Пенза Православная Пенза Православная
  АННОТАЦИИ Православный календарь Народный календарь ВИДЕО-ЗАЛ Детям Детское творчество Стихи КОНТАКТЫ  
ГЛАВНАЯ
ИЗ ЖИЗНИ МИТРОПОЛИИ
Тронный Зал
История епархии
История храмов
Сурская ГОЛГОФА
МАРТИРОЛОГ
Пензенские святыни
Святые источники
Фотогалерея"ХХ век"
Беседка
Зарисовки
Щит Отечества
Воин-мученик
Вопросы священнику
Воскресная школа
Православные чудеса
Ковчежец
Паломничество
Миссионерство
Милосердие
Благотворительность
Ради ХРИСТА !
В помощь болящему
Архив
Альманах П Л
Газета П П С
Журнал П Е В

ЩИТ ОТЕЧЕСТВА 18.02.18
«Пенза православная» – http://pravoslavie58region

«Пенза православная» – http://pravoslavie58region.ru/armia.htm

 

Минобороны рассекретило документы о первых днях Великой Отечественной войны

 

06.04.2015

 

Министерство обороны России опубликовало на своем сайте уникальные документы о первых днях Великой Отечественной войны (ВОВ).

«Сегодня для широкой аудитории открыта новая документальная выставка "Первый день войны", экспозиция которой содержит коллекцию исторических документов из фондов Центрального архива Минобороны РФ, посвященных событиям первых дней начала великого противостояния», — рассказали в пресс-службе ведомства.

На сайте размещены приказы, директивы, оперативные донесения, разведсводки за 22 июня 1941 года высшего военного руководства Советского Союза и командования фронтами. В частности, читатель может ознакомиться с приказами и сводками, выпущенными в первые часы войны, с картами расположения войск на 22 июня 1941 года и другими документами.

Всего экспозиция электронной выставки содержит более ста исторических документов, большая часть из которых находилась в закрытых фондах спецхрана.

Минобороны планирует в ближайшее время опубликовать материалы, которые рассказывают о различных малоизвестных фактах в действиях антигитлеровской коалиции и о подготовке встречи союзных сил на реке Эльба 25 апреля 1945 года.

Источник — lenta.ru

 

КОММЕНТАРИИ БЕЗ КУПЮР:

Гость|06.04.2015 15:33

а где прочитать как бресткую крепость красноармейцы с фашистами брали

Гость|06.04.2015 15:45

у резуна прочтешь

Гость|06.04.2015 16:55

- жители Донецка... - "Банки не работают, бизнес не работает, заводы стоят - ни хрена не работает. Республика "процветает", бл#дь", в когда-то процветающем городе не работают предприятия. Найти работу - это большая удача, а еще большее везение, если на работе платят зарплату. Критическая ситуация с многими видами продуктов и другими товарами. Цены на них в несколько раз выше, чем в Киеве. Нужные лекарства в аптеках купить необычайно сложно. Еще год назад повседневная жизнь жителя Донецка практически не отличалась от жизни граждан других украинских городов....Теперь это почти рухке мыр

Гость|06.04.2015 16:57

Гость писал(a):

у резуна прочтешь

да уж...официальные советские и российские источники всегда врут...ни слова правды. Мой дед воевавший до 1945 года всегда говорил - не верь ни одному слову официальных пропагандонов...врут...и ещё раз - врут.

Гость|06.04.2015 18:56

Да, надежда только на таких людей как Владимир Богданович.

Гость|06.04.2015 20:42

penzainform.ru писал(a):

Сегодня для широкой аудитории открыта новая документальная выставка "Первый день войны"

на фуй ни кому не нужно...Все и так знают что там было.

Гость|06.04.2015 22:01

жителі Донецька радіють, що вони не справжні українці! Сало упустили!

Гость|06.04.2015 22:43

А история, по которой преподают..вранье значит,как и все что вокруг нас.

Гость|06.04.2015 23:12

Гость писал(a):

да уж...официальные советские и российские источники всегда врут...ни слова правды. Мой дед воевавший до 1945 года всегда говорил - не верь ни одному слову официальных пропагандонов...врут...и ещё раз - врут.

тролль-троячок,тварь продажная,не за такого внука твой дед воевал,а была бы его воля - висел бы ты на столбе синий и обоссаный с табличкой на шее "продажная шкура"

Гость|06.04.2015 23:13

Гость писал(a):

А история, по которой преподают..вранье значит,как и все что вокруг нас.

вокруг тебя рыготня и срач,которые ты сам и развёл,укуренный тупой тролль

Гость|06.04.2015 23:23

По крайней мере засрался ты,ушлепок.

Гость|06.04.2015 23:42

Гость писал(a):

По крайней мере засрался ты,ушлепок.

по крайней мере хозяева дрючат тебя и в уста сахарные и в попень сраную за каждую методичку

Гость|06.04.2015 23:46

Тебя оборотня издалека по рогам видно,черта драного.

Гость|06.04.2015 23:52

Гость писал(a):

Тебя оборотня издалека по рогам видно,черта драного.

наконец-то дошло,с кем ты связался

Гость|07.04.2015 07:05

а когда напечатают про Жукова-,,победителя,, сколько и КАК он делал победы...

← Ctrl пред.   1   2   след. Ctrl

 

http://www.penzainform.ru/news/global/2015/04/06/minoboroni_rassekretilo_dokumenti_o_pervih_dnyah_velikoj_otechestvennoj_vojni.html

 

Переулок в Орловской области носит имя пензенского Героя Николая Бубнова

 

06.04.2015

 

В поселке Кромы Орловской области есть переулок, названный в честь Героя Советского Союза Николая Бубнова. Он принимал активное участие в сражениях на Курской дуге, в битвах под Сталинградом и на Орловском направлении. В схватках проявлял личное мужество. Так, в наступательных боях на Курской дуге бригада Бубнова уничтожила 548 танков, 449 орудий, много живой силы противника. Но в 1943 году Николай Матвеевич погиб в бою, навечно занесен в Списки Героев Советского Союза.

 

Родился будущий Герой 25 июля 1904 года в деревне Дурасовка Дурасовской волости Пензенского уезда, с 1960 года — село Вязовка, ныне Пензенского района Пензенской области, в семье крестьянина. Русский. По окончании средней школы работал ремонтным рабочим, затем — секретарем сельсовета.

В Красной Армии с 1926 года. В 1930 году окончил Ульяновскую танковую школу, в 1931 году — Ленинградские бронетанковые курсы усовершенствования командного состава. Служил на командных должностях в бронетанковых частях. Член ВКП(б) с 1931 года. Участник боев на реке Халхин-Гол в 1939 году, награжден орденом Ленина.

В 1940 году служил в частях Сибирского военного округа (Новосибирск). В 1941 году окончил курсы при Военной академии механизации и моторизации РККА имени И.В. Сталина, направлен в Одесский военный округ. С началом Великой Отечественной войны — в действующей армии.

В апреле 1942 года майор (с мая 1942 года — подполковник) Бубнов принял командование 133-й отдельной танковой бригадой. Под его командованием бригада участвовала в оборонительных боях на воронежском направлении и в большой излучине Дона, сдерживала врага на Сталинградском направлении.

В Сталинградской битве бригада держала оборону на южной окраине города. Только отстаивая Сталинград, воины бригады уничтожили 289 немецких танков, 57 орудий и много другой боевой техники, истребили тысячи вражеских солдат. В конце сентября 1942 года бригада, потерявшая в боях значительную часть танков и личного состава, была выведена на левый берег Волги. Опыт боевых действий танковой бригады в обороне комбриг обобщил в статье, опубликованной в «Красной звезде» 27 сентября 1942 года. За боевые заслуги 8 декабря 1942 года бригада была преобразована в 11-ю отдельную гвардейскую танковую бригаду, а командир награжден орденом Красного Знамени. В декабре бригада получила новую технику — танки Т-34, на бортах которых белой краской выведены слова «Тамбовский колхозник».

В конце января 1943 года бригада передислоцировалась на Центральный фронт, на подступы к Орлу. В феврале- марте участвовала в боях на севском направлении, поддерживая части 2-го гвардейского кавалерийского корпуса. Только за три дня боев вывела из строя 72 вражеские машины.

В ходе подготовки к летнему наступлению 1943 года гвардии полковник Бубнов грамотно организовал боевую учебу бригады. Основное внимание было сосредоточено на изучении материальной части танка и оружия, сколачивании экипажей и подразделений, налажено изучение тактики противника, его новой боевой техники и способов борьбы с нею. Бубнов сам с утра до позднего вечера пропадал на учебных полях и стрельбищах, подстегивал тех, кто ослаблял требовательность. В начале июня в результате проверки комиссией из штаба 2-й танковой армии был сделан вывод: «Бригада приведена в полную боевую готовность и может выполнить любую поставленную перед ней боевую задачу...».

В начале июля 1943 года бригада Бубнова заняла оборону на северном фасе Курской дуги, на стыке 16-го и 3-го танковых корпусов 2-й танковой армии, у села Молотычи. В первые дни Курской битвы находилась во втором эшелоне. 10 июля вступила в бой. В ходе наступательных боев бригаду перебрасывали с одного участка фронта на другой. Там, где создавался «затор», образовывалась заминка, командующий армией вводил в дело резерв — 11-ю гвардейскую. Гвардии полковник Бубнов, умело командуя бригадой, неоднократно личным примером бесстрашия и отваги воодушевлял гвардейцев-танкистов, увлекая их в атаки, в результате чего противнику был нанесен значительный урон в живой силе и технике.

Всего за период боевых действий с мая 1942 по август 1943 года бригадой под командованием гвардии полковника Бубнова уничтожено 548 танков, 449 орудий, 277 пулемётов, 163 автомашины, 148 миномётов, 39 дзотов, 11 самолетов и более 12 тысяч гитлеровцев.

2 августа танковая колонна бригады глубокой балкой на больших скоростях выходила на рубеж атаки в районе деревень Ржава и Бельдяжки (Кромский район Орловской области) и попала под артиллерийский налет. Командир бригады погиб от осколка вражеского снаряда. Похоронен в городе Курске на Никитском кладбище (воинское мемориальное кладбище, могила № 138).

 

 

Указом Президиума Верховного Совета СССР от 4 ноября 1943 года за образцовое выполнение боевых заданий командования на фронте борьбы с немецко-фашистским захватчиками и проявленные при этом мужество и героизм гвардии полковнику Бубнову Николаю Матвеевичу посмертно присвоено звание Героя Советского Союза.

Этим же Указом высокое звание было присвоено заместителю командира бригады по политической части гвардии полковнику Калустову.

Жизнь и подвиг Героя увековечены в очерке пензенского журналиста. В проекте телеканала «Россия 1. Пенза», посвященном Героям-пензенцам, предлагаем познакомиться с ним.

 

Комбриг танковой

«Доношу, что командование 133-й отдельной танковой бригадой принял...». Так 17 мая 1942 года писал в рапорте на имя командира 22-го танкового корпуса генерала А.А. Шамшина майор Николай Матвеевич Бубнов.

Было это под Харьковом, на Купянском направлении. В ходе тяжелых боев, несмотря на мужество и отвагу, с которыми дрались танкисты, понеся большие потери, бригада вынуждена была оставить свои рубежи. Недоставало танков, не хватало боеприпасов и горючего. Экипажи оказались неукомплектованными, многие танкисты были убиты, а раненые отправлены в госпитали.

Воевать майор Бубнов начинал еще в августе 1939 года, в далекой Монголии. За боевые подвиги, проявленные в боях на реке Халхин-Гол он был награжден орденом Ленина.

Великая Отечественная война для заместителя командира танкового полка майора Бубнова началась в шесть часов утра 22 июня 1941 года на западной границе нашей страны.

Заслуженный офицер с большим боевым опытом Н.М. Бубнов отличался твердой волей, настойчивостью, умением мобилизовать личный состав на выполнение боевой задачи. Его ратные дела в начале войны отмечены боевыми наградами — орденами Красного Знамени и Красной Звезды.

Но на этот раз перед ним стояла другая задача: в короткие сроки восстановить боеспособность бригады.

Надо было быстро войти в боевой коллектив и, по сути дела, вновь создать его. И он создавал настойчиво, неустанно. Его можно было видеть и в штабе, и на станции разгрузки, куда прибывала боевая техника, на складах и наскоро оборудованном танкодроме.

С неизменным вниманием слушал он доклады подчиненных, давал им советы, лаконично распоряжался, контролировал исполнение. Умел беседовать непринужденно, с уважением относился к подчиненным, независимо от их ранга и положения.

— Главное — боевая подготовка. Надо сплотить экипажи, взводы, роты. Добивайтесь четкой слаженности и взаимодействия подразделений в бою,— наставлял он командиров батальонов и помогал им в таком нелегком деле. — Воспитывать стойких бойцов — это важнейшая обязанность командиров и политработников.

Боевая учеба и партийно-политическая работа в подразделениях проводились постоянно, целенаправленно под девизом: «Учить тому, что необходимо на войне». В результате настойчивости комбрига, его высоких организаторских способностей, умения опереться на боевой актив фронтовиков, при непосредственной поддержке штаба и политотдела во главе с комиссаром бригады Калустовым, боеготовность бригады была восстановлена в короткие сроки.

22 июня 1942 года противник бросил крупные силы в район Купянска. Майор Бубнов получил приказ: во взаимодействии со стрелковой дивизией сдерживать превосходящие силы противника в районе Теряновка, Купянск. Гитлеровцы шли напролом. При поддержке авиации они нанесли концентрированный удар танками и мотопехотой по Купянску с целью выйти на восточный берег реки Оскол. Танкисты, мотострелки и истребительно-противотанковая батарея бригады стойко отразили этот удар. Лобовая атака врага захлебнулась. Не увенчались успехом и другие его попытки сломить оборону бригады. Первый день боя закончился далеко за полночь.

В полдень 23 июня гитлеровцы ввели в бой семьдесят пять танков. Они шли тремя эшелонами, ведя за собой пехоту на бронетранспортерах.

Снова разгорелся жаркий бой. В ожесточенных схватках с фашистами танкисты обессмертили свои имена. Их позиции стали неприступными. В этот день враг потерял около двадцати танков. На поле боя осталось около четырехсот вражеских солдат и офицеров.

В течение еще трех дней танкисты сдерживали яростные атаки немцев. Комбриг умело руководил боем, сам показывал пример беззаветной храбрости. Коварные замыслы врага были сорваны. Противник понес большие потери в живой силе и технике. За мужество и отвагу, проявленные в этих боях, многие воины бригады были удостоены правительственных наград. За личную храбрость и умелое руководство бригадой Николаю Матвеевичу был вручен орден Красного Знамени и присвоено звание подполковника.

Но силы были неравные. Гитлеровское командование бросило на Сталинградское направление лучшие свои соединения группы армий «Юг». Вместе с другими частями, ведя ожесточенные бои, отходила и бригада Бубнова.

В районе Котельниково танкисты 133-й во взаимодействии со стрелковыми частями внезапно обрушились на врага сокрушительной лавиной. Командирская воля комбрига Бубнова вдохновляла воинов на самоотверженные поступки. Вскоре о боевой дерзости, отваге и мастерстве воинов бригады и ее командире узнали не только соседние части, но и на других участках фронта. О ней не раз тогда писали фронтовые и центральные газеты.

Вот, например, о чем рассказывал военный корреспондент «Правды» 15 августа 1942 года: «Бои северо-восточнее Котельниково по-прежнему носят упорный характер. Враг вводит все новые и новые силы. Эти резервы систематически перемалываются нашими частями... Не щадя жизни своей, бойцы дерутся до последнего вздоха, дерутся во имя спасения Родины... Наши воины бесстрашно вступают в бой с превосходящими силами противника. Только за два дня танкисты, которыми командует Бубнов, сожгли и подбили несколько танков, десять немецких противотанковых орудий, перебили до трехсот вражеских солдат и офицеров...».

Успех приходил не сам по себе. Командир бригады был не только умелым организатором танкового боя. Он хорошо знал своих подчиненных, кто из них на что способен. Умел подметить сильные стороны каждого командира, члена экипажа и нацелить их на успешное выполнение боевой задачи. Развивая у них воинскую гордость и любовь к танковым войскам, совместно с политработниками и коммунистами он воспитывал у личного состава решимость, волю к победе.

И не случайно, когда на одном из митингов был зачитан наказ ветеранов царицынских боев, танкисты поклялись отстоять Сталинград, волжскую твердыню огненных лет Октября и гражданской войны.

«Для нас за Волгой земли нет!» — так говорят защитники Сталинграда... Это должно быть и нашим девизом, танкистов 133-й бригады»,— заявил на митинге командир роты Корольков.

Дорогие друзья! Родина приказала нам оборонять Сталинград, народ призывает нас беспощадно мстить врагу за истоптанную русскую землю, за разрушенные города и села... Герои Царицынской эпопеи призывают нас, невзирая на жертвы и лишения, отстоять Сталинград. Это они, ветераны героической обороны Царицына пишут нам: «Не отдавайте врагу наш любимый город, любой ценой защитите его, бейтесь так, чтобы слава о вас гремела в веках». И мы выполним этот приказ». Так писали танкисты храброго комбрига Бубнова в одном из обращений к воинам-сталинградцам.

Вот что рассказал о подвигах воинов бригады и ее командире бывший политработник, участник Сталинградской битвы, ныне полковник П. Казаков.

«...Подполковник Бубнов и комиссар бригады Калустов находились в блиндаже, когда радист, установив связь с командиром танковой роты старшим лейтенантом Корольковым, пригласил комбрига к аппарату.

— «Отец»! — докладывает «Гранит». — Нас уже третий раз атакуют фашисты. Лезут автоматчики, за ними — танки... Прибавьте огня. Прием...

Бубнов взглянул на карту. Он хорошо представлял, в каком положении оказалась рота. Но отходить нельзя. «Ни шагу назад!» — таково требование приказа Верховного Главнокомандующего. По рации отдал распоряжение:

— «Гранит», передайте всем мой приказ: держаться до последнего! Огонь вести только по бортам. Стоять! Не зря же вы — «Гранит».

С каждой минутой нарастало напряжение боя. Потери несли и немцы, и наши танкисты. А Бубнов снова передал Королькову:

— Никто не имеет права покидать позиции. Причин для этого нет! Есть лишь одно оправдание — смерть! Держитесь, скоро вам окажем помощь! Как меня поняли?

И танкисты роты Королькова верили своему командиру. Каждый из них дрался за десятерых. Понеся большой урон, противник отступил. А чуть позже комбриг и комиссар подписали ходатайство о присвоении старшему лейтенанту Королькову Ивану Ивановичу звания Героя Советского Союза, других воинов представили к награждению орденами и медалями.

