

Гость писал(a):

Гость писал(a):

Простыня - чтобы на ней можно было лежать и спать в человечьих условиях.

Медецинские вытрезвители ликвидированы много лет назад.Остались камеры временного пребывания,где не только постельного белья,но и матрацев не выдают.

Видно, что ты там уже побывал. А что там выдают или спать надо стоя?

Гость|18.03.2015 11:13

Вы в каком времени живете? У вас СССРие воспоминания.

Гость|18.03.2015 11:42

Гость писал(a):

Видно, что ты там уже побывал. А что там выдают или спать надо стоя?

Попадись ,узнаешь.

Гость|18.03.2015 11:46

похмелье беспощадно

← Ctrl пред.   1   2   след. Ctrl →

 

http://www.penzainform.ru/news/incidents/2015/03/18/v_mokshanskom_otdele_politcii_povesilsya_46-letnij_zaderzhannij.html

 

В России могут создать «официальный» словарь бранных слов

 

19.03.2014

 

 

МордовМедиа, 19 марта. С такой инициативой выступил депутат Госдумы РФ от партии ЛДПР Михаил Дегтярёв.

Согласно его предложению пленум Верховного суда РФ рассмотрит вопрос об утверждении своим решением словаря бранных и нецензурных слов и выражений русского языка в виде электронного документа. Соответствующий законопроект направлен для получения официального отзыва в Правительство России.

Предполагается, что словарь будет использоваться при рассмотрении дел по ст. 152 ГК РФ «Защита чести, достоинства и деловой репутации», а также по ст. 5.61 КоАП РФ «Оскорбление». Каждые три года документ будет перерабатываться судебным департаментом при Верховном суде РФ совместно с экспертами.

Парламентарий отметил, что ругательства видоизменяются с течением времени, часть бранных слов исчезает из употребления, появляются новые, в том числе заимствованные из иностранных языков и тюремного жаргона. Даже эксперты затрудняются дать правильное лингвистическое заключение ввиду незнания некоторых редких или новейших нецензурных слов. В силу этого одно и то же бранное слово в мотивировочной части решения суда может признаваться как нормативным, так и ругательным или нецензурным. Таким образом, в настоящее время признание слова или выражения бранным производится исходя из кругозора и познаний о ругательствах конкретного судьи или эксперта.

«Скорее всего, некоторые судьи и эксперты пытаются компенсировать нехватку знаний, обратившись к продающимся во многих магазинах неакадемическим словарям „русского мата“ и „криминального мира“, другие полагаются на собственное понимание смысла конкретного слова», — говорится в пояснительной записке к законопроекту.

Как сообщается на официальном сайте партии, создание единого словаря брани, на который смогут опираться судьи, окажет положительное влияние на сроки судебных разбирательств, так как отпадет необходимость в проведении лингвистических экспертиз, и повысит доверие граждан к судебной системе.

ФОТО – www.nord-news.ru

 

http://www.mordovmedia.ru/news/society/item/33874/

 

В Пензенской области на алиментщика завели дело

 

20.03.2015

 

Житель Пензенской области задолжал сыну более 800 тысяч рублей алиментов.

 

Должник сменил место жительства из-за создания новой семьи, в которой есть двое несовершеннолетних детей. Своему же ребенку он никакой помощи не оказывал.

 

«Судебные приставы неоднократно вручали ему направления в центр занятости населения для трудоустройства, но и эту возможность мужчина решил не использовать», — сообщает пресс-служба УФССП России по Пензенской области.

 

Судебные приставы возбудили уголовное дело за уклонение родителя от уплаты по решению суда средств на содержание несовершеннолетних детей.

 

http://www.penza-press.ru/lenta-novostey/74725/v-penzenskoj-oblasti-na-alimentcshika-zaveli-delo

 

В Пензе в колонии слабо занимаются воспитанием заключенных – прокуратура

 

20.03.2015

 

Пензенская прокуратура проверила, как руководство исправительных учреждений занимается воспитанием заключенных, нарушающих порядок в колониях.

По итогам проверки в прокуратуре пришли к выводу, что руководство ряда колоний Пензенской области не использует в полной мере полномочия, предоставленные законом — в частности, по признанию осужденных, которые дезорганизуют работу колонии, злостными, сообщили в пресс-службе прокуратуры Пензенской области.

«Существующий избирательный подход в применении указанных полномочий создает условия для совершения осужденными многочисленных повторных нарушений. Так, в ИК №7 в 2014 году пять осужденных совершили от 8 до 25 нарушений порядка отбывания наказания, за что они неоднократно водворялись в штрафной изолятор. Аналогичная ситуация сложилась в ИК №1, ИК №4, ИК №5, ИК №8, КП №12 и ЛИУ №6.

Администрация этих исправительных учреждений не приняла мер по признанию ряда лиц злостными нарушителями и переводе их в более строгие условия отбывания наказания», — отметили в пресс-службе.

Кроме того, проверка выявила факт нарушения закона в исправительной колонии №7. Там, как сообщили в прокуратуре, 30 октября 2014 года двое осужденных были незаконно водворены в штрафной изолятор на 15 суток. Это постановление было отменено прокурором.

«По результатам проверки Пензенский прокурор по надзору за соблюдением законов в исправительных учреждениях внес начальнику регионального УФСИН представление об устранении выявленных нарушений и привлечении к ответственности виновных должностных лиц», — отметили в пресс-службе областной прокуратуры.

 

http://www.penza-press.ru/lenta-novostey/74709/v-penze-kolonii-slabo-zanimayutsya-vospitaniem-zaklyuchennyh-prokuratura

 

В пензенской колонии №7 за бесплатной юрпомощью обратились 25 осужденных

 

20.03.2015

 

 

25 осужденных обратились за бесплатной юридической помощью в ходе приема, организованного в исправительной колонии №7 в Пензе.

Консультации людям, отбывающим наказание, дали представители регионального управления Минюста России, территориального отдела ЗАГС Октябрьского района города, нотариальной и адвокатской палат, а также Минтруда и общественной наблюдательной комиссии Пензенской области.

«Пришедшие консультировались по вопросам заключения и расторжения брака, проведения необходимых нотариальных действий, помощи в трудоустройстве и социальной поддержке после освобождения. Им разъяснили порядок направления жалоб в судебные и надзорные инстанции, правовые основы осуществления сделок с имуществом и процедуры удержания денежных средств по имеющимся исполнительным листам», — сообщил ИА «PenzaNews» пресс-секретарь регионального управления ФСИН РФ Андрей Попков.

По его словам, по всем вопросам были приняты решения и даны необходимые консультации.

«Некоторые вопросы взяты на контроль специалистами управления Минюста РФ по Пензенской области. В дальнейшем они будут направлены в соответствующие органы для рассмотрения», — пояснил собеседник агентства.

ФОТО – penzanews.ru

 

http://penzanews.ru/society/88390-2015

 

 

 

 







HotLog с 21.11.06

Создание сайтаИнтернет маркетинг