О боевых заслугах бригады и о ее отважном командире тепло отзывались в своих воспоминаниях Маршал Советского Союза Ф.И. Голиков, который в то время был заместителем командующего фронтом, и В.И. Чуйков — бывший командир 62-й, ныне Маршал Советского Союза.

«На Юго-Восточном фронте, — писал, например, в книге «Сталинградская эпопея» Ф.И. Голиков,— четкостью маневра и действенностью ударов по врагу прославилась и 133-я бригада тяжелых танков, которой командовал тов. Н.М. Бубнов.

В сентябрьских боях его бригада, имея двадцать четыре танка KB, совместно с другими частями наносила контрудар из Ивановки на Червленой и показала образцы беззаветного мужества, отваги и героизма. В этих боях особенно проявился организаторский талант и личный героизм подполковника Бубнова.

Этот контрудар не привел к захвату большой территории, но его положительное значение в оперативно-тактическом смысле неоспоримо. ...Наступление во фланг ударной группировки 4-й танковой армии вновь сорвали намерение Гота пройти в Сталинград с юго-запада».

Комбриг танковой, как его любовно называли в 22-м корпусе, слыл не случайно умелым организатором, бесстрашным и волевым командиром. В тех тяжелых оборонительных боях Н.М. Бубнов скрупулезно изучал противника, его тактику, опыт наших частей и смело применял все новое, что рождала боевая жизнь. Он щедро делился и своим опытом.

В статье «Танковый бой под Сталинградом», опубликованной в те дни в газете «Красная звезда», он рассказывал об уличных боях в городе. Это сыграло немаловажную роль для тех частей, которым пришлось оборонять город. Его опыт потом широко использовался в последующем, в том числе и в штурме фашистского логова — Берлина.

Двести тяжких дней продолжалась Сталинградская битва, из которых на долю танкистов 133-й бригады выпало более ста. За это время она уничтожила двести восемьдесят девять танков и много другой боевой техники… Более трех тысяч солдат и офицеров противника нашли свой бесславный конец на рубежах, где сражались танкисты Н.М. Бубнова.

Отмечая боевые заслуги воинов бригады, командующий войсками 64-й армии генерал М.С. Шумилов писал командующему фронтом:

«Весь личный состав бригады дрался исключительно стойко. За мужество и упорство, умелую организацию и проведение боев, за нанесенный большой урон противнику в технике и живой силе с незначительными своими потерями 133-я танковая бригада достойна переименования в гвардейскую».

8 декабря 1942 года бригаду облетела радостная весть: она стала именоваться 11-й гвардейской танковой.

Сознание долга перед Родиной, партией и народом ни на минуту не угасало в его сердце даже в самых жестоких боях.

В сохранившихся письмах к жене, написанных Николаем Матвеевичем в те суровые дни, ярко видны черты характера этого патриота.

«Будет трудновато. Но на это мы и большевики, чтобы работать и показывать пример другим. А ты знаешь, как я люблю работать» — так писал он жене, получив назначение в бригаду.

«Ну, а как посмотришь на развалины городов и деревень, так все в душе переворачивается. Вскипает такая злоба, такая ненависть к этому зверю, что описать трудно». И в следующем письме: «Фрицев колотим неплохо. За небольшой промежуток времени уничтожили сто двадцать два средних и тяжелых танка... Короче говоря, кто из них уцелел, долго будет помнить и закажет потомству, чтобы свое свиное рыло не совали в наш советский огород».

В скупых строках фронтовых писем к семье весь он, Бубнов — труженик войны, коммунист, патриот. Потомственный крестьянин из села Дурасовки Мокшанского района Пензенской области стал искусным военачальником. Два ордена Ленина, четыре ордена Красного Знамени и орден Красной Звезды были наградой за воинскую доблесть гвардии полковника Бубнова. Большая часть наград заслужена в Сталинградском сражении.

Не менее волнующие страницы вписали в летопись Великой Отечественной войны его гвардейцы на Курской дуге. Защитникам Сталинграда — гвардейцам части Бубнова — накануне Курской битвы колхозники Тамбовской области вручили свой подарок — построенную на собственные средства танковую колонну. На этих танках бубновцы громили неприятеля под Понырями и Севском... «Бригада в этом бою,— писал в наградном листе командующий 2-й танковой армией генерал С.И. Богданов»,— подбила 7 танков, уничтожила 25 машин, 9 самоходных орудий, 116 пулеметов, 95 минометов... Всего за период командования благодаря личному умелому ведению боевых операций по разгрому гитлеровских захватчиков бригадой Н.М. Бубнова нанесен следующий урон: уничтожено танков 548, орудий разных — 449 и много живой силы».

2 августа 1943 года в танковом бою гвардии полковник Бубнов пал смертью храбрых. С почестями его похоронили в Курске. Указом Президиума Верховного Совета СССР от 4 ноября 1943 года ему посмертно присвоено звание Героя Советского Союза.

Гибель комбрига была тяжелой утратой для воинов-гвардейцев. Но сотни воспитанных им офицеров, сержантов и солдат донесли боевое гвардейское знамя бригады до Берлина, сокрушили его плечом к плечу с другими советскими частями.

Более тридцати лет прошло с тех дней, как затихли залпы войны. Но свято чтут боевые товарищи память о бесстрашном комбриге. Дорогой отца идет его сын Виктор Николаевич Бубнов, который достойно оправдывает высокое звание советского офицера-танкиста.

М. Харбин

«Герои и подвиги» (Сборник очерков), Саратов, Приволжское книжное издательство, 1978 год)

При составлении биографических данных о Героях Советского Союза были использованы архивные материалы и сведения из Интернета.

 

http://penza.rfn.ru/rnews.html?id=303181&cid=7

 

Первый Герой СССР в Литовской дивизии Бернотенас начал путь к подвигу в Пензе

 

07.04.2015

 

Много лет после войны отделом редких и старопечатных книг Литовской республиканской библиотеки в Вильнюсе заведовал невысокий скромный человек в очках — Вацловас Бернотенас. Работал хорошо, получил звание Заслуженного работника культуры и образования Литовской ССР. Как сообщает интернет-портал «Помни меня», если не знать заранее — невозможно было себе представить, что этот «книжный червь», в котором оптимизм уживался с изрядной долей скепсиса, а саркастический ум дополнял острый язык — на фронте был командиром взвода пешей разведки, и в кармашке его пиджака лежит золотая звездочка Героя Советского Союза, едва не ставшая ему посмертной наградой.

Более того, Бернотенас стал первым Героем Советского Союза в Литовской дивизии. Сначала — посмертно, но через семь дней после этого он приполз к своим (ноги уже не работали, тело из-за ран не слушалось), и поменяли представление Героя, убрав из него слово «посмертно».

Пензенская область гордится подвигом Вацловаса Бернотенаса, потому что прежде чем быть призванным на фронт, он окончил Пензенских артиллерийский институт.

 

Историческая справка

Бернотенас Вацловас Вацлович, родился 11.10.1917 в Таллине в семье рабочего. Окончил три курса юридического факультета Каунасского университета и Каунасское военное училище. До 1940 года служил в литовской армии культработником.

Весной 1942 года призван Бессоновским райвоенкоматом Пензенской области. Окончил ускоренный курс Пензенского артиллерийского училища и был зачислен в состав 16-й стрелковой дивизии, сформированной из жителей Литвы.

Командир взвода пешей разведки 156-го стрелкового полка (16-я стрелковая дивизия, 48-я армия, Центральный фронт) лейтенант Бернотенас 25 июня 1943 года в ходе разведки боем в районе деревни Никитовка (Свердловский район Орловской области) ворвался в расположение противника и захватил двух пленных. В последующих боях был ранен. семь суток без пищи и воды пробирался в расположение полка.

Из воспоминаний Вацловаса Вацловича Бернотенаса (книга «Героям — слава» (М., 1976):

«В мою жизнь навсегда вошла Курская дуга и день 25 июня 1943 года под Орлом. В тот день мы обязательно должны были взять пленного. Все чувствовали, что противник готовится к генеральному наступлению. Но когда оно будет? 1 или 5 июля? Добыть «языка» ночью не удавалось. И тогда решили пойти за «языком» в открытую, средь бела дня. День был жаркий, без единого облачка. Впереди лежала равнина без единого кустарника. В такой день хорошо отдыхать на травке. А разведчику лучше осень да дождь погуще, да кустарничек повыше…

Ворвались мы в немецкие окопы, овладели высотой и взяли, наконец, пленных. С большим трудом досталась нам высота. И поэтому, когда пленные были отправлены в полк, мы, литовцы, не могли расстаться с этим кусочком русской земли. Дороже родного дома он нам стал. Не сговариваясь, решили держаться на этой высоте. Слишком хороша была здесь позиция, с прекрасным полем обзора. Восемь часов отбивались мы от наседавших на нас фашистов, но они нас не победили. Как никогда, выручало чувство локтя.

Наконец осталось нас три товарища. «Уходи», — сказал я нашему парторгу Кудло. А он говорит: «Ты уходи». «У тебя, — говорю, – жена в Пензе, только что родила». А он: «А ты еще жизни не видел, тебе надо жить». Это был неманский коммунист-подпольщик, работал он печатником в типографии. Теряя сознание, сбиваясь с дороги, восемь суток одолевал я те 800 метров. На середине пути между высоткой и линией фронта догадался ставить колышки-ориентиры. Стало легче. Так и дополз… Меня уже считали погибшим. А когда, наконец, 3 июля меня подобрали наши бойцы, я узнал, что меня посмертно представили к званию Героя Советского Союза».

Указом Президиума Верховного Совета СССР от 4 июня 1944 года присвоено звание Героя Советского Союза. Таким образом, он стал первым литовцем, удостоенным этого звания.

 

 

 

 

После войны жил в Вильнюсе. Работал в республиканской библиотеке.

Умер после тяжелой болезни, похоронен на Антакальнисском кладбище в Вильнюсе.

 

 

К 20-летию Курской битвы Вацловас Бернотенас написал книгу «Лето на земле орловской», которая издавалась на русском и литовском («Oriolo zemeje»). Подвигу же самого Бернотенаса посвятил стихотворение знаменитый литовский поэт Эдуардас Межелайтис:

 

… Дни, вы бег свой умерьте!

Воин, бодрствуй — не спи!

Прячет сердце от смерти

Бернотенас в степи…

 

Именем Бернотенаса были названы улицы в городах Зарасай, Купишкис, Радвилишкис Литовской ССР, пионерские дружины в нескольких школах этой республики, а также спортивный клуб. В его честь был учрежден переходящий республиканский кубок по спортивному ориентированию.

В Вильнюсе на доме, где жил Бернотенас, была установлена мемориальная доска.

Однако по имеющимся данным, в настоящее время улица Бернотенаса сохранилась только в Радвилишкисе. Памятная доска с дома, где Бернотенас жил в Вильнюсе, снята.

Жизнь и подвиг Героя увековечены в очерке пензенского журналиста. В проекте телеканала «Россия 1. Пенза», посвященном Героям-пензенцам, предлагаем познакомиться с ним.

 

На фронт из Пензы

В первые же дни Великой Отечественной войны Советская Литва приняла на себя удар фашистских дивизий. Горели мирные города и села. Тысячи беженцев покидали свои дома и шли на восток, туда, где не было еще кровавого зарева пожаров, не гремели взрывы, не проносились над идущими по дорогам безоружными женщинами, детьми и стариками германские «мессеры», расстреливая мирных жителей.

Многие литовцы уже воевали в рядах Советской Армии. Те же, кто по возрасту или состоянию здоровья не мог сражаться с врагом, трудились во имя победы в глубоком тылу, в том числе и в Пензенской области, куда в первые месяцы войны приехало около двух тысяч эвакуированных жителей республики. Сурская земля дала им кров и работу, от души, по-братски поделилась всем тем, что имела сама.

В доме №40 по улице Гоголя города Пензы разместилось правительство Литовской ССР. Какое-то время здесь жили и работали такие видные государственные деятели, как Антанас Снечкус, Юстас Палецкис, Каролис Диджюлис, Мотеюс Шумаускас, Мечис Гедвилас. Коммунисты-подпольщики, прошедшие через камеры буржуазных тюрем, они входили в состав полномочной Комиссии Народного сейма Литвы, только недавно провозглашенной Советской республикой, присутствовали на заседаниях Верховного Совета СССР.

В Комиссию Народного сейма входила и группа национальных литераторов, также приехавшая в Пензу. Депутат Верховного Совета СССР поэтесса Саломея Нерис вместе с сыном Баландисом остановилась в доме №7 по улице Карла Маркса. Народный поэт Литвы, депутат Верховного Совета СССР Антанас Венцлова и академик Костас Корсакас жили в доме №1 на улице Гоголя. Старейший поэт республики Людас Гира и его жена Бронислава Игнатьевна нашли приют в доме №11 по улице Стаханова (сейчас имени Героя Советского Союза П. Долгова).

В Пензе работал заместителем заведующего облоно выдающийся литовский историк, педагог и общественный деятель Юозас Жюгжда, позднее заслуженный деятель науки, академик, автор многих научных трудов, посвященных истории своего народа. В дом №5 по улице Богданова приезжал к своей семье видный писатель Ионас Шимкус, работавший редактором литовского вещания Всесоюзного радио.

В городе на Суре находились и руководители литовского комсомола. Секретарь ЦК Феликс Беляускас, сейчас живущий в Вильнюсе, был депутатом Верховного Совета СССР, так же, как и его товарищи-партийцы, прошел через подполье, сырые и мрачные казематы IX форта подземной тюрьмы. Вместе с ним в Пензу прибыли секретарь Утенского укома комсомола Губертас Бориса, пропагандист Каунасского горкома Юозас Алексонис, другие комсомольские работники республики.

В Николо-Пестровке (сейчас Никольск) работал на стекольном заводе «Красный гигант» комсомолец Эдуардас Межелайтис, будущий поэт, Герой Социалистического Труда, лауреат Ленинской премии, проживающий теперь в Вильнюсе. Вместе с ним жил Владас Мозурюнас, также ставший литератором, написавший сценарий фильма «Шаги в ночи», посвященного будням подпольщиков Литвы.

С небольшой котомкой, в которой были скудный паек хлеба и несколько тетрадок с первыми литературными опытами, ушел из Каунаса комсомолец Марионас Красаускас, ныне тоже писатель, лауреат премии Ленинского комсомола. Навсегда запомнил он тепло необъятной России, заботу русских матерей, пребывание в Тамбове, Саратове, Пензе. С ним в селе Атмисе Нижнеломовского района работал Повилас Штарас, являвшийся до эвакуации сотрудником Президиума Верховного Совета республики, а сейчас видный ученый-историк, автор ряда работ, в том числе статей, рассказывающих о партизанской борьбе на территории Литвы.

Эвакуированные литовцы, занесенные ветром войны, казалось бы, в мирную заводь, и на пензенской земле видели беспощадное в своей суровости лицо войны — опустевшие, без мужчин, деревни, непосильный труд, легший на плечи женщин и подростков. Каждый из литовцев стремился на фронт. И радостным был день 18 декабря 1941 года, когда Государственный Комитет Обороны СССР принял постановление о формировании Литовской дивизии Красной Армии. Ее бойцами стали те, кто эвакуировался в начале войны вглубь Советского Союза, проживал в союзных республиках, воевал в составе других воинских соединений. Для формирования дивизии из Пензы сразу же был отозван М. Шумаускас, назначенный начальником политического отдела. Когда через какое-то время он отправился на подпольную работу в оккупированную Литву, на его место заступил майор Ф. Беляускас, также в 1941 году живший в Пензе.

В ряды 16-й Литовской дивизии ушел добровольцем академик Л. Гира, увезший с собой написанные в Пензе стихотворения: «Фашисты в литовской деревне», «Березка», «Дорога партизан». Жители села Атмис проводили туда М. Красаускаса, который позднее (под псевдонимом К. Марукас) написал о боевом пути родного соединения роман «...И как немного нас».

Назначение в Литовскую дивизию получил и выпускник Пензенского артиллерийского училища Вацловас Бернотенас, ставший командиром взвода пешей разведки 156-го полка, первым в части заслуживший звание Героя Советского Союза. «С благодарностью вспоминаю, — писал он через годы, — железнодорожного рабочего Сорокина, который принял меня в свой дом в то трудное военное время. «Сынок» — так обращалась ко мне его жена, Пелагея. Двух своих сыновей она оплакала уже на второй день войны, при мне провожала на фронт своего третьего, последнего сына. В этой семье было не только горе, но и решимость до последней капли крови защищать нашу Родину. Ушел вскоре добровольцем и старший Сорокин, отец...

Может быть, потому, когда спустя два года я попал на Орловско-Курскую дугу, то воевал с ожесточением, со злостью. Это была для нас не просто земля в центре России, а наша, общая...».

25 июня 1943 года лейтенант Бернотенас и политрук Альфонсас Кудла, тоже прибывший в полк из Пензы, получили задание — любой ценой добыть языка. Вся группа, в зеленых маскхалатах, с гранатами и штык-ножами у пояса, с автоматами в руках, собралась в первой траншее, ожидая сигнала. Задание было нелегким: за пленным идти днем.

Взвилась в небо зеленая ракета, и земля содрогнулась от артиллерийских залпов, окутав высоту, на которой находился враг, дымом и пылью. Разведчики сразу же покинули траншею и побежали по проходам в минных полях, загодя сделанных саперами: нужно было вслед за своими снарядами под свист вражеских пуль и осколков добраться до высоты, то есть переднего края фашистов.

Упал раненный в грудь командир взвода. К нему сразу же подбежал связной Рупшис, сделал перевязку, помог подняться, и Бернотенас догнал товарищей, уже преодолевающих проволочные заграждения.

Дерзким рывком смельчаки достигли вражеской траншеи. В руке лейтенанта — саперная лопатка, от удара которой навзничь упал вражеский солдат. Второй замахнулся гранатой и не успел кинуть: сник, сраженный выстрелом из пистолета. Шла яростная рукопашная, но рядовой Драсутавичюс, отличавшийся недюжинной силой, уже скручивал руки пленному. Рядом, с кляпом во рту, лежал унтер-офицер, взятый Юлюсом Люскусом. Оба языка сразу же были отправлены через ничейное поле в штаб.

На высотке наступила минутная тишина. Бернотенас выбрал место для наблюдения, отметил на карте линии траншей, доты, проволочные заграждения, а политрук Кудла пересчитал оставшихся в живых бойцов: семеро погибло, в том числе и комсорг Балис Аршвила. Сил оставалось немного, а фашисты возобновят атаку — в том не было ни малейшего сомнения, — могут ударить и с флангов. Где и когда?..

Лейтенант предугадал. Атака началась внезапно, и с фронта, и с левого фланга. Высота вздрогнула от грома вражеской артиллерии, и гитлеровцы пошли двумя плотными цепями. Когда они приблизились метров на пятьдесят, командир взвода скомандовал: «Огонь!» и первым выстрелил. Свинцовый град смел фашистов с высоты, но часть их уже бежала по траншее, стреляя из автоматов, швыряя гранаты.

Снова артиллерийский налет, и снова контратака. Третья, четвертая... У разведчиков кончались боеприпасы. И тогда Бернотенас еще раз собрал бойцов. Его приказ был коротким: раненые должны вернуться к своим, передать взятые у гитлеровцев документы и карты.

«Трудным и трогательным было прощание боевых друзей», — пишет в книге «Братья сражаются вместе» бывший боец дивизии Альбинас Ликас, ныне председатель Верховного суда республики. Поднялся с земли Люскус:

— Политрук, мы неплохо дрались сегодня?

— Вы сражались как настоящие коммунисты!

— Прошу с этой минуты считать меня членом партии!

Шагнул вперед сержант Алексюнас:

— Прошу считать и меня коммунистом!

Поправил на груди окровавленную повязку и встал, сказав те же гордые слова, лейтенант Бернотенас...

Легкораненые стали отходить, унося с собой тех, кто не мог идти сам, а командир взвода, политрук и еще два бойца снова заняли места в окопе, чтобы прикрыть их отход. На шквальный огонь врага они отвечали точными прицельными выстрелами: на счету был каждый патрон.

«Наконец осталось нас три товарища. — Это уже из воспоминаний самого Бернотенаса, — «Уходи», — сказал я нашему политруку Кудле. А он говорит: «Ты уходи». — «У тебя, — говорю, — жена в Пензе, только что родила». А он: «А ты еще жизни не видел, тебе надо жить».

В это время осколки разорвавшейся гранаты впились в ноги лейтенанта. Тяжелый удар обрушился на голову, пробив каску. Рядом упал и Кудла. Когда Бернотенас попытался поднять друга, понял: политрук убит.

Продолжая стрелять, лейтенант отполз в сторону, перевалил на восточный склон высоты и потерял сознание. Очнулся он, когда солнце уже закатывалось. Раненный в грудь и голову, он не мог подняться на перебитые ноги, но не мог и лежать в бездействии, должен был добраться до своих. Бернотенас полз ночью, а днем спал в воронках, мучимый голодом и жаждой. Дважды, теряя ориентировку, выползал к вражеским окопам, пока не надумал ставить колышки-ориентиры.

Сколько суток продолжалось так, Вацловас не знал, но однажды, заметив нашу мину, понял, что окопы где-то близко, и стал звать на помощь, называя себя. В ответ донеслась пулеметная очередь: его не ждали, считая давно погибшим.

Тогда Бернотенас принялся снимать мины, расчищая проход к своим, и на рассвете услышал родной окрик: «Стой! Кто идет?» Ответить не успел: потерял сознание. Позднее узнал, что преодолевал километр ничейной полосы восемь суток и что ему... посмертно присвоено звание героя Советского Союза.

Подвиг Бернотенаса нашел отклик в сердце Э. Межеклайтиса, также уехавшего из Пензенской области на фронт и написавшего стихотворение «Непобедимый человек», в котором были такие строки:

 

Но затем лишь из боя

он и вышел живым,

чтоб ничейное поле

стало снова своим!

 

В это время руководители ЦК Компартии Литвы и правительство республики были уже в Куйбышеве. А. Снечкус, Ю. Палецкис, М. Гедвилас не раз посещали свою дивизию, проводили в подразделениях беседы, выступали на красноармейских митингах и перед партийным активом полков. Здесь бывали также и национальные литераторы, они участвовали в работе дивизионной газеты «Тевиня шаукя» («Родина зовет»), читали свои произведения личному составу соединения.

Волнующая встреча состоялась в освобожденной Ясной Поляне. У могилы великого русского писателя собрались сотни литовских бойцов и поэты, ушедшие на фронт из Пензы. Они читали стихи, написанные в старинном русском городе. Негромко декламировал одетый в солдатскую шинель Л. Гира. Слушая его, крепче сжимали солдаты оружие. Они слышали наполненные верой в победу слова:

 

Дуют ветры от Урала,

и снега метут,

мщения пора настала —

мстители идут!

 

Любовь к своему народу и ненависть к врагу звучали в стихотворениях А. Венцловы: «Вы живы!», «Донелайтис», «Фриц Хундеман», «Неман и ты», также созданных в Пензе. Аплодисментами встречали бойцы строки поэта:

 

Когда мы победим,

увижу Неман снова,

тебя, любимая,

и дым родного крова.

 

Выступала у могилы Л.Н. Толстого и С. Нерис, в стихах которой, по воспоминаниям очевидца, «как-то по-особенному трогательно звучали горе и радость, тоска по оставленной земле, вера в победу». А читала она стихи, родившиеся в Пензе, городе, где литовских писателей встретили, «как стаю журавлей, приостановившуюся на отдых».

Из Пензы литовцы уходили не только в свою национальную дивизию. Некоторые из них, после прохождения специальной подготовки, отправились на родину — в каунасское подполье. Там, в тылу врага, тоже шли жестокие бои. Во главе Литовского штаба партизанского движения стоял первый секретарь ЦК КП(б) Литвы А. Снечкус, а М. Шумаускас стал во главе подпольного Северного обкома.

В марте 1942 года в Литву на самолетах была переброшена первая оперативная группа партийных работников, которую возглавлял какое-то время живший в Пензе секретарь ЦК Компартии Литвы И. Мескупас-Адомас. В ее состав вошли люди редкого мужества.

Гестапо сумело выйти на их след, и группа была почти полностью разгромлена. Гибель друзей не остановила патриотов. В мае того же года еще один советский самолет взял курс на оккупированную Литву. На его борту находились разведчики — коммунисты и комсомольцы, входившие в группу, носившую кодовое название «Стае». Через неделю солдаты незримого фронта, а среди них жившие в Пензе Юозас Алексонис и Губертас Бориса, были уже в Каунасе.

Еще в Москве участникам группы сказали о героической гибели схваченных гестаповцами коммунистов-подпольщиков Альфонсаса Вилимаса, Альбертаса Слапшиса, Владаса Баронаса. Фашисты убили их в дубовой роще Ажуолииас, куда для устрашения согнали всех каунасцев. Знали они и о провале антифашистской организации, которой руководил коммунист Повилас Малинаускас, помнили слова, сказанные перед расстрелом подпольщиком Пранасом Зибертасом: «Будьте непоколебимы!.. Я до конца остался верным большевистской партии».

Подвиг старших товарищей, их мужество и незыблемая вера в будущее придавали силы вновь прибывшим разведчикам, которые чувствовали себя кровной частицей огромной армии сопротивления фашистам. Живя в оккупированном Каунасе, они, рискуя жизнью, боролись за победу...

Г. Бориса еще до Отечественной войны прошел суровую школу подполья. Он учился в Высшей технической школе Каунаса, где создал нелегальную комсомольскую организацию, выпускал на шапирографе газету «Правда учащихся». После установления Советской власти его направили в родной город Утены — секретарем укома комсомола, откуда в первые же дни войны он ушел в боевой отряд каунасских комсомольцев, участвовал в стычках с фашистскими диверсантами. Потом был отозван и с труппой работников ЦК. ЛКСМ Литвы эвакуирован в Пензу.

Снова хочется обратиться к воспоминаниям Альбинаса Ликаса, который хорошо знал Губертаса Борису по работе в Утенском уезде. Его организаторские способности, писал он, полностью раскрылись в сложных условиях подполья, «нравились его смелость и находчивость. Он сплотил вокруг себя преданных смелых антифашистов, и умело руководил ими. Присмотревшись к порядкам на оккупированной врагом земле, Губертас наладил сеть явок и конспиративных квартир, а затем нацелил удар на одно из самых уязвимых звеньев оккупационного режима — транспорт... В довольно короткий срок подпольщики вывели из строя два десятка локомотивов, только что выпущенных из депо после ремонта».

В августе 1942 года каунасское подполье снова получило пополнение. В одну из ночей над Турженскими лесами была выброшена еще одна группа парашютистов-разведчиков, в состав которой входил П. Штарас, уже в Каунасе избранный первым секретарем подпольного городского и уездного комитета комсомола. Были установлены явки лодполыциков, условные сигналы, намечен совместный план действий. Вскоре жители Каунаса почувствовали, что в городе работает дружная, инициативная подпольная организация.

Повилас встретился с Губертасом Борисой и Юозасом Алексонисом. Вспомнили далекую Пензу, где Юозас тогда говорил: «Надо нам, ребята, скорее вернуться в Литву. Ведь каждый час дорог, родина ждет...».

Они возвратились в Каунас, чтобы бороться с врагами. Каждый их день и час были заполнены борьбой: восемьдесят пять мужественных патриотов вошли в организацию, объединившую несколько групп бойцов. Четыре из них создал Г. Бориса, установивший прочную связь с Южным обкомом партии.

Члены группы «Стае», в которую входили Ю. Алексонис и Г. Бориса, нещадно карали «душителей» — так литовцы называли эсэсовцев-штурмовиков, заливавших кровью города и села республики.

В 1943 году в Каунас прибыла еще одна группа закаленных в борьбе комсомольцев-подпольщиков. На очередном заседании горкома и укома, которое собиралось в лесу Клебонишкес, обсудили деятельность организаций, наметили мероприятия по дальнейшему развертыванию борьбы с буржуазными националистами. В состав горкома и укома ЛКСМ Каунаса были введены Ю. Алексонис, Г. Бориса, А. Чепонис.

Немало славных боевых дел на счету бесстрашных подпольщиков. Но каунасское подполье несло и тяжелые невозвратимые потери. В марте гестапо арестовало тридцать шесть коммунистов и около тридцати партизанских связных. Погибли секретарь подпольного горкома и укома партии Федот Кругляков, член комитета Антанас Керснаускас. Был арестован художник Бронюс Жеконис, бросивший в лицо палачам: «Да, я коммунист!».

Вечером 31 марта Г. Бориса отправился на Сейнанскую улицу, но явка, находившаяся там, оказалась проваленной. Уходя от гестаповцев, подпольщик получил ранение, однако, собрав все силы, сумел добраться до дома, где жил надежный товарищ. Тот утром сообщил о случившемся братьям Губертаса, и они перевезли его домой. Помог врач В. Масюнас, который сделал операцию, переливание крови и, несмотря на то что в больницу несколько раз приходили с проверкой полицаи, не выдал подпольщика.

Ю. Алексонис работал в это время в другой молодежной группе. По поручению Каунасского райкома партии он оборудовал подпольную коротковолновую радиостанцию «Тесос балсас» («Голос правды»), для которой комсомольцы раздобыли необходимые детали, смонтировали рацию. Радостно, в надежде и тревоге, вздрогнули сердца горожан, когда в очередную хвастливую передачу о победах гитлеровских войск ворвался звонкий юношеский голос, заставивший замолчать чужую ненавистную речь: «Внимание! Говорит радиостанция «Голос правды»! Начинаем свою очередную передачу. Смерть немецким оккупантам!»

Так было всякий раз, когда фашисты начинали программы на литовском языке. Заканчивая сеанс, Юозас твердо и уверенно говорил: «Передачу вела радиостанция Каунасского городского и уездного комитета Коммунистической партии Литвы».

Коротковолновая станция передавала сообщения Совинформбюро, говорила о победах Советской Армии и потерях гитлеровцев, рассказывала о том, что делают и собираются делать в городе фашисты. Жители узнавали о положении на фронте, успешных операциях партизан.

«В небольшой комнате, — вспоминает П. Штарас, — Юозас вместе с товарищами написал не одно воззвание, поддерживая связь с Большой Землей. Мы даже завидовали им: они первыми слышали голос Москвы, передавали собранные подпольщиками сведения о враге, а также получали указания, сообщения о помощи из Литовского штаба партизанского движения... Он был охвачен одним желанием — снова видеть родной край свободным и счастливым».

Ю. Алексонис, находясь в оккупированном Каунасе, понимал, что оставаться на одном месте опасно. Поэтому, соблюдая исключительную предосторожность, несколько раз менял адрес, некоторое время даже жил в небольшом каменном домике над железнодорожным тоннелем, по которому проходили, гремя, вражеские эшелоны. И рядом работал передатчик. Алексонис сообщал в Центр нужные сведения.

Рация работала в Вилиямполе — в доме подпольщика Мечиса Кринчинскаса, затем у рабочего Юозаса Обелениса. Там фашистам 3 апреля 1944 года и удалось запеленговать ее. Они окружили дом, когда Юозас готовился к передаче на Большую Землю. Желая спасти передатчик, подпольщик кинулся на улицу, сделал несколько метких выстрелов, заставив врагов залечь. Добежал до спасительного забора, оставалось только подняться и... Но прогремела автоматная очередь, насквозь прошившая комсомольца. Когда фашисты с опаской приблизились к нему, Юозас был уже мертвый. В левой, крепко сжатой руке — простреленный радиопередатчик, в правой — пистолет с пустой обоймой: все пули были выпущены по ненавистному врагу.

Вражеское кольцо все туже сжималось и вокруг Г. Борисы. Рано утром 22 апреля дом, где жил его брат Бронюс, окружили фашисты. В квартире находился только младший из братьев — Владас, который, заметив слежку, сумел уйти от гитлеровцев, но через несколько дней, выданный провокатором, был схвачен. Узнав о случившемся, Губертас сменил местожительство, перебрался к верным друзьям, у которых прожил неделю. Казалось, угроза ареста миновала. Но внезапно ночью в квартиру нагрянули гестаповцы, и подпольщик не успел воспользоваться пистолетом и гранатой, которые лежали под подушкой.

Фашисты жестоко пытали комсомольца, надеясь, что в бессознательном состоянии он назовет имена товарищей, адреса конспиративных квартир. Видя, что надежды на спасение нет, из гестапо ему не вырваться, и боясь проговориться в бреду, Губертас сорвал со своих ран окровавленные бинты и ослабевшими руками затянул петлю. Часовой проглядел, не ожидая такого от узника...

Альфонсас Чепонис, Губертас Бориса, Юозас Алексонис — бойцы Литовского сопротивления — были посмертно удостоены звания Героя Советского Союза.

Комсомольцы-подпольщики несколько месяцев не дожили до освобождения своей родины, час которого старались приблизить. 8 июля 1944 года советские войска начали штурм Вильнюса. И знаменательно, что с севера и северо-востока наступление вела 5-я армия, которой командовал генерал-полковник Николай Иванович Крылов, уроженец села Вишневое Пензенской области, позднее Маршал Советского Союза, дважды Герой Советского Союза. Именно к нему, как вспоминает М. Шумаускас, ныне Председатель Президиума Верховного Совета Литовской ССР, и обратились они с А. Снечкусом по поводу обеспечения освобожденного города продуктами. Командующий приветливо встретил их и, связавшись с начальником продовольственной службы армии, приказал передать в распоряжение правительства Литвы все трофейные продовольственные склады.

В освобождении древней земли своих отцов и дедов участвовала и 16-я стрелковая Клайпедская ордена Красного Знамени дивизия, в составе 48-й армии воевавшая под Полоцком и Великими Луками, на Орловско-Курской дуге. Ее солдаты освободили от фашистских захватчиков шестьсот сорок восемь населенных пунктов, в том числе одиннадцать городов, уничтожили около тридцати пяти тысяч гитлеровских солдат и офицеров. Почти четырнадцать тысяч воинов дивизии были награждены орденами и медалями, а двенадцать из них стали Героями Советского Союза. Первым это высокое звание заслужил В. Бернотенас, выпускник Пензенского артиллерийского училища, а сейчас заведующий отделом редких книг республиканской библиотеки Вильнюса.

«В мою жизнь навсегда вошла Курская дуга и день 25 июня под Орлом, — вспоминал он в канун тридцатилетия Победы. — Но, прежде чем рассказать об этом дне, я вернусь назад, к началу войны. Мы, группа литовцев, оказались за сотни километров от родных мест, в Пензе. В то время я, литовец, слушатель военного училища, впервые понял и ощутил, что такое дружба между братскими народами».

Теплые слова, обращенные к пензенцам, прислал Э. Межелайтис. «Все мы, побывавшие в те нелегкие годы в Пензе и области, — писал он, — многому научились у вас и, строя новую Литву, часто советуемся с вами и используем полученный в вашей братской среде опыт. Дружбе нашей не меркнуть, а крепнуть из года в год, чтобы незримый мост между Пензой и Вильнюсом обретал все более ощутимое бытие в наших сердцах и делах».

Во время встреч делегаций в Пензе и Вильнюсе и поныне называются имена Героев Советского Союза Вацловаса Бернотенаса, Юозаса Алексониса, Губертаса Борисы, ушедших из Пензы в бой, чтобы защищать не только свою родную Литву. Они сражались и за русский город Пензу, где в первые месяцы войны нашли кров и хлеб, незабываемое тепло человеческих сердец людей нашей Сурской земли.

О. Савин

«Герои и подвиги» (Сборник очерков), Саратов, Приволжское книжное издательство, 1978 год)

При составлении биографических данных о Героях Советского Союза были использованы архивные материалы и сведения из Интернета

 

http://penza.rfn.ru/rnews.html?id=303259&cid=7

 

К службе в Армии готовы!

 

07.04.2015

 

1

 

1 апреля началась весенняя призывная кампания. В этом году призыву на военную службу подлежат юноши 1997 года рождения и старших возрастов, потерявшие право на отсрочку.

На мероприятия, связанные с призывом, в нашем районе вызывались около ста юношей. 1 и 2 апреля состоялось медицинское освидетельствование будущих защитников. Работой группы врачей-специалистов руководила И.В. Лебедева. В эти же дни состоялось и заседание призывной комиссии под руководством заместителя главы администрации района А.И. Фаюстова. На заседании присутствовал начальник отдела военного комиссариата Пензенской области по Башмаковскому и Пачелмскому районам А.А. Валыгин.

Согласно наряду областного военного комиссариата весной этого года в ряды Вооруженных Сил РФ из Пачелмского района намечено призвать около 30 человек.

По предварительным прогнозам, это задание будет выполнено. В том числе, и благодаря четкой работе сотрудников отделения военного комиссариата в Пачелмском районе, у которых сегодня профессиональный праздник.

Студенты, предоставившие справку из учебных заведений, получили отсрочки для продолжения учебы. Из числа призывников, подлежащих призыву, почти все признаны годными к военной службе и получили предназначения по родам войск. Кроме состояния здоровья, моральных, профессионально-психологических качеств учитывались и пожелания ребят. Например, Алексей Малин заканчивает обучение в Госуниверситете инновационных технологий по специальности «защита в чрезвычайных ситуациях». Он – будущий спасатель и наверняка найдется соответствующее подразделение, где пригодятся его знания и умения.

Начальник отделения по призыву военного комиссариата Пензенской области по Башмаковскому и Пачелмскому районам Г.Г. Чернышов рассказал о нововведениях. С этого года граждане, достигшие 27-летнего возраста, не прошедшие военную службу по призыву, не имея на то законных оснований, военного билета не получат. После медицинского освидетельствования и призывной комиссии им будет выдана справка соответствующего образца. Один такой уклонист, которому в феврале исполнилось 27 лет, добровольно прибыл для прохождения необходимых мероприятий.

Еще одно новшество: юноши с высшим образованием имеют право выбрать службу по призыву, сроком один год, или два года службы по контракту.

Тем, кто прошел обучение на военной кафедре высшего учебного заведения и трехмесячные полевые сборы, присваивают звание офицера (при обучении 2,5 года); сержанта, или рядового (при обучении 2 года).

К сожалению, по данным военного комиссариата есть в районе и те, кто несколько лет уклоняются от службы. Но в целом пачелмские призывники идут в Армию с большим желанием. Они знают, что военный билет – «пропуск» на престижную работу. И служат наши земляки достойно. Благодарственные письма от командиров в адрес родителей новобранцев – тому подтверждение.

 

http://www.rodzem58.ru/news-18-2382.html

 

Кадетской школе присвоят имя ПобедыКадетской школе присвоят имя 70-летия Победы

 

07.04.2015

 

Кадетская школа по делам ГО и ЧС № 70 г. Пензы подала заявку на присвоение своему учебному заведению имени 70-летияПобеды в Великой Отечественной войне.

Администрация города и министерство образования области поддержали патриотический порыв педагогов и учащихся. Окончательное решение о присвоении школе столь почётного имени будет принимать Законодательное собрание области.

МБОУ (муниципальное бюджетное общеобразовательное учреждение) «Кадетская школа по делам ГО и ЧС № 70» находится на ул. Антонова. Наряду с государственным общеобразовательным стандартом предоставляет дополнительные услуги на платной и бесплатной основе по занятию спортом, туризмом, краеведением, военно-патриотическому воспитанию учащихся.

 

http://ng58.ru/news/society/kadetskoy_shkole_prisvoyat_imya_pobedy/

 

В Иваново сохранена капсула с землей с места захоронения в Литве пензенского Героя Дубровина

 

08.04.2015

 

На меланжевом комбинате имени К.И. Фролова в Иваново установлена плита, за которой хранятся капсулы с землей с памятных мест, где похоронены работники предприятия — Герои Советского Союза. Среди них кусочек с литовской земли, где последний приют обрел пензенский Герой Михаил Яковлевич Дубровин.

 

 

Родился будущий Герой 20 июля 1913 года в селе Пяша ныне Бековского района Пензенской области в семье крестьянина. Русский. Окончил пять классов. Жил в городе Иванове, работал на меланжевом комбинате.

 

 

Место в районе меланжевого комбината, где в полуземлянке жил Герой Советского Союза Михаил Дубровин.

В Красной Армии с 1935 года. Окончил курсы младших лейтенантов в 1939 году.

Участник Великой Отечественной войны с мая 1942 года, воевал на Западном фронте. С августа 1942 воевал в составе 696-го истребительно-противотанкового артиллерийского полка командиром огневого взвода, заместителем командира батареи, командиром батареи.

 

 

Капитан Дубровин не раз отличался в боях, особенно за освобождение Белоруссии и Литвы. 23 июня 1944 года в районе юго-восточнее города Витебска уничтожил огнем своей батареи две минометные батареи врага и десятки гитлеровцев. 17 июля 1944 года батарея Дубровина в числе первых форсировала реку Неман юго-восточнее литовского города Каунас. В бою за плацдарм артиллеристы уничтожили два танка, четыре пулеметные точки и минометную батарею врага.

В ночь на 20 июля командир батареи Дубровин выбрал удобное место для наблюдателя-корректировщика — подбитый немецкий танк на нейтральной полосе и сам занял эту позицию. Когда с рассветом 21 июля начался бой, артиллеристы открыли точный прицельный огонь, который корректировал командир батареи.

Гитлеровцы обнаружили наблюдателя-корректировщика и весь огонь своей артиллерии обрушили на танк, в котором находился отважный офицер. Капитан Дубровин погиб...

Похоронен в братской могиле в поселке Жежмаряй (Литва).

Указом Президиума Верховного Совета СССР от 23 марта 1945 года за образцовое выполнение боевых заданий командования на фронте борьбы с немецко-фашистскими захватчиками и проявленные при этом мужество и героизм капитану Дубровину Михаилу Яковлевичу посмертно присвоено звание Героя Советского Союза.

Награжден орденом Ленина, орденами Александра Невского, Отечественной войны I степени, медалью «За отвагу».

Имя Героя носили школы в поселке Жежмаряй и селе Пяша, улица в Жежмаряе.

В Иваново имя Героя увековечено, как было сказано, на памятнике работникам меланжевого комбината и на мемориале героев-ивановцев.

Жизнь и подвиг Героя увековечены в очерке пензенского журналиста. В проекте телеканала «Россия 1. Пенза», посвященном Героям-пензенцам, предлагаем познакомиться с ним.

 

НП в «Королевском тигре»

...Вы для врагов родной страны,

в боях особенно страшны.

Всем доказав своим ударом,

что артиллерию недаром у нас прозвали «бог войны».

Демьян Бедный

 

Мало осталось очевидцев того, что произошло на берегах Немана в июле сорок четвертого года. Время не остановить, оно летит, будто птица, и уходят из жизни люди. А легенды живут. И о нем живет одна на литовской земле.

О нем — это о Михаиле Дубровине, русском капитане, храбром командире советских гвардейцев-артиллеристов. Скупы документальные данные о его подвиге. И все же кое-какие удалось разыскать.

В информации молодежной газеты «Ленинец», органе Ивановского обкома ВЛКСМ, от 18 ноября 1962 года сообщалось о том, что в местечке Жежмаряй Кайшядорского района Литовской республики задолго до встречи все уже знали волнующую новость: приедет вдова Героя Советского Союза капитана Дубровина — Александра Никаноровна и их дочь Элеонора. Вместе с ними был и младший брат героя Петр со своей семьей.

К встрече гостей готовились. Настроение у всех было приподнятое, в школе царило оживление. Широкий коридор в праздничном убранстве: цветы, портрет Героя, лозунги.

В торжественной обстановке прошла линейка юных ленинцев. Секретарь райкома комсомола сообщил, что пионерской организации школы присвоено имя Михаила Дубровина, поздравил ребят с такой высокой честью, им оказанной. Они с восторгом встретили это сообщение, дали торжественное обещание быть достойными носить славное имя героя Великой Отечественной войны.

Кто он? И в чем проявилась воинская доблесть советского офицера?

В Пензенском краеведческом музее хранится письмо супруги Дубровина. Неровные строчки написаны как будто толчками растревоженного сердца уже немолодой женщины. Поведала она о тех событиях, которые предшествовали подвигу мужа.

«Дубровин Михаил Яковлевич, — писала Александра Никаноровна, — родился в семье крестьянина-бедняка осенью 1913 года в селе Пяша Бековского района Пензенской области. По рассказам жителей, отец Михаила был расстрелян в 1919 году, когда зверствовали колчаковцы. На руках у больной матери осталось четверо детей. Старшему, Ивану, было лет четырнадцать, а самому младшему, Петру, — восемь месяцев.

В детстве Мише учиться не пришлось. С малого возраста со старшим братом он работал по найму. После расстрела отца Ивана приняли в комсомол. Семье по-прежнему угрожали кулаки. Когда Иван с женой уехали в Среднюю Азию в надежде, потом забрать туда всю семью, мать осталась с тремя. Настал в ту пору сильный голод.

...Из Азии пришло письмо от Ивана, он звал всех к себе. Мать и братья приехали к нему, но вскоре семью захватила малярия. По рассказам соседей, сестра Михаила умерла лет двадцати, а брат Иван уехал в Крым. Тяжело больной матери с Мишей и Петей пришлось уехать из Средней Азии обратно в родные пензенские места.

По дороге, на станции Павелецкая, умерла мать. У оставшихся мальчиков-сирот не было ни денег, ни кусочка хлеба. Восьмилетний брат Петя в дороге обморозил ноги и сильно заболел, его без сознания унесли в больницу. Мише пришлось искать ночлег, он не хотел оставить брата. Где дров наколет престарелым людям, кому воды принесет — за это ему платили кое-какими продуктами. Миша делился с братом, носил ему гостинцы в больницу до тех пор, пока тот не поправился.

Несколько лет они скитались беспризорниками. Не везде были детдома в то тяжелое время...

Молодые годы у Михаила были настолько тяжелыми, что он никогда не рассказывал о них. Однако я знала, сколько пережил он. Ох, как много. Последнее время до призыва в армию работал возчиком-грузчиком. Ушел на службу в 1935 году добровольно.

В Красной Армии он научился грамоте, а до того мог только кое-как расписаться. Красная Армия поставила его на ноги.

Вот как рассказывал потом Михаил об этом: «Меня вызвал командир к себе. Спрашивает: «Товарищ Дубровин, пойдешь учиться на младшего командира?» — «Пойду. Только ведь я не умею ни читать, ни писать». — «Потому мы вот с политруком предлагаем тебе подучиться». Проучился я с полгода, и у меня все получалось. Тогда командир опять вызвал и говорит: «Красноармеец Дубровин, говорят, что ты стараешься, боевой и политической подготовкой упорно овладеваешь с успехом. Хвалю. Учись дальше». Так через год я стал младшим командиром-радистом...».

В 1938 году он приехал в отпуск к Петру в город Иваново. Здесь мы познакомились, поженились и уехали в район города Лепеля, к месту службы мужа. В конце года Михаила направили в Киев, на курсы командиров взводов, через год он их окончил...

С первых дней войны находился в боях, контуженным попал в окружение. В трудных условиях бились наши защитники с врагом, и им удалось вырваться из вражеского кольца. В тяжелом состоянии Михаил попал в госпиталь, потом был направлен в Ивановскую область, где формировалась часть, в составе которой он и выехал на фронт.

При форсировании Днепра в 1943 году его ранило в бедро пулями навылет. Восемь месяцев он пролечился в госпитале в городе Реутово, что недалеко от Москвы. Его выписали негодным к службе, но Михаил, опять же добровольно, ушел на фронт. Орден Отечественной войны хранится у нас с дочерью как память о нем. Его привез с фронта лейтенант Утюгов Василий Алексеевич.

В 1943 году его приняли в партию. В 1944 году 22 июля погиб на левом берегу Немана, напротив деревни Дарсунишки. Посмертно 24 марта 1945 года Михаилу нашему присвоено высшее звание Героя Советского Союза».

Два дорогих места для вдовы и дочери героя — село Пяша, где начался жизненный путь Михаила Дубровина, и местечко Жежмаряй — там покоится прах патриота под памятным обелиском. Его венчает пятиконечная звезда, а ниже на граните выбиты слова:

«Герой Советского Союза Михаил Яковлевич Дубровин. 1913—1944 гг.»

17 ноября 1962 года здесь состоялся митинг по случаю открытия памятника герою войны. Приглашены были жена и дочь Дубровина. Выступали на нем руководители района, школы, пионеры. На литовском и русском языках они рассказали об уроженце Пензенской области, о его геройском подвиге, совершенном на литовской земле.

Что могли сказать две женщины, душой и сердцем изболевшиеся по родному человеку? Вернувшись домой в Иваново, они написали письмо:

«Дорогие товарищи из далекой Литвы!

Со страниц газеты «Советская Литва» нам хотелось бы вынести самую горячую человеческую благодарность всем тем, кто с таким трудом собирал факты и документы о подвиге нашего мужа и отца, погибшего в боях за Родину, Героя Советского Союза капитана Михаила Яковлевича Дубровина. Мы, прежде всего, благодарим за это членов историко-краеведческого кружка вильнюсской школы №27 и его руководителя Павла Максимовича Фролова. Их письма поддерживали нас, скрашивали чувство горечи и печали.

Мы благодарны секретарю Кайшядорского райкома КПСС тов. Жукелису и председателю райисполкома тов. Гуджюсу за их сердечное приглашение приехать на открытие памятника.

Мы благодарим литовский народ за все, что сделано в Литве, чтобы увековечить память героев Отечественной войны.

Нам приятно сознавать, что народ хранит в своих сердцах светлую память обо всех тех, кто отдал свою жизнь в борьбе с фашистами, в борьбе за счастье своих детей. Это залог того, что никогда больше на земле не повторятся ужасы войны...

Ждем ваших писем. С горячим приветом к вам жена и дочь Дубровины. 5 декабря 1962 года».

Не порывает связей семья Дубровина и с пензенцами. Пионерии областного центра как-то пришла открытка. Вот ее строки: «Здравствуйте, дорогие ребята! Разрешите поздравить вас с Новым годом! Пожелать, чтобы вы были у нас самыми сильными, мужественными, такими верными сынами Родины, каким был ваш земляк Дубровин Михаил и другие наши герои. А для этого требуется вам быть послушными, внимательными ко всему, чему учит ваш дорогой учитель. Желаем вам успехов в ваших делах, на хорошо и отлично закончить учебный год, крепкого здоровья, счастливой жизни.

С уважением к вам семья М. Дубровина».

***

Из наградного листа:

«...Дубровин Михаил Яковлевич, капитан, командир батареи 696-го армейского истребительного противотанкового артиллерийского Неманского полка. В период летнего наступления 207-й стрелковой дивизии в августе 1943 года капитан Дубровин, находясь в боевых порядках пехоты, сумел правильно организовать свои действия; преследуя противника, форсировал Днепр и обеспечил занятие плацдарма на западном берегу, за что был награжден орденом Александра Невского.

В период форсирования офицер Дубровин был тяжело ранен, после излечения получил ограничение 2-й степени, но, несмотря на это, как патриот Родины, возвращается в свой полк и продолжает умело и храбро уничтожать врага, за что награжден орденом Отечественной войны I степени.

23 июня 1944 года восточнее г. Витебска тов. Дубровин, своевременно выполняя заявки пехоты, огнем своей батареи уничтожил до двух взводов солдат и офицеров противника, подавил огонь двух его минометных батарей.

В период форсирования реки Неман капитан Дубровин под сильным огнем первым переправился со своей батареей на западный берег и принял участие в захвате плацдарма. Предпринимаемые контратаки противника он отразил и плацдарм удержал. Уничтожил два танка, до 40 солдат и офицеров врага.

Использовав немецкие подбитые танки для наблюдения, комбат Дубровин успешно корректировал артиллерийский огонь и уничтожил четыре пулеметные точки, одну минометную батарею, которая сдерживала переправу наших частей на западный берег. Обнаружив в танке наблюдательный пункт, противник сосредоточил свой огонь по нему, где смертью героя погиб капитан Дубровин. Своим мужественным подвигом он способствовал Форсированию р. Немана нашими войсками и обеспечил Расширение плацдарма...».

Официальные штабные документы, газетные сообщения, письма и рассказы очевидцев позволяют в некотором роде воссоздать последние три дня боевой жизни Михаила Дубровина.

Произошло все так.

К середине лета 1944 года положение противника на территории Прибалтийских советских республик серьезно ухудшилось. Войска группы армий «Север» закрепились на тысячекилометровом оборонительном рубеже от Финского залива до Немана. Прорвав 16 июля их оборону советские соединения, ломая сопротивление врага, преодолевая топи болот, леса, неудержимо продвигались вперед.

В районе населенного пункта Дарсунишки гитлеровцы не устояли против натиска наших частей. Когда бой откатился на запад, над Дарсунишки пробились солнечные лучи сквозь поредевшие облака пыли и дыма, висевшие кряду трое суток.

Вездесущая детвора, обшаривая, как обычно, опустевшие окопы, машины и танки, нашла в сгоревшем «королевском тигре» русского капитана и радиста. Об этом они сообщили нашим воинам.

Санинструктор и санитар из армейского медсанбата увидели капитана и радиста, как показалось им, в дремотном состоянии, привалившимися к броне. На коленях у капитана лежала кодированная карта, рядом рация РБ. В командирской полевой сумке была газета 3-го Белорусского фронта, в ней приказ Верховного Главнокомандующего за №70, датированный 1 мая 1944 года.

В приказной части его значится: «В честь исторических побед Красной Армии на фронте и в ознаменование великих успехов рабочих, колхозников и интеллигенции Советского Союза в тылу, сегодня, в день всемирного праздника трудящихся, в 20 часов произвести салют в Москве, Ленинграде, Гомеле, Киеве, Харькове, Ростове Тбилиси, Симферополе, Одессе — двадцатью артиллерийскими залпами.

Да здравствует наше Советское Отечество!

Да здравствует наша Красная Армия и Военно-Морской Флот!

Смерть немецким захватчикам!» — эти три слова были подчеркнуты карандашом.

О том, каким образом оказался советский офицер в сгоревшем немецком тяжелом танке, рассказывают сельчане-очевидцы, наградной лист, боевая характеристика.

...696-й армейский истребительный противотанковый артиллерийский полк (АИПТАП) вышел к Неману, что называется, на последнем дыхании. В батареях осталось наполовину штата личного состава, да и пушек ЗИС-З заметно поубавилось. Неустрашимые истребители танков вконец измотались в боях, не прекращавшихся несколько дней подряд. С момента сложнейшей переправы через Неман у них было постоянное недосыпание: спали считанные часы в сутки, и то где придется.

Тылы в стремительном наступлении войск поотстали, и снабжение передовых частей нарушилось. Но командир батареи Дубровин понимал, что останавливаться нельзя. Ни в коем случае!

Обращаясь к своим подчиненным, сказал он как-то необычно тихо:

— Верю, каждому трудно, но и вы поверьте мне: я не могу сейчас дать вам и часу отдыха. Мы сделали многое — форсировали Неман. Мы не можем ждать, пока подойдет подмога. Должны их бить и бить! Только так сможем обеспечить переправу основных сил. Что бы ни стало с нами, до последнего будем стоять здесь, у литовской деревушки. — Комбат перевел дыхание и закончил: — Нет у нас права и причин, чтоб сдать позиции, разве что — смерть. А живые обязаны устоять. У меня к вам все.

И снова батарея Дубровина выдыхала пламя. Стойко, из последних сил она сдерживала «тигры». А когда не стало слышно пушек справа и слева, понял комбат: нет больше его батареи, как и всего полка...

Выдохлись начисто и немцы, прекратив свои атаки. Тогда Дубровин сказал радисту:

— Слышь, парень, вызови-ка «третьего».

— Я уж вызывал — молчит...

— Попробуй еще минуту.

Минута затянулась: штаб артполка не отвечал. Радист настойчиво посылал в эфир: «Роза», как слышишь меня? Отвечай. Я — «Фиалка». Прием...».

— Ну как там у тебя? — вскинув к глазам бинокль, беспокоился Дубровин. — Не отвечает, говоришь? Тогда вызывай начштаба артиллерии армии.

Тот ответил: «Хорошо, что вы сами объявились. Битый час вызываю вашего «первого» и «третьего» — не дозовусь. Вы тоже? А в чем дело?».

С неистребимо въевшимся уставным лексиконом Дубровин доложил свои предположения относительно долгого молчания штаба полка, затем — до предела острую обстановку на своем участке обороны. Трубка рации долго молчала. Этой паузы хватило, чтобы еще раз обдумать уже предварительно принятое им решение, пожалуй, единственно целесообразное.

И когда он услышал: «Что ты намерен предпринять в таком положении?», спокойно ответил: «Остается последняя возможность — корректировать ваш огонь. Как меня поняли? Прием».

Неподалеку взорвали зеленый ковер три снаряда, звук распластался по траве.

— Недолет и перелет — вилка, значит, — понимающе констатировал радист. — Товарищ гвардии капитан, сейчас накроют беглым...

— Верно. Надо менять наблюдательный пункт.

— На виду у Гансов? — удивился радист.

— На глазах у них надо невидимками исчезнуть. Пусть считают, что накрыли нас артналетом. А мы между тем незаметно заберемся вон в тот танк. — Дубровин указал на него вытянутой рукой. — Надежная защита для нового энпэ. Как, по-твоему?

Июльское солнце заботливо грело небольшую поляну окрест населенного пункта, оно взывало к жизни помятую боем зелень. Двое — офицер и радист — неторопливо обходили цветы, боясь загубить последние, что уцелели на лужайке, густо побитой минами и снарядами, как оспой иное лицо.

— Видишь впереди справа «королевский тигр»? — спросил командир батареи, чуть приподнявшись в траншее.

— А что, для энпэ хорош «королевский дворец»,— ответил шуткой радист.

Капитан улыбнулся утомленными глазами.

— Переползем немного, и порядок: мы во дворце, как ты говоришь. Как раз у этой траншеи выпустил тигру кишки наш бронебойный снаряд.

Спустя час или два (никто их не считал) грянул бой снова. Вначале зашуршали первые снаряды, потом загремели артиллерийские залпы с восточного берега Немана, и задрожала земля, к небу поднялись желтые, белые, сизые дымы...

Так в огне и дыму, в трескотне стрельбы продолжался третий день схватки за левый берег Немана. На клочок плацдарма вновь двинулись свежие силы гитлеровцев — пехота, танки «пантеры», самоходно-артиллерийские установки «фердинанды». Наши подразделения подверглись чувствительному удару с воздуха. Одно слово: тяжкое зрелище, какое Дубровину, воевавшему с начала Великой Отечественной войны, видеть еще не довелось. Этот ад кромешный не только не подавил духа офицера-коммуниста, наоборот, вызвал у него вполне объяснимую человеческую ярость хозяина, в дом которого вломились вооруженные грабители. В совершенстве знающий артиллерийское дело Дубровин много еще часов умело корректировал огонь нашей крупнокалиберной артиллерии, наносившей огневые удары по контратакующему противнику. К исходу дня его натиск заметно был ослаблен. Фашистские наблюдатели так и не обнаружили советского артиллериста-корректировщика, хитро устроившего свой НП в «королевском тигре».

К вечеру из штаба армии Дубровину сообщили: «Форсирование пошло гораздо успешнее. Командарм благодарит вас...». У Михаила на миг перед глазами показался знакомый изгиб Немана, где три дня тому назад высадилась его батарея; он услышал голоса десантников, перед его взором появилась красная ракета. Вот она резко взвилась, пошипев немного, как прибрежная волна на отмели реки.

Орудия и минометы наступающих советских частей вновь заговорили всеми калибрами и «во весь свой голос». Знакомо запели с восточного берега «катюши». И сердце Дубровина наполнялось радостью: НП его делал необходимое.

Получасом позже за этим смертоносным ударом двинулись расчеты, взводы, роты и средства усиления форсировавших Неман главных сил. На его левом берегу бой разгорелся быстро, словно пожар на порывистом ветру. Слились воедино артиллерийская канонада и вой падающих бомб, резкий треск «фаустников» и гул авиационных моторов. Отбивали дробь пулеметы, частили автоматы, резко хлопали взрывы гранат...

В эти минуты капитан заметил на южной окраине Дарсунишки до роты танков и бронетранспортеров. Они неслись в направлении местонахождения его НП. Не отнимая бинокля от глаз, распорядился, обращаясь к радисту:

— Передай в штаб: «Арбуз-один».

Этим закодированным сигналом вызывался подвижный заградоогонь (ПЗО), заранее запланированный штабом по первому рубежу.

Неведомо, почему с опозданием открыли ПЗО артиллеристы с правого берега, и контратакующая группа неприятеля беспрепятственно катила навстречу подразделениям, переправившимся через реку. Броневой удар врага нельзя было допустить: он сомнет наших. Секунды у Дубровина на принятие решения. И вот оно уже созрело, последнее в его жизни. Он взял телефонную трубку рации:

— Тебя как звать-величать, солдат?

Радист с некоторым недоумением переспросил:

— Меня спрашиваете?

— Кого же еще?.. Нас на энпэ двое...

— Женькой солдаты называют. А вообще — Евгений Александрович.

— Ну, так вот что, Женя... Теперь я один справлюсь. Ты можешь уходить к нашим на берег. Может, еще успеешь по той же траншее, по какой сюда мы пробрались. Нас немцы обнаружили.

Понял солдат своего командира и посмел возразить первый раз в службе:

— Нет. С вами до конца...

— Я — старый радист. До войны полковую школу кончал на связиста. Сам все теперь сделаю. А ты иди. Через люк механика... — Капитан еще раз бросил торопливый взгляд в сторону контратакующих. И после тяжелого вздоха передал в штаб артиллерии 5-й армии:

— «Роза», «Арбуз-три» — огонь!

Из штаба переспросили:

— «Фиалка», вы не ошиблись?! Это же ваши координаты! Прием.

Ладонь Дубровина под трубкой чуть потеет, сердце, кажется, частит.

— Ошибки нет. Мой энпэ оказался на участке, где противник сосредоточил основные усилия. Вызываю «Арбуз-три».

Последовала продолжительная пауза.

Слышь-ка, парень, запроси, как поняли нас?— И Дубровин снова вскинул бинокль: танки уже на дистанции броска гранаты. «А их нет!».

Радист, будто угадав мысли командира, проговорил:

— Есть одна, товарищ гвардии капитан, только слабовата она против «тигра», а для пехоты как раз...— в глазах молоденького солдата плескалось волнение.

— Дай сюда, дружище. На крайний случай... — Дубровин отвернулся от солдата с досадой в душе. Жаль стало его молодой жизни. Да иного решения принять он не мог. Не сдаваться же в плен этим варварам!..

Капитан снова взял трубку и несколько повысил тон:

— По энпэ немцы открыли огонь. Контратакующая группа уже вот рядом. Огонь! Огонь! — он рукою рубанул воздух, как бывало на позиции своей батареи.

Залпы дальнобойной артиллерии накрыли «королевский тигр» — танк вздрогнул от прямого попадания. По лицу Михаила жиганула острая боль — словно впились тысячи жал. Он провел по липкому лбу пилоткой...

Дубровин уже не видел, как снаряды армейских артиллеристов, его боевых товарищей, в клочья разметали контратакующий танковый десант гитлеровцев.

...Их нашли в «королевском тигре»: в левой руке капитана стиснут бинокль, в правой — окровавленная пилотка. Рядом — также без признаков жизни молодой радист.

Из боевой характеристики:

«...Командующий войсками 5-й армии гвардии генерал-полковник Крылов, поддержав ходатайство командира 696-го АИПТАП подполковника Антипова о присвоении капитану Дубровину посмертно звания Героя Советского Союза, направил представление командующему войсками 3-го Белорусского фронта генералу армии Черняховскому, который подписал это представление 29 октября 1944 года».

* * *

В Литовском местечке Жежмаряй его именем названы школа и пионерский отряд. Верю, будет увековечена память героя и в пензенском селе Пяша, и в городе Иваново. Ведь он — один из рыцарей нашего правого дела, защитников людских надежд и счастья.

А. Телешенко

«Герои и подвиги» (Сборник очерков), Саратов, Приволжское книжное издательство, 1978 год)

При составлении биографических данных о Героях Советского Союза были использованы архивные материалы и сведения из Интернета.

 

http://penza.rfn.ru/rnews.html?id=303379&cid=7

 

Солдат жив, пока о нем живет память

 

08.04.2015

 

 

Матери солдата, погибшего на территории Северо-Кавказского региона, Харитоновой Галине Алексеевне, вручил Книгу памяти и цветы начальник военного комиссариата по Тамалинскому и Бековскому районам Ш.А. Хамзин.

С большим волнением встретила Г.А. Харитонова делегацию во главе с Ш.А. Хамзиным, который сказал очень теплые слова матери погибшего солдата. Глава Волче-Вражского сельсовета А.Д. Матыскина, специалист Л.И. Легонькова преподнесли Галине Алексеевне подарок.

Мы часто говорим о том, что человек жив, пока о нем жива память. Тем более, что этот мальчишка жил, учился рядом с современниками - жителями Куликовки, Волчьего Врага. Подвиг его бессмертен. Это солдат - Харитонов Николай Николаевич, рядовой, водитель-слесарь.

Родился Коля в многодетной семье в с. Наровчат. Окончил 9 классов Волчевражской средней школы. Затем служба в армии. С декабря 1998 года парень принимал участие в контртеррористических операциях на Северном Кавказе. В одном из боев 4 октября 1999 года Николай Харитонов геройски погиб. Он награжден орденом Мужества (посмертно).

Коля был четвертым ребенком в семье. Играл, резвился с детворой, помогал родителям. В общем, все как у всех. Но жизнь его оборвалась очень рано. Вернуть его невозможно. И боль в сердце матери живет постоянно...

Но жизнь продолжается в других детях, которых восемь, в четырнадцати внуках. Галина Алексеевна - мать-героиня, вырастившая и воспитавшая достойных людей, один из которых оказался настоящим героем.

Такие ребята во все времена защищали и отстаивали независимость своей Отчизны, охраняя мир на Земле. В  Книге памяти его фото и краткая биография увековечены навсегда.

Люди не должны забывать о подвиге своего земляка. Он честно исполнил свой долг перед Родиной, и поэтому имя его должно храниться в памяти потомков, а земляков - в особенности.

 

http://www.organizator58.ru/news-27-1927.html

 

Пензенский Герой Дмитрий Иванов стал «Почетным гражданином Богучара»

 

09.04.2015

 

На доме №56 на улице Кондольской в Воронеже установлена мемориальная доска, надпись на которой гласит: «В этом доме жил Герой Советского Союза, ветеран Великой Отечественной войны полковник Иванов Дмитрий Павлович». Многие годы он, конечно, прожил в Воронеже, однако родиной Героя всегда была и оставалась Пензенская область.

 

Итак, родился Дмитрий Иванов 27 мая 1923 года в городе Спасске Пензенской области в крестьянской семье. Русский. Окончив девять классов, работал счетоводом на кожевенном заводе в городе Спасск-Рязанский.

В Красной Армии с октября 1941 года. В 1942 году окончил ускоренный курс Подольского военного пехотного училища. На фронтах Великой Отечественной войны с октября 1942 года. Член ВКП(б)/КПСС с 1944 года.

Командир взвода 173-го гвардейского стрелкового полка (58-я гвардейская стрелковая дивизия, 5-я гвардейская армия, 1-й Украинский фронт) гвардии лейтенант Дмитрий Иванов особо отличился в бою 20 января 1945 года.

В этот день, несмотря на ураганный огонь неприятеля, офицер-гвардеец первым во главе вверенного ему подразделения ворвался в село Боронув, расположенное юго-западнее польского города Ченстохов, уничтожив десятки гитлеровцев. После этого взвод гвардии лейтенанта Дмитрия Иванова преодолел реку Одер севернее города Оппельн (ныне — Ополе, Польша), захватил плацдарм у города Гуттентаг (ныне — Добродзень, Польша) и удерживал его до подхода основных сил 173-го гвардейского стрелкового полка.

Указом Президиума Верховного Совета СССР от 27 июня 1945 года гвардии лейтенанту Иванову Дмитрию Павловичу присвоено звание Героя Советского Союза с вручением ордена Ленина и медали «Золотая Звезда» (№ 6044).

После войны Дмитрий Иванов продолжал службу в армии. В 1951 году он окончил курсы усовершенствования офицерского состава. С 1969 года полковник Иванов Д.П. — в запасе.

Жил в городе Воронеже, работал в Воронежском политехническом институте. Скончался 24 июня 1985 года.

 

 

Награжден орденом Ленина, орденами Отечественной войны 1-й и 2-й степени, Красной Звезды, медалями, иностранным орденом и медалью.

Удостоен звания «Почетный гражданин города Богучар» (Воронежская область).

Память о Герое свято чтут и на исторической родине Герой. Бюст Дмитрий Иванова установлен в парке 30-летия ВЛКСМ в городе Спасске Пензенской области.

Регулярно проводятся соревнования в память о Герое. Так, совсем недавно — в феврале 2015 года — в детско-юношеской спортивной школе Спасского района прошел спортивный турнир по силовому троеборью на Кубок Героя Советского Союза Дмитрия Павловича Иванова.

В 2013 году в честь 90-летия в Спасске состоялся урок мужества «Наш земляк Дмитрий Павлович Иванов». Собравшихся познакомили с биографией Дмитрия Иванова, а также рассказали о том, какое мужество, стойкость и героизм он проявил в ходе наступательных боев с немецко-фашистскими захватчиками на территории Германии.

Жизнь и подвиг Героя увековечены в очерке пензенского журналиста. В проекте телеканала «Россия 1. Пенза», посвященном Героям-пензенцам, предлагаем познакомиться с ним.

 

С огнем и кровью пополам

Отец вернулся домой затемно. Шла уборочная. Хлеба вымахали отменные, и Митя знал: в страдное время батьку рано не жди. А разговор предстоял нешуточный...

Пока Иванов-старший громыхал впотемках кружкой об ведро, плескался, фыркал, смывая масло, мазут, пыль, мать торопливо накрывала на стол, нет-нет да и подносила краешек фартука к глазам. Она уже знала о решении своего сына и догадывалась: не отступится он — характер-то упрямый, мужнин...

Похлебав щей, отец полез в карман за кисетом. Свернул «козью ножку», задымил и только тут по лицу жены и детей заметил неладное.

— Ну, что стряслось? — спросил он.

И тогда Дмитрий вышел из угла, подсел к столу:

— Ты не сердись, батя. Уезжаю я в Спасск. Работать мне пора. Думаешь, не вижу, как вам трудно?..

Иванов-старший задымил, да так, что на мгновение его обветренное степными ветрами лицо скрылось в сизых клубах дыма.

— Ну, ну... Четверых огольцов на ноги поставить — оно конечно трудно, — наконец произнес он. — А такое вот слышать, что ты, не подумавши, брякнул, считаешь, легко? Девять классов окончил, а десятый, последний, значит, по-боку... Это как, по-умному?

— По-умному, — ответил сын. — Я уже взрослый, помогать вам должен. Хватит на шее сидеть. И еду я, между прочим, не на курорт загорать, а к твоей родне на Рязанщину. Буду работать на заводе. — И добавил уже тише: — Да вы не беспокойтесь: кончу я десятый класс, только чуток позже, не в сорок первом, так в сорок втором. Невелика беда-то, батя!

— Еще не знаем, каким он будет, тот сорок первый-то, — всхлипнула молчавшая до сих пор мать. — Послушаешь, что по репродуктору-то говорят, и всякое в голову лезет.

Отец неожиданно поддержал решение сына.

— Что ж, может, оно так и лучше. Время-то и впрямь непростое. Надо побыстрее на ноги становиться. Вот только без десятилетки удержишься ли на них?..

...Год спустя Дмитрий стоял, прижатый чьими-то могучими плечами, в узеньком коридоре Спасского райвоенкомата и вспоминал тот семейный разговор. Все вышло так, как предполагали родители: началась война, самая жестокая из всех, которые знало человечество. Чтобы победить в ней, надо быть духом сильным, смелым, а главное — много знать, в совершенстве владеть оружием. Значит, надо учиться, но когда, если враг напролом прет к Москве? Как поступить, чтобы принести больше пользы Родине, чтоб лучше громить захватчиков?

— Иванов! — выкрикнул кто-то его фамилию.

Когда Дмитрий вошел в кабинет, райвоенком что-то писал. Поднял голову и, не здороваясь, спросил хрипло и резковато:

— Почему недоучился, хлопец?

Выслушал сбивчивый ответ и сказал примирительно:

— Ну, ничего, не беда. Поедешь в Подольск. В военном училище добьешь и синусы с косинусами. Там через год командиром станешь. Договорились, товарищ Иванов?

— А... как же война?.. — захлебнулся от обиды призывник.

— А что война? — переспросил райвоенком и грустно улыбнулся. — Боишься, не достанется на твою долю, что ли? Не горюй, обойден ею не будешь...

Его направили в Подольское военно-пехотное училище. Обучение проходило по ускоренному курсу. Занимались упрямо, много. Газеты и радио приносили с фронта вести о тяжелых оборонительных боях, отступлении, больших потерях в технике и живой силе, в том числе и среди командного состава. Курсант Дмитрий Иванов, так же как и его товарищи, понимал: их священный долг перед партией, народом как можно лучше и быстрее овладеть военными знаниями, с тем, чтобы заменить раненых и павших командиров, сражаться не только бесстрашно, но и умело.

И вот, наконец, август сорок второго года. По-праздничному убран строевой плац училища, улыбающиеся лица товарищей, новая, с иголочки, форма и звание лейтенанта Красной Армии. Было радостно и в то же время тревожно при мысли, что ему, девятнадцатилетнему пареньку из Беднодемьяновска, доверено освобождать захваченные фашистами города и села, командовать воинами и отвечать за их жизни, вести их к победе.

После окончания формирования лейтенанта Иванова в составе 10-й отдельной лыжной бригады направили в действующую армию. А свой первый крупный бой Дмитрий принял в Богучаре, что в Воронежской области. Памятен он ему на всю жизнь, так как был жестоким и трудным, а для него, необстрелянного, вдвойне. А еще потому, что там в Богучаре, уже освободив его, он вдруг увидел глаза старой крестьянки — будто глаза России. Она стояла у обгоревшей печи — все, что осталось от ее избы, — и рылась в пепле. За ее подол держался мальчуган лет трех, видимо внучок, и плакал. Потом старушка заулыбалась, помахала рукой, желая красноармейцам счастливого пути, и глаза ее, уже выцветшие от немало прожитых лет, полные слез, звали к кровавой мести. Разве забудешь те глаза?

Затем взвод, которым командовал Иванов, освобождал города Чугуев, Харьков, форсировал Южный Буг, Днепр, Днестр... За смелость и находчивость, проявленные в бою под Кривым Рогом, он получил первую боевую награду — орден Красной Звезды. Было это так.

... Рота капитана Р.А. Аскерова, в состав которой входил его взвод, третьи сутки обороняла село Реевка.

Вечерело. Напряженная тишина царила вокруг. После долгих боев, изнурительных марш-бросков она казалась противоестественной. Редкие пулеметные очереди еще больше подчеркивали ее надежность. Пехотинцы знали, с минуты на минуту немцы снова полезут в яростную атаку, стремясь любой ценой отбить важный пункт, потерянный ими несколько дней назад. Так оно и случилось.

Сначала ударила вражеская артиллерия. Обстрел бойцы пережидали. Полузасыпанные землей, оглушенные, но готовые в любую минуту к отпору. А затем противник на участке взвода перешел в наступление.

— Огонь — по моей команде! — крикнул комвзвода и перебежал на пригорок, откуда лучше можно было управлять боем взвода.

Сквозь пламя и клубы едкого дыма он старался лучше разглядеть, сколько фашистов двигается на них. И внезапно по очередям вражеских автоматов, гортанным выкрикам догадался: гитлеровцы на сей раз шли не только в лоб, они охватывали взвод с трех сторон, с фронта и флангов, стремясь взять в клещи.

Лихорадочно работал мозг командира взвода: «Окружение на равнине — гибель... Сумеем ли продержаться до сумерек? Вряд ли... Перестреляют всех к чертовой матери. Думай, думай быстрее!»

Еще минута-другая, и, уже приняв решение, лейтенант Иванов определил наиболее уязвимое в боевом порядке фашистов место. Затем резко поднялся, вскинул вверх автомат:

— В атаку, товарищи! Ура-а-а!

Неудержимо кинулись за своим командиром воины. Эта молниеносная контратака застала немцев врасплох, посеяла в их рядах смятение, дала возможность обороняющимся выиграть драгоценные минуты.

В том бою он получил первое из четырех последующих ранений. Откуда-то сбоку, из-за кустарника, неожиданно застучал автомат. Дмитрий, пробежав несколько шагов, упал. Сапог мгновенно наполнился кровью. Чуть приподнявшись, он увидел, что метрах в пяти от него, уткнувшись лицом в землю, лежал наш пулеметчик. И тогда, превозмогая резкую боль, он с большим усилием воли дополз до «максима» и зло нажал на гашетку. Выстрочив остаток ленты, перезарядил пулемет...

Дни на фронте не похожи один на другой. То они бегут стремительно и неумолимо, приближая одних к победе над врагом, а это значит и к родным местам, у других нещадно отбирают жизнь, то тащатся мучительно долго.

Бывает такое перед наступлением, когда тягучими кажутся даже минуты, особенно ночью. Лежишь, распластавшись на земле, и ждешь, когда же, наконец, разрежет мглистое небо ракета и тысячеголосое, раскатистое «ура!» разобьет будто скованную льдом грозную тишину, и тогда можно будет ринуться навстречу боевому успеху или смерти.

Череда фронтовых дней... Ушли они в прошлое, и многие события полузабылись. Что-то стало видеться проще, что-то вовсе, улетучилось из памяти. Но один из дней в июне 1944 года полковник запаса Дмитрий Павлович Иванов и теперь помнит так же ясно, будто это случилось вчера.

...Отшумел веселый летний дождь, и лес стоял умытый, праздничный. Дурманяще пахло свежей листвой, этот мирный запах жизни властно заглушал другой, уже ставший привычным, горький запах пороха и гари. А тут еще солнце пробилось сквозь кроны раскидистых дубов, стройных кленов, белоствольных березок. Его лучи, будто золотые иглы, пронизали лес, и дождинки в листве сверкали драгоценными камнями.

— А дождь-то прямо грибной, — заметил кто-то за спиной Иванова. — Сейчас бы вместо автомата лукошко в руки, ну, на худой конец, каску, да в самую чащобу за грибами. Эх и жареху бы организовали вечерком!

— Жарехи на нашем пути еще хватит по самую маковку. Как бы самим не поджариться, — ухмыльнулся его собеседник и добавил уже серьезно: — Пора собираться, через полчаса партийное собрание. Принимать будем в партию нашего взводного.

Мимо проходил командир роты старший лейтенант Аскеров. Навстречу ему вышел командир взвода. Увидев Иванова, он остановился. Поздоровался, положил руку на его плечо.

— Волнуешься, Митя? Что ж, друг мой, понимаю. Это не бой и даже не генеральное сражение. В партию вступают раз и навсегда. Как подготовился?

— Устав, кажется, назубок выучил.

— Ну и отлично. А воин ты отменный, о чем все знают. И в этом главное.

Участники того памятного Дмитрию Павловичу собрания единодушно проголосовали, принимая его в члены партии.

Через пару дней начальник политотдела дивизии полковник Карпович вручил Иванову красную книжечку, крепко пожал руку и, прислушавшись к нарастающему грохоту канонады, проворчал:

— Не дают, паршивцы, по душам с человеком поговорить. Ты, товарищ Иванов, всегда помни, что с коммуниста на войне спрос особый, он вдвойне. Иначе нам нельзя...

— Понимаю, товарищ полковник, спасибо за такое доверие.

Шли в затерявшийся на сурской земле городок Беднодемьяновск фронтовые письма С нетерпением ждали их на тихой Низовой улице, в домике, где прошло босоногое детство Мити Иванова. Соседи, учителя, знакомые с трудом бы узнали теперь в подтянутом лейтенанте с боевыми наградами на груди того шустрого мальчугана, любимым занятием которого было чтение книг да игра в городки с закадычным дружком и одноклассником Витькой Шишковым. Оказалось, что даже самая жестокая из войн до конца не разлучила их. И хотя выбрали они себе разные военные специальности — В.Ф. Шишков воевал связистом, — но полки их были рядом, в одной дивизии. И это тоже придавало обоим силы.

— Степановна! Получай от сынка весточку! — нередко кричала еще у калитки сельская почтальонша и вручала долгожданный треугольник со штемпелем полевой почты. Разве поймешь по штемпелю, откуда пришло оно? Но в дружной семье Ивановых, как и в тысячах других, знали: война повернула на запад, ушла за границу, неумолимо и грозно приближается к территории тех, кто ее развязал.

Зиму сорок пятого года Д.П. Иванов встретил уже опытным отважным офицером. На счету его взвода было много смелых и неожиданных вылазок, тактически грамотно проведенных боев, в которых немало уничтожено техники и живой силы противника. Но все-таки во фронтовой биографии нашего земляка наиболее яркими, бесспорно, явились те последние, которые принесли окончательную победу над врагом.

Назревал, по сути дела, решительный бросок к логову обреченного зверя. И этим броском должна была стать грандиозная военная операция, получившая название Висло-Одерской. Ее стратегической целью был разгром немецко-фашистской группы армий «А» на территории Польши и стремительный выход на Одер, откуда представлялся наиболее целесообразным последний, сокрушительный удар по Берлину.

И сейчас, три с лишним десятка лет спустя, глядя на карту боевых действий, Дмитрий Павлович поражается масштабности этой знаменитой операции. А еще более восхищается мужеством советских воинов, полководческим мастерством генералов и маршалов. Они сумели освободить от заклятого врага землю Польши и выйти на его собственную территорию. За то вечно будет благодарен им дружественный нам польский народ.

58-я гвардейская стрелковая Красноградская Краснознаменная дивизия, в которой воевал Д.П. Иванов, находилась в составе 1-го Украинского фронта. Задачи, поставленные перед ним, были чрезвычайно сложны. Фашистское командование, отлично понимая, что отступление из Польши открывает прямую дорогу на их столицу, приняло чрезвычайные меры. Между Вислой и Одером выросли семь рубежей обороны глубиной свыше пятисот километров. Особо важные участки были укреплены долговременными огневыми сооружениями и противотанковыми препятствиями. Из пограничного рубежа обороны особенно внушительно выглядел так называемый «одерский четырехугольник». Здесь на каждый километр фронта приходилось до семи огневых сооружений, обеспеченных системой подземных ходов сообщения, водоснабжением, связью, складами боеприпасов и продовольствием. И вот эту твердыню надо было не только преодолеть, но и уничтожить.

Советское командование решило выделить в стрелковых полках по одному батальону, которым предстояло действовать в качестве штурмовых. В число таких подразделений попал и батальон под командованием капитана П.А. Черненко, в его состав входил и взвод гвардии лейтенанта Иванова.

Подготовка к выполнению поставленных задач началась сразу же. Комвзвода внимательно следил за тем, как совершенствуют солдаты свою огневую выучку, старательно отрабатывают способы преодоления оборонительных укреплений, ведения уличных боев, форсирования рек. В который раз он проверял вооружение, обмундирование и снаряжение каждого воина. Устранялись недочеты, недостающее пополнялось, и вновь все тщательно проверялось. И так до самого дня наступления.

...Утро 12 января 1945 года выдалось пасмурным. Тучи нависали низко, почти цепляясь за верхушки деревьев. Валил снег, значит, о поддержке с воздуха не приходилось и мечтать.

В пять часов воздух потрясла мощная артиллерийская канонада, вслед за ней передовые части атаковали вражеские войска. Висло-Одерская операция началась...

Прорвав сильно укрепленную оборону противника, батальон капитана П.А. Черненко, находящийся в первом эшелоне полка, наступал в направлении польского города Боронув. Фашисты отчаянно сопротивлялись, бросая в бой все новые силы. И все-таки под покровом темноты нашим частям удалось ворваться в город, выбить из него врага и закрепиться на западной окраине. В этих кровопролитных боях Д.П. Иванов первым со своим взводом проник в населенный пункт. Враг встретил отважных воинов сильным огнем из минометов и пулеметов. Командир взвода не растерялся, в течение дня, умело маневрируя, сумел уничтожить около семидесяти вражеских солдат и офицеров.

Наступила ночь. Она выдалась сравнительно спокойной. Но отдыхать было некогда: пополняли боеприпасы, раздавали пищу, перевязывали легкораненых, эвакуировали бойцов, имевших тяжелые ранения. Лишь к утру удалось немного вздремнуть. Но едва забрезжил рассвет, как противник, подтянув резервы, начал яростное контрнаступление.

На участок, занятый взводом лейтенанта Иванова, фашисты бросили роту пехоты. Силы оказались неравными. Но советские воины стойко отбивались. И с каждой минутой положение становилось все более сложным. Противник имел чрезвычайно выгодную позицию. Он сосредоточил свою артиллерию на гребне господствующей высоты, и городок, расположенный в низине, был виден «как на блюдечке». От тяжелых снарядов рушились дома. Падали раненые, появились и убитые. Смертельно усталые, перепачканные грязью и кровью солдаты защищались яростно. Однако комвзвода понимал: надо срочно найти выход, сделать все возможное, чтобы меньшими были потери. Важно следить за средоточием вражеских сил, предугадать, когда, откуда и какой силы последует новый удар коварного врага.

Короткими перебежками и ползком Иванов добрался до командира 2-го отделения сержанта Шевченко, буквально наполовину потонувшего в грязи. Похлопал его по спине. Тот повернул к нему черное от копоти лицо.

— Видишь? — И показал на чудом уцелевшее здание, расположенное метрах в пятидесяти западнее обороны взвода.

— Ну? — выдохнул сержант. И тут же поправился: — Так точно!

— Жми с отделением туда. Лучшего наблюдательного пункта нам не найти. Гляди за фашистской сволочью в оба, обороняй этот домик и фланговым огнем круши немцев.

Не успел хладнокровный, сообразительный Шевченко со своим отделением толком «обжиться» в занятом особняке, как на него навалились гитлеровцы. Артиллерийский и автоматно-пулеметный огонь усилился. Но кирпичные стены надежно укрывали бойцов. Из окон и образовавшихся пробоин они отвечали меткими очередями, забрасывали приближавшихся гитлеровцев гранатами. Так же отважно дрались и другие воины взвода. Лишь к вечеру, с подходом главных сил полка, враг был разгромлен.

Гвардии лейтенанта Иванова всегда ценили в полку за находчивость, мужество и отвагу. Ему удавалось, как правило, с наименьшими потерями форсировать реки и удерживать захваченные плацдармы, выполнять другие сложные задачи. Поэтому командование нередко поручало отважному офицеру ответственные задания. Вот и на этот раз, спустя несколько дней после освобождения Боронува, взвод Иванова должен был в числе первых атаковать противника на подступах к городу с необычным названием Гуттентаг (в переводе на русский язык — «добрый день»). Заранее тщательно изучив местность, отважные воины ранним утром незаметно приблизились к его окраинам и с ходу овладели ими. Завязалась жаркая схватка. Враг не предполагал, что ведет бой с горсткой советских бойцов, и весь огонь сосредоточил на занятых ими позициях. А тем временем основные силы батальона форсированным броском заняли ключевые рубежи на флангах и нанесли сокрушительный удар по врагу.

За умелые действия и личную храбрость, проявленные в этих боях, Д.П. Иванов был награжден орденом Отечественной войны II степени.

...Бойцы взвода Дмитрия Павловича, расположившись на танках, преследовали отступающего противника. Мощная броня машин защищала воинов от пуль. На боевом пути стали попадаться дорожные знаки. На них указывалось число оставшихся до Берлина километров: 250! 200! 150! 130!.. И вот, наконец, сверкнула впереди широкая лента реки. С идущего впереди танка кто-то крикнул:

— Глядите-ка, братцы, Одер!

Враг стремился любой ценой остановить наши войска на этой водной преграде. Но его расчеты не оправдались. Приумножая боевую славу героев форсирования Днепра, советские воины в боях за плацдарм на Одере вновь показали чудеса доблести, отваги и героизма. Мужественно сражались и подчиненные гвардии лейтенанта Иванова. Они форсировали реку. Едва закрепились на прибрежной кромке земли, как начались бешеные контратаки гитлеровцев. Понимая, что Одер фактически является последним рубежом перед Берлином, они стянули сюда колоссальное количество боевой техники: танков, самоходок, орудий и минометов самых различных систем.

Бой на западном берегу длился уже несколько часов. Группа наших солдат стойко выдерживала яростный натиск фашистов.

Зазуммерил полевой телефон.

— Вас, товарищ гвардии лейтенант! — доложил радист.

В трубке — голос командира полка гвардии полковника Кащеева:

— Как дела?

— Держимся. Скоро ли ждать поддержки?

— Скоро, скоро. А пока передайте своим орлам мою благодарность и требование: стоять! Назад, в воду, не лазить. Простудитесь.

Командир взвода понял шутку полковника и ответил:

— Ясно! Приказ будет выполнен точно, товарищ «третий». Не простудимся...

Иванов всегда слыл аккуратным в исполнении приказов. И этот он выполнил пунктуально. Он был уверен в том, что сам и его товарищи готовы отдать жизнь ради победы, к которой они стремились все долгие годы войны.

И гвардейский взвод стоял насмерть, не уступив врагу ни пяди. Как ни пытались немцы сбросить их в холодный и суровый Одер, каждая из контратак неизбежно захлебывалась.

Родина высоко оценила героизм и железную стойкость сына пензенской земли. Указом Президиума Верховного Совета СССР ему было присвоено звание Героя Советского Союза.

Дмитрий Павлович надеялся отметить долгожданный День Победы в поверженной Германии. Не пришлось. И отпраздновал он его вместе со своими гвардейцами лишь 12 мая в живописном местечке Горно-Бершковице, когда советские войска окончательно освободили от фашистских полчищ землю братской Чехословакии, ликвидировав последнюю группировку генерала Шернера. Внезапный удар Красной Армии ошеломил гитлеровцев. Враг был разгромлен.

В те дни на собрании офицеров полка Д.И. Иванову торжественно вручили еще одну награду — Чехословацкий военный крест.

Сотни освобожденных городов и сел, известных и безымянных высот, рек оставил позади себя отважный воин. Четыре ранения, из них два в голову — кажется, многовато. Он честно исполнил свой долг перед Отчизной. Однако Д.П. Иванов понимал, какой цены стоит завоеванный мир и как важно его беречь. Посоветовался с женой, Марией Леонтьевной, которая прошла с ним вместе, в одном батальоне, от Дона до Праги, и решил остаться в армии. Только в 1969 году ушел в запас.

Сейчас он живет в Воронеже, работает в политехническом институте, является членом советско-чехословацкого общества дружбы. Часто встречается с посланцами социалистической Чехословакии.

...Летят годы. Все меньше остается боевых друзей, с которыми делил Д.П. Иванов горе и радости войны, добывал с огнем и кровью пополам такую желанную победу. Но крепко фронтовое братство! Бывшие однополчане регулярно переписываются, навещают друг друга.

В 1972 году ветераны дивизии съехались на Дон, в городок Богучар, на тридцатую годовщину со дня его освобождения, того самого, в котором молодой Иванов принял боевое крещение.

Радостно отметили богучарцы свой праздник. Дорогими гостями были на нем воины-освободители. А когда отшумели торжества, перед самым отъездом, почетный гражданин Богучара Дмитрий Павлович еще раз прошелся по его утопающим в зелени улицам. На душе было светло и радостно.

О. Тельбух

«Герои и подвиги» (Сборник очерков), Саратов, Приволжское книжное издательство, 1978 год)

При составлении биографических данных о Героях Советского Союза были использованы архивные материалы и сведения из Интернета.

 

http://penza.rfn.ru/rnews.html?id=303501&cid=7

 

11 апреля – Международный день освобождения узников фашистских концлагерей

 

09.04.2015

 

Во время войны 1941- 1945 годов на территории нацистской Германии, её стран-союзниц и на оккупированных ими территориях действовало 14000 концентрационных лагерей. Узники здесь погибали мучительной смертью.

11 апреля – Международный день освобождения узников фашистских концлагерей. В этот день мы вспоминаем 1945 год, когда заключенные концентрационного лагеря Бухенвальд подняли восстание. Они обезоружили и захватили в плен 800 эсесовцев и солдат охраны, взяв под свой контроль весь лагерь.

Во время войны 1941- 1945 годов на территории нацистской Германии, её стран-союзниц и на оккупированных ими территориях действовало 14000 концентрационных лагерей. Узники здесь погибали мучительной смертью.

Одним из крупнейших нацистских концентрационных лагерей являлся Бухенвальд, который начал функционировать близ города Веймара (Германия) 19 июля 1937 года.

О масштабах трагедии свидетельствуют бесстрастные цифры. На территориях, подконтрольных гитлеровцам, содержалось в концлагерях, лагерях смерти, тюрьмах 18 миллионов человек. Из них более 11 миллионов были уничтожены. Среди погибших — 5 миллионов граждан СССР. Каждый пятый узник был ребёнком. В период с 1942 по 1943 годы мученической смертью погибли около 3000 детей в возрасте до 5 лет.

Существуют и еще более страшные цифры. Есть данные, что в концлагерях содержалось более 20 миллионов человек из 30 стран мира, 12 миллионов не дожили до освобождения.

Фашисты в 1945 году не успели замести следы своих страшных преступлений, и показания узников дошли до международного Нюрнбергского трибунала.

 

http://www.selsknov.ru/news-3-2033.html

 

Хочу служить в элитных войсках

 

09.04.2015

 

Дважды в году Родина призывает молодых людей от 18 до 27 лет отдать воинский долг. 1 апреля 2015 года в России началась весенняя призывная кампания, которая продлится до 15 июля.

 

 

В Бековском районе к этому делу отнеслись серьезно. Работники военного комиссариата своевременно организовали призывную и медицинскую комиссию в ДШИ, которая проходила здесь с 1 по 3 апреля.

За три дня обследование прошли 102 юноши (вызывалось 111) призывного возраста от 1989 по 1997 годы рождения, из них 35 студентов-очников, которые получили отсрочку.

По разнарядке в Вооруженные Силы страны из района должны быть направлены 30 призывников. Призваны в Вооруженные Силы страны 34 человека, направлены на дополнительное обследование - 29, списаны – 4, неоповещены – 8, не явился - 1.

Но есть и такие, которые категорически не хотели идти в армию, таких уклонистов двое, им уже исполнилось 27 лет. Принято решение о выдаче им справки взамен военного билета.

Дмитрий Романов из поселка Плодосовхоз, наоборот, еще в школе мечтал о службе в армии. Мальчишке нравились фильмы и книги про служащих в элитных войсках МВД или ВДВ. После окончания средней школы №2 в 2014 году Дмитрий пошел работать в ООО «Сады Придонья», потому что знал, что на следующий год ему исполнится 18 лет, и он отправится служить. Сейчас мечта сбывается, паренек проходит комиссию, пока в личном деле врачи записывают «здоров».

Дима - парень среднего роста, крепыш, в школе занимался тяжелой и легкой атлетикой. На его счету немало побед.

- Если здоровье не подведет, буду проситься в войска МВД или ВДВ, повезет, значит, после «срочной» заключу контракт, - говорит призывник Романов. – А образование я обязательно получу, буду работать и учиться. Хочу иметь мужскую профессию. Настоящую, сильную, мужественную, честную!

Удачи, тебе, Дима!

 

http://www.vestibek.ru/news-3-3160.html

 

Служить в армии стало престижно, считают иссинские призывники

 

09.04.2015

 

Шестого апреля на базе иссинского военно-учетного стола состоялись медицинское освидетельствование и призывная комиссия.

 

 

Уже в четверть девятого фойе военкомата было заполнено молодыми ребятами. С некоторыми из призывников я смогла пообщаться. Один из них — Владислав Золотков из с. Уварово. Он недавно закончил Пензенский автомобильно-дорожный колледж, получил специальность автомеханика. Кроме того, выучился на водителя.

К службе в армии юноша готов. Занимался в колледже спортом. На турнике подтягивается легко 20 раз. У Влада есть друзья, которые уже отслужили. По их словам, в армии больше порядка стало, поэтому он идет туда с легким сердцем.

Илья Мажин из Булычева не волнуется, что призывают в армию, хотя это свойственно любому человеку: бояться неопределенности. Он считает, что в армии сейчас многое изменилось в лучшую сторону: кормят хорошо, зарплату исправно платят. А еще служить стало модно и престижно, отметил молодой человек. Физически и морально парень к службе готов. Занимается спортом.

Илья заканчивает четвертый курс Пензенского железнодорожного техникума. После чего, по его словам, со спокойной душой отбудет на службу. От военкомата он в Пензе проходит обучение на водителя транспортных средств категорий «В» и «С». Юноша доволен, что в Вооруженные Силы РФ уходит специалистом.

Положительный настрой к армии и у земляка Ильи — Михаила Волкова. Он увлекается страйкболом и мотогонками. В настоящее время в областном центре приобретает специальность «Электроснабжение». Очень позитивный молодой человек. Армии не страшится. Его некоторые друзья и сейчас служат на контрактной основе, зарабатывают по 30-35 тысяч рублей в месяц. Михаил тоже не против, если все сложится удачно.

С желанием идет служить и Сергей Логинов, тоже из Булычева. Он заканчивает Пензенский автодорожный колледж. Учится на автомеханика. В данный момент Сергей обучается вождению на разных видах транспорта по направлению военкомата и проходит практику.

В общем, к армейской службе иссинские парни готовятся серьезно.

 

http://www.vpered58.ru/news-3-2770.html

 

В музее Санкт-Петербурга выставлена пушка пензенского Героя операции «Багратион»

 

10.04.2015

 

В музеях Санкт-Петербурга много экспонатов — свидетелей военных подвигов пензенцев.

 

Так, в военно-историческом музее артиллерии, инженерных войск и войск связи стоит противотанковая пушка. С этим орудием сержант Герой Советского Союза Николай Архипович Сазонов прошел тысячи километров фронтовых дорог, уничтожая хваленые немецкие танки «тигры» и «пантеры», самоходные установки «фердинанды».

 

Историческая справка

Николай Архипович Сазонов родился 25 июля 1911 года в селе Атмис Пензенской области в семье крестьянина. Окончил пять классов. Работал трактористом в МТС. Член КПСС с 1943 года.

С 1941 года в Советской Армии, а с февраля 1942 года в действующей армии. Всю войну прошел в 712-м истребительно-противотанковом артиллерийском полку.

Боевое крещение Сазонов получил под городом Торопец Тверской области, участвуя в наступлении 4-й ударной армии Калининского фронта. Потом были ожесточенные бои за города Велиж и Демидов. До весны 1943 года Сазонов воевал под Ржевом.

В августе 1943 года Сазонов участвовал в наступательных боях на Смоленщине, освобождая населенные пункты Рытвино и Кривцы. 14 августа 1943 года в Рытвино Сазонову в составе полка пришлось выдержать контратаку танкового соединения фашистов. Было подбито 15 танков противника, два из которых подбил расчет Сазонова.

С 14 по 20 сентября 1943 года 17-я иптабр участвовала в штурме сильно укрепленного фашистами города Духовщины. Сазонов огнем своей пушки помогал танкистам, поддерживая их атаки, уничтожая и подавляя противотанковые средства фашистов. В районе деревни Починок 10 самоходок «фердинанд» двинулись на позиции 712-го иптапа. В ожесточенном бою, в котором участвовал и сержант Сазонов, «иптаповцы» сожгли 3 самоходки и уничтожили до 400 гитлеровцев. Контратака была отбита.

В ходе Невельско-Городокской наступательной операции Сазонов в составе подвижной ударной танково-артиллерийской группы 4-й ударной армии участвовал в прорыве фронта. 6 октября 1943 года группа вырвалась далеко вперед и перерезала шоссейную дорогу Невель — Городок — Витебск.

Под Городком фашисты предприняли ряд сильных контратак. В ночь на 7 октября 1943 года у деревни Дубровка Сазонов участвовал в отражении атаки двух батальонов гитлеровцев с танками и бронетранспортерами. В этом бою смертельно был ранен командир 17-й иптабр полковник В.Л. Недоговоров, удостоенный посмертно звания Героя Советского Союза. Мундштук, с которым командир никогда не расставался, стал реликвией в бригаде и вручался лучшему артиллеристу бригады. Впоследствии Сазонов два раза был обладателем памятного подарка. В бою под Дубровкой Сазонов был ранен и попал в госпиталь.

Однако самым важным в жизни пензенского Героя стало участие в операции «Багратион».

Для справки: операция «Багратион» — эта одна из крупнейших операций Советской армии в некоторых западных исторических трудах характеризуется как «крупнейшее поражение Гитлера». Действительно, в ходе этой операции (23 июня — 29 августа 1944) вооруженные силы Германии потеряли убитыми и взятыми в плен 289 тыс. человек, ранеными 110 тысяч. Советская армия, освободив Белоруссию и значительную часть Литвы, вступила на территорию Польши.

Летом 1944 года началась операция «Багратион». Старший сержант Сазонов участвовал в форсировании реки Западная Двина, окружении и освобождении городов Полоцка (Беларусь), Каварскаса и Рамигалы (Литва). В составе 2-й гвардейской армии он принимал участие в наступлении на Шяуляйском направлении.

В августе 1944 года советские войска наступали в Литве. В районе города Шяуляй взяли в «котел» фашистскую группировку. Спасая свои полки и препятствуя свободному выходу советских дивизий к Балтике, немцы предприняли ряд танковых атак, чтобы разорвать кольцо окружения и смять советские орудия, отражающие их танковый натиск. Артиллерийская батарея 17-й иптабр, в которой служил сержант Сазонов, держала оборону на самом танкоопасном направлении близ высоты 135,1, перекрывая дорогу на Шяуляй.

19 августа 1944 года фашистские танки, девять машин, выскочив из перелеска, сразу же открыли огонь по батарее 712-го итпапа. Артиллеристы ответили, подожгли два танка. Однако и батарея понесла большие потери, завалилась на бок одна пушка, потом полетело колесо второй. Вскоре замолчала и третья. А четвертая, стоявшая дальше других от шоссе, вообще не сделала ни единого выстрела. В отличие от первых трех она была хорошо замаскирована, и возле нее снаряды фашистских танков не рвались.

Подавив огонь батареи, танки выскочили на шоссе и рванулись на полной скорости к Шяуляю. И тут четвертое, до сих пор молчавшее орудие этой батареи, вдруг «ожило». Выстрел — и передний танк вспыхнул! Выстрел — вспыхнул второй!

Пушка стояла перпендикулярно шоссе и била вражеские танки в борта. В считанные минуты все 7 танков были подбиты. Некоторые из них успели произвести по 2-3 прицельных выстрела, снаряды рвались возле пушки, но она продолжала вести огонь. Когда последний танк застыл на шоссе, над щитом противотанкового орудия показалась голова в пилотке. Боец выпрямился и, положив руку на щит, долго смотрел на горящие бронированные махины. Это был командир орудия старший сержант Сазонов. Фашисты не прошли в Шауляй.

Указом Президиума Верховного Совета СССР за образцовое выполнение боевых заданий командования на фронте борьбы с немецко-фашистскими захватчиками и проявленные при этом отвагу и геройство старшему сержанту Сазонову было присвоено звание Героя Советского Союза с вручением ордена Ленина и медали «Золотая Звезда».

В конце 1944 года 2-я гвардейская армия была перенацелена на Мемельское направление. В 1945 году Сазонов участвовал в освобождении городов Паланга и Мемель. Затем его орудие громило врага на подступах к Кенигсбергу.

Войну Н.А. Сазонов закончил на Земландском полуострове в Восточной Пруссии.

В 1945 году демобилизован.

В интернет-версии газеты «Наша Пенза» есть статья, посвященная Николаю Сазонову. В ней есть описание встречи Героя на пензенской земле:

«В селе Атмис, конечно же, знали о том, что их земляк представлен к высшей награде Родины, поэтому с нетерпением ждали его возвращения. Наш постоянный читатель А.Ф. Тарасов рассказал, как, со слов жителя села В.Ф. Полякова, встречали героя.

До войны Н.А. Сазонов проживал в ветхой избенке, однако к его приезду колхоз специально для него выстроил новый пятистенный дом. Шифера и кровельного железа тогда не было, поэтому дом покрыли соломой. На стене прикрепили табличку, указывающую, что здесь живет Герой Советского Союза.

Рядом с домом проходила автотрасса, и все проезжающие не могли не увидеть эту табличку. Когда старший сержант Сазонов приехал после демобилизации в родное село и увидел свой новый дом, то даже прослезился. Все село собралось на встречу с героем, который очень волновался, поскольку никогда еще не приходилось ему выступать перед таким количеством людей, пусть и своих односельчан. Но потом Николай Архипович успокоился и рассказал о том, где и как воевал, о своем подвиге, за который его наградили Золотой Звездой Героя Советского Союза.

А после каждый житель села считал своим долгом пригласить героя в гости. Кроме высшей награды Н.А. Сазонов был награжден орденами Ленина, Отечественной войны I степени и Славы III степени, двумя орденами Красной Звезды, а также медалями.

Спустя некоторое время Николай Архипович переехал в город Чапаевск Самарской области, работал на производстве. Умер в 1987 году».

Похоронен в Чапаевске.

Жизнь и подвиг Героя увековечены в очерке пензенского журналиста. В проекте телеканала «Россия 1. Пенза», посвященном Героям-пензенцам, предлагаем познакомиться с ним.

 

По зову сердца

Все дальше уходят годы испытаний Великой Отечественной войны. Становятся историей и люди, которые по зову сердца уходили на смертельную схватку с гитлеровскими захватчиками. Одни ушли и остались в безвестности. Другие вернулись героями. Они совершали подвиги, не задумываясь над тем, что народ назовет их героями, защищали Родину, служили ей, беззаветно любя, в готовности отдать все, вплоть до жизни, ради счастья ее, во имя победы.

Об одном из них этот рассказ.

* * *

Строевой плац одной из частей Приволжского военного округа залит яркими лучами солнца. Перед трибуной в ровных шеренгах застыл строй молодых солдат, совсем недавно надевших военную форму.

А на трибуне, рядом с командиром, стоял невысокого роста седовласый, уже в летах человек. По выражению его лица можно было понять: он переживает, наверное, одну из самых счастливых минут своей жизни — счастливых от причастности к солдатской среде. А еще — к молодости сороковых годов, тех, которые все дальше уходят в историю.

Ему нравится молодежь семидесятых годов, он всегда желанный гость школ, училищ и вузов, особенно воинских подразделений. Ветеран любит, когда затихает зал, когда сотни глаз, любознательных и доверчивых, смотрят с ожиданием: что скажет старый воин? Он умеет рассказать о пережитом.

О многом может поведать человек, проживший шестьдесят пять лет, много повидавший за эти годы и прошедший через горнило Великой Отечественной войны.

О чем он, Герой Советского Союза старший сержант в отставке Николай Архипович Сазонов, думал сейчас, глядя на ровные шеренги солдат? Может быть, он видел себя в той далекой юности, когда вот так же, с оружием в руках стоял в строю и слушал слова приказа: «...бойца Сазонова Николая Архиповича зачислить в школу по подготовке артиллерийских наводчиков».

Есть в Нижнеломовском районе Пензенской области село со странным и звучным названием — Атмис. Рядом — речушка одноименного звучания. Когда и почему так нарекли это местечко, никто не знает. Здесь в тиши деревенской родился и рос Коля Сазонов. Прилежно учился в школе, увлеченно занимался в кружках Осоавиахима, гордился, что одним из первых стал ворошиловским стрелком. В числе первых на селе сел за штурвал комбайна. Не один год опытный механизатор водил степной корабль по хлебным полям. Но в грозное лихолетье, осенью 1941-го, известный в районе комбайнер сменил мирную профессию на военную.

22 февраля сорок второго красноармеец Николай Сазонов находился уже под Москвой. А фронтовое крещение получил на Калининском фронте. Здесь шли тяжелые бои. Батарея, в которой воевал Сазонов, занимала огневую позицию на одном из самых танкоопасных направлений.

Ждали командира полка подполковника Мельникова. У него было правило, обязательно побывать там, где особенно трудно, чтобы поговорить с людьми.

Приехал он под вечер и сразу же приказал собрать молодых воинов.

— Ну как, малыш, дела? — подошел он к наводчику Николаю Сазонову. — Не страшно? Как-никак, а для вас это первый бой.

— Никак нет! — бойко ответил Сазонов. — Не страшно.

Николай не кривил душой. Действительно, ему не было страшно. Просто он еще не знал, что такое настоящий бой.

— Похвально, юноша, похвально, — похлопал командир полка Сазонова по плечу и, обращаясь ко всем остальным солдатам, добавил: — Берегите, ребята, себя. Зря не лезьте на рожон. Надо бить фашистов умно, с хитрецой.

Эти слова командира полка Сазонов запомнил на всю жизнь и частенько потом вспоминал их в переписке с подполковником. «Малыш» так и осталось за Николаем до конца войны вторым именем. Вскоре по поводу малого роста Сазонова говорили не однажды: «Мал золотник, да дорог».

— Ну как, малыш, дадим перцу гитлеровцам? — в тон командиру полка спросил Николая командир расчета Павел Кривцов, как только подполковник Мельников покинул батарею.

— Конечно, дадим, — ответил Сазонов.

И дали.

Фашистские танки шли плотной лавиной.

— Бронебойным!— скомандовал Кривцов.

Николай Сазонов приник к прицелу и почувствовал себя как будто на полигоне, где вот так же слышалась команда, когда в прицеле видел надвигавшуюся мишень — танк, прицелился в него.

— Огонь! — услышал Сазонов голос Кривцова и нажал на спуск.

Только теперь, когда перед орудием задымился неприятельский танк, Николай понял: это — настоящий бой, и на батарею ползут не фанерные макеты, а настоящие боевые машины. Они тоже стреляют, стреляют по нему, Сазонову и его друзьям.

Только теперь он почувствовал, как по спине, казалось, пробежала холодная волна, в голове мелькнула невольная мысль: «Ведь могут, сволочи, убить. Могут, вот сейчас как...».

Но рассуждать было некогда: в прицеле уже появился второй танк. Николай ясно различил белый крест на его броне. Уточнил наводку и снова выстрелил — фашистский крест взорвался...

То был жаркий бой, первый для Сазонова. Младший сержант Сазонов уничтожил в нем четыре фашистских танка, подбил несколько бронемашин и одну самоходно артиллерийскую установку.

В отблесках эмали его ордена Красной Звезды, полученного им позже, казалось Николаю, отражался огонь той ожесточенной схватки.

Бои сменялись боями. Николай Архипович Сазонов мужал и закалялся на Калининском, Центральном, 1-м Прибалтийском, затем на Ленинградском фронтах. ИПТАП РВГК (истребительно-противотанковый артиллерийский полк Резерва Верховного Главного Командования. — Ред.), в составе которого воевал он, часто перебрасывали туда, где он был наиболее необходим.

Особенно трудно пришлось блокированному Ленинграду. Сюда, на прорыв фашистского кольца, прибыл и артиллерийский полк, в котором к тому времени сержант Сазонов был уже командиром орудия. На груди его сияла еще одна награда — боевой орден Славы III степени.

У славы, говорят, широкие крылья, и скоро разнеслась по фронту она об отважном пензенце, бывшем механизаторе Николае Сазонове. На то были основания.

Гитлеровское командование решило ликвидировать Шауляйско-Елгавский выступ, отрезать вышедшие сюда соединения трех советских армий. Для этого оно подтянуло до восьми танковых и моторизованных дивизий. Начались сильные танковые контрудары противника на Биржай и Шауляй, а также из районов Тукум и Добеле. Свыше двух недель продолжались тяжелые оборонительные бои наших войск. Особенно напряженными они были в районе Шауляя.

19 августа 1944 года артиллеристы получили приказ занять огневую позицию вблизи шоссе и не допустить прорыва танков в направлении города. Но вышло так, что приказ смог выполнить только расчет орудия сержанта Сазонова. Он первым выдвинулся к шоссе Шауляй — Паланга.

Оценив обстановку, командир орудия решил занять позицию в нескольких десятках метров от дороги и тщательно ее замаскировал. Чтобы обмануть фашистов, артиллеристы подготовили две-три ложные огневые позиции, лишь обозначив их маскировку.

Вскоре со стороны гитлеровцев послышался гул моторов. Он нарастал с каждой минутой.

— Смотрите, идут! — предупредил наводчик сержант Николай Ефимов и вслух посчитал: — Один, два, три... семь... Ого!..

На одно-единственное орудие двигалась бронированная лавина из семнадцати танков.

Но не зря поработали артиллеристы, маскируя позицию: она для гитлеровцев оставалась незамеченной.

С открытием огня сержант Сазонов медлил. А фашистские «пантеры» и «тигры» подходили все ближе и ближе. Вот головной неприятельский танк, полыхнув из выхлопных труб удушливой гарью, прогудел мимо орудия и устремился дальше. За ним второй, третий...

Восьмой, видимо командирский, вдруг замедлил ход. Из открытого люка высунулся гитлеровский офицер и спокойно, будто на учебных занятиях стал осматривать местность.

— Смерть свою здесь высмотришь, долговязый гад, — зло проговорил сержант и тут же скомандовал:

— Огонь!

Бронебойный снаряд, метко пущенный Ефимовым, прошил рурский металл. Танк загорелся.

Заметив подбитую машину, проскочившие было мимо огневой позиции артиллеристов фашистские танкисты, повернули обратно. И тогда разгорелся яростный бой одного расчета с шестнадцатью гитлеровскими танками. Случай исключительный! Десять бронированных чудовищ — слева, шесть — справа. Умело командовал Сазонов, выбирая цели, что поближе. Виртуозно стрелял Николай Ефимов, посылая в них снаряд за снарядом. Опытный наводчик не промахнулся ни разу. Каждый его снаряд нашел свою жертву.

Стреляли и фашисты. Вокруг нашего орудия земля была перепахана разрывами. Но не напрасно солдаты Николая Сазонова постарались накануне надежно оборудовать окоп. Над бруствером лишь ствол пушки разворачивался то вправо, то влево, посылая в фашистов снаряд за снарядом. Вражеские осколки с посвистом фырчали над головами истребителей танков, не причиняя им вреда.

— Мы в русских кольчужках родились! — подмигнул подносчик снарядов Перевозчиков сержанту, смахнув капли пота с коричневого от пыли и копоти лица.

— Разговорчики потом! — ответил, улыбнувшись, Сазонов. — А сейчас бронебойных пилюль поживее подавай. — И тут же — наводчику: — Ефимов, долбани-ка вот этого!..

Один из «тигров» ринулся прямо на окоп.

— По гусенице — бей! — услышал наводчик Ефимов голос командира, и через две-три секунды «тигр» круто развернулся на месте: лента гусеницы слетела с катков.

Он был семнадцатым, последним из всей гитлеровской стаи бронезверей, пытавшихся растерзать одну-единственную восьмидесятипятимиллиметровую пушку сержанта Сазонова.

Однако «тигр» хотя и был «разут» метким выстрелом Ефимова, но оставался еще боеспособным, и его черное жерло ствола стало медленно разворачиваться в сторону советских артиллеристов. И тогда:

— Подкалиберным — огонь! — крикнул Сазонов, рубанув рукой воздух, словно клинком по вражьей голове.

Снаряд прошил гитлеровский танк, и он, вздрогнув, клюнул стволом, замер теперь уже навсегда.

Семнадцать недавно грозных чудовищ чадили, будто мертвечина смрадом, вокруг орудия Сазонова. Пережив огромное напряжение неравного боя, солдаты присели перекурить. Кругом установилась тишина.

Но тишина эта и перекур длились недолго. На позицию двинулась гитлеровская пехота.

Отрезанные от своих, без связи, всего лишь с тремя десятками снарядов четверо советских воинов смело приняли и этот бой. Одну группу фашистов, атаковавшую с фронта, легко удалось смешать с землей осколочными снарядами. Но другая, обойдя с тыла, подошла вплотную к окопу.

— Хенде хох, рус! — закричал гитлеровский верзила, увидев, что у орудия всего лишь четверо солдат.

Но больше он сделать ничего не успел: Сазонов выстрелил, и немец свалился замертво.

И тут наши артиллеристы показали, что они могут искусно владеть не только орудием, но и карманной артиллерией — гранатами, автоматами. Около двухсот фашистов уничтожили они в этом бою, а четырнадцать взяли в плен.

За этот бой Николаю Архиповичу Сазонову и наводчику Николаю Григорьевичу Ефимову было присвоено звание Героя Советского Союза.

— Страшно ли было? — спрашивают обычно Николая Архиповича. — И что помогло выстоять в столь тяжком бою?

— Конечно, страшно, — как-то обыденно и спокойно Фтвечает он. — Многие думают, мол, если герой, так ему все нипочем... Не в этом дело. Любой человек не лишен чувства страха. Дело в том, чтобы человек сумел перебороть страх, подчинить свою волю и сознание единственной цели — выйти победителем, во что бы то ни стало. То есть, если хотите, выжить. Да, да! Это чувство в бою владеет очень сильно. И от этого никуда не денешься.

Самое страшное было лишь один раз, — продолжал Николай Архипович, — когда мы потеряли командира нашего орудия старшего сержанта Кривцова.

Случилось это в боях под Ржевом. Их батарея заняла огневую позицию у железнодорожного переезда с задачей не пропустить здесь фашистские танки, а в случае атаки вражеской пехоты — уничтожить ее совместно с мотострелковыми подразделениями.

До рассвета стояла тишина, а с восходом солнца немцы начали жесточайший обстрел наших позиций.

Артиллеристы отсиделись в щелях. Но вот канонада утихла, и они привычно заняли свои места у орудий. Знали, что скоро надвинется враг всей своей немалой мощью.

— Чем будем встречать незваных гостей? — пошутил наводчик Ефимов. — Может, за гостинцем Перевозчикова в магазинчик пошлем?

— Годятся для фрицев и бронебойные гостинцы,— ответил Сазонов.

— Угостим по-артиллерийски.

— Воздух! — неожиданно прокричал наблюдатель. — Пикируют!

— Вот те раз: ждали с блинами, а пришли с пирогами. — Перевозчиков зло сплюнул, а Кривцов, взглянув на небо, произнес:

— Видимо, хлопцы, наш подопечный переезд у гитлеровских летчиков значится в качестве прицельной точки. Так что марш в укрытие!

— Когда мы кинулись в щели, у наших орудий раздались оглушительные разрывы, — продолжал рассказывать Николай Архипович. — Дальше все было как в кошмарном сне. Я увидел, как старший сержант Кривцов вдруг упал, я остановился, как будто натолкнулся на что-то...

Николай Архипович умолк, покашлял и, справившись с волнением, проговорил:

— Любили мы его в нашем расчете. Очень жаль парня. Таким молодым был...

Так и не успели они уйти в укрытие. Стояли, подавленные и растерянные. Это была их первая потеря, и самая страшная. Страшная еще и тем, что они, отважные люди войны, какой-то миг не могли заставить себя действовать: оцепенели от страха, видя гибель товарища.

— Из такого состояния вывели меня бледные лица моих друзей, в их глазах застыл испуг. Бомбежка уже закончилась, нам бы надо готовиться к отражению танков — мы не сомневались, что они пойдут, а расчет стоит над трупом и не может работать.

Ефимов, Перевозчиков, положите Кривцова в ров и накройте плащ-палаткой, — наконец-то распорядился я, сумев кое-как овладеть собою.

Хоронили старшего сержанта со всеми почестями. А когда прогремел троекратный салют, ко мне подошел командир взвода старший лейтенант Стародубский, заговорил тихо-тихо:

— Что ж, Малыш, война есть война... Лес рубят — щепки летят. Может быть, это и не к месту сказано. В общем, принимай расчет. Наводчиком будет у тебя Ефимов.

* * *

Герой Советского Союза Николай Архипович Сазонов, демобилизовавшись, приехал в город Чапаевск Куйбышевской области. В годы войны он находился постоянно на боевых позициях, а теперь — на передовой позиции общественной жизни. Когда он работал на заводе, его портрет в числе лучших производственников находился на доске Почета. Он был делегатом XX съезда КПСС. Вот уже несколько лет его избирают в горсовет депутатов трудящихся. Сейчас — на заслуженном отдыхе, ведет активно военно-патриотическую работу среди молодежи.

По зову сердца он отважно защищал родную землю от гитлеровских захватчиков, по зову сердца герой трудится на фронте коммунистического воспитания молодежи.

И. Пенкин

«Герои и подвиги» (Сборник очерков), Саратов, Приволжское книжное издательство, 1978 год)

При составлении биографических данных о Героях Советского Союза были использованы архивные материалы и сведения из Интернета.

 

http://penza.rfn.ru/rnews.html?id=303693&cid=7

 

В Пензе в филиале ДЮШ «Спутник» состоялись военные конкурсы

 

11.04.2015

 

Троекратным «ура» ученики из 68 школы отмечали свои маленькие победы в военных конкурсах. За выполнение заданий юных бойцов, как положено, награждали медалями. Игру-эстафету устроили в филиале детско-юношеской школы «Спутник» и посвятили детям - героям той далекой и страшной войны.

«Дети удивились, что с 10 лет уже принимали участие в боевых действиях дети во время войны, и, конечно, они применили это немножко к себе, а как бы я поступил в той или иной ситуации», – рассказала методист детско-юношеского центра «Спутник» Наталья Живанкина.

Быстро сориентироваться в непростых ситуациях ребятам помогали ведущие, так называемые военные эксперты. С закрытыми глазами обнаружить игрушечную военную технику, перебинтовать раны, сбить кегли - вражеские машины - и спешно спрятаться от фашистских летчиков - все это школьники прошли под девизом «Не отступать и не сдаваться!»

О военном времени ученикам рассказывали и в школе, и дома. Родители готовили детей, вспоминая в то же время истории бабушек и дедушек, которые не понаслышке знали о тех, кто пережил непростое время и внес свой вклад в общую победу.

«Мама с папой нам рассказывали, когда узнали, что мы будем участвовать в этом конкурсе, что есть профессии связист, санитар, минер. И мы сегодня попробовали работать в этих профессиях», – сказали дети.

Педагоги надеются, что, примерив на себя фронтовые тяготы, хоть и в игровой форме, мальчишки и девчонки больше внимания будут уделять спорту, развивать терпение и внимание, как настоящие разведчики.

 

http://tv-express.ru/sobitiya/v-penze-v-filiale-dyush-sputnik-sostoyalis-voennye-konkursy

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

ПРАВОСУДИЕ

 

Протоиерей Алексий Горшков совершил Таинство Соборования для заключенных пензенской колонии

 

06.04.2015

 

Протоиерей Алексей Горшков в исправительной колонии 7/1

http://penzaeparhia.ru/photogallery/protoierej_aleksej_gorshkov_sovershil_bozhestvennuju_liturgiju_v_ispravitelnoj_kolonii

 

6 апреля, в понедельник, клирик Петропавловского храма Пензы протоиерей Алексий Горшков посетил исправительную колонию ЯК-1/7.

В режимном учреждении батюшка совершил Таинство Соборования.

Большинство заключенных из 14 человек впервые принимали это Таинство, поэтому потребовались разъяснительные беседы, которые предварили чинопоследование.

 

http://penzaeparhia.ru/news/2326

 

Дело в отношении депутата Заксобрания Пензенской области Андрея Зуева поступило в суд

 

06.04.2015

 

Уголовное дело в отношении депутата Законодательного собрания Пензенской области пятого созыва от КПРФ Андрея Зуева, который, по версии следствия, является лидером организованной преступной группы «Зуевские», и четверых активных ее участников, поступило в Городищенский районный суд.

Согласно имеющейся информации, рассматривать дело будет судья Владимир Ефремкин.

Дата первого судебного заседания пока не назначена.

Как ранее сообщало ИА «PenzaNews», в зависимости от роли каждого члены организованной преступной группы «Зуевские» обвиняются в совершении шести преступлений, предусмотренных п. «а» ч. 3 ст. 163 УК РФ «Вымогательство» и ч. 2 ст. 213 УК РФ «Хулиганство».

По версии следствия, в конце 1990-х – начале 2000-х годов Андрей Зуев, преследуя цель систематического незаконного обогащения путем совершения преступлений и взятия под свой криминальный контроль деятельность лиц и организаций, занимающихся предпринимательством, создал ОПГ «Зуевские» и до 2007 года лично руководил ею, а также принимал участие в совершаемых преступлениях.

Группа была сформирована в основном из уроженцев Чаадаевки Городищенского района Пензенской области, склонных к противоправной деятельности, которых объединили дружеские отношения, проживание на территории одного поселка, совместное времяпрепровождение, а также занятие контактным видом борьбы — кекусинкай.

Наладив противоправную деятельность, группа приобрела устойчивость и завоевала свое место в преступной среде, умножая доходы за счет вымогательств, криминального покровительства коммерческих структур и других преступлений.

Участники «Зуевской группировки» занимались вербовкой новых членов, вооружались, создавали общий бюджет в виде так называемого «общака». Для прикрытия Андрей Зуев организовал частное охранное предприятие, работниками которого стали члены преступной группы. В результате соучастники превратились в устойчивую организованную группу, масштаб преступной деятельности которой постоянно расширялся, численный состав увеличивался, и ее структура приобрела иерархическое построение с единоличным лидером Андреем Зуевым.

По данным следствия, обвиняемые в составе организованной преступной группы с начала 2000-х годов совершили серию преступлений, от которых пострадали предприниматели, отказавшиеся платить членам организованной группы за так называемую «крышу».

В ходе следствия Андрей Зуев и другие участники группы свою вину в инкриминируемых преступлениях признали полностью. Кроме этого, в ходе следствия обвиняемые признали свое участие в противоправных действиях, в числе которых причинение огнестрельного ранения, повлекшее тяжкий вред здоровью, поджог нескольких магазинов, транспортных средств и пекарни. По данным фактам уголовное преследование прекращено в связи с истечением срока давности привлечения к уголовной ответственности, то есть по нереабилитирующему основанию.

Расследование уголовного дела длилось более года, его объем составил 42 тома, из них 12 — только обвинительное заключение.

 

http://penzanews.ru/incidents/88881-2015

 

В пензенской колонии №1 прошли очередные занятия в воскресной школе для взрослых

 

07.04.2015

 

http://penzaeparhia.ru/photogallery...

 

7 апреля, во вторник, прошли очередные занятия в воскресной школе для взрослых в ИК №1 города Пензы.

Димитрий Николаевич Ермаков, катехизатор храма во имя преподобного Пимена Угрешского при областном онкологическом диспансере, встретился со вновь поступившими, которых было 7 человек, и провел с ними беседу. Также он пообщался с четверыми осужденными.

Беседа строилась в виде ответов на вопросы. Задавались вопросы о природе Христа, о Троице, о Божественной человеческой природе. Также о том, почему праведники страдают, а грешные благоденствуют.

Данные занятия проходят в первой колонии ежемесячно. Предыдущая встреча состоялась 18 марта, на ней присутствовало 14 человек. Темой беседой были «Виды греха. Первородный, родовой, личный. Смысл невинных страданий, промысел Божий».

Данный проект был начат осенью 2014 года – воскресная школа для православных заключенных начала свою работу 1 сентября в пензенской колонии №1.

Курс рассчитан на два года обучения.

 

http://penzaeparhia.ru/news/2334

 

Прокурор области Наталья Канцерова проверила СИЗО № 1

 

09.04.2015

 

Прокурор Пензенской области Наталья Канцерова проверила содержание заключенных, находящихся в следственном изоляторе № 1.

«Глава надзорного ведомства осмотрела пищеблок, прачечный комбинат, медицинскую часть и режимный корпус, в котором содержатся женщины и несовершеннолетние. Прокурора интересовала возможностью получения обязательного среднего образования в стенах СИЗО и наличие необходимой учебной литературы», - рассказал ИА «ПензаИнформ» пресс-секретарь регионального управления ФСИН Андрей Попков.

Кроме того, Наталья Канцерова обратила внимание на соблюдение норм пожарной безопасности и материально-бытового обеспечения подозреваемых, обвиняемых и осужденных.

Во время проверки жалоб и заявлений в адрес прокурора не поступило.

 

http://www.penzainform.ru/news/social/2015/04/09/prokuror_oblasti_natalya_kantcerova_proverila_sizo_1.html

 

Депутаты разрешили заключенным проводить двухчасовые беседы со священниками

 

11.04.2015

 

Заключенные получат право проводить встречи со священнослужителями продолжительностью до двух часов каждая. Госдума приняла соответствующий законопроект в третьем чтении в пятницу, 10 апреля, передает «Интерфакс».

Встреча с представителем церкви будет проводиться по заявлению осужденного; число бесед не ограничено. Разговор со священником будет проходить в присутствии представителя администрации учреждения. Подслушать разговор будет невозможно — сотрудник пенитенциарного учреждения будет находиться вне пределов слышимости.

Согласно законопроекту, встречаться с осужденными смогут только представители определенных религиозных объединений. Заключением договоров с епархией или духовным управлением мусульман займется региональное управление Федеральной службы исполнения наказаний. Администрация учреждений будет обязана выделить помещение для проведения встреч и религиозных обрядов.

Законопроект был внесен правительством на рассмотрение нижней палаты парламента в октябре 2014 года.

В настоящий момент на территории России действуют 529 тюремных храмов и порядка 400 молитвенных комнат.

 

http://www.penzainform.ru/news/global/2015/04/11/deputati_razreshili_zaklyuchennim_provodit_dvuhchasovie_besedi_so_svyashennikami.html

 

 

 







HotLog с 21.11.06

Создание сайтаИнтернет маркетинг